А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

И все же она следовала указаниям доктора Ньюсема. Когда они закончили перевязку, О'Брайен снова уснул.
– Завтра он почти полностью придет в себя. Придется отказаться от опия, иначе он не сможет встать и набраться сил. Старайтесь не волновать его. Я оставлю бинты… Завтра утром вы сможете сами сделать перевязку. Повторяйте все то, что мы делали сегодня. Можете попросить Бадру помочь вам. Он знает, как перевязывать раны.
– Да, сэр. Спасибо.
– Я приеду завтра утром… Нет, вечером, и проверю его состояние.
Клер проводила Доктора Ньюсема до двери и еще раз поблагодарила его. «Как далеко от Атланты отъехали Венгер и Майкл?» – думала она, закрывая за ним дверь.
Поздно вечером Бадру помог Форчену сходить в туалет. Затем Клер накормила его легким ужином, который был более существенным, чем суп. Он съел жареного цыпленка и одну картофелину. Клер понимала, что завтра ей будет нелегко убедить Форчена в том, что ничего не произошло.
Она сидела в кресле. В доме стало тихо.
Пенти и Бадру ушли к себе. Клер посмотрела на свое муслиновое платье. Было бессмысленно одевать ночную рубашку для того, чтобы всю ночь просидеть в кресле.
Голова Форчена лежала на подушках, и сейчас уже он казался сильнее. Перемены в его состоянии были едва ощутимы: он стал больше двигаться, хотя и стонал иногда. Клер посмотрела на опий и решила, что, когда он проснется, она даст ему несколько капель.
Она проснулась после полуночи. Выпрямившись в кресле, Клер не могла прийти в себя после сна. Повернув голову и увидев Форчена, она вспомнила все, что произошло.
Он пристально и неотрывно смотрел на нее.
– Где Майкл? – спросил он холодным голосом.
ГЛАВА 24
– Где Майкл? – снова спросил Форчен.
– Форчен, сейчас поздняя ночь. Клер подошла к нему.
– Кажется, ты полностью пришел в себя… Можешь рассказать, что произошло?
О'Брайен попытался сесть. Клер бросилась помочь ему.
– Подожди, я позову Бадру, – остановила она Форчена. – Он поможет тебе.
– Приведи его, Клер.
Она поспешила к домику Бадру. На небе светила полная луна. Пробегая через двор и глядя в окна спальни, она надеялась, что ей удастся дать Форчену еще несколько капель опия. Когда Клер вернулась в комнату, он сидел на краю кровати.
– Бадру сейчас подойдет.
– Клер, собери свои вещи. Ты можешь поехать со мной. Я отправляюсь за Майклом.
– Нет! Ты не можешь… – выкрикнула Клер. Форчен схватил ее за руку и прямо посмотрел ей в лицо. Его взгляд горел решимостью.
– Я еду. Мне нужно, чтобы ты сопровождала меня. Уложи продукты…
– Доктор Ньюсем…
– Мне наплевать на то, что сказал Ньюсем… Мы уезжаем сегодня ночью. Если ты откажешься, я найду кого-нибудь другого.
– Форчен, ты даже не знаешь куда ехать.
– Знаю. Скорее всего, они поехали в Саванну и отплывут оттуда на корабле.
Правильность его предположения поразила Клер.
– Форчен, пожалуйста, – произнесла она со слезами на глазах, – пожалуйста, не делай этого. Доктор Ньюсем волнуется, что в рану попадет инфекция.
– Я не позволю ему отвезти моего сына во Францию, – сказал он не терпящим возражений голосом.
– У него в запасе двадцать четыре часа. Тебе не догнать его.
Клер взяла мужа за руку и умоляюще посмотрела на него.
– Пожалуйста… Я послала телеграмму в агентство «Пинкертона», и они направят в Саванну…
– Откуда ты знаешь, что они направились в Саванну? – словно удар хлыста прозвучали его слова.
– Аларик и Бадру нашли двух человек, которые видели, как они ехали по дороге в Саванну. Форчен, агентство пошлет туда своего человека…
– Клер, тебе удалось обмануть его агентов, – резко ответил он. – Собери мои вещи, ружье и револьвер. Один пистолет остался на заводе, а другой лежит в верхнем ящике комода.
– Форчен, пожалуйста, не делай этого. Ты серьезно ранен, – умоляла она его. – Ты знаешь, что я люблю Майкла и хочу вернуть его, но я люблю и тебя тоже. Ты слишком слаб, чтобы преследовать Венгера. Через несколько дней ты поправишься, и тогда мы сможем ехать на поиски мальчика.
Форчен посмотрел на Клер, и она поняла, что не может остановить его. Она отвернулась.
– Можно войти, мистер О'Брайен, – услышали они стук в дверь и голос Бадру.
– Входи и помоги мне.
– Я соберу свои вещи, а затем вернусь и уложу твои.
– Я хочу, чтобы ты помог мне, – услышала она, как Форчен обращается к Бадру. – Необходимо запрячь лошадей и заложить коляску.
Испуганная тем, что поездка может ухудшить его состояние, Клер шла к своей комнате. Она понимала, что не может остановить его.
Подумала об Аларике, но тут же отказалась от этой мысли: Хемптон тоже не сможет отговорить Форчена.
В своей комнате Клер сняла муслиновое платье и надела дорожный льняной костюм в зеленую клетку. Она решили взять с собой одно шелковое платье, на случай, если муж попадет в больницу и ей придется встречаться с врачом. Клер пыталась собраться с мыслями, укладывая вещи. Но паника не покидала ее; она не понимала, как Форчен сможет провести в коляске хотя бы три часа, а ведь дорога до Саванны была намного длиннее.
Через час вещи были уложены. Карета, которой правил Бадру, выехала на дорогу. Форчен устроился на заднем сиденье, положив голову на колени Клер.
– Если захочешь вернуться, тут же скажи мне об этом. Я могу связаться с агентством и дам тебе знать, если у них какие-нибудь новости.
Форчен приподнял голову.
– Мы едем в Саванну и доберемся туда прежде, чем они отплывут.
Через минуту он уснул. Клер хотелось приказать Бадру поворачивать лошадей и возвращаться в Атланту. Она смотрела на Форчена, На его черные ресницы и широкий рот и знала, что они не могут вернуться домой. Даже если он умрет, О'Брайен должен найти своего сына.
Сквозь открытое окно кареты Клер смотрела на темные ветви деревьев, мимо которых они проезжали, и вглядывалась в светлую ночь. Карета покачивалась и тряслась на неровной дороге. Сзади были привязаны еще две лошади для того, чтобы можно было часто менять коней. Клер знала, что Форчен приказал Бадру гнать как можно быстрее.
Она то засыпала, то просыпалась. В карете было мало места, и она чувствовала, как от неудобной позы затекают ноги. Когда она проснулась в следующий раз, то увидела, что муж еще спит, и небо такое же темное, как и прежде. Утро еще не наступило. Клер снова уснула.
Проснувшись на рассвете, она увидела, что карета замедляет ход.
– Необходимо остановиться, – произнес Форчен. – Бадру поможет мне.
– Хочешь, я приготовлю завтрак?
– Достань что-нибудь из корзины, мы поедим в карете, когда снова тронемся в путь.
Клер посмотрела на Форчена и увидела боль в его глазах; губы были крепко сжаты. Она не стала возражать, зная, что бесполезно. Проверяя раны, Клер заметила, что повязка на животе пропиталась кровью.
– Форчен, у тебя кровотечение, – сказала она, пытаясь не показывать мужу своих слез; ей невыносимо было видеть, как он губит себя.
– Со мной все в порядке, Клер.
Она поднялась с сиденья. Ноги затекли, и ей с трудом удалось выйти из кареты. Но, отойдя на несколько шагов от экипажа, она почувствовала, как боль в ногах уходит. Клер, не переставая, думала о том, сколько еще продержится Форчен. В любую минуту он может потерять сознание или умереть. Даже если они прибудут в Саванну через час, то он все равно не сможет противостоять Венгеру. Форчен настолько слаб, что Тревор просто закончит начатое дело без особого труда.
Клер опустила руку в карман своего платья и нащупала в нем небольшой пистолет, который зарядила и взяла с собой перед отъездом.
Через несколько минут они вновь отправились в путь. Клер держала на коленях корзину с едой и доставала из нее бутерброды с ветчиной, печенье и яблоки. Сначала она передала завтрак Бадру, а затем повернулась к Форчену и покормила его.
– Я больше не могу съесть ни кусочка, Клер, – через несколько минут произнес О'Брайен, откидываясь на спинку сиденья.
– Вот вода и несколько капель опия. Выпей, пожалуйста. Это поможет тебе перенести дорогу.
Форчен пристально смотрел на нее. Клер казалось, что сейчас он думает о том, можно ли ей доверять или она специально хочет убить его. В конце концов он кивнул и выпил лекарство. Через минуту О'Брайен спал.
Часы пути проходили в бесконечном кошмаре. Коляска тряслась по неровным дорогам. Путешественники останавливались лишь для того, чтобы поменять, накормить и напоить лошадей.
Во время одной из таких остановок Клер подошла к Бадру.
– Ты не спал прошлую ночь. Я могу сменить тебя. Садись на мое место и поспи немного.
Бадру кивнул, все его лицо просияло благодарностью.
– Большое спасибо, миссис О'Брайен. Два часа, и я буду в полном порядке.
Клер села на козлы и, проехав несколько метров, оглянулась назад. Бадру, прислонившись головой к стенке кареты, разместился на полу. Форчен спал на сиденье, согнув ноги в коленях и положив ступни на подушку.
Когда наступила ночь, Форчен настоял на том, чтобы продолжать путь. Положив голову на колени Клер, он снова заснул. Она не могла сдержать слез, видя, что ему становится хуже: все повязки были пропитаны кровью.
Лунный свет упал на лицо мужа и, взглянув на него, Клер подумала о своем будущем ребенке. Даже если она расскажет Форчену о беременности, он все равно не откажется от поисков Майкла.
На следующее утро, умывая его лицо, Клер склонилась над ним и произнесла:
– Форчен, разреши мне остановиться в Мейкопе и послать телеграмму в агентство «Пинкертона».
– Нет, – еле слышно прошептал он.
– Послушай меня, – настойчиво начала Клер.
Форчен открыл глава и посмотрел на нее. Его глаза были налиты кровью, подбородок и щеки покрыты темной щетиной; от постоянной боли вокруг рта залегла горькая складка; лицо поражало своей бледностью.
– Разреши мне послать телеграмму в агентство. Возможно, они уже обнаружили Майкла. А может быть, он уже отплыл в Европу…
Он еще не успел добраться туда.
– Пожалуйста, Форчен. Мне потребуется совсем немного времени, чтобы послать телеграмму.
Он кивнул головой и закрыл глаза.
Они въехали в Мейкоп по набережной вдоль Окмалджи-ривер. Когда Клер вошла в здание железнодорожной станции, где находился телеграф, она молилась, чтобы в агентстве были какие-нибудь новости о Майкле. Если они уже отплыли из Саванны, то Форчену придется прекратить погоню. Они смогут остановиться в гостинице, и Клер найдет для него врача. Делая перевязку сегодня утром во время их остановки, Клер очень испугалась, увидев, как из его ран сочится ярко-красная кровь. Но все же она не заметила признаков заражения и надеялась на его силу.
Клер послала телеграмму и в ожидании ответа молилась Богу, чтобы из агентства сообщили какие-нибудь новости. В этом же помещении находился склад. Чтобы как-то отвлечься. Клер разглядывала различные инструменты, упряжь, кастрюли и всякую всячину. Из окна станции ей была видна коляска. Бадру ушел в бакалейную лавку, чтобы пополнить их запас продовольствия.
– Пожалуйста, мисс, – клерк протянул ей телеграмму. Клер быстро пробежала ее глазами. В сообщении говорилось, что следы Майкла и Венгера пока не обнаружены.
Клер опустила телеграмму и выглянула на улицу. Форчен может умереть до того, как они приедут и Саванну. Если он потеряет сознание, она тут же остановится. Понимая, что в данный момент остается только продолжать путь, Клер вышла из вокзала. Она села в коляску и положила плечи и голову Форчена себе на Колени. Веером она прикрыла его лицо от яркого солнечного света.
Лицо Форчена горело, на лбу и над верхней губой выступил пот. Через несколько дней на щеках и подбородке появится густая борода. Клер огляделась вокруг, пока Бадру садился на козлы.
– Извините, мэм. Я набрал в бочонки воды. И в этой бутылке тоже вода на случай, если мистер О'Брайен захочет попить.
– Спасибо. От «Пинкертона» нет никаких сообщений… Значит, мы продолжаем путь.
– Хорошо, мэм.
Они выезжали из города. С каждым кварталом, остававшимся позади, Клер покидала надежда найти врача и комнату в гостинице. Через полчаса они выехали на широкую пыльную дорогу, Клер смотрела вперед и видела, как волнистой линией полоса дороги уходит вдаль. Где сейчас Майкл? Напуган ли он? А может быть, страдает от боли? Хочет ли он вернуться домой? Клер была не в силах думать об этом и попыталась представить все игрушки, которые Тревор покупал для внука. Что он сказал Майклу? А вдруг он думает, что родители сами согласились отдать его деду?
Клер посмотрела на Форчена. Он полностью прав во всем, что касается Венгера. Она смочила водой платок и вытерла его лоб. Через несколько секунд Форчен открыл глаза.
– Вот холодная вода, – сказала Клер, поднося бутылку к его губам. О'Брайен сделал несколько глотков, вода стекала по его подбородку.
– Где мы?
– Выехали из Мейкопа.
– Что ответили из агентства?
– Они еще не обнаружили их следов.
– Скажи Бедру ехать быстрее.
– Форчен, не будет никакой пользы, если ты убьешь себя по дороге в Саванну. Я не смогу отобрать Майкла у них.
– Быстрая езда не убьет меня. Бадру!
– Да, сэр.
– Гони!
Когда Форчен повернулся к Клер, она посмотрела ему прямо в глаза.
– Форчен, прости меня. Я отвезла Майкла в гости к Венгеру и ничего не сказала тебе об этом. Я должна была поговорить о тобой.
– Я никогда не позволил бы сделать этого.
– Я не понимала, что за человек Венгер. С Майклом он был совсем другим. Он воспитывал Мерили, и из нее выросла прекрасная девушка…
– Да.
Форчен закрыл глаза, и Клер не знала, устал ли он или просто захотел прекратить этот разговор.
Они ехали всю ночь, а на следующее утро у него начался жар.
– Бадру, в следующем городе остановимся, и я найду врача.
– Нет, – услышали они резкий голос Форчена, который больше походил на скрежет. – Мы продолжаем путь.
– Ты не можешь… Мы должны остановиться.
Он пристально посмотрел на Клер, и в его глазах она увидела решимость.
– Мы не остановимся.
– Форчен, если мне придется доставать пистолет…
Ты не сможешь выстрелить ни в одного из нас… Так что забудь об этом, Клер. Если мы будем продолжать путь, то, возможно, нагоним их. Наверняка они делают остановку на ночь и в течение дня. Он и не предполагает, что я бросился в погоню, и надеется, что ты тоже осталась дома хоронить меня.
– Это случится в скором будущем, если ты не остановишься, – ответила Клер, не в состоянии больше сдерживать слезы. Она быстро отвернулась и вытерла глаза. – Ты такой упрямый…
Клер остановилась на полуслове и глубоко вздохнула. Она не сможет переубедить его. Остается лишь надеяться, что он потеряет сознание, и ей удастся найти врача.
Боль становилась непереносимой, когда Форчен видел слезы на щеках жены. Он понимал, что в последнее время был слишком строг с ней, но если бы она держала мальчика дома, то, возможно, этого не произошло бы. А может быть, подонок Венгер просто тянул время, и не имело значения то, возила Клер Майкла в гости к деду или нет.
Видя, как Клер плачет, Форчен попытался сдержать стон и вспомнил слова Аларика. Последние несколько недель были настоящим адом. Мысли О'Брайена вернулись к Майклу, и он крепко сжал кулаки, молясь о том, чтобы вовремя добраться до Саванны. Он взглянул на забинтованную кисть. Это была его правая рука, та, в которой он держал пистолет. Если он найдет Тревора и Майкла, то будет не в состоянии стрелять, чтобы остановить подонка или защищаться самому.
Резкая боль пронзила грудь, и он застонал. Клер повернулась к нему.
– Может быть, несколько капель опия? Станет намного легче. Ты не можешь поправиться, все время страдая от боли.
– Я в порядке.
Клер вытерла влажным платком лоб Форчена и обмахивала его веером, пытаясь сбить жар. Все ее тело затекло от неудобной позы. Дорога была неровной. Карета постоянно подпрыгивала на ухабах. Каждый толчок отзывался острой болью в спине Клер.
Поздно вечером Форчен уснул. Бадру, казалось, валился с ног от усталости и недосыпания.
– Бадру, остановись, когда найдешь место, где можно напоить лошадей, и я сменю тебя.
– Хорошо, мэм. Думаю, это необходимо сделать, иначе кони уйдут на водопой без меня.
На следующий день Форчену стало хуже. Его лицо пылало, но он был в сознании.
– Мы должны остановиться в следующем городе, Бадру. Необходимо купить еды и заполнить бочонки водой.
– Хорошо, мэм. Нам повезло, что у нас такие прекрасные лошади. Не каждый скакун, даже хороший, выдержит такой темп.
– Не уверена, что мы его выдержим, – ответила Клер, глядя на Форчена.
Прошли еще день и ночь. Силы Клер были на исходе. Мысли о Форчене и о Майкле совершенно измучили ее. Если путешествие до такой степени изнурило ее, то каково же было Форчену?
Она смотрела на его пылающее лицо. Он отказывался принимать опий, но почти все время спал. Клер хотелось приказать Бадру остановиться. Но каждый раз она обрывала себя, зная, что Форчен никогда не простит ей, если она не довезет его до Саванны.
А когда они приедут туда, что он сможет сделать? В таком состоянии он не способен что-либо предпринять. Клер посмотрела на затылок Бадру и его широкие плечи.
– Бадру, как только мы приедем в Саванну, то должны сразу уложить его в постель. Он давал тебе какие-нибудь поручения?
– Да, мэм. Я должен пойти в порт и найти Майкла.
– Предположим, ты найдешь его… Но тебе будет грозить смертельная опасность, если попытаешься отобрать его у Венгера.
Бадру повернулся, его темные глаза пристально смотрели на Клер.
– Все правильно. Я хочу сделать это. Мистер О'Брайен дал мне денег, чтобы семья моей жены переехала в Атланту… А с нею и мои дети… Он вернул мне моих сыновей, и я готов отдать жизнь, чтобы вернуть ему его мальчика.
– Бадру, я не знаю, выживет ли он? – тихо произнесла Клер, и слезы навернулись ей на глаза.
– Он выживет, миссис О'Брайен.
Слуга повернулся и посмотрел на Клер. На его лице не дрогнул ни один мускул, но уверенность, которая звучала в его голосе, вселяла в нее надежду.
Изнуренная утомительной поездкой, Клер не сразу заметила, как изменилась природа вокруг. Холмистый пейзаж плавно переходил в плоскую равнину. Они подъезжали к Саванне. Увидев высокие дубы, покрытые мхом, она вспомнила, как очень давно, когда Майкл был еще совсем маленьким, она работала в этом городе.
Наступила ночь. Клер положила руку на живот. Теперь она была полностью уверена, что носит ребенка Форчена. Она погладила горячий лоб мужа. Ей не хотелось думать, что О'Брайен может умереть. Он потерял очень много крови, и по пути им пришлось сделать остановку, чтобы купить еще бинтов. Как только они приедут в Саванну, нужно будет снова перевязать его.
На следующее утро ее разбудил чей-то голос. Она открыла глаза и выпрямилась. Сделав несколько движений, Клер почувствовала ноющую боль в спине и в ногах. Форчен спал, откинувшись на спинку сиденья и положив голову ей на плечо; его дыхание было частым и неровным.
– Миссис О'Брайен, мы приехали.
Клер поднялась и увидела впереди крыши домов.
– Слава Богу! Теперь мы сможем уложить его в постель.
– Да, мэм.
Клер заколола выбившиеся пряди. Со вчерашнего дня она не причесывалась, и ее волосы были в полном беспорядке. Она попыталась уложить их, зная, что сначала им придется отвезти Форчена в больницу.
– Бадру, первым делом мы должны найти больницу.
– Хорошо, мэм.
– Нет, – хриплым шепотом произнес Форчен, но Клер отчетливо расслышала его. – Помогите мне сесть.
– Ты должен поехать в больницу.
– Бадру, поезжай к Ривер-стрит: сначала сверни на Аберкорн или Бей-стрит.
– Ты не можешь поехать на пристань. Форчен посмотрел на Клер.
– Я проделал весь этот путь для того, чтобы попасть туда. Мы направляемся на пристань.
– Ты собираешься стоять в порту несколько дней и ждать их?
– Ты пошлешь телеграмму в агентство и посмотришь, что они ответят. А я, пока не узнаю, что они отплыли, буду стоять на этом чертовом берегу.
Клер знала, что все уговоры бесполезны.
Они ехали по оживленным улицам, залитым ярким солнечным светом, по тихим спокойным скверам, пока наконец не спустились с высокого склона и выехали на Ривер-стрит.
В порту шла разгрузка судна. По набережной сновали тяжелые фургоны и легкие повозки. Торговцы разносили свои товары. Глядя на высокие мачты кораблей, стоящих на рейде, Клер на минуту забыла о своих тревогах. Она искала в толпе высокого, мужчину и маленького кудрявого мальчика. Бадру остановил экипаж в тени трехэтажного товарного склада из бурого кирпича.
– Я начну с дальнего конца, мистер О'Брайен.
– Помоги мне выйти, Бадру.
– Все будут глазеть на тебя и твои повязки, Форчен, пока какой-нибудь полицейский не отвезет тебя в больницу.
– Возьми мою рубашку, Бадру, и помоги одеть ее. На раненую руку рукав не одевай…
– Но ведь ты не сможешь держать пистолет, – сказала Клер, охваченная страхом за его безопасность. Лицо Форчена исказилось от боли, когда слуга помогал ему выйти из кареты. Клер была права: все прохожие с любопытством оглядывались на них.
– Клер, если хочешь помочь, иди в билетную кассу и узнай, какие корабли отплывают во Францию и заказывал ли Венгер места на одном из них. Отправь телеграмму в агентство.
Форчен покачнулся, и Клер показалось, что он теряет сознание.
– Форчен!
Здоровой рукой он держался за стойку кареты.
– Со мной все в порядке.
– Что ты собираешься делать? Где мне искать тебя?
– Здесь. Я буду просто стоять и ждать твоего возвращения, а затем мы вместе прогуляемся по пристани.
Клер хотела уговорить Форчена сесть в карету и совершить прогулку в ней, но она не сделала этого, понимая всю тщетность своих усилий.
– Мистер О'Брайен, вам нужен пистолет?
Форчен покачал головой.
– Я не смогу удержать его, не то что стрелять. Нет, не нужен. Оставь на сиденье винтовку, чтобы я мог дотянуться до нее.
Он прислонился к карете. Клер быстрым шагом отправилась на поиски билетной кассы и телеграфа.
Она послала телеграмму из небольшого магазина в одном из высоких зданий, окна которого выходили на реку Саванну.
– Я жду ответ, – сказала она клерку. – Вернусь за ним через несколько минут.
– Хорошо, мэм.
Билетная касса располагалась в этом же здании. Расспросив о пассажирских судах во Францию, Клер узнала, что один корабль направляется в Северную Францию, другой – на юг Франции, а третий – в Англию. Все они сейчас стоят на рейде в порту. Шхуна, отплывающая в Северную Францию снимется с якоря через три дня. Два других корабля выйдут в море не раньше следующей недели.
Агент «Пинкертона», наверное, уже нашел Майкла или, по крайней мере, знает, где его искать. Надеясь на это, Клер торопилась в магазин, чтобы получить ответ на свой запрос. Когда клерк протянул ей листок бумаги, она глубоко вздохнула и, перевернув его, стала читать: «Никаких следов Венгера и мальчика. Точка. Агент Джон Ньюхолл остановился в гостинице «Саванна». Точка. Сообщим ему о вашем приезде. Точка. А. П.»
Клер совсем пала духом. Форчен обязательно должен лечь в больницу, а не стоять на причале и ждать Майкла.
Она опустила руку в карман и нащупала свой пистолет: оружие придавало ей больше уверенности. Возвращаясь назад к карете по набережной, Клер разглядывала корабли, стоящие у причала. Она увидела «Мери Барнаби», шхуну, отплывающую на следующей неделе в Англию. Но два других судна – «Ла Либерте» и «Л'Ирланд» – ей не удалось определить.
Клер боялась думать о том, что найдет Форчена, лежащим без сознания на мостовой. Но так же как и полчаса назад, он стоял, прислонившись к карете. Вновь восхищаясь его жизненной силой и упорством, она подошла к мужу и протянула телеграмму из агентства.
– Мы приехали вовремя, – сказал он, пробежав ее глазами. Затем Форчен сложил телеграмму и бросил ее в карету.
Клер не разделяла уверенности Форчена, но все же она знала, что Тревор Венгер никогда не поедет с такой скоростью, с какой мчались они.
– Никто не заказывал каюту на имя Венгера. Есть три возможности: первая – «Ла Либерте», корабль, отплывающий в Северную Францию, затем – «Л'Ирланд», с курсом на Южную Францию, и, наконец, – «Мери Барнаби», шхуна, идущая в Англию.
– Нам нужен корабль, который отправляется в Северную Францию, – невозмутимым голосом произнес Форчен, разглядывая причал. – Мы должны найти его.
– Форчен, пожалуйста, сядь в карету. Мы поедем вдоль причала и отыщем судно.
Он глубоко вздохнул – его лицо исказилось от боли. Затем он кивнул головой. Клер помогла Форчену подняться на ступеньку. Она была потрясена тем, как он ослаб и с каким трудом ему давался каждый шаг. Когда О'Брайен расположился на сиденье, она тронула лошадей.
На пристани толпилось множество людей, и поэтому ей пришлось пустить упряжку почти шагом. Проезжая мимо кораблей, Клер пристально вглядывалась в их названия.
– Вот он, – спокойно произнесла Клер. Она свернула на набережную и остановила лошадей в тени еще одного торгового склада.
– Оставайся в карете, – обратилась она к Форчену. – Отсюда прекрасно виден и причал, и корабль. А я попробую проникнуть на судно и выяснить, там ли Майкл.
Форчен взял ее за руку и покачал головой. Едва заметная улыбка тронула его губы.
– В таком виде тебе небезопасно появляться на борту корабля.
Клер опустила глаза и посмотрела на свое мятое зеленое платье.
– Ты взяла с собой красивое платье?
– Да. Я подумала, что, возможно, мне придется поселиться в гостинице, пока ты будешь в больнице…
– На корабль лучше всего идти завтра. И не думаю, что они уже на борту. Венгер с Майклом приедут завтра или послезавтра.
Несколько минут Форчен задумчиво смотрел на корабль, затем кивнул.
– Найди его…
– Я хочу отвезти тебя в больницу.
– Нет. Поезжай к ближайшей гостинице. Я закажу номер для нас и еще один для Майкла. Возможно, некоторое время я буду не в состоянии вернуться домой. Бадру придется тоже подыскать себе жилье. Ему не разрешат поселиться вместе с нами.
Клер кивнула и тронула лошадей. Взглянув на Форчена, она увидела, что он все еще пристально изучает корабль. Через несколько секунд она заметила Бадру, который благодаря своему росту выделялся из толпы.
Клер придержала лошадей, и Форчен обратился к слуге.
– В ближайшее время снимаются с якоря три корабля: «Мери Барнаби», с курсом на Англию, и «Ла Либерте» с «Л'Ирланд». Я думаю, что они отплывут на «Ла Либерте», который направляется в Северную Францию. Судно как раз у нас за спиной. Сейчас мы едем в гостиницу, потому что корабль уходит только через три дня…
– Я останусь на причале и понаблюдаю за двумя другими кораблями. Побуду здесь до вечера.
– Будь осторожен, – предостерег Форчен. – Если обнаружишь их, ничего не предпринимай самостоятельно. Ни один корабль еще не отплывает… Сразу иди за мной. Мы будем в ближайшей гостинице.
– Хорошо, сэр. Я буду настороже.
Клер стегнула лошадей, и карета покатилась по Ривер-стрит.
– Вот корабль, отплывающий на юг Франции, – произнес Форчен и указал на шхуну с высокой мачтой.
Они свернули с набережной и стали подниматься вверх по холму проезжая мимо Фэкторз Уок. Магазин дамских шляпок по-прежнему находился на этой улице, и Клер с отчетливой ясностью вспомнила все события той ночи. Жаль, что сейчас она не может обнять Майкла и прижать его к своей груди.
– Вот гостиница «Саванна». Остановись перед входом, Клер. Я закажу номер.
– Форчен, я могу это сделать сама.
– Нет.
Клер остановила карету и помогла мужу выйти из нее.
– Возьми деньги, – отрывисто произнес он, видя как к ним приближается носильщик.
Форчен прислонился к карете.
– Как тебя зовут? – обратился он к гостиничному слуге.
– Уильям Эленхофер, сэр.
– Я – Калеб Рафферти, – сказал Форчен. Клер изумленно посмотрела на мужа, тревожась, не в бреду ли он. – Я болен, и мы проделали очень длинный путь. После того как отнесете наши вещи в номер, поставьте экипаж в конюшню и накормите лошадей.
– Но сначала найдите врача для мужа, ему давно уже следует быть в больнице, – уточнила Клер, одаривая слугу одной из своих ослепительных улыбок.
– Хорошо, мэм. Кабинет доктора Рота находится на этой улице. Я схожу за ним, затем отнесу ваши вещи и поставлю экипаж в конюшню.
Форчен протянул ему толстую пачку зеленых банкнот.
– Спасибо, сэр! Я приведу доктора, мистер Рафферти! – поблагодарил носильщик и исчез.
Захватив из кареты свою сумочку, Клер взяла Форчена под руку.
– Не разрешай доктору давать мне наркотики.
– Почему Калеб Рафферти?
– Я не хочу, чтобы Венгер увидел в регистрационной книге гостиницы Форчена О'Брайена. Кроме того, Майкл узнает имена Калеб и Рафферти, если услышит их.
– Не думаю, что ему представится такая возможность… О мистере Калебе Рафферти будут знать только слуги и служащие этой гостиницы.
Они подошли к столу администратора, и Форчен облокотился на него.
– Я хочу снять номер.
– Простите, сэр, за то, что вмешиваюсь не в свое дело, но, мне так кажется, что вам нужно в больницу, – произнес клерк, удивленно переводя глаза за толстыми стеклами очков с Форчена на Клер.
– Мой муж болен, и мы только что послали за доктором.
Форчен достал из кармана брюк маленький мешочек. Открыв его, он вытащил оттуда одну золотую монетку и бросил ее на стол.
– Я хочу остановиться здесь, а не в больнице, – заявил он, подвигая монету к клерку.
– Хорошо, сэр. Я могу предложить вам комнату на первом этаже, чтобы не приходилось подниматься по лестнице.
Форчен не ответил. Клер посмотрела на него: он стоял с закрытыми глазами, по его лицу струился пот. Она вновь испугалась, что он потеряет сознание.
– Распишитесь здесь, сэр.
Похоже, Форчен не слышал обращенных к нему слов, и Клер взяла ручку.
– Я распишусь за мужа.
Большими круглыми буквами она вывела «Мистер и миссис Калеб Рафферти», хотя прекрасно понимала, что Майкл едва ли когда-нибудь услышит это имя.
Служащий подал Клер ключ, и она взяла Форчена под руку. Он тут же открыл глаза и, казалось, пришел в себя.
– Я взяла наш ключ, Форчен. Комната номер двенадцать.
Они подошли к номеру. Закрыв дверь, Клер сдернула с кровати желтое стеганое покрывало и помогла Форчену лечь. Он тяжело опустился на постель и закрыл глаза: его дыхание стало частым и неровным.
– Клер, разбуди меня утром.
– Хорошо.
Он тут же уснул. Совершенно обессиленная, Клер устроилась в кресле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22