А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Клер, будь я на месте Форчена, я бы не разрешал, чтобы Майкл встречался с ним. Только настоящее чудовище могло сделать то, что он сделал О'Брайену. Я уверен, что Мерили страдала, когда он заставил ее вернуться домой вместе с ним.
Вытерев глаза платком, Клер отстранилась от Аларика и посмотрела на него. У Хемптона не было ни взрывного характера Форчена, ни его безжалостности, ни его твердости. Но даже он считал Венгера чудовищем. Видимо, оба они, и Аларик, и Форчен, разглядели в Венгере что-то такое, чего не заметила Клер.
– Ты не позволил бы ребенку даже разговаривать с дедом?
– Если бы его дедом был Тревор и относился бы ко мне так же, как к Форчену, – не позволил бы.
– Кажется, он любит Майкла… Ну, если ты так считаешь… Сколько же Форчен будет…
Клер не договорила. Слезы навернулись ей на глаза, и она заплакала. В конце концов Клер взяла себя в руки и вытерла слезы.
– Прости меня, пожалуйста. Все сделано, и ничего нельзя исправить.
– Все можно исправить… Скажи ему, что была не права и что сильно раскаиваешься. Потребуется время, но в том, что не касается Венгера, Форчен очень рассудителен. Ты уже завоевала его однажды… Тогда он был еще более зол… Вы снова будете вместе.
– Не думаю, – ответила Клер, рассматривая шелестевшие над их головами листья. – Он очень сердит на меня и сказал, что никогда не доверится мне вновь.
– Он изменится, потому что любит тебя.
– Нет, он только начинал любить… А теперь все кончено.
– Не думаю, что все потеряно, – спокойно сказал Аларик. Клер взглянула на него. Он протянул руку и смахнул слезы с ее щеки. – Ах, Клер, как жаль, что ты влюблена в него. Я увел бы тебя…
Она улыбнулась и коснулась его руки.
– Ты такой добрый, Аларик.
– О Боже… Еще ни одна женщина не говорила мне, что я добрый.
Клер вновь улыбнулась ему, понимая, что он пытается развеселить ее.
– Он постоянно забирает Майкла, и я почти не вижусь с ним. Мальчик замыкается в себе.
– Майкл справится с этим. Форчен успокоится и, когда уйдет его злость, увидит, что делает… А пока скажи ему, что раскаиваешься… Скажи, что любишь его.
– Не думаю, что это имеет для него какое-либо значение.
– Клер, никогда не пытайся больше отвезти Майкла к Венгеру.
Она посмотрела ему прямо в глаза. «Неужели я подвергала Майкла такой опасности?» – пронеслось в ее голове.
– Кажется невозможным, что его собственный дедушка может быть чудовищем, – тихо произнесла она.
– Он и есть чудовище. Ты же знаешь, что ко всему на свете я отношусь намного проще, чем Форчен, но в том, что касается Тревора Венгера, я полностью согласен с ним.
Клер задрожала, осознав свою потерю. Ей хотелось, чтобы сейчас рядом с ней был Форчен.
– Мне пора ехать домой.
Аларик кивнул, погладил ее по щеке.
– Я сделаю все, что смогу… Он успокоится. Клер не верила, что у него это получится.
Она знала, как непреклонен может быть Форчен. Клер ехала не замечая ничего вокруг и пришла в себя, только когда Аларик остановил лошадей перед дорожкой к их дому. Она поняла, куда они приехали, лишь когда Хемптон вышел из коляски и передал ей вожжи.
– Мы встретились у магазина, – сказала Клер. – Я отвезу тебя назад…
– Ерунда. Всего несколько минут ходьбы. А теперь улыбнись и скажи Форчену, что поступила опрометчиво.
Клер улыбнулась и кивнула головой.
– Спасибо, Аларик.
– Запомни, что в любое время суток ты всегда можешь рассчитывать на мою помощь и на мою блестящую компанию.
– Спасибо, я запомню.
Клер свернула на дорожку и посмотрела на их дом, который теперь казался ей таким большим и пустым.
* * *
Через четыре дня она обнаружила задержку месячных. Каждый день она смотрела на календарь, не смея ни надеяться, ни думать об этом, и все же в глубине души она знала, что хочет ребенка Форчена независимо от того, простит он ее или нет.
Прошла еще неделя. С каждым днем у нее крепла надежда, что она носит его ребенка.
Форчен вышел с завода и отправился в свою контору. Взглянув на пустой диван, на котором всегда, свернувшись калачиком, сидел Майкл и читал книжку, О'Брайен пожалел, что сейчас сына нет рядом. Он зажег лампу и сел за стол поработать со своими бумагами. Кэлу и Софии пришлось отложить свою поездку в Атланту, и сейчас Форчен был рад этому, потому что ему не хотелось развлекать даже собственного брата.
Гнев, вызванный тем, что Клер возила Майкла в дом Венгера, понемногу утихал. О'Брайена поразило то, что Тревор отпустил их домой. Он мог запросто забрать Майкла и воспрепятствовать возвращению Клер, и тогда Форчен не узнал бы об этом несколько часов.
Он до боли стиснул зубы. Облокотившись на кресло, он откинул рукой волосы со лба. Рукава его рубашки были завернуты, и Форчен увидел у себя на руке чернильное пятно.
– Снова работаешь допоздна, – услышал он веселый голос и увидел входящего Аларика.
– Да. Если бы ты стал работать со мной, мне бы не пришлось делать этого.
– Все равно ты бы работал столько же, – ответил Аларик, усаживаясь в кресло и перекидывая ногу через ручку.
– Не надо читать мне нотаций.
– Не буду. Ты выглядишь несчастным, Клер несчастна…
Форчен поднял голову, ярость вновь закипала в нем.
– Значит, ты уже утешил ее.
– Не начинай, Форчен, – сказал Аларик. – По-моему, она даже не догадывалась о моем присутствии и с трудом поддерживала разговор…
О'Брайен отбросил ручку и посмотрел на лампу.
– Аларик, не будем больше возвращаться к этому.
– Я сказал ей, чтобы она поговорила с тобой.
– Я не хочу разговаривать с ней об этом.
– Она раскаивается… Вспомни, ты женился на смелой, независимой женщине, которая сама привыкла принимать решения и поступать так, как считает правильным. Ты прекрасно знаешь, что она никогда бы не стала подвергать риску жизнь Майкла. Клер совершила ошибку. Ты в своей жизни не делал подобных?
Волна гнева накатила на Форчена.
– Аларик, ты испытываешь мое терпение. Странно, что Венгер не забрал Майкла и не отправился с ним тем же утром в Европу. И если что-нибудь случится со мной, ты ведь знаешь, он немедленно отнимет у нее сына.
– В таком случае, ты не должен оставаться на работе так поздно.
– Я вооружен и очень осторожен, к тому же в течение последних трех недель со мной каждую ночь Бадру.
– Я не видел его сегодня.
– Его нет. Я не думал, что задержусь так долго.
– Могу остаться с тобой.
– Нет, спасибо… Со мной все будет в порядке, да и работу нужно завершить.
– Хорошо. Я ухожу и оставляю тебя одного. Хорошенько посмотри на своего сына и на то, что ты делаешь с ним. Майкл уже не тот счастливый малыш, каким был прежде.
– Он все забудет и снова станет прежним.
– Форчен, забудь о Треворе и приглядись к Майклу и Клер.
– Черт побери…
Аларик поспешно встал. В тот момент, когда Форчен отодвинул свой стул, он уже был у двери.
– Ухожу…
Он исчез. Его шаги громко отзывались в пустом здании.
Форчен посмотрел на темные окна и вновь сел за стол, склоняясь над книгами. Перед его глазами возникло бледное лицо Клер… Он вспомнил, как ее руки обнимали его за шею, а ее тело прижималось к нему… Как только видение ушло, он тут же вспомнил тот страшный момент, когда он думал, что Венгер забрал Майкла. Он не может простить ей того, что она сделала и что нарушила свое слово.
– Черт побери, – буркнул Форчен, пытаясь сосредоточиться на цифрах в книге.
Когда О'Брайен снова посмотрел на часы, была уже полночь. Погруженный в работу, он потерял счет времени и не понимал, что на улице ночь.
– Еще немного, – сказал он, переворачивая страницу.
Вдруг что-то щелкнуло в коридоре.
Форчен поднял голову и прислушался. Его рука потянулась к револьверу, который лежал у него на столе. Это был всего лишь слабый щелчок. И все же Форчену стало не по себе: ведь во всем здании, кроме него, не было ни души.
Он закрыл книгу, чувствуя безотчетный страх. Ему не следовало оставаться одному ночью. Можно зайти на завод и взять кого-нибудь с собой…
Форчен погасил лампу и надел пояс с револьвером на бедра. Когда он застегивал его, в дверном проеме появился Тревор Венгер и нацелил на него пистолет.
Раздались два негромких выстрела, и Форчен почувствовал острую боль в плече и в боку.
О'Брайен бросился к Венгеру. Третий выстрел был оглушающим. Он почувствовал, как что-то взорвалось у него в голове, а затем его окутала мгла.
– Майкл… – прошептал, падая, Форчен.
* * *
В углу детской сидела Пенти, склонившись над шитьем. Клер почитала Майклу, а затем уложила его в постель, радуясь тому, что смогла провести с ним целый вечер. Она на цыпочках вышла из комнаты и стала спускаться по пустой лестнице. Было уже поздно, и Клер почувствовала себя уставшей. Но Форчен еще не вернулся. Ей не давала покоя мысль о том, что он сейчас делает: работает, играет в карты или проводит время с другой женщиной. Но все же Клер подозревала, что он работает. Ведь он был так поглощен своим делом!
Клер чувствовала, что находится в тупике. Никто из них не оставит Майкла, а скоро родится еще один малыш… Будет ли он так же ревностно любить и оберегать их ребенка, как Майкла? А может быть, он будет к нему так же холоден, как и к его матери?
Клер отогнала от себя эти мысли. Форчен обожает детей, он не сможет плохо относиться к их крошке. Клер молилась, чтобы ее ребенок был тоже похож на отца. Еще рано говорить о том, что она действительно беременна, но каждый день вселял в нее все больше надежды. Ее ребенок… Несмотря ни на что, она любит Форчена, и у нее родится еще ребенок.
Она сидела на диване и шила, пока не взглянула на часы, которые показывали два часа ночи. Неужели он не придет домой? Эта мысль причиняла Клер страдания, потому что единственной причиной, по которой он не мог придти домой, по ее мнению, была женщина.
Она вытерла глаза. Как долго ей придется плакать по нему? Клер очень сильно любила Форчена и скучала по нему… Но сейчас она почти не видит его. Как отношения между ними могут измениться, если они никогда не бывают вместе?
Уставшая, она поднялась наверх. По пути она зашла в комнату Майкла. Пенти спала на свободной кровати. Клер на цыпочках подошла к кроватке Майкла и посмотрела на ребенка, думая о том, что всегда будет считать его своим родным сыном, так же как и того малыша, которого носит сейчас. Она убрала с его лба шелковистые волосы и взяла с его подушки книгу. Неужели он заснул читая?
Вздохнув, она наклонилась и поцеловала его в щеку. Так же на цыпочках она вышла из детской и закрыла за собой дверь.
В своей комнате Клер разобрала постель и скользнула под одеяло. Желание быть рядом с Форченом захватило ее…
Услышав скрип ступенек, она прислушалась, не пришел ли он домой. Но больше она не уловила никаких звуков и решила, что ей просто почудилось: в коридоре было тихо. Клер закрыла глаза, зная, что, как и во все предыдущие ночи, ей не удастся хорошенько выспаться.
Она обхватила рукой подушку, испытывая мучительное желание быть с Форченом.
– Форчен, я люблю тебя, – прошептала она и через несколько секунд заснула.
Клер проснулась, открыла глаза и провела рукой по пустой постели: ей показалось, что муж только что лежал рядом с ней, она помнила его поцелуи, его страсть… Нахлынувшая боль душила ее.
Послышался тихий стон. Клер застыла и прислушалась. Через минуту стон повторился снова. Она посмотрела в темноту. Панический страх сковал ее сердце. Этот стон был не похож ни на один из ночных звуков, которые она слышала прежде. Нахмурив брови, Клер встала с кровати и одела халат. Она зажгла керосиновую лампу и, взяв ее в руку, направилась с ней к двери. В коридоре она огляделась. Лампа отбрасывала на стены длинные тени. Клер стало жутко; дом казался большим и пустынным. Дверь в комнату Форчена так и осталась открытой… Тревога Клер возросла. Несмотря на то, что он сердит на нее, все-таки ему следовало бы ночевать дома.
Она посмотрела на закрытую дверь в детскую и снова услышала стон. Ее сердце оборвалось. Стоны доносились из комнаты Майкла. Она пробежала по коридору и распахнула дверь.
Кроватка малыша была пуста, одеяло отброшено. Клер подняла лампу и увидела Пенти, лежащую на полу, связанную, и с кляпом во рту.
Охваченная ужасом, она подбежала к ней и, опустившись на колени рядом с Пенти, вытащила кляп.
– Где Майкл?
– Они забрали его, – заплакала Пенти. – Они схватили и связали меня, а его взяли на руки и унесли…
– Я развяжу тебя, Пенти, но сначала нужно разбудить Бадру, – сказала Клер. Она уже поняла – Майкл был в руках Венгера. – Они давно забрали его?
Пенти рыдала, и Клер поняла, что не добьется от нее вразумительного ответа. Она бежала по лестнице, пытаясь придумать, что делать. Задняя дверь была открыта… Она побежала через лужайку к домику Бадру и постучала в его дверь. Как давно они украли Майкла? Сколько времени в запасе у Тревора? Где Форчен? Если он работает, они смогут найти его, а если он играет или у женщины…
– Что случилось, мэм? – спросил Бадру.
– Торопись! Пенти лежит наверху связанная, а Майкла похитили. Мы должны ехать на завод и найти мужа. Беги развяжи Пенти, а затем возвращайся сюда.
– Хорошо, мэм, – ответил Бадру. – Только обуюсь…
Клер была благодарна Богу за то, что он не стал задавать вопросов. Она побежала в конюшню. Ее руки дрожали от страха за Майкла, когда она запрягала коней. Клер уронила сбрую и пришлось наклоняться, чтобы поднять ее. Наконец в конюшне появился Бадру.
– Мэм, если хотите, я запрягу лошадей, а вы подождете в доме. Кроме того, я один могу съездить на завод за мистером О'Брайеном.
– Нет, – ответила Клер, подозревая, что слуга хочет скрыть от нее, где находится Форчен, – пока ты закладываешь коляску, я пойду переоденусь.
Она взбежала по лестнице и пробежала мимо рыдающей Пенти.
– Пенти, мне нужно торопиться, мы должны найти мистера О'Брайена.
– Да, мэм.
– Ты можешь побыть одна до нашего возвращения?
– Да, мэм.
– Выпей бренди. Это успокоит твои нервы.
– Да, мэм.
Наверху Клер быстро оделась и побежала вниз. Бадру подъехал к дому и остановил экипаж перед крыльцом, и Клер села рядом с ним.
– У тебя есть оружие?
– Да, мэм.
– Гони!
– Держитесь!
Бадру щелкнул кнутом и, крикнув, подстегнул коней вожжами. Лошади понеслись вперед. Коляска стремительно летела по дороге, из-под колес выбрасывало камни, ее заносило на поворотах и трясло. Ветер раздувал волосы Клер.
Покинув город, они выехали на дорогу, которая вела к заводу Форчена.
Из труб завода поднимался дым, застилая полнеба. Клер увидела свет в конторе Форчена.
– Останови здесь, Бадру. Вот его контора.
– Слушаюсь, мэм.
Он остановил коляску перед дверью, и Клер тут же спрыгнула на землю.
– Я пойду за ним. Ты оставайся здесь.
– Слушаюсь, мэм.
Выйдя из коляски, он вытащил из-за пояса револьвер.
– Нет, лучше я пойду с вами.
Бадру открыл дверь, и Клер вбежала в нее.
– Форчен! Форчен! – кричала она. Сквозь открытую дверь в коридор падал свет.
Но О'Брайен не отзывался, и Клер засомневалась, работает ли он. Подбежав к двери, она застыла на пороге.
Форчен лежал на полу… Лужа крови растекалась под ним.
ГЛАВА 23
– Форчен! – закричала Клер, подбежав к нему и опускаясь на колени. Положив руку ему на шею она почувствовала, как от вида всей этой крови у нее закружилась голова.
– Бадру, он жив!
– Мэм, давайте я подниму его. Мы должны отвезти хозяина к доктору.
Вся в слезах, Клер отступила назад. Слуга поднял О'Брайена на руки. Они вышли к коляске, и он осторожно положил Форчена на заднее сиденье.
– Миссис О'Брайен, необходимо остановить кровотечение.
Бадру снял с себя рубашку и скрутил ее.
– Приложите это к ране на боку. Кажется, она наиболее опасна… Его ранили дважды, но я думаю, что рана на плече не так уж серьезна.
Клер кивнула и опустилась на пол коляски рядом с лежащим без сознания Форченом. Бадру занял место на козлах.
– Миссис О'Брайен, я поеду очень быстро, а вы скажите мне, где остановиться.
– Гони! – выкрикнула Клер. Она молилась, чтобы Форчен выжил.
Кони понесли коляску с той же сумасшедшей скоростью, как и по дороге на завод. Клер вцепилась в сиденье и прижалась к нему всем телом, чтобы Форчен не соскользнул на пол. Темная кровь просачивалась сквозь рубашку Бадру, и ее страх стал еще сильнее.
Слуга остановился перед двухэтажным кирпичным домом. Клер спрыгнула на землю и смотрела, как Бадру выносит Форчена.
Бегите в дом и скажите доктору, что мы идем.
Клер бежала по ступенькам, вспоминая, как однажды Форчен вызывал доктора Ньюсема, когда у Майкла была ангина. Она постучала в дверь. Когда подошел Бадру, она еще раз постучала и заметила, как в прихожей загорелся свет.
Дверь открылась, и на пороге появился доктор Ньюсем. Его темные волосы были взъерошены, на плечах накинут халат.
– Несите его сюда, – сказал он таким спокойным и ровным голосом, словно каждую ночь принимал раненых пациентов. – Пройдите в холл, миссис О'Брайен.
– В него стреляли…
– Садитесь, пожалуйста. Я осмотрю его. Доктор Ньюсем ушел. Клер осталась одна, потрясенная событиями прошедшего часа. Мысли, которые не давали ей покоя все это время, сейчас с отчетливой ясностью нахлынули на Клер. Форчен был прав. Тревор Венгер – настоящее чудовище… Он украл Майкла ради личных целей. Клер ходила по комнате, не зная, как вернуть мальчика.
Сейчас ей хотелось быть рядом с Форченом. Она подумала об Аларике. Если она бросится в погоню за Венгером, он поедет вместе с ней. Но, взглянув на дверь, за которой доктор Ньюсем пытался спасти Форчена, она поняла, что не может подвергать его такому риску. Если О'Брайен ранен серьезно, ей придется остаться с ним, а поиски Венгера и Майкла начать позже, потому что она не сможет бросить мужа одного.
Слишком возбужденная, она не могла сидеть на месте и еще раз обошла холл, глядя на картины на стенах и не видя их. Казалось, время остановилось. Она посмотрела на свое платье, забрызганное кровью Форчена, и паника охватила ее. Он был прав относительно Венгера! Клер сжала кулаки и, опустив голову, молилась о том, чтобы он выжил.
Через полчаса дверь открылась и из комнаты вышли доктор Ньюсем и Бадру. Доктор подошел к Клер.
– Вы можете отвезти его домой. Оба ранения сквозные… Жизненно важные органы не пострадали. На запястье глубокая ссадина. Он ранен в плечо и в правый бок. Если в раны не попадет инфекция, ваш муж скоро поправится. А если начнется заражение, то будет трудно что-либо предпринять…
Облегченно вздохнув, Клер на минуту закрыла глаза.
– Спасибо, доктор Ньюсем. Боже, какой он бледный! Бадру, подготовь, пожалуйста, коляску, чтобы мы могли положить его.
– Вот настойка опия, – сказал Ньюсем. – Давайте ему, чтобы снять боль.
– Спасибо, – поблагодарила Клер, взяв пузырек.
Бадру вышел из дома готовить коляску. Через час они подъехали к дому к уложили Форчена в спальню на первом этаже.
– Бадру, съезди, пожалуйста, за майором Хемптоном. Ты знаешь, где найти его…
– Хорошо, мэм, – ответил он.
Клер смотрела на повязки на плече и животе Форчена. Правая кисть тоже была перебинтована. Он выглядел неподвижным и беззащитным. Клер никогда не видела его таким. Это еще больше увеличило ее страх за мужа и беспокойство, что они не смогут вернуть Майкла. Если такое случится, Форчен перевернет мир в поисках сына.
Она ближе подошла к кровати. Как долго ей удастся скрывать от Форчена, что Тревор Венгер похитил Майкла? Ему нужно поправиться… Ведь в тот момент, когда он услышит, что случилось, он тут же бросится на поиски мальчика.
Услышав голоса, она вышла из комнаты и, закрыв за собой дверь, побежала в гостиную. В холле она увидела Бадру и Хемптона. Аларик был одет в хлопчатобумажные брюки и голубую рубашку. Его волосы были взлохмачены, и весь его вид говорил о том, что он только что проснулся и тут же ринулся на поиски Майкла и помощь Клер.
– Бадру, побудь, пожалуйста, с Форченом, пока я поговорю с майором Хемптоном.
– Хорошо, мэм. Пенти ушла к себе… Клер кивнула ему, когда он проходил мимо.
Затем она взглянула на Аларика.
– Бадру сказал, что он выживет.
– Доктор предупредил, что если в раны не попадет инфекция, то все будет хорошо… Тревор Венгер похитил Майкла. Я не знаю, в котором часу это произошло, но, думаю, что часа два или три назад. Но не раньше.
– Черт побери, – произнес Аларик, глядя на дверь, за которой лежал раненый Форчен. – Он придет в ярость и не станет ждать, пока заживут раны.
– Если я останусь здесь…
– Клер, ты не можешь отправиться за Венгером. Если он приехал на завод и стрелял в Форчена, то без колебаний убьет и тебя.
Аларик подошел к Клер и обнял ее за плечи.
– Пообещай мне, что не бросишься в погоню за Венгером.
– Я не могу! Он нахмурился.
– Послушай! Форчен умрет, если встанет с постели; разорвет на себе бинты и занесет инфекцию в раны. Ты останешься здесь и будешь как можно дольше скрывать от него то, что произошло. Я возьму пару своих людей и сейчас же начну поиски. Уверен, что отыщу дюжину свидетелей.
– О Аларик, слава Богу! Пожалуйста, постарайся выяснить, куда они направились, – слезы выступили на глазах Клер, и она глубоко вздохнула.
– Он такой маленький мальчик…
– Венгер не причинит ему вреда, во всяком случае, физического. Попроси Бадру прийти сюда. Я хочу взять его с собой. Он знает почти всех в округе. Кто-то наверняка видел карету Венгера с приметными желтыми колесами. Бадру знает всех слуг, а они распространяют сплетни быстрее ветра. И, ради Бога, давай Форчену опий… Это поможет ему забыться и успокоиться.
Клер подозвала Бадру. Он взглянул на Форчена и вышел из комнаты.
– Ты можешь сейчас поехать с майором Хемптоном? Я постараюсь пока ничего не говорить мистеру О'Брайену.
– Да, мэм. Правильно, мэм.
Как только Аларик и Бадру ушли, Клер вернулась к Форчену. «Как долго удастся скрывать от него правду?» – думала она, глядя на мужа.
Она провела у его кровати четыре часа. Несмотря на заверения доктора Ньюсема, тревога не покидала ее: Форчен лежал такой неподвижный и ужасно бледный. Когда он немного пошевелился, она приготовила опий и стакан воды. Но О'Брайен снова уснул.
В ожидании Аларика она выглянула в окно. «Когда же он вернется?» – стучала в висках беспокойная мысль. Ее взгляд упал на колени, и она увидела, что на ней платье, забрызганное кровью мужа. Клер посмотрела на Форчена, который спал, и, накрыв его, поспешила наверх переодеться и умыться.
Когда она вернулась, О'Брайен все так же неподвижно лежал на кровати. Она села в кресло рядом с ним, и в этот момент появился Бадру. Надеясь получить сведения о Треворе Венгере, она поспешила ему навстречу.
– Я посижу с ним, мэм. Майор Хемптон ждет вас в гостиной.
– Слава Богу… Опий стоит на столике рядом со стаканом воды.
– Хорошо, мэм. Пенти готовит завтрак…
– Как она?
– Хорошо. Она немного нервничает, но все пройдет… И ни на минуту не перестает плакать о Майкле.
– Она не виновата. Я тоже была дома, когда это произошло…
Клер нашла Аларика в гостиной. Он сидел в кресле, откинувшись на спинку и закрыв глаза. Когда она вошла в комнату, он тут же поднялся и подошел к ней. Клер хотелось поскорее узнать, где они были и что узнали.
– Мы выяснили, по какой дороге они выехали из города… Они направились в Саванну. Полагаю, что Венгер хочет уплыть в Европу. Форчен однажды говорил мне, что у него есть дом во Франции, где он жил во время войны.
– Ты уверен?
– Да. Бадру нашел человека, который видел его карету. Один из моих людей тоже обнаружил кое-что. Я послал человека по дороге в Саванну. Полагаю, Венгер думает, что убил Форчена, а от тебя он не ожидает никаких действий. Тревор рассчитывает, что у него в запасе целая ночь…
– Значит, если я поеду…
– Черт побери, Клер, ты не поедешь за ним. Ты должна обещать мне, что в случае твоего отъезда ты предупредишь меня. Я поеду с тобой.
– Я не хочу подвергать риску…
– Пообещай мне, – настаивал Аларик, глядя на нее. – Ведь я прошел всю войну, переживу и погоню за Венгером.
– Хорошо.
– Кроме того, ты не можешь уехать. Как только ты сделаешь это, Форчен тут же поднимется с постели и отправится за вами. Это убьет его… Я разговаривал о доктором Ньюсемом.
Клер сжала губы.
– Я должна остановить Венгера, пока он не отплыл в Европу.
– Я поеду и возьму с собой несколько человек. Возможно, нам удастся догнать его.
– Нет, – сказала Клер, глядя ему в глаза. – Если тебе придется убить его, чтобы вернуть Майкла, ты сделаешь это?
– Я стреляю в человека только в целях самозащиты… Но в данном случае… Я смогу убить Венгера.
– Аларик, это не твое сражение… Я должна подумать, что можно предпринять. Так же как и Венгер, я могу нанять людей из агентства «Пинкертона». У них повсюду сыщики… Агент в Саванне проследит, когда они приедут туда. За неделю можно добраться до Саванны?
– Если хочешь, я поеду туда.
Клер улыбнулась Аларику и, встав на цыпочки, поцеловала его в щеку.
– Спасибо. После Форчена ты мой самый близкий друг.
– Хорошо, мне бы хотелось взглянуть на Форчена. Если хочешь послать телеграмму в агентство, я отвезу тебя на почту.
– Спасибо. Думаю, это единственное, что я могу сделать сейчас, – ответила Клер, направляясь в прихожую. Аларик на секунду задержался и сказал ей вслед:
– В него и раньше стреляли… И он выживал! Доктор сказал, что он поправится, если тебе удастся скрыть правду о Майкле.
Они прошли через холл, и Клер указала ему на комнату. Хемптон открыл дверь, подошел к кровати Форчена и с минуту смотрел на него.
Когда он вышел из комнаты, они вновь прошли в гостиную.
– Ему нужен абсолютный покой. С каждым часом ему будет становиться лучше. А сейчас я заложу коляску и мы отправимся посылать телеграмму.
Клер сидела рядом с Алариком. Она забыла одеть шляпку и взять зонтик, и сейчас чувствовала, как жаркое солнце припекает ее плечи. Хемптон был очень спокоен. Клер подумала о том, что наверняка он очень устал за эту ночь. Аларик терпеливо ждал, пока она отбивала телеграмму в «Пинкертон» и запрашивала ответ.
Когда Клер получила сообщение, она сделаю знак Хемптону.
– Они отвечают, что займутся этим делом и завтра же отправят своего человека в Саванну.
– Почти триста миль отсюда… Возможно, Венгер едет очень быстро, а может быть, наоборот, выжидает. Он ведь думает, что Форчен мертв.
– Я хочу послать вторую телеграмму и передать им описания Венгера и Майкла.
– А я знаю в лицо кучера Венгера и одного из его слуг… Возможно, он взял их с собой. Я дам тебе их приметы…
Клер кивнула головой, и они вдвоем подошли к стойке. Через полчаса они вышли из здания телеграфа и вернулись домой. Клер почувствовала себя лучше, зная, что агент «Пинкертона» постарается найти Венгера раньше, чем тот отплывет во Францию.
Перед домом Хемптон спрыгнул на землю и помог Клер выйти из коляски. Они вдвоем подошли к оседланной лошади Аларика, которую он привязал к столбу.
Хемптон повернулся к Клер.
– Как только тебе понадобится помощь, сразу посылай за мной Бадру. Если захочешь, чтобы я сменил тебя у постели Форчена ночью, я обязательно приеду. Могу помочь тебе удержать мужа в доме, если возникнет такая необходимость.
– Аларик, спасибо тебе за все. Теперь, когда я знаю, что агент будет искать Венгера, мне стало намного легче. Спасибо за то, что выяснил, куда они направились. Мне не удалось бы этого сделать.
– Попозже я заеду.
Взявшись за луку седла, Аларик прыгнул в седло. Клер отступила назад и смотрела, как он скачет по дороге. Взглянув на дом, она поспешила к Форчену.
Когда Клер вошла в комнату, Бадру помогал Форчену снова лечь в постель.
– Он встал? – с волнением в голосе спросила она.
– Да, мэм, но только для того, чтобы сходить в туалет. Пенти принесла ему миску супу.
– Форчен? – позвала его Клер, наклоняясь над ним. С остекленевшим взглядом, весь в бинтах, он сидел на краю кровати. О'Брайен повернул голову, и Клер поняла, что действие опия еще не прекратилось.
– Где Майкл?
– С ним все в порядке. Он с Алариком. Форчен кивнул головой. Клер видела, что он был слишком слаб, чтобы ясно мыслить. Она взяла настойку опия в руки, чтобы после еды вновь дать ему несколько капель.
– Думаю, доктор Ньюсем не предполагал, что ты встанешь сегодня.
– Мне нужны силы, – пробормотал Форчен. Появилась Пенти, и Бадру, придвинув к кровати Форчена стол, поставил на него тарелку супа.
– Спасибо, Пенти. Спасибо Бадру. Я сама помогу мистеру О'Брайену, – поблагодарила их Клер и, повернувшись к мужу, добавила:
– Позволь мне покормить тебя.
Форчен совершенно безучастно смотрел на нее, и Клер поняла, что он еще не совсем пришел в себя.
Он съел половину тарелки супа и выпил горячего чая, заваренного Пенти на различных травах. Клер предположила, что он был приготовлен, видимо, по старинному семейному рецепту. Когда Форчен лег, она услышала стон.
Он что-то говорил, но Клер не могла разобрать ни слова.
– Майкл, – услышала она, наклоняясь к нему. – Майкл… Вернуть его… Подонок… Венгер…
– Тише, Форчен, спи, – произнесла Клер, убирая со лба его густые волнистые волосы.
Она повернулась и подошла к окну. Клер не могла сидеть на месте, беспокойно ходила по комнате. Ей хотелось отправиться на поиски мальчика; если бы Форчен был здоров, они поехали бы в Саванну.
Часы, даже минуты казались ей бесконечными. Она сидела у постели Форчена и ждала. На смену дня пришел вечер. В шесть часов заехал доктор проверить состояние О'Брайена и перевязать его.
Подойдя к кровати, он посмотрел на Клер.
– Клер, вымойте руки. Будете помогать мне. Вы должны научиться делать перевязки… Пока раны не затянулись, я буду приезжать каждый день. А потом вы сможете обходиться без меня… Вы легко теряете сознание?
– Нет. Но я никогда не видела ничего подобного.
Когда доктор приступил к работе, Форчен открыл глаза.
– Что вы сделали? – спросил он слабым голосом.
– Заштопал тебя. Кто-то пытался проделать в твоем теле много дыр… Разве во время войны ты не привык к таким ранениям?
– Это сделал Венгер.
– Знаю. Клер рассказала мне.
Доктор продолжал обрабатывать раны. Он попросил Клер держать бинты. Она стояла рядом и внимательно следила за его движениями.
Услышав стон Форчена и увидев его исказившееся от боли лицо, Клер вздрогнула.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22