А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

В порту стояли большие корабли с высокими мачтами. Клер увидела салун, где когда-то пела, вспомнила мужчин, пытавшихся приласкать ее, мужчин, которые хотели провести с ней время. Она искоса посмотрела на Форчена, удивляясь его поведению: он никогда не пытался облапить ее, не предпринимал никаких попыток и не позволял вольностей по отношению к ней. Хотя его поцелуи были не случайны. Воспоминания о тех поцелуях заставили трепетать ее сердце.
Продвигаясь по дороге вдоль мутной Миссисипи, они подъехали к открытому рынку со множеством длинных торговых рядов. Ароматный, соблазнительный запах дынь смешивался с запахом рыбы. Клер увидела торговцев свежими лангустами. По рынку расхаживали женщины в шелках и с зонтиками от солнца вместе со слугами в черных одеждах и в белых передниках; в толпе бродили рыбаки, громко расхваливали свой товар продавцы.
Форчен спешился, чтобы сделать необходимые покупки. Клер с Майклом следовали за ним, и он постоянно обращался к мальчику, спрашивая, что ему хочется.
Их лошади после посещения рынка были загружены покупками. Они повернули коней назад, спустились по Декатур, через Бье Карре, затем пересекли Канал и свернули на Сент-Чарльз, ведущий в американский квартал.
Клер увидела красивые дома, от вида которых у нее захватило дух. Она опять посмотрела на Форчена. Теперь Майкл заживет совсем другой жизнью, так же как и она.
Проезжая мимо особняков за высокими железными воротами, Клер опять охватила тревога. Через несколько минут Форчен повернул лошадей и поехал по извилистой дороге. Их взору открылось величественное сооружение. От его вида у Клер захватило дух.
Великолепное здание в греческом стиле украшали с фасада восемь ионических колонн. На клумбах, рядом с миртовыми деревьями, усыпанными ярко-розовыми и перламутровыми цветами, росли прекрасные розы. Форчен направил лошадь по подъездной аллее, едва бросив взгляд на дом.
Неожиданно дверь распахнулась и на порог выбежала женщина с золотистыми волосами и огромными темными глазами.
– Форчен!
Он спешился и крепко обнял женщину, за которой бежал маленький ребенок.
Клер, увидев женщину в элегантном платье из розового муара, отделанном кружевами и лентами, почувствовала себя еще потрепаннее. Она остановилась, когда к ним подошел конюх, чтобы взять лошадей.
Майкл тоже спешился и, стоя застенчиво в стороне, поглядывал на Форчена.
Женщина отступила от О'Брайена и посмотрела на Клер и Майкла, потом, задержав взгляд на мальчике, заулыбалась.
– Форчен? – она с любопытством посмотрела на О'Брайена.
– Познакомься с женщиной, на которой я собираюсь жениться, – сказал Форчен, беря Клер за руку. Вторую руку он положил на плечо Майклу.
– Клер, это моя невестка, Чентл О'Брайен. Чентл, познакомься с Клер Драйден.
– Здравствуйте, – сказала Клер, согретая словами Форчена: «женщина, на которой я собираюсь жениться».
– Очень рада, что вы приехали к нам, – ответила Чентл.
– А это мой сын, Майкл.
Клер уловила в голосе Форчена нотки любви и гордости, когда он посмотрел на улыбающегося Чентл Майкла. Чентл приобняла мальчика.
– Майкл, мы очень рады познакомиться с тобой. А это твоя двоюродная сестричка Даниэлла, – сказала она, подзывая светловолосую девочку.
У Даниэллы были огромные карие глаза, такие же золотистые волосы, как у матери, но Клер заметила и сходство ребенка с Форченом: широкий лоб, прямой нос и высокие скулы.
– А это Джэред О'Брайен, – сказала Чентл, махнув рукой маленькому мальчику с белыми волосами, немного похожему на Майкла.
– Входите в дом. Я уже попросила, чтобы сходили за Рафом.
– Мы проделали долгий путь, поэтому в первую очередь, Чентл, нам бы хотелось умыться. Надеюсь, у моего брата найдется лишняя рубашка… Мне хочется все сжечь… Всю прежнюю одежду… И, надеюсь, мы сможем быстро сшить платье для Клер… Ведь нам пришлось срочно уехать из Натчеза.
– Конечно, мы все это сделаем! Входите. Она взяла Клер и Форчена под руки и повела их по лестнице. В дверях стоял радушно улыбающийся слуга.
Клер Драйден вошла в самый красивый из домов, который ей когда-либо приходилось видеть. Она помнила хорошие дома друзей ее отца, но они не были похожи на этот. Ее родительский дом был уютным, но простым. Проходя по широкому холлу и поднимаясь по лестнице, Клер смотрела на картины, выполненные маслом, на мебель в стиле королевы Анны.
– Я подожду Рафа, – сказал Форчен у подножия лестницы. Он посмотрел, как женщины поднялись наверх; следом за ними шли Майкл и его племянники. Потом Форчен повернулся и побрел через дом, вышел на веранду, где и стал ожидать своего брата.
Через несколько минут он увидел катящий по улице экипаж со слугой и Рафом. Когда повозка свернула на подъездную аллею, Форчен поспешно сбежал с крыльца. Раф на ходу выпрыгнул из коляски, а слуга направил экипаж на задний двор.
Брат Форчена подбежал к нему. Из-за широких плеч он казался немного растолстевшим, его голубые глаза сверкали, черные волосы растрепались от ветра.
– Форчен!
Раф крепко обнял своего брата. О'Брайен радостно сжал Рафа в объятиях и потом отстранился от него.
– Мы проделали дьявольски трудный путь, нам необходимо скорее добраться домой, в Атланту, но я решил заехать в Новый Орлеан, чтобы навестить тебя.
– Слава Богу, что ты так решил. Надеюсь, вы погостите у меня пару недель. И кто это «мы»? Давай зайдем в дом и пропустим по стаканчику.
– Со мной мой сын.
Раф удивленно уставился на Форчена.
– Ты нашел его?!
– Да. И собираюсь жениться на женщине, которая заботилась о нем.
Раф широко улыбнулся и похлопал Форчена по спине.
– Мы напишем Кэлу и устроим свадьбу здесь! Пока ее семья…
– Подожди. Это не то, что ты думаешь.
Они поднялись по ступеням и прошли через веранду. Войдя в дом, Раф повел брата в библиотеку. Он закрыл за ними дверь, подошел к столу и налил два бокала красного вина.
– Теперь рассказывай.
– Она вырастила Майкла, и он любит ее. Я понял, что ребенка нельзя забирать у нее… Поэтому и предложил ей выйти замуж за меня.
Лицо Рафа помрачнело, глаза сверкнули, он внимательно посмотрел на Форчена. Чувствуя, что назревает спор, брат отвел глаза.
– Форчен, не женись, если не любишь ее. Ты превратишь свою жизнь в ад.
– Думаю, все обойдется, – сказал Форчен и, взяв бокал, подошел к камину и облокотился на каминную полку. Комнаты были заполнены книгами, и О'Брайену захотелось построить большой дом для Майкла, в котором будет много книг, доступных ему.
– Ты любил Мерили и знаешь, что такое брак по любви, – возразил Раф, снимая пальто. – Ты не будешь счастлив.
– А что мне еще остается делать с ней? Майкл любит ее. Для него она – мать.
Они пристально смотрели друг на друга. Раф наморщил лоб и покачал головой.
– Делай все, что угодно… Только не женись… По твоему письму, где ты писал, что обязательно ее найдешь, нельзя было сказать, что ты захочешь на ней жениться.
– Тогда я еще не видел ее отношений с Майклом. Я проехал не один день вместе с ней и видел ее в самых критических ситуациях. Думаю, нам удастся приспособиться друг к другу, да и Майклу так будет лучше.
– А если нет, тогда ему будет еще хуже в будущем. Дети тонко чувствуют отношения между родителями. Если вы возненавидите друг друга, и он узнает об этом, это только принесет ему страдания.
– Я женюсь на ней, Раф. Не хочу разлучать их.
Рафферти пристально посмотрел на Форчена, и тот отвел взгляд. Наконец Раф кивнул.
– Ну и замечательно. Ты хочешь жениться здесь?
– Да. В гостинице мы останавливались как муж и жена, – Форчен заметил, как Рафферти удивленно вскинул брови. – Мы не жили, как женатые люди… Она совсем не знает мужчин.
– Но ты писал мне, что она работает в салунах.
– Да, она пела в салунах, и я думал то же самое о ней, что и ты, но она невинна, как младенец. В «Пинкертоне» мне говорили, что у нее не было мужчин, но я не поверил им, а сейчас верю. Не так трудно отличить неискушенную женщину от опытной.
– Может быть, ей нужны твои деньги? Форчен рассмеялся, обнажив белые зубы, и покачал головой.
– Здесь уж ты точно ошибаешься. У этой женщины есть несколько центов, впервые заработанных ею, но она не хочет, чтобы я тратил на нее свои деньги. Она вообще не хочет, чтобы я их тратил.
– Форчен, мне кажется, что ты не очень хорошо знаешь женщин. Я еще не встречал ни одной женщины, которая бы не хотела, чтобы на нее тратили деньги.
– Поведи ее в магазин и попробуй ей что-нибудь купить… Тогда ты увидишь, какая это будет битва. Мы долго ехали вместе, и она не хотела, чтобы я покупал сам какие-нибудь вещи; и только когда дело касалось Майкла, она смягчалась. Думаю, она бы разрешила мне скупить всю Луизиану для него, если бы я только мог.
– Ты совершаешь чертовски большую ошибку, – спокойно сказал Рафферти.
– Прибереги свои суждения до встречи с ними обоими. Они ходят в тряпье… Я попросил у Чентл одну из твоих рубашек. Все это время мне приходилось носить одни и те же три рубашки.
– Я напишу Кэлу. Дарси сейчас здесь и работает на меня. Он ушел из офиса по делам, но ему передадут, чтобы он ехал домой.
– Мне бы очень хотелось встретиться с Кэлом, но я чувствую необходимость быстрее отвезти Майкла в Атланту и наконец закончить наши мытарства. В его жизни было столько перемен. Они не переставали переезжать с места на место с тех пор, как она забрала его из приюта. Давайте устроим свадьбу завтра, а потом мы поедем в Атланту.
– Послезавтра. Ты не можешь лишить Чентл удовольствия устроить праздник, а мне хочется узнать моего племянника и встретиться со своим братом.
Форчен улыбнулся.
– Ну, хорошо. Послезавтра… Потом мы едем в Атланту.
– Ты не хочешь провести с ней первую брачную ночь?
– Нет, – равнодушно сказал Форчен.
– Тогда к чему заключать этот брак? Форчен пожал плечами.
– Наш брак – всего лишь формальность. Может быть, со временем что-нибудь изменится и мы станем друзьями…
– Я не понимаю тебя! Говоришь о муже и жене, а не о воскресном пикнике с первым встречным! Форчен…
– Уже достаточно сказано. Я женюсь на ней.
Рафферти пристально посмотрел на него.
– Хорошо. Хочешь оставайся здесь, будешь работать со мной.
– Спасибо. Но я поеду в Атланту и открою чугунолитейный завод. Перед отъездом я уже начал подумывать об этом. Если у тебя появится нужда в чугуне, обращайся ко мне.
– Ты писал мне о своих планах. И мне бы хотелось отговорить тебя и от возвращения в Атланту, и от женитьбы.
– Венгер приедет за Майклом. Чем скорее я вернусь, тем скорее произойдет наша встреча. А теперь расскажи мне о семье и о своем деле.
– Дело процветает. И если тебе понадобиться деловой партнер в твоем предприятии, я с удовольствием стану им.
– Бог мой, это прекрасно! Конечно же я хочу, чтобы мы работали вместе!
– Я доверяю твоим деловым качествам, – Раф говорил, улыбаясь брату. – Кроме того, я буду рассчитывать на тебя. Мое дело растет. Я перевожу хлопок, различные товары, зерно, кукурузу. Купил еще два корабля. На Юге сейчас бедствуют, но всю войну я держал контакты и рынки в Европе и Англии, так что торговля идет отлично. А что до моей семьи – дети растут очень быстро.
Форчен сел в кресло с высокой прямой спинкой, расслабился, и они заговорили о городе и о промышленности.
Через полчаса он наклонился вперед.
– Раф, мне нужно принять ванну и переодеться в чистую одежду, прежде чем я встречусь с кем-нибудь или выйду к обеду.
– Хорошо. Пошли, найдем моего племянника.
– А потом я вымоюсь. Почти все ночи нам приходилось спать на земле.
Они вышли в холл, и Форчен с восхищением посмотрел на картины и мебель. Когда они приедут в Атланту, он построит дом, но до этих пор он просто и не думал, каким хочет увидеть свое будущее жилище. Крутая лестница с резными перилами вела на второй этаж. Дом Рафа был большим, красивым и уютным.
Поднявшись по лестнице, Форчен посмотрел вниз, на морской пейзаж, висевший на стене. Широкий холл на втором этаже был залит ярким светом, проникавшим сквозь большие окна; дубовый пол блестел от лака. Из комнаты внизу доносился звонкий смех Чентл. Форчен еще никогда не слышал, как Клер смеется по-настоящему, но у них и не было причин для смеха.
Он представил Майкла Рафферти. Мальчик сидел на полу в детской и вместе с Даниэллой строил из деревянных брусочков домики, а Джэред сидел неподалеку от них и играл с лишними брусками.
Как только Раф сел на пол с детьми, Даниэлла тут же забралась ему на колени, обняла его за шею и откинула с лица локоны своих вьющихся светлых волос. Раф спокойно разговаривал с Майклом, и уже через несколько минут помогал им обоим строить деревянный домик, в то время как Джэред оперся на него, а затем вскарабкался ему на плечи.
Форчен наблюдал за поведением Рафа – он был хорошим отцом своим малюткам и очень любил их. О'Брайен увидел, как увлечен Майкл строительством, и подумал, как давно его сын уже мог бы играть с другими детьми. Наконец Раф поставил Джэреда на пол и поднялся.
– Я заберу от вас вашего дядю Форчена и покажу ему дом. Потом вернусь.
Даниэлла, поглощенная своими брусочками, кивнула головкой.
– Он очень красивый мальчик, – сказал Раф, когда они вышли в холл. – Вижу в нем породу О'Брайенов…
– Да. Он больше похож на меня, чем на Мерили. Мы рассказали ему о ней, и он знает, что Клер не его настоящая мать.
– Как он воспринял это?
– Он думает о Клер как о своей матери. Это вполне понятно, но придет время, и он захочет узнать побольше о Мерили.
– Занимай эту комнату, – сказал Раф, указывая на открытую дверь и вошел в шикарную спальню с высокими окнами, выходящими на юг. – За той дверью – ванна.
– Рядом с моей комнатой?
– Да. Ты не был в Новом Орлеане с тех пор, как мы въехали в новый дом. Я покажу тебе его после того, как ты примешь ванну.
– Я удивлен, что Чентл покинула свой дом на Вье Карре.
– Тот дом тоже остался, – с улыбкой сказал Раф. – Сейчас там живет ее кузина… Я подожду тебя внизу. Рад, что ты приехал.
– Кстати, мы поплывем на корабле до Апалачиколы, поэтому мне нужно купить билеты.
– Не нужно. У меня в порту сейчас стоят два корабля. Ты сможешь добраться до места на том, что поменьше.
– Спасибо. Я скоро спущусь.
Когда Раф вышел, Форчен оглядел элегантную спальню с атласными портьерами и кружевными занавесками на окнах, мягким шерстяным ковром на полу, резную кровать из розового дерева с высоким изголовьем, достающим почти до потолка. Сбросив рубашку, Форчен сел и наклонился, чтобы снять ботинки. Когда он начал расшнуровывать их, в голове всплыли возражения Рафа.
– Не женись на ней… ради всего святого… Все время, пока он мылся и курил сигару, он думал о доводах Рафа, всегда возвращаясь к одному и тому же решению. Другого выхода, кроме женитьбы, не было.
– Сэр, – послышался из-за двери чей-то голос.
– Войдите.
– Мистер О'Брайен прислал вам одежду. Я положу ее на кровать.
– Спасибо, Мэтью.
– Да, сэр.
Форчен встал, сжав сигару зубами. С него тонкими струйками стекала вода. Он насухо вытерся, вошел в спальню и обнаружил там полдюжины рубашек, пару брюк и пиджак. Зная щедрость Рафа, он с улыбкой взял одну из рубашек.
Одев белую полотняную рубашку, черные брюки и черный пиджак, Форчен спустился к Рафу на веранду, с которой открывался вид на сад, где росли магнолии и другие цветы, заполняя многочисленные клумбы. Впервые с тех пор как Форчен начал поиски Клер, он почувствовал себя спокойно и расслабленно…
Через несколько минут появился слуга с подносом, на котором стояли два бокала виски со льдом. Форчен взял бокал с холодным напитком.
– Сидя здесь, ты не знал, какая шла ужасная война… Не знаешь и то, что Юг сейчас переживает трудности Реконструкции. Бог знает как долго в Атланте продлится военное правление.
– Во время войны здесь тоже был не рай. Но, конечно, не так плохо, как в Атланте… Или других городах… К тому же большей частью меня не было в стране. Новый Орлеан теперь не тот портовый город, каким был до войны.
Легкий ветерок донес из сада сладковатый запах жимолости, и Форчен сделал еще один глоток.
– В Атланте полным ходом идет строительство.
– Я слышал, что янки вложили туда деньги. На Юге полным-полно «саквояжников». Я знаю пару людей с Севера, которые поместили свои деньги в дело в Атланте.
– Там дешевая рабочая сила, потому что много бывших заключенных, выгодное месторасположение, очень быстро строятся железные дороги.
– А, вот вы где, – раздался звонкий голос Чентл.
Форчен поднялся с кресла, когда невестка отошла в сторону, а на веранду вошла Клер. У Форчена перехватило дыхание, когда он увидел свою невесту.
ГЛАВА 12
Блестящие каштановые волосы Клер были разделены по центру и схвачены с двух сторон красными лентами. На ней было красное шелковое платье с достаточно низким вырезом, обнажавшим ее красивую, полную грудь. Короткие рукава, отделанные кружевами, оставляли руки открытыми. Клер направилась к Форчену. И в этот момент она показалась ему, как никогда, красивой в своем элегантном наряде.
Форчен неотрывно смотрел на нее, пока она не взглянула на Рафа, чем напомнила ему, что на веранде присутствуют и другие люди.
– Клер, я хочу познакомить тебя со своим братом, – сказал он, подходя к ней. – Это Рафферти. Раф, это моя невеста, Клер Драйден.
– Рад знакомству с вами, – радушно сказал Раф, когда Форчен взял руку девушки. Он уловил тонкий запах сирени и почувствовал ее ладонь в своей руке.
– Входи и садись. Ты выглядишь великолепно, – спокойно сказал Форчен, понимая, что заключил сделку более выгодную, чем ожидал вначале. Раньше он был настолько поглощен мыслями о ней как о матери Майкла, что мало обращал внимания на ее внешность. Форчен, конечно же, заметил, что она хорошенькая, но сегодня она была просто потрясающе красива.
– Спасибо, Форчен. Чентл была очень добра ко мне, и слава Богу, что мне не пришлось надеть ни одно из моих платьев!
– Когда мы приедем в Атланту, я куплю тебе много платьев.
Клер взглянула на Форчена, и ее пухлые губки расплылись в улыбке:
– Мне много не надо.
Она села на стул, и Форчен подвинулся ближе к ней, желая ощутить ее близость, сидеть рядом с ней, этим очаровательным созданием, смотреть на нее и наслаждаться.
Во время разговора о Новом Орлеане, о семье Рафа и его бизнесе О'Брайен украдкой бросал взгляды на Клер. Он смотрел на ее профиль, прямой нос, маленький подбородок, который в ответственные моменты мог быть вскинут, полные нежные губы, похожие на лепестки роз. Она, должно быть, добилась одобрения Чентл, а если нет, то Форчен обязательно об этом узнает. Он заметил ее обнаженную шею. «Интересно, есть ли у нее украшения?» – подумал Форчен и решил, что навряд ли. Но когда он взглядом скользнул ниже и остановился на мягких выпуклостях груди, то забыл об украшениях. Форчен отвел взгляд, сделал глоток коктейля и попытался уловить суть разговора, который прослушал, думая о Клер.
– Так вот где вы все! – раздался радостный густой голос, и Форчен, повернувшись, увидел входящего на веранду Дарси. Стройный и высокий, в белой рубашке и коричневых брюках, Дарси откинул со лба черную прядь волос, взглянул на Клер и потом направился к Форчену.
О'Брайен поднялся навстречу брату, раскрывая объятия, и крепко обнял.
– Я уже познакомился с моим племянником. Он – симпатичный маленький чертенок.
– Ты говоришь так, потому что он похож на тебя! – с улыбкой заметил Форчен. – Бог мой, ты все еще не перестаешь расти!
Клер посмотрела на двух братьев, очень похожих друг на друга. Дарси был немного выше Форчена, стройнее и моложавее, но глаза у них были одинаково изумительно голубыми. Девушку пугала встреча с семейством О'Брайенов, но после нескольких минут в обществе Чентл она расслабилась. Все были добры и гостеприимны, а от того, как посмотрел на нее Форчен, когда она вошла на веранду, у нее участился пульс. Много раз, выступая на сцене в салунах, она ловила взгляды мужчин, но взгляд Форчена был другим. В его глазах было все: и одобрение, и радость… «Возможно, мне не придется жалеть об ужасном воссоединении, на которое я пошел ради Майкла», – промелькнула мысль в голове Форчена.
Клер поняла, что он никогда не пожалеет об этом. Все больше открывая для себя будущего мужа, она была рада предстоящему бракосочетанию. Этим вечером Форчен выглядел таким красивым, что Клер едва удержалась от своих мыслей, когда Форчен обратился к ней.
– Клер, это наш младший брат, Дарси. Дарси, познакомься с моей невестой, Клер Драйден.
Дарси широко улыбнулся и, наклонившись, поцеловал ее в щеку.
– Добро пожаловать в семью О'Брайенов.
– Спасибо. Вы все очень добры. И Майкл очень рад знакомству со своими двоюродными сестричкой и братиком.
– Сегодня вечером дети поедят пораньше, а потом мы устроим ужин для себя, – сказала Чентл после того, как Дарси сел на стул и вытянул ноги. – Сегодня четверг, а в субботу состоится ваша свадьба.
– Я планировал ее на пятницу, Чентл, – сказал Форчен.
Сморщив нос и сверкнув глазами, невестка замахала руками.
– Скажи ему, – улыбаясь, обратилась она к мужу.
Форчен посмотрел на брата, но тот только ласково улыбнулся и пожал плечами.
– Ты же знаешь Чентл. Она настояла, чтобы я послал телеграмму Кэлу. Я уже получил ответ: они с Софи приезжают завтра утром. Если ты сможешь подождать до субботы, у нас появится возможность встретиться всем вместе.
Клер взглянула на добродушно улыбающегося Форчена. Насколько он отличался от прежнего угрюмого и злого мужчины! Во время их путешествия он лишь иногда казался расслабленным или счастливым. От его улыбки стало тепло, но в то же время она насторожилась. Что произойдет, если она полюбит, а ее муж не ответит на ее любовь?
Он посмотрел на Клер.
– В субботу так в субботу. Ты согласна, Клер?
– Конечно, – ответила она, удивленная тем, что он спрашивает ее мнение. – Чентл уже попросила двух портных сшить для меня платье. Я пыталась отговорить ее…
– Уверен, что тебе это не удалось, – сказал Форчен, улыбаясь Чентл.
– Конечно, ей ничего не удалось. Я обожаю свадьбы… Как чудесно, что вы устраиваете ее здесь. Вам бы следовало задержаться у нас на недельку. Наши друзья с удовольствием устроили бы для вас вечеринки.
Форчен улыбнулся и покачал головой.
– Я не могу остаться на неделю. Так значит, Кэл приедет завтра?
– Да, и мы узнаем все о железных дорогах, которые принадлежат ему, – ответил Раф. – Он приезжал сюда месяц назад по делам.
– Почему бы тебе не остаться жить в Новом Орлеане? – спросил у Форчена Дарси.
– Планирую начать в Атланте свое дело – открыть чугунолитейный завод. Ты можешь приехать и работать у меня.
– Нет, не может, – с улыбкой возразил Раф. – Он мне нужен здесь.
– Посражайся за меня, и, может быть, я получу жалованье повыше, – сказал Дарси, подмигнув Клер. От того, что Дарси, так же как и все остальные, похоже, принял ее, девушку охватила такая радость, какую бы она почувствовала, если бы Форчен влюбился в нее. Она чувствовала его близость: руку, которая скользила по ее руке, пальцы, которые, словно невзначай, касались ее ладони, но он вел себя так, будто ничего не происходило.
Клер взглянула на живописную лужайку, показавшуюся ей после многих ночей, проведенных в лесу, райским уголком. Наблюдая за колибри, порхающей над высокими розовыми кустами, Клер почувствовала, как с каждым часом ее волнение ослабевает.
На веранду вышла служанка и объявила, что ужин готов. Форчен, рассмеявшись над чем-то, о чем ему говорил Раф, взял Клер под руку. Они прошли через гостиную и вошли в большую, с высокими потолками столовую. Накрытый стол сверкал хрусталем и серебром. Клер посадили по правую сторону от Рафферти, напротив Форчена.
Слуга дернул за шнурок подвешенного опахала, которое принесло в комнату освежающий ветерок. Раф разрезал индюшку с золотистой поджаренной корочкой, и они ели ее с золотистым ямсом, приготовленным в коричневом сахаре. Семья О'Брайенов очаровала Клер, ей не верилось, что она вошла в эту теплую, дружную семью, и что Майкл стал членом этой семьи.
На какое-то мгновение Клер овладело странное чувство беспокойства: она подумала, что Майкл по ее вине не мог долго познакомиться со своей семьей. Она виновато взглянула на Форчена, который радостно смеялся, обнажая свои белые зубы. Форчен тоже посмотрел на Клер, и она растерянно заморгала. Может быть, он догадался, о чем она думает?
– Как поживает твой друг Аларик? – спросила Чентл. – Он расстроится, что не попал на вашу свадьбу.
Форчен расплылся в широкой улыбке, опять сверкнув своими белыми зубами.
– Аларику нравятся сюрпризы. Он обратил свой взгляд на Клер.
– Покидая Атланту, я не думал, что вернусь туда с женой. Я пошлю ему телеграмму.
– Так же как и я не думала, что выйду замуж через месяц после того, как уеду из Натчеза. И не ожидала, что стану членом такой семьи, как ваша, – скромно добавила Клер.
– Мы обязательно должны показать вам Новый Орлеан, – сказал Раф.
– Я попытаюсь уговорить вас задержаться у нас подольше. Наши друзья устроят вечеринки – мы сможем провести один день в Бель Дестин, в доме моего отца, – объяснила Чентл Клер.
– Мы не можем оставаться надолго. Отложим вечеринки до нашего следующего приезда, – возразил Форчен, опять ослепительно улыбнувшись Клер.
Улыбка Форчена согрела ее сердце, и она не смогла не улыбнуться ему в ответ. Форчен был спокоен и весел. Он показывал себя с самой лучшей стороны. Клер редко видела его таким во время их путешествия. Останется ли он таким же, когда они покинут семью О'Брайенов и приедут в Атланту?
После ужина все вернулись на веранду. На улице уже стемнело, и воздух стал прохладным и свежим. Они сидели в темноте и говорили об Ирландии. В тишине раздавались голоса мужчин, иногда срывающиеся на громкий смех.
Чентл, зашуршав юбками, поднялась.
– Я оставлю вас. А ты, Клер? Когда речь заходит об Ирландии, эта троица может говорить до третьих петухов.
– Я пойду с вами, – ответила Клер, посмотрев на Форчена, наблюдавшего за ней.
Проходя по дому, девушка почувствовала себя благодарной Чентл. На последней ступеньке лестницы она остановилась и, обернувшись, слегка коснулась руки Чентл.
– Спасибо вам за то, что вы сегодня сделали для меня.
– Мне это доставило радость. Майкл – золотой мальчуган, и я счастлива, что ты выходишь замуж за Форчена.
– Он сделал это только ради Майкла, – застенчиво проговорила Клер, почувствовав себя так, словно она вошла в эту семью обманным путем.
– Форчен – отличный человек. Тебе не будет плохо с ним.
Клер глубоко вздохнула.
– Мы пошли на это, потому что я люблю Майкла, и он любит его, и никто из нас не может бросить его.
– Вам и не придется бросать его… Ты такая хорошенькая… Ты когда-нибудь любила?
Девушка посмотрела в темные глаза Чентл и покачала головой.
– Я плохо знаю мужчин. Или, если быть совсем правдивой, мне никогда не хотелось иметь ничего общего с мужчинами, которых я знала.
– Форчен совсем другой. Я буду молиться, чтобы любовь пришла к вам обоим, потому что так должно быть. Вы с Форченом должны создать хорошую семью. Он очень страдает из-за Мерили… И слава Богу, что он нашел Майкла и тебя, – Чентл обняла Клер. – Дай ему время. Любовь обязательно придет.
Клер улыбнулась, удивившись словам Чентл, но в душе она не могла представить себе, что любовь когда-нибудь придет к нему.
– Спокойной ночи, Чентл.
Клер, повернувшись, направилась в свою комнату и закрыла за собой дверь. Впервые за все время скитаний у нее была своя комната. Она бродила по ней, трогала прекрасную мебель и думала о том, как повезло им с Майклом, что Форчен нашел их. Думая о Треворе Венгере, девушка выглянула в окно и посмотрела на яркую серебряную луну. Много ли неприятностей он доставит им, когда они приедут в Атланту? Разве теперь, когда у Майкла появились отец и мать, он сможет продолжать борьбу за возвращение мальчика?! Она вспомнила Форчена: «…он хотел убить меня…»
Смутное чувство тревоги на мгновение овладело ею. «Если с Форченом что-нибудь произойдет?.. – бродили тревожные мысли в ее голове. – Нет, он будет надежной опорой ей и Майклу и позаботится о них».
Клер повернулась и посмотрела на себя в зеркало, прикоснувшись к своему красивому красному шелковому платью. Чентл приподняла талию, и платье стало немного короче, но не настолько, чтобы казаться немодным или не по размеру. Вместо того чтобы увидеть свое отражение, Клер увидела лицо Форчена, когда он обернулся, чтобы поприветствовать ее на веранде. Если бы только она опять могла вызвать такой взгляд! Без сомнения, это был взгляд одобрения и восхищения. Образ Форчена стоял у нее перед глазами – искрящиеся голубые глаза, мужественное красивое лицо. Клер посмотрела на свое отражение.
Разглядывая себя, она наклонилась вперед: «Неужели ты влюбишься в мужчину, который, кроме Мерили, никогда никого не полюбит?»
Она покачала головой. Клер не думала, что влюбилась в Форчена, но ее тянуло к нему, и ей пришлось признать это. И чем больше она была с ним, тем сильнее привлекал он ее. Она опять покачала головой: «Берегись, Форчен О'Брайен давно потерял свое сердце, а теперь похитит твое».
Клер сморщила нос, вспоминая, как разговаривала с ним Чентл. Улыбаясь, она начала осторожно расстегивать крохотные пуговички на своем шелковом платье. Она задумалась над вопросом Форчена об интимной стороне их совместной жизни и почувствовала легкое возбуждение и в тоже время некоторую неуверенность. От мысли о возможности заняться с ним любовью ее сердце затрепетало. Но если ему захочется всего лишь удовлетворить свою похоть, она не пойдет на это.
Может быть, однажды, когда они лучше узнают друг друга, ее чувства изменятся. Клер раздевалась, мысленно возвращаясь к прошедшему вечеру, думая о дружбе трех братьев. Облачившись в ночную сорочку с легкими кружевами и оборками, она расчесала волосы и подошла к зеркалу. Клер опять посмотрела на свое отражение. Ей очень нравилось, как Чентл потрудилась над ее головой, и она надеялась, что за время пребывания здесь научится укладывать свои волосы в прическу, которая ей идет гораздо больше, чем просто коса или распущенные волосы.
Клер встала на низкую скамеечку и забралась на высокую кровать из розового дерева с пуховой периной.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22