А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Крышка стола сверкала от лака. Над ним висело опахало.
Кухня располагалась в самом конце дома. Там стояла плита, и была проведена вода. Невысокая чернокожая женщина, готовившая обед, обернулась и приветливо им улыбнулась:
– Добрый день, миссис и мистер О'Брайен.
– Здравствуй, Дэлла, – сказала Клер. Она познакомилась с этой женщиной после того, как Форчен нанял ее.
– Очень рада, что вы наконец переехали. Мистер Майкл уже забегал сюда и взял кусочек дыни.
– Я скажу ему, чтобы он не мешал вам.
– О нет, мэм. Он очень спокойный и вежливый мальчик.
Рядом с кухней располагались две комнаты для прислуги, которые сейчас занимали Дэлла и Пенти.
Клер и Форчен поднялись по лестнице и вошли в комнату Майкла. Интерьер комнаты был выдержан в темно-розовых тонах. На дубовом полу, сверкающем лаком, стояла мебель из розового дерева.
Они, взявшись за руки, осмотрели гостиную на верхнем этаже, комнату Клер для шитья, спальню для гостей с резными кроватями из розового дерева.
Наконец они вошли в свою спальню, которая занимала почти весь второй этаж. Клер с благоговением и трепетом смотрела на красивую резную кровать из орехового дерева, ореховый стол с крышкой из розового мрамора, розовые дамастовые портьеры и кружевные занавески, на камин и пустую каминную полку. Комната соединялась с огромной ванной. Клер почувствовала себя так, будто в жизни не видела ничего роскошнее.
– Здесь так же красиво, как в доме твоего брата.
– Я рад, что ты так думаешь, – улыбаясь ответил Форчен. Он подошел к Клер и положил ей руку на плечо. – Надеюсь, нам будет хорошо здесь, Клер.
– А как иначе можно чувствовать себя в таком прекрасном месте?
Форчен радостно улыбнулся и, наклонив голову, нежно поцеловал ее.
В гостинице он не спал с ней вместе. Возвращаясь поздно с работы, иногда он засыпал на диване, иногда – на стуле. И Клер было интересно узнать, как Форчен поведет себя в их новом доме.
– Ты займешь эту комнату, а я – соседнюю. Клер посмотрела на Форчена и уже собралась спросить о ребенке, но в этот момент он отвернулся.
– Давай лучше скажем прислуге, куда относить наши вещи, – хриплым голосом предложил О'Брайен, и она поняла, что момент упущен. Она решила подождать до вечера, когда все утихнет, и слуги уйдут.
Весь остаток дня они были заняты работой по дому. Наконец Клер вымылась в новой ванной комнате, которая поразила ее удобством и красотой. Она с особой тщательностью оделась к ужину, долго выбирая наряд, пока не остановилась на голубом шелковом с отделкой из кружев и розочек, которые украшали низ юбки и корсет. Ее узкая талия была стянута розовым поясом. Одеваясь, Клер с растущим волнением повторяла про себя, что она скажет Форчену, каждый раз придумывая новую речь. Она решила оставить свои волосы распущенными и только заколола их у висков. Клер посмотрела на свое отражение в зеркале и перевела взгляд на кровать.
Шурша юбками, она спустилась вниз. Клер заглянула на кухню, посмотрела, как идут дела у Дэллы, и направилась в гостиную. Когда она вошла, мужчины повернулись в ее сторону. Форчен в новом сером пиджаке, черных брюках и белой рубашке стоял у камина, облокотившись на каминную полку. Аларик стоял в центре комнаты.
– Клер, – радостно воскликнул Аларик и, поставив стакан, направился к ней. На его лице играла улыбка, а глаза светились, когда он взял Клер за руку и нежно коснулся губами ее щеки.
В этот момент ей захотелось, чтобы на месте Хемптона был Форчен и чтобы он с таким же восторгом приветствовал ее.
– Какая несправедливость! У этого человека есть и прекрасный дом, и самая красивая жена в Атланте.
– Если ты будешь продолжать в том же духе, то со свистом вылетишь из окна, – добродушно сказал Форчен.
– Спасибо, Аларик. Дом, действительно, прекрасен.
– Да. Это несомненно.
– Аларик принес к празднику бутылку шампанского и подарок для нас обоих. Я жду, чтобы открыть его. Но вначале давайте выпьем шампанского, – сказал Форчен, откупоривая бутылку.
Клер смотрела, как ее красивый муж, наклонив голову, разливает по бокалам пенистую, игристую жидкость. Форчен передал Клер хрустальный бокал и, слегка коснувшись пальцами ее руки, пристально посмотрел на нее своими неотразимыми голубыми глазами.
– Ты великолепно выглядишь, – нежно сказал он. Но прежде, чем она успела ответить, Аларик поднял бокал, и Форчен отвернулся.
– За долгие счастливые годы в этом прекрасном доме, – бодро произнес Аларик, посматривая на Клер.
Они торжественно выпили шампанское, и она поверх своего бокала посмотрела на мужа.
– Теперь ты можешь открыть наш подарок.
Она присела и принялась развязывать зеленую атласную ленту, которой был перевязан большой сверток. Ахнув от восторга, Клер достала из коробки великолепный серебряный канделябр.
– Аларик, какая изумительная вещь! – воскликнул Форчен.
– Какая красота! Спасибо, Аларик.
– Вы очень любезны. А где Майкл?
– Ужинает на кухне. Он зайдет поздороваться, и, если уже успокоился, поговорит с тобой. Мальчик так возбужден сегодня.
– Его нельзя винить в этом.
– Я пытаюсь уговорить Аларика уволиться из армии и пойти работать ко мне на завод, – сказал Форчен. – Я бы нашел для него работу.
Клер вопросительно посмотрела на Хемптона, и тот пожал плечами.
– Я обдумываю это предложение. Ну, а теперь покажите мне ваш дом.
Форчен улыбнулся, обнял Клер за плечи, и они направились в комнату для балов. Несмотря на вечер, зал все еще был залит светом.
– О, шикарная комната, – сказал Аларик. Он взял Клер за руку и развернул ее к себе лицом. – Клер, я приглашаю вас на танец. Прошу вас. Форчена мы попросим напеть нам мелодию.
– Черта с два, – отозвался О'Брайен.
– Тогда я спою, а ты стой и смотри, – сказал Хемптон и, обняв Клер за талию, начал петь на немецком языке.
Она, смеясь, следовала за другом мужа. Поначалу она следила за своими ногами, но потом освоилась и уже не опускала голову вниз.
– Меня только сегодня Форчен научил танцевать… А я и не знала, что вы говорите по-немецки.
– Я невероятно талантливый.
Он кружил ее по комнате, напевая немецкую песенку, Клер оглянулась на Форчена и заметила, что тот внимательно наблюдает за ней.
Она глубоко вздохнула и подняла глаза на Аларика, который крепко держал ее за талию.
– Дадим чертям жару, – сказал он, напевая песенку.
Клер улыбнулась ему и покачала головой. Когда они сделали круг по залу, к ним подошел Форчен.
– Будем продолжать тур или вернешь мне мою жену?
– Конечно. Если ты можешь петь, то потанцуй с ней.
О'Брайен широко улыбнулся и опять обнял Клер за плечи. Так они направились в дальнюю гостиную. Показывая дом Хемптону, она постоянно ощущала рядом присутствие Форчена.
Когда они спустились на первый этаж и вернулись в гостиную, Аларик посмотрел на О'Брайена:
– Ты покоришь всю Атланту.
– Кто знает? Как только Майкл будет принят обществом…
Хемптон рассмеялся.
– Не говори глупостей. Майкл и сам мог бы войти в общество… С тобой и с таким домом у него не возникнет никаких проблем.
Клер посмотрела на Аларика и подумала, что он прав. Общество примет Майкла и не учитывая общественного положения его отца и его доблести. Майкл был умным, дружелюбным мальчиком и вошел бы в общество без чьей-либо помощи.
Когда Бадру объявил, что ужин готов, Аларик взял Клер под руку. За ужином она почти не притронулась ни к жареной перепелке, ни к дымящемуся картофельному пюре. Клер с волнением смотрела на Форчена, сидящего напротив нее.
Весь вечер Клер пыталась следить за разговором и расслабиться, но в голове постоянно всплывали слова, которые она собиралась сказать О'Брайену. Она не знала, удастся ли ей решиться на такой разговор. А что если Форчен откажется?
После ужина Клер оставила мужчин в столовой, чтобы они могли покурить и выпить, и вернулась в гостиную. В комнату вбежал Майкл.
– Мне надо идти спать, но я хотел бы увидеть дядю Аларика.
– Он с твоим отцом в столовой; уверена, они будут рады видеть тебя.
Майкл ушел, и минуты через три все трое вернулись в гостиную. Аларик рассказывал Майклу какую-то историю об армии.
Через полчаса Форчен поднялся и положил на плечо мальчика руку.
– Пора сказать всем спокойной ночи.
– Спокойной ночи, дядя Аларик.
– Спокойной ночи, Майкл. Мне очень понравился ваш новый дом.
– И мне.
Он подбежал к Клер, крепко обнял ее и поцеловал. Она обняла его в ответ и посмотрела на Форчена.
– Я поднимусь с ним наверх.
– И лишите меня своего общества? Нет, – сказал Аларик, улыбаясь ей.
Форчен рассмеялся и пошел вместе с Майклом.
– Дом очень красивый, Клер, и я рад, что вы живете в нем.
– Не знаю, когда я привыкну к нему. У меня такое ощущение, что я без спросу вошла сюда и должна уйти.
Аларик встал с дивана, прошел по комнате и сел в кресло рядом с Клер.
– Этот ваш дом очень красив, и я надеюсь, что вы будете счастливы здесь. Форчен чертовски слеп. Если бы я был на его месте…
– Но вы не на его месте, – мягко прервала его Клер, желая прекратить этот разговор.
– Он не достоин вас, особенно, когда он так чертовски холоден и равнодушен.
– Аларик, давайте поговорим о чем-нибудь другом. В следующий раз приводите с собой Присциллу. Мне бы хотелось познакомиться с ней. Я приглашаю ее вместе с Эдвином.
Хемптон пристально посмотрел на Клер своими голубыми глазами.
– Он мой друг, Клер, и я, не раздумывая, отдал бы за него свою жизнь, потому что он рисковал жизнью ради меня… Но он недостоин вас.
Клер улыбнулась и встала с кресла.
– Вы очень милый, Аларик, и самый лучший друг Форчена… Я довольна своей жизнью. – Она села на диван. – Расскажите мне лучше о бале, на который мы приглашены. Попытаюсь запомнить хотя бы имена.
В дверях появился Форчен. Он посмотрел на Аларика, а потом на Клер. Она взглянула ему в глаза и испытала острое желание остаться с ним наедине. «Лишь бы только смелости хватило», – подумала она. О'Брайен сел в кресло и вытянул ноги. Она пожалела, что не может устроиться рядом с ним. Он казался ей таким далеким, огражденным от нее какой-то невидимой стеной, которая никак не позволяет ей пробиться к нему.
Наконец Аларик попрощался с ними и, остановившись в дверях, поцеловал Клер в щеку. Когда она закрыла дверь и снова вернулась в холл, Форчен посмотрел на нее.
– Ты ему чертовски понравилась.
– Твой друг очень милый.
– Да, милый. И умный… Я бы хотел, чтобы он работал со мной. Он нужен мне…
– Похоже, он думает над твоим предложением.
Они поднялись по лестнице на второй этаж.
– Я загляну к Майклу, – сказал Форчен, направляясь к комнате ребенка.
– Форчен, когда ты вернешься от Майкла, можно мне увидеть тебя? Я хочу поговорить с тобой.
– Да. Я вернусь через минуту.
Он прошел по коридору, снял пиджак и, открыв дверь, бесшумно вошел в детскую.
Клер вошла в темную спальню, которая, по словам Форчена, предназначалась ей. Она не стала зажигать лампу. Ей хотелось, чтобы во время разговора с Форченом в комнате было темно. Она знала, что начнет краснеть. В ожидании мужа Клер нервно сплела пальцы и подошла к окну.
Открылась дверь, и в спальню вошел О'Брайен.
– Клер?
– Я здесь, – ответила она, когда дверь закрылась.
Форчен свой пиджак оставил в комнате Майкла и теперь на ходу развязывал галстук.
– Ты хотела поговорить со мной? – спросил он, и Клер заметила любопытство в его голосе. Он подошел к окну, и на него упал лунный свет.
У Клер громко заколотилось сердце, и она нервно сжимала руки. Казалось, храбрость вот-вот покинет ее. Но она хотела Форчена и хотела ребенка.
– Что-то случилось? – наконец спросил О'Брайен, нарушая молчание.
– Нет, ничего не случилось… Мне очень трудно говорить с тобой, потому что очень давно мы уже не были вместе, – опустив глаза, произнесла Клер, пытаясь избежать его испытующего взгляда. И опять наступило молчание. Форчен подошел поближе и положил ей на плечо руку.
Клер взглянула на него и глубоко вздохнула.
– Форчен, когда ты делал мне предложение, ты дал мне несколько обещаний.
У нее начали дрожать руки.
– Я очень сильно люблю Майкла. Опять наступило молчание, и Клер поняла, что Форчен терпеливо ждет и не торопит ее. «Интересно, слышит ли он, как стучит мое сердце?» – подумала она.
– Ты сказал, что мы можем быть интимно близки, если я захочу этого, – сказала она, перейдя на шепот. – Так… вот… Я хочу ребенка…
ГЛАВА 17
Форчен, внимательно глядя на Клер, подошел к ней ближе и посмотрел ей в глаза.
– Ты говорил, что не будешь против физической близости, если я захочу этого, – повторила она, чувствуя, как запылали ее щеки. Ее огромные глаза с неуверенностью смотрели на Форчена.
– Я все еще люблю Мерили, – спокойно ответил он.
– Я знаю, но ты прекрасный отец Майклу. Я сильная и здоровая, мне бы хотелось иметь еще одного ребенка.
При мысли о близости с Клер у Форчена участился пульс. Он знал, что прежде, чем обратиться к нему с такой просьбой, она все хорошо обдумала и уверена, что действительно хочет этого.
– Клер, ты нравишься мне, и я уважаю тебя. Мне бы хотелось изменить свое чувство к тебе, но я не могу… Со временем ты поймешь это…
– Я понимаю, но мне хочется, чтобы у нас сложились другие отношения, чем теперь. Я хочу ребенка… Мы дадим столько любви малышу, Форчен… Я вижу, как ты относишься к Майклу, ты очень терпелив с ним. С тех пор как вы встретились, он буквально расцвел.
Форчен обдумывал слова Клер. Она была девственницей и совсем ничего не знала о мужчинах. Прежде чем уложить ее в постель, нужно поухаживать за ней.
О'Брайен привлек ее к себе, нежно обнял за талию и, наклонив голову, нежно поцеловал.
– Если ты хочешь этого, Клер, я с радостью. Господи, как давно я мечтал заключить тебя в свои объятия.
Клер обвила его шею руками и встала на цыпочки, подставив свои губы поцелуям Форчена. Он не признался ей в любви, но даже эти слова осчастливили ее. И, может быть, однажды он все-таки полюбит ее.
Руки Форчена скользили по телу Клер, заставляя ее сердце сильно биться. Ей хотелось, чтобы он не выпускал ее из объятий и долго-долго целовал.
– Форчен, – сказала Клер и, отстранившись, посмотрела на него. У нее чуть не сорвалось с языка признание в любви, но, посмотрев на него, она решила, что эту тайну оставит себе. Признание в любви могло пробудить чувство вины у Форчена. Клер нагнула к себе его голову, и их губы опять встретились в поцелуе.
Форчен гладил Клер по спине и расстегивал пуговицы на ее шелковом платье. Оно, шурша, упало на пол, и Клер почувствовала прохладу. Ее сердце громко стучало от восторга: если это все, что она может получить от Форчена, то она научится принимать это. Может быть, ей удастся однажды растопить его ледяное сердце и помочь ему забыть об утрате.
– Клер, ты достойна большего, – хрипло шептал он.
– Я понимаю, Форчен, я понимаю… Голос Клер затих, когда Форчен начал осыпать поцелуями ее шею. Его руки нежно ласкали груди Клер, поглаживая пальцами упругие соски.
Форчен отстранился от нее и посмотрел жадным, полным страсти взглядом. Сердце Клер затрепетало от радости и счастья. Форчен нежно коснулся ее бедер, прикрытых тонкой сорочкой. Его руки скользили вверх, увлекая батистовую материю. Он аккуратно снял с Клер сорочку и опустил взгляд на упругие груди своей жены. Она тяжело дышала от волнения и возбуждения. Он обхватил ее груди руками, наклонил голову и коснулся ртом напряженного соска. От прикосновения его влажных и нежных губ Клер вздрогнула и, издав тихий стон, обняла Форчена за плечи. Она потянула его за рубашку, желая, чтобы он сбросил ее.
– Форчен, – тихим шепотом произнесла Клер, подумав, не считает ли он ее поведение слишком вызывающим. – Форчен, я не знаю, как себя вести. Не знаю, что ты хочешь и что тебе нравится.
О'Брайен поднял голову и сквозь прикрытые веки посмотрел на Клер. Его взгляд был таким пламенным!.. Клер показалось, что ее сердце сейчас вырвется из груди.
– Слава Богу, что ты не знаешь. Мне приятно все, что ты делаешь, Клер.
Форчен наклонился и поцеловал ее в уголок рта, потом в мочку уха. Его голос был хриплым, а дыхание прерывистым и горячим.
– Делай все, что доставляет тебе удовольствие. Мне нравится все.
– Я даже не знаю, что делать.
– Ты сама почувствуешь это, любимая, – прошептал он и осыпал поцелуями ее шею, а потом грудь.
Клер вздохнула и прижалась к Форчену. В его словах звучало столько же нежности и ласки, как и в его прикосновениях.
«… любимая…» Слова, прозвучавшие очень естественно в такой ситуации, наполнили сердце Клер радостью. Как давно она мечтала услышать от него «любимая»!
Форчен оторвался от Клер и снял рубашку. Она увидела его широкую обнаженную грудь, покрытую завитками черных волосков, провела по ней пальцами и коснулась его маленьких сосков.
– Форчен…
О'Брайен, застонав, прижал Клер к себе, крепко обнял ее и, наклонив голову, страстно поцеловал. Она, охваченная удивительными чувствами, прильнула к нему. Страх и радость, возбуждение и волнение слились в ней воедино, и она прижалась бедрами к Форчену.
Издав еще один стон, О'Брайен опустил руки, отстранился от Клер и поднял с пола рубашку.
– Несколько ночей мне придется спать в холле.
Она удивленно вскинула на него глаза и неожиданно почувствовала озноб.
– Ты передумал?
Форчен молчал, стоя к ней спиной, потом повернулся, подошел ближе и обнял ее за талию. Он почувствовал, как ее упругие груди коснулись его обнаженного тела.
– Клер, – сказал он хриплым, но ласковым голосом, – я не передумал. Ты достойна другой любви. Тебя нужно любить нежно и трепетно.
Форчен поцеловал шею Клер и посмотрел на нее взглядом, полным страсти.
– За тобой никогда не ухаживали… Я не могу просто так взять тебя и отнести в постель… Ты достойна большего! Ты знаешь, что я хочу тебя и готов к физической близости, но мне хочется, чтобы и ты была готова к этому и хотела меня так же сильно, как я хочу тебя.
Клер посмотрела в глаза Форчена и подумала, что он более деликатный и тактичный, чем казался. Она наклонила к себе его голову, их губы слились в поцелуе, и О'Брайен крепко обнял ее.
Наконец он отступил и, прерывисто дыша, взглянул на обнаженную грудь Клер.
– Теперь я должен оставить тебя, иначе не смогу остановить себя.
Он повернулся и вышел из комнаты, бесшумно закрыв за собой дверь. Клер смотрела ему в спину, ее переполняли чувства, сердце трепетало, а тело жаждало его ласок. «Ночи сладких мучений? Ночи поцелуев и нежности? Часы, проведенные вместе с ним?» – при мысли об этом ее сердце наполнилось радостью, и тогда она подумала о ребенке, еще одном удивительном малыше, похожем на Майкла.
Клер широко расставила руки и сомкнула их вокруг живота, изображая воображаемую беременность. Восторг, радость, изумление и любовь к Форчену слились в ней воедино и заставили ее сердце петь. Она опустила руки и посмотрела на свое отражение в зеркале. Неужели ей всегда будет достаточно его таких скоротечных ласок? Неужели она примет его ласки, зная, что он не любит ее?
* * *
В воскресенье Форчен провел почти весь день дома, только днем ненадолго съездил на завод. Он принес бумаги и весь вечер просидел над ними за своим столом в дальней гостиной, пока Клер занималась шитьем, а Майкл читал.
Когда она уложила мальчика в постель и опять спустилась в гостиную, Форчен закрыл дверь и погасил все лампы, за исключением одной, что горела у него на столе. Он взял Клер за руку, устроился на диване и посадил ее к себе на колени. Послышался шорох ее муслиновой юбки…
Клер обняла его за шею и почувствовала запах его тела и табака. Одной рукой Форчен прижал ее к себе, а другой – гладил ее руку и плечо. Каждое его прикосновение заставляло трепетать Клер.
– Завтра вечером мы пойдем с тобой в Белл-Джонсонс Опера Хауз посмотреть «Восковые фигурки» миссис Джерли.
– Тебе не нужно идти на работу?
– Работа может подождать.
– Я никогда не была в театре, – довольная предложением Форчена, сказала Клер. – Форчен, я получила еще одно письмо от отца. Оно очень длинное, но, если хочешь, прочти его. Отец пишет, что война не отняла у него землю и деньги, потому что он уезжал в Англию и два года, пока длился конфликт, провел у своего двоюродного брата. Его дом сгорел, и теперь отец живет в доме моего брата. Они все так же владеют землей, брат заново отстроил свои постройки, разрушенные во время войны, и опять собирается заняться выращиванием хлопка.
Думаю, тебе будет приятно принять в свою семью еще одного члена Конфедерации. Это еще больше укрепит твое положение и затмит гот факт, что ты воевал с генералом Шерманом. Мой брат – лейтенант армии Конфедерации.
– Об этом ты расскажи здешним женщинам. Попроси прислать брата в письме фотографию в военной форме. Такую же фотографию мне скоро пришлет Кэл.
– Какое бесстыдство!
Форчен широко улыбнулся, и внутри у Клер все перевернулось. Она нежно коснулась губами уголка его рта.
– Ты очень красивый, и мне нравится, когда ты улыбаешься. Я бы все отдала за одну твою улыбку.
Форчен усмехнулся, еще крепче сжал Клер и припал губами к ее шее.
– Это не совсем так, Клер. Я знаю улыбки и получше… Ты дьявольски самостоятельная женщина. Поступай всегда так, как считаешь нужным.
Клер закрыла глаза, их разговор прервался, когда Форчен коснулся кончиком языка мочки ее уха. В течение дня он постоянно оказывал ей знаки внимания: то, проходя мимо, слегка приобнимал ее за талию, то оказываясь рядом, случайно касался ее плеча или руки. Его мимолетные, случайные ласки разжигали в Клер пламя страсти.
Она повернула голову, и губы Форчена прижались к ее губам. Он откинул ее на спинку дивана. Его рука осторожно скользнула под юбки, и Клер почувствовала ладонь О'Брайена у себя на ноге. Его пальцы медленно поднимались вверх, поглаживая ее бархатистую кожу.
Она вздрогнула и застонала, когда большой палец Форчена нежно коснулся ее трепетного бутона. Она прильнула к нему, закрыла глаза и откинула назад голову, утопая в удивительных ощущениях, которые доставляли ей его ласки. Клер прижалась бедрами к Форчену и почувствовала его упругую возбужденную плоть.
– Тебе это приятно, Клер, – шептал он, целуя ее в шею и мочку уха. Желание переполняло ее. Ласки мужа сводили Клер с ума. Она сильнее прильнула к нему и почувствовала, как волна восторга захватила ее. Радостный крик Клер нарушил темноту комнаты. Форчен привлек к себе обессиленную девушку и страстно поцеловал ее в губы.
Через несколько минут Форчен поднялся с дивана и подойдя к столику налил себе бренди.
– Мне надо идти спать, – хрипло произнес он и выпил напиток. Он быстрыми шагами вышел из комнаты и оставил Клер одну. Она поняла, что еще бы секунда, и он потерял бы контроль над собой.
Форчен пробудил в ней новые необыкновенные чувства, и теперь она хотела его так, как даже не мечтала еще месяц назад. «Интересно, сколько еще он будет ждать, чтобы потом овладеть мною? – подумала Клер. – Этим вечером он вел себя так, словно готов ждать целую вечность».
Два последующих вечера они провели в опере и театре. После спектакля Форчен решил показать ей Атланту. Они ехали по городу в экипаже, О'Брайен любезно раскланивался со знакомыми. Глядя на затихающие после дневной суеты улицы, Клер подумала, что такое внимание Форчена к ней может нанести ущерб его работе. С чувством любви и благодарности она положила ему на колено руку.
Форчен повернул голову и посмотрел на Клер. У нее перехватило дыхание, потому что в его взгляде безошибочно читалось желание овладеть ею. И опять вечером, когда они остались одни в спальне Клер, О'Брайен заключил се в свои объятия, начал целовать и ласкать, доставляя ей неземное удовольствие, а потом внезапно встал, дрожа от желания, хриплым голосом попрощался и ушел. И Клер осталась одна, все еще чувствуя на себе прикосновение его губ и рук.
Клер знала, что терпение Форчена иссякнет. В эту ночь она не могла заснуть. Ее тело жаждало ласок О'Брайена. До утра Клер не сомкнула глаз, вспоминая вновь и вновь минуты, проведенные в объятиях своего мужа.
В пятницу утром она пообещала Майклу взять его на прогулку по городу. Вместе с Бадру они сели в экипаж и поехали кататься. В опере и театре Форчен познакомил Клер с несколькими людьми, и теперь, проезжая по городу, она по-дружески кивала знакомым женщинам.
Бадру остановил экипаж у небольшого здания, над входом которого висела вывеска «Магазин мадам Рич». Она вошла в магазин, чтобы выбрать себе материал, а Майкл с Бадру остались ждать ее на улице.
Выйдя из магазина мадам Рич, Клер повела мальчика в кондитерскую, а Бадру остался ждать у коляски. Сделав покупки, они вышли на залитую ярким солнечным светом улицу.
– Мне нужно заглянуть в шляпный магазин, – сказала Клер, указывая на здание на другой стороне улицы. Бадру стоял всего в нескольких ярдах от них у входа в большой универсальный магазин. – Подожди меня, пожалуйста, в универсаме.
– Хорошо, мамочка!
Майкл стремглав помчался к магазину и открыл дверь. Клер посмотрела на негра: он внимательно следил за мальчиком. Она пересекла улицу и направилась к магазину шляпок, посматривая на строящиеся здания и проносящиеся мимо нее фургоны, нагруженные досками и кирпичом.
Клер вошла в маленький магазинчик с колокольчиком над входом. В помещении было прохладно. На витрине были выставлены образцы шляпок. Клер окинула взглядом ассортимент и остановила свой выбор на милой шляпке из зеленого шелка со страусиными перьями и отделкой из шелковых лент. «Вот в таком магазинчике, – подумала она, – я провела бы всю свою жизнь. Она посмотрела на высокую седоволосую женщину, направляющуюся к ней. Если бы не Форчен, она бы сейчас работала в таком магазине… Или пела бы до сих пор в салунах…
Клер расплатилась за зеленую шляпку и оставила заказ на шляпу из голубого велюра. Бадру, увидев, что Клер выходит из магазина со шляпной коробкой, поспешил ей навстречу.
– Майкл все еще в магазине.
– Спасибо, Бадру. Если хочешь, встань в тенек, сегодня ужасно палит солнце. Уверена, с нами ничего не случится. Иди, выпей чего-нибудь холодного.
– Хорошо, мэм. Спасибо.
Над головой Клер раздался звон колокольчика, когда она вошла в большой магазин с высокими полками, уставленными разнообразными товарами.
– Доброе утро, миссис О'Брайен, – радостно поприветствовал ее Эдвин Нортроп.
Клер посмотрела на высокого рыжеволосого мужчину, который владел этим магазином.
– Доброе утро.
Она кивнула головой и пошла по длинному проходу, зная, что Майкла можно найти в дальнем конце магазина, где продают книги.
– Доброе утро, – раздался звонкий женский голос. Клер обернулась и увидела Нэлли Холлингсворт, женщину, с которой Форчен познакомил ее в опере.
– Доброе утро, миссис Холлингсворт.
– Зовите меня Нэлли. Я знаю, мы станем друзьями. Ваш Майкл должен обязательно познакомиться с моим Джошем. Они одногодки. По-моему, вы говорили, что ему шесть лет?
– Да, шесть.
– Я видела вашего мужа, и он сказал, что когда приедет его брат, майор О'Брайен, вы устроите прием. Он сказал, что его брат был ранен в Шилоу.
– Да, это верно. Мы ожидаем Калеба и Софию через несколько недель.
– Ваш муж рассказывал, как жена майора всадила нож в янки, и поэтому ей навсегда пришлось уехать из Мемфиса.
– Да. Скоро вы познакомитесь с ними.
– До встречи в пятницу вечером в «Медоус».
– До встречи, – ответила Клер. Ее слегка развеселило то, что рассказывая о своих родственниках, Форчен не упомянул о своем участии в составе армии генерала Шермана при сожжении Атланты.
Клер купила две новые сковородки, полдюжины кухонной утвари, которая, как ей казалось, просто необходима на кухне. Форчен построил великолепный дом, но он совершенно не знал, как нужно оборудовать кухню.
Мистер Нортроп вписал покупки Клер в счет и подсчитал сумму.
– Можно пока оставить вещи у вас? Я заберу их, когда буду уходить.
– Конечно, миссис О'Брайен. Майкл закопался в книгах, да?
– Да, он очень любит читать.
– Пусть посмотрит, какие книги есть у меня. Не многие дети так увлекаются чтением. Все покупки будут записаны на ваш счет.
– Спасибо, – поблагодарила Клер и направилась к книжным полкам. Ей все еще не верилось, что она может делать любые покупки, записывать их на счет, который потом будет отослан Форчену для оплаты.
Ее розовое платье из шелка, подаренного ей Форченом в Батон-Руж, уже было готово, но Клер не надевала его, поджидая подходящий момент.
Она прошла в дальний конец магазина, где у книжных полок увидела Майкла, поглощенного чтением. Этот маленький уголок с четырьмя полками, уставленными книгами, был излюбленным местом мальчика. Клер решила не торопить Майкла и еще раз обошла прилавки с материалами, посудой и кремами. Наконец она подошла к нему.
– Еще одну минутку, – сказал Майкл, бросив взгляд на Клер, и снова вернулся к книге. Он сидел на полу и перелистывал страницы книги, лежавшей у него на коленях. Клер кивнула головой и побрела вдоль ряда полок к прилавку, где продавались наперстки. Боковым зрением она заметила, что в магазин вошел новый покупатель. Она повернула голову и заметила в проходе между прилавками высокого мужчину с красивым лицом, широкими скулами и посеребренными сединой каштановыми волосами. Он остановился и устремил свой взгляд мимо нее на Майкла. Клер поняла, что перед ней Тревор Венгер.
ГЛАВА 18
Он изменил направление взгляда и пристально посмотрел на Клер. На долю секунды девушку охватил страх. Она вспомнила те годы, когда ей приходилось спасаться бегством от посланных по ее следу ищеек Венгера. Клер захотелось взять Майкла и бежать к коляске под защиту Бадру.
– Вы мистер Венгер?
– Да. А вы – Клер О'Брайен. Я очень удивился, узнав, что вы поженились, – спокойно произнес Венгер.
Клер пожала плечами.
– Мы оба любим Майкла.
Он вновь посмотрел на мальчика. Клер вспомнила слова Форчена и свое обещание оберегать Майкла не только от разговоров, но и случайных встреч с Тревором Венгером. Она пристально вглядывалась в лицо этого человека, когда он смотрел на своего внука, и видела в его глазах любовь. Венгер был дедушкой Майкла, таким же кровным родственником, как и Форчен. Она не знала, что делать: уйти или остаться. Здесь, в магазине, она в безопасности, и Бадру придет на помощь, если она позовет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22