А-П

П-Я

 кровати для детей тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Уже два года меня пытают, желая вызнать, где спрятан артефакт. До сих пор я держался, но если они увидят тебя, то поймают и станут мучить, чтобы заставить меня раскрыть тайну. Именем короля приказываю, Ри – немедленно беги и забудь сюда дорогу! Юная вэйта не замечала, как по лицу текут слёзы.
– Я… я приведу людей, они спасут…
– Нет, дитя, – мягко ответил узник – Ажхан не просто так выбрал этот монастырь местом моего заключения. Барон Франк Милтон тайно поддерживает некроманта, в его землях есть несколько чёрных алтарей. Если расскажешь обо мне – погибнешь. Ри замотала головой.
– Я не могу… не могу вас бросить!
– Ты уже помогла мне, Ри, – тихо ответил пленный вэйтар. – Впервые за много лет я встретил сородича. Спасибо, дитя моё. Сейчас беги; я не вынесу мысли о твоей гибели.
Всхлипнув, юная вэйта облизнула слёзы и решительно огляделась. Бросать несчастного пленника в этом жутком месте она не собиралась.
– Я вернусь, – шепнула Ри. Узник за дверью вздрогнул.
– Нет, девочка, не смей!
Ри уже не слушала его. Стремительно пробежав обратно, она бесшумно взлетела на третий этаж сруба, оттуда на чердак, выбралась из окна и молниеноносно пересекла двор. Стена задержала её ненадолго.
– Дик! – дрожащая от возбуждения вэйта метнулась за дерево, где прятались дети. – Дик, здесь живут демонопоклонники! Мальчики побледнели.
– Пресвятая дева Тикава… – Зак отпрянул. – Бежим!
– Стойте! – прошипела Ри. Испугнанный Дик оглянулся. – Слушайте меня! Здесь, в подземелье, томится рыцарь короля! – она коротко рассказала об узнике, не упомянув, что тот был вэйтаром. К концу рассказа мальчишки смотрели на Ри с восхищением и недоверием.
– Храбрая ты… – с уважением шепнул Дик. – Но как спасти рыцаря? Если господин барон и вправду служит силам Тьмы, мы обречены…
– Слушайте, – Ри оглядела детей. – Ты сын кузнеца, не так ли? Один из мальчиков испуганно кивнул.
– Вот что надо сделать, – юная вэйта ткнула пальцем ему в грудь. – Завтра, в это же время, встречаемся здесь. Ты должен будешь забрать у отца все ключи, которые есть в кузне, маленький напильник и клещи. Дик! – Ри повернулась, – найди длинную верёвку, рыцарь ослабел и не сможет перелезть стену. Кто достанет лошадь или мула? Дети переглянулись.
– У матери есть осёл… – неуверенно протянул один из них.
– Отлично! – Ри дёрнула хвостом. – Помните, мы спасаем рыцаря короля. Нас наградят, возможно вас возьмут учениками в войско! Дик недоверчиво улыбнулся.
– Ну, дела… Юная вэйта внезапно схватила его за рукав.
– Дик, если кто-нибудь из взрослых узнает, мы все погибнем, – сказала она тихо. – Возможно, слуги некроманта даже сожгут деревню! Никому ни звука! Бледные мальчики переглядывались. Ри, отпустив Дика, повернулась к остальным.
– Сейчас идите. Я должна найти место, где мы спрячем рыцаря, пока к нему не вернуться силы. Зак неуверенно огляделся.
– Ри, ты уверена что это сработает?
– Уверена, – отрезала вэйта. – Будете молчать – никто даже не узнает, что вы ходили к монастырю. Смотреть за рыцарем буду я сама. Всё, бегите!
Проводив мальчишек долгим взглядом, Ри глубоко вздохнула и метнулась в лес. От волнения и интенсивных движений она хорошо согрелась.
3
На закате к колодцу пришёл только Дик. Ри, которая нервно бегала взад-вперёд по мосту, встретила мальчика рассерженным шипением.
– Где остальные?!
– Они не придут, – хмуро ответил Дик. – Испугались. Он сбросил с плеча холщовую сумку.
– Но верёвку и инструменты я принёс. Юная вэйта стиснула пальцы.
– Трусы… Трусы!
– А чего ты хотела? – огрызнулся Дик. – Мы, поди, не герои. Скажи спасибо, что хоть я пришёл. Ри глубоко вздохнула.
– Верно. Прости, Дик.
– Ничего… Ну, пошли?
– Пошли!
До монастыря добрались уже в полумраке. Последние лучи солнца гасли один за другим, сильный ветер раскачивал деревья, мрачная громада монастыря казалась чёрным замком Властелина Тьмы. Даже Ри было не по себе, Дик же просто дрожал.
– Слышь… – мальчик неуверенно дёрнул вэйту за хвост. – Может, не надо?
Ри сузила глаза.
– Два года несчастный рыцарь томится в плену, его пытают и мучают – а ты хочешь повернуть обратно?
– Ну не герой я… – в отчаянии отозвался парень.
– Героями не рождаются, – сухо сказала вэйта. – Давай инструменты.
Холщовая сумка едва не опрокинула Ри. Вэйтары не отличались физической силой, и то что Дик полагал cлегка тяжёлым, для юной вэйты было почти неподъёмным грузом. С таким балластом нечего было и думать о подъёме на стену.
Ри закусила губу. Немного подумав, она развязала мешок, вытащила оттуда верёвку и привязала её к сумке. Дик молча наблюдал.
– А ты замок открыть сумеешь? – спросил он с сомнением.
– Постараюсь! – огрызнулась Ри. Она злилась на собственную слабость. – Дождись меня. Дик нахмурился.
– Ящерица, если уж я пришёл, то не брошу.
– Спасибо… – зажав конец верёвки в зубах, вэйта стремительно взлетела на стену. Огляделась, принюхалась. Вроде, всё тихо…
Чтобы втащить мешок с инструментами на стену и тихо опустить в монастырский двор, Ри потребовалась вся её воля. Отдышавшись, вэйта подтащила сумку к срубу, забралась на чердак и, напрягая последние силы, затащила инструменты наверх. От перенапряжения ей пришлось раскрыть пасть и несколько минут глубоко дышать, высунув язык.
Немного отдохнув, Ри вытащила из мешка связку ключей – Дик, умница, сообразил завернуть их в войлок – и прокралась к лестнице. Около минуты неподвижно лежала, прислушиваясь к звукам.
Не услышав ничего подозрительного, Ри скользнула в коридор третьего этажа. Подкралась к последней двери – оттуда доносился богатыский храп. Юная вэйта облегчённо вздохнула.
На втором этаже она не задержалась, сразу юркнула на первый. Здесь ничего не изменилось со вчерашнего дня, только добавился свежий человеческий запах. Ри с опаской подкралась к дыре в полу.
Не заметив ничего подозрительного, вэйта решилась и скользнула в подвал; здесь пахло кровью и чем-то непонятным. Ри зажмурилась, сообразив, что сегодня несчастного узника вновь пытали. Подбежала к двери. Изнутри не доносилось ни звука.
– Господин… – шёпотом позвала вэйта. – Я вернулась, господин!
– Так я и знал, – довольно ответил кто-то за спиной Ри.
На миг ящерке показалось, что оба её сердца сейчас выскочат из груди. Судорожно сглотнув, она обернулась и прижалась к стене. На Ри смотрел чудовищно уродливый человек.
Ростом он не превышал четырёх футов, но был до того широкоплеч, что казался квадратным. На спине имелся большой горб, лицо было перекошено влево и изуродовано страшным шрамом. Будто этого мало, горбун был начисто лишён ушей, а нос, когда-то сломанный, зажил неправильно и остался вздёрнут, как у свиньи. Более отвратительного и страшного урода Ри не видела за всю жизнь.
– Я… я… – вэйта вжалась в стену.
– Воровка, – спокойно ответил горбун. Голос у него оказался низким и хриплым. – Когда я вчера заметил открытую щеколду, сразу решил подкараулить вора…
Внезапно он бросился на Ри. Юная вэйта взвизгнула от страха и моментально взлетела на потолок, застыв прямо над головой горбуна. Тот ошарашенно почесал в затылке.
– Мать твою… А ну спускайся! Ри в отчаянии замотала головой.
– Спускайся, по-хорошему говорю, – предупредил горбун.
– Нет!
– Как знаешь… – человек снял с пояса короткий кинжал. – Считаю до трёх, потом проткну как курицу.
В качестве доказательства он подкинул нож и поймал за лезвие профессиональным движением убийцы. У Ри потемнело в глазах.
– Раз.
«Что делать?!!»
– Два… – горбун прищурился, пальцы на лезвии чуть побелели. «Сейчас бросит!» – в ужасе поняла Ри.
– Три!
Завизжав от страха, вэйта отцепилась от потолка и рухнула прямо на голову горбуну. С мужеством, рождённым отчаянием, она вцепилась тому в лицо всеми коготками и хвостом ударила в пах. Горбун завопил.
– Ах ты гадина!!! – сильные руки моментально оторвали Ри и вздёрнули в воздух. Ящерка беспомощно извивалась, не в силах освободиться.
– Ты… меня… до крови!!! – горбун взревел. Стальные пальцы сдавили горло Ри, от боли она захрипела и, уже теряя сознание, хлестнула убийцу хвостом. Острый кончик попал ему в глаз.
Горбун с мучительным воплем схватился за лицо и упал на колени. Юная вэйта рухнула рядом; от боли и страха она почти потеряла рассудок, мир вращался перед глазами. Ри помнила лишь одно: сейчас убийца опомнится и добъёт свою жертву.
Рука перепуганной ящерки наткнулась на нож, который уронил горбун. Прежде чем вэйта поняла, что собирается сделать, инстинкты сработали сами: Ри взмахнула ножом и по рукоятку вогнала его в шею убийцы. Тот с хрипом повалился на пол.
«Мёртв…» – ещё успела подумать ящерка. Но тут шок, страх и боль навалились на неё разом, и Ри упала рядом с телом горбуна, потеряв сознание от пережитого потрясения.
***
Придя в себя, измученная вэйта отползла от трупа и её вырвало. Потом ещё раз. Ноги и руки тряслись, стоять Ри не могла. При взгляде на тело убитого ею человека, стало так плохо, что Ри едва вновь не потеряла сознание.
Несколько минут потребовалось ей, чтобы справиться с шоком. Наконец, собрав всю волю, Ри подползла к мертвецу и отцепила с его пояса связку ключей. Зажмурившись, заставила себя встать.
– Ты… ты… сам виноват… – голос дрожал. Постояв у стены, чтобы головная боль немного отпустила, Ри проковыляла к двери в камеру и, с третьей попытки, сумела попасть ключом в замок. Тот открылся моментально и беззвучно.
– Го… господин… – Ри пришлось ухватиться за стену, чтобы не упасть от слабости. – Я… вернулась…
Что-то тёмное, связанное по рукам и ногам, дёрнулось на куче соломы в дальнем углу клетки. Юная вэйта закусила губу.
– Сейчас помогу… Шатаясь, Ри подошла к узнику и рухнула на колени. От ужаса у неё потемнело в глазах.
Пленный вэйтар был не просто изувечен. На нём буквально не осталось живого места; шрамы и отметины ожогов покрывали всё тело плотной сеткой, на месте глаз зияли две воспалённые раны, хвост был рассечён почти до середины, чешуя на боках и груди свисала рваными лоскутами. Что творилось ниже, Ри просто боялась смотреть.
– Господин… – едва не плача, вэйта вытащила кляп из пасти пленника. – Как вы, господин?
– Зачем ты вернулась?!
Узник задыхался. Ри с большим трудом удалось развязать верёвку, которой тот был связан, и дрожащие руки легли на окровавленные плечи юной вэйты.
– Зачем ты вернулась, храбрая моя девочка, зачем?
– Я не могла иначе, – Ри облизнула слёзы. Пленник встал, опираясь о стену. Юная вэйта собрала все силы и протянула ему руку.
– Пойдёмте. Всё готово для побега. Дрожащие пальцы прошлись по лицу Ри.
– Ты плачешь, дитя моё?
– Я… – Ри отвернулась. – Я… только что… убила человека!
– Ты защищалась, – ласково ответил узник. – Не плачь, Ри, не плачь. Юная вэйта всхлипнула и облизнула слёзы языком.
– Торопитесь, господин. Крики мог услышать второй человек.
– Этот подвал поглощает любые крики, – глухо ответил узник. Ри содрогнулась.
Чтобы добраться до чердака, им потребовалось почти полчаса. Потом Ри, собрав всё мужество, вернулась в подвал и подобрала связку ключей Дика – она не могла подвести товарища. Пока вэйта отдыхала, пленник ощупывал брёвна.
– Сейчас я спущу вас на верёвке, господин, – сказала Ри, отдышавшись. Узник вздрогнул.
– Почему ты зовёшь меня господином? Юная вэйта смутилась.
– Привыкла… Я всех так зову.
– Моё имя Алазар, – сказал пленник. – И в благодарность за спасение, дитя моё, это я должен звать тебя госпожой.
Окончательно смутившись, Ри подошла к окну и осторожно выглянула. К её изумлению, ночь только начиналась – приключение отняло не более часа. Всё было тихо и спокойно.
Первым вниз отправился мешок с инструментами. Затем, передохнув пару минут, Ри напрягла все силы и спустила Алазара. Последний раз огляделась, смотала верёвку, спустилась сама.
– Держитесь за мой хвост, гос… Алазар.
– Держусь, – ободрительно ответил тот. Ри беззвучно прошла к стене, забралась на гребень, втянула мешок с инструментами и сразу опустила его с другой стороны. Оттуда, с земли, смотрел Дик.
«Не бросил…» – со странной теплотой в сердце подумала Ри. Кинув Алазару верёвку, она подождала пока тот наощупь обвяжет её вокруг пояса, и прыгнула вниз, зажав в зубах второй конец.
Пленник так похудел и высох в камере, что Ри была чуть ли не вдвое тяжелее. Сейчас, как и полагала юная вэйта, вес её тела послужил противовесом; когда Ри коснулась земли, Алазар уже стоял на гребне стены. Вэйта шаталась от усталости.
– Всё получилось, уноси инструменты, – выдавила она, когда подбежал Дик.
– Только не иди прямо в деревню. Дай крюк в сторону реки, перейди вброд, на том берегу – тщательно промой инструменты и утопи мешок. Потом пройди по течению с полмили, время от времени выходи в лес и возвращайся по собственным следам. Мальчик побледнел.
– Собаки?
– Возможно. Лучше не рисковать. Дик бросил взгляд на окровавленный хвост Ри.
– А как же ты? – спросил он тихо. Ящерка улыбнулась.
– За меня не бойся, друг. Я ещё вчера всё подготовила.
– Точно не нужна помощь?
– Точно… – Ри с благодарностью пожала мальчику руку. – Спасибо, Дик. Я попрошу рыцаря устроить тебя в королевскую гвардию.
– А где он?
– На стене. Сейчас я немного отдышусь и спущу его, а ты беги. Но помни – одно неосторожное слово, и все мы покойники.
Постоянно оглядываясь, Дик пропал за деревьями. Ри ещё несколько минут отдыхала, прислонившись к стене.
«Холодно…» – вэйта встряхнулась. Собрав остатки сил, взобралась на стену и помогла Алазару обмотать верёвку вокруг выступавшего камня.
– Ри, дитя, как я смогу отблагодарить тебя? – тихо спросил бывший узник.
– Останьтесь живы, – серьёзно ответила Ри. – Большей благодарности мне не надо.
В три приёма, окончательно обессилев, она спустила Алазара со стены. Затем, отвязав верёвку, спустилась сама, едва не упав при этом. Бывший пленник с тревогой вслушивался в хриплое дыхание своей спутницы.
– Ты переутомилась, Ри…
– Сейчас не время отдыхать. – юная вэйта с трудом встала. – Идёмте, Алазар. В десяти милях к северу, на берегу реки, есть лазейка в тайный ход, ведущий в подземелья замка барона. Но мы должны будем дать большой крюк и пройти по воде, чтобы обмануть собак. Слепой вэйтар чуть склонил голову на бок.
– Я слышал, как ты инструктировала мальчика.
– Что я делала?! – поразилась вэйта. Пауза.
– Нет, ничего. Где ты познакомилась с охотой, Ри? Юная вэйта улыбнулась.
– На пирах, Алазар. Когда барон и его товарищи пируют, они всегда хвастают охотничьими подвигами, расписывают хитрости зверя… А я в это время обычно сижу в уголке и ем объедки. Идёмте, здесь оставаться опасно. Покачав головой, бывший узник нащупал хвост Ри и молча последовал за ней.
4
Время перевалило далеко за полночь, когда беглецы достигли нужного места. Смертельно уставшая, продрогшая до костей Ри едва переставляла ноги; её заставляло двигаться только сознание, что Алазару приходится куда труднее.
Бывший пленник уже не мог даже говорить. Он механически шагал, держась за хвост Ри, но непонятно каким образом не спотыкался. Холодная вода, по которой им пришлось идти почти четверть мили, омыла ноги Алазара, и Ри только сейчас поняла, что чешуя узника была не серой – серыми были грязь и пыль. Чешуя Алазара отливала изумрудно-сиреневым цветом, насколько можно было судить при луне.
– Здесь вы будете в безопасности, – тихо сказала Ри. Алазар принюхался, со свистом втягивая воздух.
– Мы возле леса?
– Да, деревья здесь доходят до самой воды. – Ри склонилась над старым, замшелым пнём и просунула палец в дырку, снаружи неотличимую от сучка. – Я нашла этот ход много лет назад и к счастью догадалась скрыть от людей.
Откинув второй тайный засов, Ри напрягла все силы и со скрипом подняла верхнюю половину «пня». Под ним обнаружился каменный колодец, в стену которого были забиты ржавые скобы.
– Ход очень старый и кое-где осыпался, но проползти можно, – старась казаться бодрой, заметила Ри. Слепой вэйтар понимающе кивнул.
– Выбора у нас нет, так или иначе.
– В подземельях замка вам быстро полегчает! – заверила вэйта. – Я буду таскать вам пищу с кухни, постараюсь раздобыть снадобья для ран… Но главное, там вас никто не будет искать! Алазар вздохнул.
– Будут, дитя моё… Будут. Ты даже не представляешь, как сильно я нужен Ажхану.
– Там, куда я вас спрячу – не будут, – уверенно ответила Ри. – Люди давно позабыли, сколько тайников и секретов устроено в их замке. Я спрячу вас в тайной комнате недалеко от кухни, там одна из стен выходит прямо на печку и в комнате всегла тепло… Вэйта смутилась.
– Правда, там темно как в угольном мешке, но вам это не помешает. Алазар улыбнулся.
– Что верно, то верно. Второй раз за сегодня ты спасаешь мне жизнь, дитя. Ри молча подвела узника к колодцу и помогла встать на первые скобы.
– Будьте осторожны, – предупредила она. – В нескольких местах скобы выпали, там надо будет повиснуть на руках и дотянуться до следующей.
– Мне не привыкать… – Алазар проворно двинулся вниз. Ри, последний раз оглядев ночной берег, забралась в колодец, потянула на себя «пень» и плотно задвинула запоры.
До дна предстояло спускаться футов семьдесят. Юная вэйта ничего не видела – в подземном ходе царил абсолютный мрак. Но чувствительные к теплу ямочки у носа, острое обоняние и осязание помогли ей достичь цели невредимой. Алазар был уже тут.
– Держитесь за меня, – шепнула Ри. – Ход совсем прямой, но здесь полно мусора и ям.
– Здесь пахнет разложением, – с тревогой ответил Алазар. – Ты уверена, что нет других ответвлений, ведущих наверх?
– Не уверена, – вздохнула Ри.
Дальше они двигались в тишине. Первой шла юная вэйта, очищая дорогу для Алазара; тот постоянно принюхивался, водил головой из стороны в сторону, видимо пытался использовать тепловое зрение.
Почти половина пути уже осталась позади, когда Алазар внезапно замер. Удивлённая Ри оглянулась.
– В чём…
– Шшшш! – узник поднял руку. Ноздри Алазара широко раздувались от волнения. – Опасность! Ри отпрянула.
– Но я ничего…
– Это магия, – Алазар тяжело дышал. – Слуга Ажхана пытается достать меня заклинанием подавления воли. Ри, тебе надо уходить, немедленно! Вэйта в ужасе отпрянула.
– Чт… чт… что?! Алазар упал на колени.
– Силы слишком неравны… – он хрипло дышал. – Дитя, молю, беги отсюда! Скорее! Ри закусила губу.
– Нет! – внезапно даже для себя, крикнула она. – Я больше ни от кого не побегу!
Ухватив обмякшее тело Алазара, юная вэйта взвалила его на плечи и, шатаясь от напряжения, бросилась вперёд.
– Это бесполезно… – хрипел узник. – У них моя кровь… Я никогда не познаю свободу…
– Держись, держись! – Ри уже чувствовала близость цели. Упав на колени, она проползла под осевшим сводом, протащила Алазара, вновь подняла его и продолжила безумный бег во тьме.
Ход вёл в самое дальнее подземелье замка. Почти теряя сознание от усталости, Ри выбралась из секретной ниши в стене, вытащила бесчувственного Алазара и задвинула камень. У неё тряслись руки.
– Уже почти дошли…
Чтобы пробраться в тайник возле кухни, где должен был выздоравливать Алазар, беглецам потребовалось более получаса. К этому времени слепой вэйтар очнулся; ему несколько полегчало.
Когда цель наконец была достигнута, Ри, у которой уже подгибались ноги, испытала невероятное облегчение. Она едва не рухнула рядом с Алазаром. Удержал её лишь голос бывшего узника:
– Девочка, скорее, нарисуй вокруг меня круг. От удивления Ри на миг забыла об усталости.
– Нарисовать круг?!
– Да, да… – Алазар часто и хрипло дышал. – Возможно, тогда некромант потеряет меня…
Юная вэйта молча поднялась. Наощупь отыскав уголёк, она легла на пол рядом с Алазаром и повернулась вокруг себя, вытянув руку. Слепой улыбнулся.
– Ты находчива и сообразительна.
– Пришлось… – Ри с трудом встала. – Алазар, сейчас мне необходимо отдохнуть. Завтра я вернусь и принесу поесть… Не хотите ли воды?
– Нет, Ри, я напился из реки, – бывший узник нежно коснулся её плеча. – Спасибо, юная экэмас. Вэйта обернулась.
– Кто?
– Экэмас, – Алазар улыбнулся в темноте. – На нашем языке так называют вэйтара, спасшего тебе жизнь.
У Ри затрепетали сердца. Резко отвернувшись, она почти бегом покинула тайник и бросилась в свою клетушку, что была устроена на кухне за печью. От волнения и избытка эмоций юная вэйта дрожала.
«О, светлые боги…» – закрыв глаза, Ри сжалась в комок.
«О Агайт, несущая жизнь, о Кард, защитник слабых, о великий отец богов Коршун и жена твоя, пресвятая дева Тикава… Не дайте этому оказаться сном!» – отчаянно взмолилась вэйта.
Боги, конечно, ничего не услышали, но Ри немного полегчало. Глубоко вздохнув, смертельно уставшая вэйта провалилась в сон.
Глава 2: Ученица

1
Холодный северный ветер дул шестой день. Снежный наст заледенел до такой степени, что кони ходили по нему, не проваливаясь. Ветви деревьев гнулись под тяжестью мёрзлого снега.
По заброшенной, но ещё заметной дороге устало шагал путник. С ног до головы закутанный в меха, он тащил на верёвке небольшие нарты, где лежали два припорошенных снегом мешка. За плечами, бесполезный при таком морозе, висел длинный тисовый лук.
Когда дорогу ему преградили четверо мрачных людей с оружием, путник был сам рад задержке. Он не первый год ходил этой тропой и знал всех местных разбойников не хуже, чем те – его.
– Куда бредёшь, Ганелон? – хмуро спросил старший грабитель. Хотя он прекрасно знал человека, с которым говорил, время выдалось слишком голодным и бандит отобрал бы кусок хлеба у родного брата.
– В монастырь, – спокойно ответил путник. Он так замёрз, что непрерывно переступал с ноги на ногу.
– Что в мешках? – грубо поинтересовался другой разбойник.
– Письма, конечно.
– Покажи!
Молча повернувшись, Ганелон развязал ремни и протянул грабителю оба мешка. Тот нетерпеливо в них заглянул.
– Дерьмо… – сплюнув, бандит бросил мешки обратно. – …нарываешься ты, Ганелон. Попадёшься ведь лихим людям, не минует.
– Минует, – беззаботно ответил гонец. – Чай, не первый год здесь хожу. Все знают – я даже коня не имею. Чего с меня взять?
– А хотя бы шубку твою, бобровую, – оскалился бандит.
– Забирай, – невозмутимо ответил Ганелон. – Да только кто будет вам письма носить из деревень, коли я загнусь тут? Главарь сплюнул.
– Пошутили и хватит. Бреди дальше, Ганелон, да помни – нас не видел.
– И не стыдно? – устало спросил гонец.
Ничего не ответив, разбойники скрылись в лесу. Ганелон, вздохнув, вновь привязал мешки к нартам и побрёл дальше. Стрелы в спину он не боялся.
К вечеру усталый гонец добрался до заснеженного монастыря в самой лесной чаще. Построенный более двух веков назад, монастырь больше напоминал крепость – в те времена иначе не строили. Сейчас здесь жили только старый волшебник Доминик Эшер да его ученики с семьями. Один из учеников, парень лет тринадцати, завидел гонца со стены и поспешил открыть ворота.
– Наконец, Ганелон! – все обитатели монастыря собрались вокруг гостя, подошёл и сам Доминик, близоруко щурясь.
– Где тебя носило целых полгода? – недовольно спросил старый маг.
– Не было писем, – просто ответил гонец. Старик устало вздохнул.
– Пошли в дом, посидим у огня… Расскажешь новости. Потрескавшиеся губы Ганелона растянулись в улыбке.
– Огонь – это хорошо…
Спустя два часа, сытый и согревшийся гонец вовсю рассказывал о событиях последних месяцев. В его мешках нашлись четыре письма для учеников – от родичей, да один большой запечатанный конверт для Доминика. Старый маг то и дело поглядывал на него.
– …с юга идут вести одна хуже другой, отряды Арчибальда теряют людей и зверей, а следов королевы всё так же не видать. На востоке продолжает набирать силу Наследник. За морем, в Арноре, король Родрик уже готовится к войне…
Доминик решил наконец распечатать конверт. Ганелон умерил голос, чтобы не мешать старику, а тот, по мере чтения, всё шире раскрывал глаза.
– Удивительно! – заметил он, окончив читать. – Это послание от моего брата Галлея. Он просит взять нового ученика. Гонец задумчиво почесал под бородой.
– Что ж тут удивительного? Доминик недоверчиво хмыхнул.
– В молодости мой брат был одним из самых знаменитых магов Ронненберга, перед ним преклонялись короли и принцы. Даже сейчас по одному его слову сбегутся все семеро Магистров, он волен выбрать любую из знаменитых школ…
Ганелон усмехнулся.
– Видать, этот ученик как раз из тех, кому известность не нужна.
– Похоже на то… – Доминик прищурил глаза. – Ганелон, кто дал тебе конверт? Гонец заговорщецки подмигнул.
– Никогда не догадаетесь.
– Не томи, скажи! – попросил один из учеников, юноша лет пятнадцати.
– Грифон.
– Кто? – недоверчиво переспросил другой ученик.
– Грифон. Чёрно-золотого окраса, под седлом, но без всадника. Он прилетел вечером, когда я готовился начать путь, и сказал что это письмо любой ценой следует доставить сюда. Ганелон рассмеялся.
– Между прочим, неплохо заплатил. Доминик в глубокой задумчивости огладил бороду.
– Да, да, всё верно… Здесь сказано, что в конце декабря ученика доставят на чёрном грифоне. Все переглянулись.
– Бастард, – догадался юноша. – Ну конечно, бастард! Хотят укрыть от недобрых глаз.
– Возможно, возможно… – Доминик встревожился. – Ганелон, если сюда и впрямь пришлют отпрыска королеского рода, об этом надо молчать!
– Само собой, – гонец вздохнул. – Сейчас, если не возражаешь, я немного посплю. Впереди ещё долгий путь.
– О, прости… – старый маг встал. – Идём, я провожу тебя в келью. А вы сидите тихо!
– Да, учитель…
– Конечно.
– Как скажете…
Удовлетворившись, Доминик провёл гостя в холодный каменный коридор и закрыл за собой дверь. Оттуда немедленно послышались звуки оживлённого спора.
Старый маг и гонец прошли в угловую башню, где находились кельи для гостей. Доминик разжёг огонь в камине и уже собирался уходить, когда Ганелон тронул его за плечо.
– Послушай… – гонец был очень серьёзен. – …Я узнал грифона, принесшего конверт. Маг замер.
– Что?
– Я знаю, кому он служит, – тихо повторил Ганелон. – Этот чёрно-золотой зверь довольно приметный. Лет десять назад, когда я ещё жил в Арноре, там ежегодно устраивались грифоньи бои, так вот – этот грифон победил, и я хорошо его запомнил. Доминик встревожился.
– Кому же он служит?
– Дрэкхану из Каэр Грина, – вполголоса ответил Ганелон. Старый маг отшатнулся.
– Типун тебе на язык! Дрэкхан уже много лет как мёртв, Каэр Грин сожжён!
– Это правда, Доминик. Конечно, грифон мог сменить хозяина… – гонец с сомнением покачал головой. – В Каэр Грине никто не уцелел, Доминик. Никто! А тело Дрэкхана так и не обнаружили. Ганелон огляделся, словно опасался подслушивания.
– Ходят слухи, что Дрэкхан жив… – сказал он негромко. – Упорные слухи. Говорят, что тогда, десять лет назад, он обнаружил какое-то сокровище в логове дракона, но реликвия оказалась столь ценной, что её пожелали заполучить все маги Уорра и, как всегда, передрались… Доминик, если Дрэкхан жив и грифон по-прежнему его раб – это письмо может оказаться ловушкой.
– Но какая ему выгода в моей школе? – старик недоумённо покачал головой.
– Мы даже не пересекались ни разу, моя специальность – сельское хозяйство и животные… Я же ветеринар! Зачем магу уровня Дрэкхана моя школа?!
– Ему не школа нужна, а место, где можно похоронить концы грязных дел, – тихо ответил Ганелон. – Или даже спрятать ту самую реликвию, её ведь тоже не нашли в руинах Каэр Грина. Маг тревожно теребил бороду.
– Да, всё это так… Но если драгоценность бесполезна в плане магии – зачем она Дрэкхану? Из-за неё уже погибла вся его семья, хотя, правду сказать, не больно-то я горевал по ним… Нет, Ганелон, думаю ты ошибся. За десять лет легко перепутать даже человека, не то что грифона.
– Как знаешь, – гонец неодобрительно вздохнул. – Моё дело предупредить.
– Только никому не говори о своих подозрениях.
– Само собой, Доминик. Старый маг отвернулся.
– Спокойного сна.
– Тебе он нужнее…
Проводив старика взглядом, гонец устало вздохнул и рухнул на ложе, предварительно подбросив дров в камин. Утром, обильно позавтракав и простившись, Ганелон забросил за плечо лямку нарт и покинул монастырь. Вновь потянулись монотонные дни.
И только старый Доминик знал, как недолго им было суждено продолжаться. Знал, ибо прочёл письмо до конца.
***
– Летят! – возбуждённый мальчик ворвался в зал, где Доминик проводил урок, – Летят!!! Все повскакали с мест, старый маг от неожиданности уронил книгу.
– Кто летит? – спросил он, немного опомнившись.
– Грифон! И новый ученик! Доминик устало покачал головой.
– Разве это повод устраивать такой тарарам? Успокойтесь. Смущёные ученики переглядывались, явно не в силах стоять на месте. Маг вздохнул.
– Ладно уж, бегите, встречайте…
Он не договорил, а зал был уже пуст. Почти пуст; старший из учеников, двадцатилетний юноша, почтительно протянул старику руку.
– Я помогу идти…
Улыбнувшись, Доминик кивнул и не спеша двинулся к лестнице. Он был очень стар, и не делал из этого тайны.
На дворе стояло хмурое январское утро. За ночь снег заледенел и похрустывал под ногами, на белое небо, неторопливо, взбиралось холодное зимнее солнце. По старым монастырским стенам медленно скользили тени.
Грифон приближался. Был хорошо виден золотистый блеск его чёрных перьев; грифон летел экономным стилем, не спеша взмахивая широкими крыльями. На спине пернатого существа сидела сутулая фигурка, с головой укутанная в серую мантию.
– Слушайте меня, – быстро сказал Доминик. – Наша новая подруга – да, это девушка – очень талантливая колдунья, и уже прошла обучение у моего брата Галлея. Но она не человек. Ни в коем случае не обижайте её, девочка многое перенесла и очень болезненно реагирует.
– Не человек? – с опаской спросил один из учеников
– Нет, не человек. Её семья погибла, когда малышке исполнилось всего два года, и с тех пор она жила у моего брата.
– А как её зовут?
– Тиамат, – Доминик жестом подозвал остальных и посмотрел в глаза каждому.
– В письме Галлей просил, чтобы мы постарались стать девочке новой семьёй. Я учил вас всему, что знаю о жизни, и надеюсь – успел чему-то научить.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24
 духи with you цена 

 Дяченко Марина и Сергей - Ключ от королевства - 2. Слово Оберона http://www.libok.net/writer/721/kniga/46845/dyachenko_marina_i_sergey/klyuch_ot_korolevstva_-_2_slovo_oberona