А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Пойдем со мной, – позвал ее Зак. – Мне могут понадобиться твои большие глаза, чтобы воздействовать на него. Эти парни не особенно разговорчивы, когда дело касается тех, кто работает с ними.
Зак выбрался из пикапа, и Эмили присоединилась к нему. Упитанный мужчина с обветренным лицом шагнул им навстречу. Он был в потертой серой шляпе, сдвинутой на затылок и открывающей его каштановые волосы. Щетина на его подбородке и одежда были покрыты пылью.
– Мистер Хэншоу, – обратился к нему Зак, протягивая руку, – я – Зак Дурхэм, а это – Эмили Стоктон.
– Доброе утро, мэм, – вежливо поздоровался Хэншоу с Эмили.
– Доброе утро. – Эмили одарила его улыбкой.
– Мисс Стоктон приехала из Чикаго. Она ищет свою сестру. Ее видели с человеком, который может у вас работать.
Голубые глаза внимательно всматривались в Зака, и Эмили кожей ощутила, что ее собеседник не хочет отвечать.
– Это он вас так отделал? – спросил Крейг Хэншоу, разглядывая Зака.
– Нет. Это после драки в баре «Полнолуние» вчера вечером. Я не поэтому ищу его, а только потому, что Эмили надо найти сестру.
Хэншоу удовлетворенно кивнул.
– Ты знаешь, как его зовут?
– Нет. Похоже, что никто не знает его имени. Несколько человек описали его внешность и сказали, что сестра Эмили была с ним. Ее сестра – моя бывшая жена. Она очень красивая женщина. Мужчина – брюнет.
– Его зовут Корки Поувел, – перебил Хэншоу. – Она, действительно, красивая женщина. Но вы, кажется, опоздали. Корки взял расчет, и они собирались уехать сегодня утром в Калифорнию. Корки живет на северном конце ранчо. Я нарисую вам, как туда добраться.
– Мы вам очень признательны, – поблагодарил Зак, глядя на Эмили, которая не нашлась, что сказать.
Мужчины склонились над листом бумаги. Когда они закончили, Зак поблагодарил Хэншоу, Эмили попрощалась с ним. И они оба заспешили к машине. Они молча ехали под соснами, охватывающими дорогу с двух сторон. Наконец они увидели красный пикап около бревенчатой хижины и двоих людей.
– Вот она, – мрачно промолвил Зак.
Глава 8
Пикап был нагружен чемоданами и коробками, сверху они были перевязаны веревками. Амбер стояла около высокого брюнета. Ее светлые волосы спадали мягкими волнами до талии. На ней были ярко-розовая блузка, обтягивающие джинсы и розовые туфли. Блузка была отделана искусственными бриллиантами, браслеты на запястьях переливались под солнечными лучами, в ушах позвякивали серьги.
Как только Зак остановил машину, Эмили тут же вышла. Амбер вскрикнула и бросилась обнимать сестру.
– Эмили! Как ты здесь оказалась? – Амбер сжала ее в объятиях. Эмили отстранилась и посмотрела на сестру.
– Ты помнишь свой звонок? Ты просила помочь тебе, говорила, что тебя кто-то преследует. – Эмили взглянула на стоящего рядом мужчину.
Зак представился ковбою, и они поздоровались. Потом Зак повернулся к женщинам.
– Корки, это – Эмили Стоктон, она – сестра Амбер. Эмили, это – Корки Поувел.
Зак едва сознавал, что он говорит. Он смотрел на Амбер, в ее голубые глаза. Она прекрасно держалась. Она ничуть не постарела, с тех пор как он ее впервые увидел. У нее был такой же цветущий вид, прекрасный цвет лица, такая же изумительная кожа и потрясающая фигура. И при этом она не вызывала в нем никаких чувств. Впервые он равнодушно смотрел на нее. Единственное, что он чувствовал, – поднимающийся из глубины души гнев, как она могла бросить своих детей?
– Привет, Амбер, – холодно поздоровался он.
– Привет, Зак. – Она улыбнулась, как будто ничего между ними не произошло, и вновь повернулась к Эмили. – Сожалею, что я больше не позвонила.
– Когда мне позвонил шериф и сказал, что твой автомобиль сгорел и они не могут найти тебя, я испугалась.
– Ах, это. – Амбер нервно хохотнула, взмахнув руками, и ее браслеты мелодично зазвенели. – Мой бывший муж, – она взглянула на Зака и передернула плечами, улыбнувшись ему. – Мой последний бывший муж, Раймундо, не давал мне развода. Преследовал меня повсюду. Поэтому я была так напугана и позвонила тебе, объясняла она, повернувшись к Эмили. – Мы с Корки сожгли мою машину, чтобы сбить Раймундо со следа. Похоже, это сработало. Я не видела его с того вечера в Санта-Фе, когда звонила тебе.
– Поэтому я и приехала в Нью-Мехико, объяснила Эмили. – Вы уезжаете отсюда?
– Да, – ответила Амбер, оглянувшись на пикап и мило улыбнувшись Заку.
– Ты не приедешь навестить детей? – поинтересовался он с некоторым напряжением в голосе.
– О, я приеду, когда будет возможность, – с легкостью пообещала Амбер, бросив взгляд на Корки, который, прищурившись, наблюдал за ней. Эмили и раньше слышала подобные ответы и понимала, что Амбер лжет.
– Амбер, тебе надо увидеться с детьми, – посоветовала Эмили, которая не могла остаться равнодушной.
Амбер прикрыла глаза, потом опять обернулась к Корки.
– Мы действительно торопимся попасть в Калифорнию. Корки нашел там работу.
– Амбер, речь идет о твоих детях, – напомнила ей Эмили, потрясенная полным отсутствием материнских чувств у Амбер.
Зак взял Эмили за руку и мягко потянул за собой.
– Поехали. Пусть Амбер и Корки устраивают свою жизнь.
Зак отпустил ее руку, и Эмили, оглянувшись, увидела, что он идет к машине.
– Прощай, – бросила она Амбер.
– Эмили, я не могу остаться с ними. Им будет лучше без меня.
– Может быть, Амбер, – вытирая слезы, согласилась Эмили. – Но я не могу представить ребенка, которому может стать лучше без материнской любви.
– Хорошо, я приеду, – пожав плечами, пообещала Амбер, но Эмили знала, что она опять лжет.
Эмили поспешила к машине, по пути вытирая глаза. Она жалела Зака и детей, ее душил гнев. Сев в машину, она взглянула на Зака. По его напряженным плечам и сжатому рту она поняла, что он еле сдерживается. Зная, как ему больно, Эмили с трудом удерживала рыдания.
Он завел мотор и положил руки на руль.
– Черт ее побери! – потом бросил на нее тяжелый взгляд, который испугал девушку. – Извини, она все-таки твоя сестра.
– Я не осуждаю тебя, – тихо ответила Эмили. Она отвернулась к окну, а он в молчании вел машину.
Через несколько минут Зак взглянул на нее, и хотя голова ее была повернута в сторону, он заметил следы слез на ее руке. Она вытирала глаза. Он вцепился в рулевое колесо, борясь со своим гневом, напоминая себе, что детям будет только хуже, если Амбер приедет навестить их, а потом опять исчезнет. Зачем детям лишние переживания?
– Не надо плакать из-за нее. Детям лучше без нее. Если она приедет, то им захочется, чтобы она осталась. А так они ничего не узнают. Джейсон ее едва помнит.
Он говорил грубым голосом, и Эмили опять вытерла глаза, испытывая в который уже раз боль из-за своей семьи. Но на этот раз боль была сильнее.
– Я всегда знала, что она – эгоистка. Но когда она вышла замуж, я решила, что она повзрослела и изменилась. Я никогда никого в нашей семье не понимала. Может быть, я покинула их слишком давно, но я всегда помогала им…
Зак потянулся к ней и обнял.
– Не стоит плакать, Эмили. Она не заслуживает этого.
– Я жалею не Амбер. – Она прижалась к его мощной груди.
– Тогда почему ты плачешь? – Он повернул к себе ее лицо.
– Потому что она сделала несчастными тебя и детей. Зак, как она может уехать и оставить их? Они такие маленькие!
– Для некоторых маленькие дети являются обузой. Амбер из таких. Ты – нет. – Он крепко обнимал ее.
– Извини. Тебя обидели, а я плачу, – прошептала Эмили, стараясь сдерживать свои чувства.
– Голубушка, – тихо произнес он. – Впервые твоя сестра совершенно не задела меня. Я чувствую, что меня выпустили из тюрьмы. Я не скажу малышам, что видел их мать. Они расстроятся, если узнают, что она была рядом и не приехала повидаться с ними.
– Я тоже ничего не скажу им, – согласно кивнула Эмили.
Он слегка потрепал ее по щеке, прежде чем взяться за руль и продолжать поездку. Они в молчании возвращались домой, и Эмили думала о его признании, убеждая себя, что оно ничего не значит. Когда они доехали до шоссе, он повернул в сторону Сан-Луиса.
– Надо сообщить Нунезу, что мы нашли ее и что с ней все в порядке.
Они приехали в город и узнали от шерифа, что сегодня утром ему сообщили об Амбер и о Корки. Они поблагодарили Нунеза и вернулись на ранчо.
– Теперь я могу возвращаться домой, – объявила Эмили.
– Побудь немного с нами, – попросил Зак, легко поглаживая ее руку. – Ты искала Амбер. А теперь просто отдохни. Давай съездим с малышами в Санта-Фе.
– Спасибо, но я думаю, мне лучше уехать, ответила она, убеждая себя сделать то, что она считала необходимым, и игнорируя зов своего сердца.
– Ты можешь остаться хотя бы на один день. Она засмеялась и с легкостью согласилась.
– Хорошо. Завтра я буду здесь.
Когда они вошли, малыши бросились им навстречу. Джейсон повис на отце, который поднял его и крепко прижал к себе.
– Как вы тут?
– Пойдем, я покажу, какой мы построили дом, – потянул его малыш.
– Обязательно. – Он нагнулся к Ребекке, которая обвила руками его шею. Джейсон потянулся к Эмили и обнял ее колени.
Удивленная, она взяла его на руки.
– Ну-ну Джейсон! – Хорошо бы жить поближе к ним. Но она понимала, что, если будет приезжать к детям, обязательно столкнется с Заком.
– От тебя хорошо пахнет, – заявил Джейсон, нетерпеливо вырываясь из ее рук. – Пойдем смотреть наш дом.
– Пойдем, – смеясь, согласилась Эмили, потом подняла Ребекку, которая держала ее за руку. Она обняла девочку, ощущая, как ее душат слезы, и думая о том, что дети лишены материнской любви. Эмили закрыла глаза, борясь со своими чувствами.
– Пойдем, тетя Эмили, – потянула ее Ребекка. Эмили опустила девочку на пол и, вытирая глаза, заметила, что Зак наблюдает за ней. Тут запиликал его пейджер, и он взглянул на него, повернувшись спиной к детям, которые тянули их в гостиную. Эмили взяла детей за руки и пошла с ними. В гостиной по всему полу были расставлены кубики, а посреди комнаты возвышалось фантастическое сооружение.
– Какой замечательный дом! – восхитилась Эмили, усаживаясь на пол и вместе с ними любуясь домом.
– Я должен ехать, – сказал Зак, входя через несколько минут. – В одном месте свалилась изгородь, и коровы вырвались из загона. Увидимся вечером.
Когда они попрощались, Эмили заметила Несси, входившую с книгой.
– Несси, я останусь с ними на весь день. Ты можешь идти.
– Хорошо, но я не занята.
– Нет, мне действительно это несложно. Я с удовольствием побуду с ними.
– Они могут замучить тебя.
– Никогда, – со вздохом ответила Эмили.
– Ловлю на слове, – засмеялась Несси. – Если передумаешь, то набери четверку и позвони мне. Я сразу приду. Пока, сорванцы!
– Пока, Несси! – закричали дети. Когда они вернулись к своим играм, Эмили проводила молодую женщину к задней двери. Тихо, чтобы дети не слышали, Несси спросила ее:
– Ты нашла свою сестру?
– Да, мы видели ее.
– Я это поняла по его лицу, когда он вошел. Она может завязать Зака в узел быстрее, чем ковбой кинет веревку. Она приедет сегодня вечером?
– Ни сегодня, ни в какой другой день, – с горечью ответила Эмили. – Она уезжает в Калифорнию со своим новым приятелем.
– Вот это да! Она даже не приедет повидаться со своими детьми?
– Нет.
– Черт ее побери. Извини…
– Я тоже не люблю ее. Будет лучше, чтобы дети вообще не знали, что она была поблизости. Покажи мне, как включать сигнализацию.
Несси показала и ушла. Эмили вернулась к детям, чтобы поиграть с ними, отрываясь только на готовку обеда. Позже, когда пришло время дневного сна, она умыла детей, уложила их спать и спустилась вниз.
Когда приблизилось время обеда, девушка приняла ванну, переоделась в другие джинсы и синюю блузку. Сначала она собрала волосы в узел, но, посмотрев в зеркало, снова расчесала их, оставив свободно лежать на плечах.
Солнце скрылось за горизонтом, и во дворе легли прохладные тени. Когда дети проснулись, Эмили отправила их поиграть во дворе.
Ребекка и Джейсон захотели есть, не дождавшись отца. После обеда Эмили вымыла посуду, оставив Заку ростбиф и картофель. Она опять вышла поиграть с детьми до сумерек. Потом позвала детей в дом, удивляясь тому, что могло его так задержать.
Когда дети переоделись в пижамы, она решила почитать им. Было уже девять, и совершенно стемнело.
– Пора в кроватки, – объявила Эмили детям. Но тут зазвонил телефон, и она бросилась к нему. Сердце ее тревожно заколотилось при звуке голоса Зака.
– Я надеюсь, вы не стали дожидаться меня к обеду?
– Нет. Я собираюсь уложить детей спать.
– Хорошо. Не жди меня. У нас сегодня тяжелый день. Квинт позвонил и сказал, что пропало несколько коров. Мы стали искать их и обнаружили парней, которые их угнали. Мы сели в две машины. Квинт был со мной. Один из моих людей, Джед, был в другой. Он повредил ногу в аварии. Мы поймали воров и вместе с Квинтом сторожили их, пока не приехал шериф. Джеда отвезли в больницу, и Квинт сейчас у него. У него мой сотовый телефон и пейджер. Я вместе с шерифом в его офисе заполняю бумаги, а потом поеду в больницу.
– Сегодня для тебя, действительно, плохой день.
– День уже заканчивается. Когда я вернусь домой, мне надо еще проверить, как там рабочие. Они ремонтировали изгородь и должны были собрать животных. Извини, что пропустил обед и не позвонил, но было не до этого.
– Все в порядке. Твой ужин ждет тебя в духовке. Мне вытащить его?
– Нет. Я не знаю, когда вернусь. Дай мне минутку поговорить с Ребеккой.
– Ребекка, папа хочет поговорить с тобой. – Эмили протянула девочке трубку и наблюдала за ней.
– Да, сэр. – Ребекка замолкла на минуту и заулыбалась. – Я тоже тебя люблю. – Она повернулась к Джейсону. – Теперь ты.
Малыш взял трубку и стал слушать.
– Угу. Хорошо. Да, сэр. Люблю тебя. – Он протянул трубку Эмили.
– Пока, Зак, – тихо попрощалась она.
– А где папочка? – спросила Ребекка, когда Эмили повесила трубку.
– Один из его рабочих повредил ногу, и папа едет в больницу проведать его. А теперь вам пора в кроватки. Вы знаете, что, когда он вернется, он зайдет поцеловать вас на ночь. – Она повела их наверх. – Ты ложись, Ребекка, а я уложу Джейсона и приду сказать тебе спокойной ночи.
– Ты оставишь зажженным свет, пока не вернешься?
– Да, – Эмили улыбнулась девочке, когда та забиралась в кроватку и укрывалась одеялом.
Эмили взяла Джейсона за руку и повела в его комнату. Она села на краешек кроватки и рассказала ему сказку, а потом поцеловала на ночь.
– Спокойной ночи. Сегодня был замечательный день.
– Да. – Он помахал в воздухе ручкой и зажужжал, как ракета.
– А теперь закрывай глазки.
Выходя из комнаты, она обернулась. Малыш повернулся на бок и закрыл глаза. Она зажгла маленький ночник и погасила верхний свет.
Пройдя через холл, она вошла в комнату к Ребекке. Девочка сидела в кроватке и рассматривала книжку, которую отбросила, как только увидела Эмили. Девушка присела на постель, и Ребекка тут же скользнула к ней на колени. – Расскажи мне сказку.
– Хорошо. Хочешь про трех медведей? – Прижимая к себе девочку, она рассказала ей сказку. Ребекка играла с ее волосами, накручивая на маленькие пальчики завитки. Эмили почувствовала боль в сердце, так как это была ее последняя ночь в семье. Когда сказка кончилась, она укрыла Ребекку одеялом, а девочка обвила руками ее шею.
– Я люблю тебя, тетя Эмили.
– И я люблю тебя, Ребекка.
– Ты останешься с нами?
– Я не могу всегда быть с вами. Я должна уехать домой в Чикаго.
– Не хочу, чтобы ты уезжала. – Девочка скривила губки. – Хочу, чтобы ты была здесь.
– Мне очень приятно это слышать. Может быть, вы с Джейсоном приедете ко мне в Чикаго. Хочешь?
– Да, но лучше, если ты останешься с нами.
– Ты моя сладкая. А теперь закрывай глазки. Папа придет поцеловать тебя, когда вернется. Ребекка улыбнулась и прошептала:
– Спокойной ночи.
– Спокойной ночи, Ребекка.
Чувствуя пустоту в душе, Эмили пошла к себе в комнату, достала чемодан и стала укладывать вещи. Ей не хотелось возвращаться в свою пустую квартиру. Даже мысль о любимой работе не подняла ей настроение. Особенно после сегодняшней встречи с Амбер. Эмили знала, что Заку не нужны отношения с родственниками бывшей жены.
У нее засосало под ложечкой. Зак такой необыкновенный! Ей было с ним так легко общаться, как ни с кем ранее. Ну почему так сложилось, что он ее бывший зять?
Она, не глядя, положила в чемодан свитер. Перед ее мысленным взором возникли темные глаза, широкие плечи и заразительная улыбка. Может быть, она влюбилась в Зака?
Зак стоял в приемном покое «скорой помощи». Его терпение истощилось, пока он глядел на женщину за столом.
– Прошу прощения, сэр. О, нашла. Мистеру Гонзалесу была оказана помощь, и его отпустили. Он ушел отсюда минут двадцать назад.
– Спасибо, – поблагодарил Зак и, нахлобучив шляпу, вышел через двойные стеклянные двери. Наконец он может вернуться на ранчо, вернуться к Эмили.
Всю вторую половину дня и вечер он в смятении думал о ней. Даже держа под прицелом грабителей, он с нетерпением ждал, когда приедет шериф со своими ребятами, чтобы можно было побыстрее вернуться на ранчо к Эмили.
Теперь, когда она нашла Амбер, Эмили вернется в Чикаго и он навсегда потеряет ее. Зак не хотел ее отпускать, хотя у него не было ни единого шанса ее удержать. Он продолжал убеждать себя, что конечно же, переживет ее отъезд, тем более что они так мало были вместе. Но в ней было столько всего, что ему нравилось в женщинах. И он желал ее так, как прежде не желал ни одной женщины. Он не сможет быстро и легко ее забыть.
Зак забрался в машину, вывел ее со стоянки и поспешил домой. Механически ведя машину, он продолжал думать об Эмили. Она так глубоко вошла в его жизнь! И в жизнь малышей. Может, его пугает сексуальность этой женщины? Может быть, если он переспит с ней, то страстное желание, разжигающее его, будет удовлетворено?
Он болезненно тянулся к ней, желал ее, хотел, чтобы она осталась с ними. Но знал, что это невозможно. Он не может просить, чтобы она бросила вес и жила в уединении с ним на ранчо. Зак в отчаянии сжал руль.
– Черт побери! – выругался он, пытаясь избавиться от мыслей о ней. – Пусть она убирается, – произнес он вслух. – Она деловая женщина, имеющая вес в своем мире. Пусть уезжает. У тебя нет ни малейшего шанса.
Ему опять вспомнились их поцелуи, и его тело сладко заныло. Он хотел ее, но должен отпустить. Это самое правильное.
– Отпусти ее, – снова приказал он себе. – Она вернется навестить детей.
Он утешал себя этой мыслью. Он попросит ее приехать через месяц. Попросит прилететь на выходные.
Зак проехал дом и отправился дальше, зная, что рабочие все еще ремонтируют изгородь. Они работали при свете фар своих грузовиков. Он пробыл с ними час и отправился домой, по пути навестив Джеда Гонзалеса, чтобы проверить, как он себя чувствует.
Было уже одиннадцать часов, когда он, наконец, вошел в кухню, чертовски вымотанный. День выдался необыкновенно длинным и тяжелым. Ему хотелось обнять Эмили, поцеловать ее. Он не хотел думать ни о прошлом, ни о будущем.
Глава 9
Эмили отложила книгу, заслышав шаги Зака у задней двери. Он выключил сигнализацию и вошел. Ее сердце затрепетало. Он был грязный, в порванной рубашке, с порезанной рукой. Покрытый щетиной подбородок и мрачное выражение лица. В руке он держал ружье. Она ошеломленно посмотрела на него.
– Что случилось?
– Сегодня был чертовски тяжелый день, – ответил он, вешая на гвоздик ключи и шляпу. – Я должен убрать ружье. – Он разрядил его и положил на холодильник.
Эмили хотелось броситься в его объятия. Ей казалось, что они не виделись целый год.
Зак повернулся к ней, и выражение его лица подействовало на нее как удар в сердце. Это была тоска. Их взаимное притяжение было непреодолимым. Ее сердце глухо стучало, дыхание перехватывало. Она потеряла представление о времени, все вокруг исчезло. Остался только его взгляд, и ее сердце забилось пойманной птицей.
– Я весь вечер думал только о тебе, – глухо произнес он. – Даже когда мы преследовали воров, я думал только о тебе. – Голос его был охрипшим и грубым, но ее тело подалось ему навстречу, и в его карих глазах запылал огонь.
– Зак, мы оба с тобой знаем все причины, почему мне следует уехать рано утром, – тихо произнесла она, оставаясь неподвижной, хотя сердце стучало у нее в груди.
Он приблизился к ней.
– Я думал о твоем отъезде, и я не хочу, чтобы ты уезжала. Но сейчас я не хочу говорить об этом. – Зак обнял ее и, повернувшись, облокотился на кухонную стойку. Он расставил ноги и крепко прижал девушку к себе.
– Я жаждал тебя весь день и весь вечер, – прошептал он, зарываясь руками в ее волосы. – Знаю, что я грязный и потный, мне надо побриться, но я до боли хочу обнимать и целовать тебя. Вот так, Эмили. Просто держать тебя в объятиях и целовать, – повторил он. – Я не мог подождать даже минуту. – Он склонил голову и яростно поцеловал ее, отчего у нее зашлось сердце.
Эмили забыла про его грязную одежду, забыла все доводы разума и обвила руки вокруг его шеи. Она прижалась к нему и отвечала на его поцелуи, которые из голодных и страстных стали неторопливыми и нежными. Огонь разгорался от этих поцелуев.
Его руки плавно скользили по изгибам се тела, и он все крепче прижимал се к себе. Наконец с яростным стоном он оторвался от стойки и поднял ее на руки. Когда ее ноги сомкнулись вокруг его талии, ему захотелось сломать все барьеры между ними. Он жаждал чувствовать ее теплое обнаженное тело, хотел ласкать и нежить ее, пока она не закричит от наслаждения. Ощущая пустоту в своем сердце, он хотел наполнить ее теплом и любовью, хотел привязать Эмили к себе, к ранчо, но понимал, что удержать ее таким способом невозможно.
Зак расстегнул ее блузку и стал целовать обнаженную грудь. Она вскрикнула, еще теснее прижавшись к нему, ероша пальцами его волосы.
– Я хочу тебя, – шептал он. Эмили посмотрела ему в глаза и поняла, что никогда в жизни ее так никто не хотел.
– Но я завтра уезжаю, Зак.
– У нас есть сегодняшняя ночь, – взмолился он, поглаживая ее, нежно касаясь ее бедер. Он поднял ее на руки и понес в гостиную.
Ее глаза привыкли к темноте, и она уже могла разглядеть его. Сердце его глухо стучало, губы опухли от поцелуев, как и у нее. Каштановые волосы упали ему на лоб.
Зак сдернул рубашку и отбросил ее в сторону. Эмили глубоко вздохнула. Было так замечательно нежиться в его объятиях. Его желание передавалось ей, и она захотела отдаться ему. Но она боялась уезжать с разбитым сердцем. Эта на мгновение промелькнувшая мысль тут же рассеялась под его нежными ласками. И она решила рискнуть, ринуться в наслаждения, как броситься с обрыва. Пусть это будет единственная ночь в ее жизни.
В порыве страсти Эмили закричала от неистового желания, заполнившего все ее существо. Она впилась в его плечи, прикрыла глаза от наслаждения и потянулась к нему.
– Пожалуйста, Зак, – нетерпеливо зашептала она, изнывая от желания, – умоляю, поцелуй меня.
Он со стоном выдохнул и впился в ее губы. Они раскрылись, принимая его, сладостно отвечая на его поцелуй. Она отбросила все сомнения, все мысли о завтрашнем дне, забыла обо всем.
– Зак почувствовал возбуждение Эмили: ее поцелуи стали неистовее, а бедра теснее прижались к нему. Он застонал и, покрывая ее лицо быстрыми поцелуями, принялся торопливо снимать с нее одежду. Когда на ней не осталось ничего, он прервал поцелуи, чтобы полюбоваться ею.
– Ты прекрасна, – восторженно произнес он. Ее тело было божественным, нежным, манящим. Он не собирался заходить дальше поцелуев и объятий, но все произошло само. Они ничего друг другу не обещали, не клялись в любви, только ее пальцы летающими прикосновениями ласкали его. Она была такая горячая и страстная, она так самозабвенно отдавалась его ласкам, настойчивым и исступленным. Она так же хотела этой страсти, как и он.
Зак хотел эту женщину, жаждал ее и был потрясен ее ответным желанием. Она отбросила свои сомнения и неуверенность вместе с одеждой. Ясно, что она сомневалась, так же как и он. Но он чувствовал, что был прав, проявив решительность.
Раздевая, она ласкала его. Когда ее пальцы впервые дотронулись до него, он задохнулся от страсти. По телу прошла дрожь, страсть возобладала над чувством самоконтроля. Как могли ее волшебные прикосновения, ее нежные пальцы вызвать у него столь сильное желание, заставлявшее его сердце колотиться с такой силой, будто он пробежал много миль? Ему казалось, что сейчас все в нем взорвется.
Сбросив с себя остатки одежды, он опустился перед Эмили на колени. Девушка обвила его руками и стала целовать. Из его горла вырвалось глухое рычание, кровь его кипела, сердце было готово выскочить из груди.
Со стоном Зак навис над ней. В окно пробивался лунный свет и слегка подсвечивал его совершенное тело.
Он принялся с восторгом целовать ее стройные длинные ноги. Его губы поднимались все выше, его пальцы ласкали ее живот, ее бедра. Взгляд его затуманился.
– Как ты прекрасна, – повторил он. Его восхищение заставило ее ощутить себя такой. С ним она чувствовала себя самой прекрасной, самой желанной женщиной.
Она ласкала его, и он опять страстно застонал. Огонь его глаз жег ее.
– Подожди, радость моя, – прошептал он. – Подожди.
От его ласки она выгнулась, закрыла глаза и закусила нижнюю губу. Она стонала и выгибалась под его руками, раскрывалась навстречу ему – такая прекрасная и желанная.
Зак больше не мог сдерживаться, он боролся с желанием яростно наброситься на нее, заставляя себя не торопиться, чувствуя ее нежные объятия. Тела их слились.
Эмили захлестнула страсть. Но главным было то, что она была с Заком, что это ее имя он произносил с такой страстью и нежностью, что Зак любит ее. Это была реальность, незабываемая реальность.
Они ласкали друг друга, испытывая неземное блаженство. Их слияние достигло вершины. Ее тело содрогнулось, сердце колотилось от мысли, что он ее любит.
– Этот ковбой так легко украл ее сердце.
– Эмили, милая! – бессвязно шептал он. Потом покрывал ее губы поцелуями, обнимал ее, прижимал к себе все теснее.
Зак впервые испытывал страсть такой силы. Эмили была особенной, ни на кого не похожей. Сила их любви была необыкновенной. Ничего подобного у него никогда не было. Он знал, что это не физическое влечение, это – большее. Эмили была невероятной, единственной, он до конца не мог себе представить, насколько она хороша.
Когда она неожиданно, из темноты, возникла в его жизни, она принесла с собой столько тепла! До этого он был как бы мертв, убит, замкнут на детях, стараясь спрятать от них свою боль, чтобы не ранить их. Он был одинок, чувствовал потерю самого главного в его жизни – семьи. Эмили дала ему возможность ощутить, что он живой, что он хочет ее. Он опять был мужчиной, сильным, чувствующим мужчиной.
Зак испугался своей нежности. С самого начала он знал, что должен отпустить ее домой, к ее работе. Он опять страстно поцеловал ее, думая, сможет ли он пережить боль от ее отъезда.
Зак нежно целовал лицо Эмили, щеки, подбородок. Крепко держа ее, он перевернулся на бок и откинул волосы с ее лица.
– Ты прекрасна, радость моя.
– Ты сумасшедший, но я рада, что ты так считаешь. Это моя сестра – красавица…
– Ш-ш-ш, – закрыл он ей рот поцелуем. – Ты самая красивая женщина, которую я знаю, – тихо сказал он. – Ты прекрасна внутри и снаружи. Твое нежное сердце, твоя натура – ты как солнышко в моей ненастной жизни. Ты и мои дети.
– Зак, – прошептала она, зная, сколько он дал ей в ее одинокой жизни. – Ты смущаешь меня, но я рада.
Она погладила его щеку, его волосы. Она полностью отдала ему себя: сердце, тело и душу.
– Мы в гостиной?
– Да, – с улыбкой ответил он. – И я грязный, мне надо принять душ и отнести тебя ко мне в спальню, на мягкую кровать. Там, по крайней мере, мягче, чем на полу. Но я не мог ждать. Мне казалось, что я ждал уже целую вечность, – произнес он, став серьезным. – Давай вместе примем душ.
– Мы не можем. А вдруг ты кому-нибудь понадобишься?
– Надеюсь, они подождут, пока я выйду из душа. – Он поднял ее на руки.
– О, Зак, только не вздумай нести меня наверх обнаженную.
– Ты слишком строга. – Он тихо засмеялся, поставил ее на ноги и надел джинсы. – Просто надень рубашку, Чикаго. Не усложняй жизнь. Не то я понесу тебя так.
– Я не сомневаюсь, что ты можешь. – Она надела блузку. – Она совсем не закрывает меня. – Она влезла в джинсы. Прежде чем она успела застегнуть их, он поднял се и понес к двери.
– Зак Дурхэм, отпусти меня, – приказала она, болтая ногами. – Мое белье вместе с твоим лежит на полу и…
– И что? Я соберу его утром. Я встаю первым, милая. Успокойся и наслаждайся, что мужчина несет тебя по лестнице.
– Ты упрямец с сильной волей, дерзкий упрямец. – Он смотрел на нее своими темными глазами, и ее голос смягчился. – Сексуальный, неотразимый, красивый.
– Это в первую очередь! – усмехнулся он. – Меня по-разному называли, но красавцем – никогда. Но если ты так считаешь…
Он легко поднял ее по лестнице, даже не сбив дыхания, и она постучала его по плечу.
– Ну, ты и силен, – восхищенно похвалила она.
– Я должен быть в форме, чтобы заниматься фермой. Дорогая, я ношу телят, которые раз в пять тяжелее тебя.
– Думаю, ты преувеличиваешь, хотя не имею представления, сколько весит теленок. – Они переглянулись и одновременно заулыбались. Он нагнулся, чтобы жадно поцеловать ее, но она оттолкнула его.
– А вдруг нас увидят дети?
– Если они увидят, что я тебя целую, то будут счастливы.
– Они могут удивиться. Ты для них представляешь весь мир. Я не должна…
Тут он закрыл ей рот продолжительным поцелуем. Когда они вошли в его спальню, он запер дверь и отнес девушку в ванную комнату. Включив свет, он продолжал целовать ее. Она попыталась уклониться, но он снял с нее блузку и джинсы, потом разделся сам.
– Я впервые пожалел, что у меня такая допотопная ванная вместо современного душа.
Зак начал наполнять ванну, затем снял повязки со своих ран и отбросил их. Он сел в ванну и протянул ей руку.
– Иди сюда, – позвал он, и голос его опять стал хрипловатым, а в глазах загорелось желание.
Она опустилась в ванну и стала ласкать его. Зак застонал и потянул ее на себя. Вокруг них, поднимаясь, кружилась вода.
1 2 3 4 5 6 7 8