А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Может, он прячется от чего-нибудь или кого-нибудь? Эмили решила спросить его об этом.
Вдруг от двери раздался короткий всхлип. Они повернулись и увидели Ребекку. Девочка была в розовой пижамке с кружевами и маленькими медвежатами. Ее маленькие ножки были босыми. В руках она держала растрепанную игрушку и маленькое одеяльце.
– Папочка! – Она надула нижнюю губку.
– Подойди сюда, крошка, – мягко произнес Зак. Забыв о своем вопросе, Эмили смотрела на Зака, изумленная произошедшей в нем переменой. Вся его резкость и грубость исчезли. Он превратился в мягкого, нежного мужчину, воркующего с маленькой девочкой. В этот момент он был очень искренним и уязвимым.
Ребекка коротко взглянула на Эмили, а потом опять на Зака и подошла к нему. Он поднял ее на руки, и девочка уютно устроилась в его объятиях.
– Тебе что-нибудь приснилось? Она кивнула.
– У нас гости, Ребекка. Это твоя тетя Эмили. А это Ребекка, которой уже четыре года.
Эмили заметила изучающий взгляд ребенка и улыбнулась.
– Привет, Ребекка, – мягко поздоровалась она. Ребекка мигнула, сжала губы и повернула голову к отцу, спрятав лицо у него на груди.
Зак нежно погладил ее волосы, и Эмили опять изумилась перемене в нем. Она начала задумываться, как Зак мог жениться на Амбер. Хотя мужчины всегда были от нее без ума. Все мужчины. И Зак не стал исключением.
– Иногда ей снятся страшные сны, – спокойно начал рассказывать Зак. От его дыхания рыжие прядки ребенка трепетали.
– А кто занимается с детьми днем, когда ты занят делами?
– Я пригласил женщину, которая присматривает за ними. Она живет в небольшом домике на ранчо. В течение недели и в субботу с утра она с детьми, пока я не приду. Ванесса Галбан. Дети зовут ее Несси.
– Так ты сидишь с ними сам по субботам и воскресеньям?
– А что тут удивительного?
– Девочка уже заснула, – заметила Эмили, взглянув на Ребекку.
– Я отнесу се в кровать. Здесь есть еще одна спальня. Подожди, пока я ее уложу. Ты можешь лечь в той комнате.
– Дай мне постельное белье, я сама постелю. – Она отнесла свой стакан и его бутылку к стойке. – Я оставлю свет.
Зак поднял девочку и пошел проверить, закрыта ли задняя дверь. Включив сигнализацию, он вернулся к Эмили.
– Ты очень осторожен.
– Недостаточно. Если бы я охранял хорошо, ты не сумела бы подобраться к дому. У меня есть садовые фонари, но я перестал их зажигать. Теперь опять стану это делать.
– Ты боишься бродяг?
– Ты тоже должна быть осторожнее, – ушел Зак от ответа. Он стоял от нее в нескольких дюймах. Она чувствовала легкий запах пива в его дыхании. – Ты не знаешь, чем занимается твоя сестра. Я настаиваю, чтобы утром ты возвращалась в Чикаго.
– Нет, не могу.
– Подожди. Я положу Ребекку в кровать и дам тебе простыни. – Когда он вышел из комнаты, Эмили подняла упавший листок, который ей дал бармен, и выключила в кухне свет.
Зак понес ребенка в кроватку. Потом вернулся, принес из бельевой простыни и показал Эмили ее комнату. Зажег свет и указал на кровать королевского размера. Эмили оглядела комнату, в которой стояли книжные шкафы, заполненные книгами, комод из кедра, маленький сундук и кресло-качалка.
– К сожалению, это старый дом. В нем только две ванные комнаты: маленькая, между комнатами Бэкки и Джейсона, и большая – между моей и этой комнатой.
– Спасибо. Я постелю себе сама.
– Я помогу тебе. – Он взялся за один угол покрывала, а она – за другой. Она с усилием сосредоточилась на постельном белье, чтобы не смотреть на игру его мускулов. Вдвоем они быстро застелили постель.
– Я дам тебе одну из моих рубашек. Она заменит тебе ночную. – Он вышел через дверь ванной комнаты и, вернувшись, положил рубашку на кровать. – Кажется, я смогу найти новую зубную щетку. Она, правда, детского размера: просто я купил лишнюю для детей. В ванной стоит шкафчик, где хранятся полотенца и банные принадлежности. Надеюсь, ты разберешься. – Он подошел к ней. – Утром, когда дети проснутся, в доме будет бедлам. В последний раз предупреждаю: тебе нужно взять свою машину и уехать в Чикаго.
Эмили покачала головой.
– Упрямые зеленые глаза, – спокойно произнес он, глядя на нее. Она ответила на его взгляд, и он почувствовал, что проваливается в трясину. С каждым словом он все больше и больше вовлекался в ее жизнь. – Если ты хочешь найти ее, найми сыщика.
– Я должна сделать это сама. Не могу вернуться домой, не зная, что с ней, или, по крайней мере, не предприняв все, чтобы ее найти.
Он покачал головой и вышел через ванную комнату.
– Зак, – позвала Эмили, мучимая любопытством. – Ты живешь за закрытыми воротами и высокой изгородью. Люди в городе говорят, что ты ни с кем не знаешься. Ты установил сигнализацию и освещение. Ты от кого-то прячешься? Есть кто-нибудь, кто мог бы причинить зло Амбер?
Зак сжал губы и повернулся к ней. Ей стало не по себе, она почувствовала, что сейчас что-то произойдет. Лучше бы она не спрашивала. Он помрачнел, как будто сдерживал гнев.
– Я знал, что рано или поздно мне придется все тебе рассказать.
Глава 3
– Джейсон – не мой сын.
– Что? – Эмили не могла поверить тому, что услышала, вспомнив маленького мальчика. – Если не считать темных волос, он выглядит точно так же, как Ребекка.
– У них одна мать. Просто у твоей сестры был другой мужчина.
– Господи Боже! – произнесла Эмили потрясенно. Она посмотрела на Зака. На его шее дергалась жилка, и было видно, с каким трудом ему дается каждое слово.
– В городке ходили слухи. Думаю, людям известно, кто его отец. Но я люблю мальчика. Я воспитываю его, как своего сына, и считаю его своим сыном.
– Но это не ответ на мой вопрос.
– Амбер путалась со Стони Фоггом. У Фоггов плохая репутация, дрянные пьяницы и нарушители порядка, хотя никогда не имели серьезных неприятностей. Так, по мелочам: контрабанда спиртного, мелкие кражи. Они постоянно без работы, лентяи. Старик Фогг и его жена вечно дерутся. Когда Амбер связалась со Стони, мы уже не жили как муж и жена. Она скучала. Если бы не беременность, она ушла бы от меня раньше. У нее со Стони была бурная и скорая связь. Когда он узнал о ее беременности, то не захотел никаких детей и уехал из города. Позже, когда Джейсону было уже больше года. Стони вернулся и уехал вместе с Амбер.
Эмили всхлипнула и прикрыла глаза рукой. Зак был озадачен. Он не мог понять, играет она или действительно так переживает.
– Ты должна знать свою сестру, поэтому нечему удивляться, – огрызнулся он. Эмили подняла голову.
– Она легкомысленно относится к тому, что для меня священно. У меня никогда не будет детей, но мне больно слышать, что Амбер не любит своих собственных малышей. – Эмили взяла себя в руки. – Продолжай, я перебила тебя.
– Я развелся с ней, – машинально продолжил Зак. Эмили сказала, что у нее никогда не будет детей. Почему? – Позже Стони вернулся один. Она не захотела выйти за него замуж. Я слышал, что она вышла за какого-то человека в Мехико.
– Да. В прошлом году она позвонила и сказала, что стала миссис Раймундо Моралес.
– Понятно. Стони решил забрать своего сына. Думаю, ему не столько был нужен сын, сколько он хотел досадить мне. Наши дорожки пересекались и прежде. Однажды я застал его с Амбер. Мы подрались, и я увел Амбер домой.
Эмили присела в качалку. Она подозревала, что его слова означают – он здорово побил Стони.
Как Амбер может так поступать? Хотя Эмили сама знала ответ на свой вопрос: Амбер всегда была безответственной. Эмили стало больно за Зака. Он выглядел таким бесстрастным, голос лишен всяческих эмоций, что еще более убеждало, что он будет бороться за Джейсона до конца, и, возможно, свидетельствовало о его тоске по Амбер. Несмотря на свой гнев, он, наверное, все равно сильно любит ее.
– Я сказал Стони, что никогда не отдам ему мальчика. Никакой суд не заставит меня, и он это знает. Но мне известен его нрав, он будет действовать незаконными методами. Единственное, что он умеет, – это воровать.
– Так сигнализация и изгородь – все для того, чтобы помешать ему украсть мальчика?
– Да. Я ведь работаю вдали от дома.
– А Стони зол на Амбер? Не мог он что-нибудь с ней сделать?
– Я думал об этом, – сказал Зак, потирая шею и безостановочно двигаясь по комнате. – Он непредсказуем и дик, но никто из Фоггов никому особого вреда никогда не причинял. Думаю, если бы Стони сделал что-нибудь серьезное, то он уехал бы из города. Он всегда так поступает, когда у него возникают неприятности.
– А ты не знаешь, он все еще в городе?
– Нет, не знаю, но завтра мы сможем это выяснить. Он всегда отирается в барах, и я смогу найти его.
– А ты считаешь, что дети в безопасности, когда тебя нет дома?
– Да, Несси ведет себя как питбуль. Она защитит их, а у меня есть сигнализация. Все, кто работает у меня, предупреждены о Стони. Я всегда беру с собой пейджер, а в моем пикапе есть телефон.
Воцарилось молчание, пока Эмили размышляла об услышанном.
– Зак, а как дети все это восприняли? Они очень переживали без матери?
– Нет. Амбер никогда не была для них матерью. С первых же дней. Она не хотела никого из них.
Эмили вздрогнула от боли, ненавидя Амбер за то, что та бросила своих детей, отказалась от них и от любящего мужа.
– Я никогда не пойму свою сестру.
– Это еще одна причина, по которой тебе надо завтра возвращаться в Чикаго. – Зак резко повернулся к двери в ванную комнату, давая понять, что разговор о Стони Фогте закончен. – Ты можешь принять ванну первой. Полотенца в шкафчике.
– Спасибо.
Зак вышел, и девушка услышала, как за ним закрылась дверь. Эмили вошла в просторную ванную комнату, посмотрела на зеленое полотенце, висевшее там. Она повернула задвижку, разделась, встала в ванну и задернула занавеску. Эмили все время думала над рассказом Зака. Куда могла деться Амбер и в какие неприятности она могла угодить на этот раз?
Снимая ботинки, Зак ощутил напряжение внизу живота. Он ненавидел любые напоминания об Амбер. Когда же, наконец, эта женщина исчезнет из его жизни? Эмили совершенно не похожа на свою безответственную сестру и отца. Он потер подбородок. Но она очень привязана к ним. Утром он довезет ее до машины, а потом забудет и о ней, и об Амбер. Конечно, он не собирается помогать ей искать сестру. Он узнает, здесь ли Стони, и проверит список, составленный барменом, – и это все. Больше он ничего не будет делать для Эмили Стоктон.
Когда зашумела вода, он посмотрел на закрытую дверь ванной комнаты. В голове у него возникли эротические видения: он представлял Эмили в серебряных брызгах воды, ему виделась ее розовая и нежная кожа, ее тонкая талия. Он легко представлял ее себе обнаженной, потому что одежда только подчеркивала ее совершенство.
Досадуя на себя, он вздохнул. Торопливо просмотрел свои карманы, вытащил ключи и мелочь на комод, пытаясь отогнать мысли об Эмили. У него в мозгу всплыло ее замечание о том, что она не может иметь детей. Может быть, поэтому она одинока?
Зак взглянул на дверь ванной комнаты и громко сказал себе:
– Встанешь утром, отправишь ее и забудешь. – Он посмотрел на себя в зеркало. – Ты понял, Дурхэм? Дамочка упряма и делает, что хочет. Она взрослая, а наследственность у нее такая же, как у твоей бывшей. Не дай себя втянуть в их дела.
Зак опять взглянул на дверь. Шум воды прекратился, и он представил, как Эмили вытирается. Он вздохнул, потому что тело слишком живо откликнулось на его мысли. «Уезжай, Эмили Стоктон. Исчезни из моей жизни».
Эмили надела пахнущую свежестью рубашку. Она была ношеная, с немного обтрепавшимся воротником. Ее обдало жаром при мысли о хозяине рубашки, вспомнились его руки, массировавшие ее плечи и шею. Он очень привлекательный мужчина. И прав относительно Амбер. Но опасно это или нет, она должна отыскать сестру.
Эмили почистила зубы, собрала свои вещи и открыла дверь. Зак обернулся на звук отодвигаемой задвижки. Он был босой и без рубашки, верхняя пуговица джинсов была расстегнута. Удивившись, что он стоит так близко, она изумленно посмотрела на него.
Зак знал, что надо отвернуться, но не мог этого сделать. Рубашка скрывала фигуру девушки, но оставляла обнаженными длинные стройные ноги. Он глубоко вздохнул и поймал ее открытый взгляд. Вопреки всем своим правильным рассуждениям, он медленно приблизился.
– Моя рубашка никогда не смотрелась так хорошо.
– Спасибо, – ответила она, с трудом переводя дыхание. Не отрывая от него взгляда, она взмахнула рукой. – Теперь ты можешь принять ванну.
Когда он подошел ближе, пульс ее зачастил. Он остановился от нее в нескольких дюймах и дотронулся до ее волос.
– Не могу поверить, что у тебя никого нет.
– Работа занимает все мое время.
– Наверное, есть другие причины. Несчастная любовь, кто-то обидел тебя, что-то… Она закусила губу.
– Моя сестра показала мне пример, которому нельзя подражать. – Ее ответ вызвал непонятную вспышку в глубине его глаз. Может быть, ее грубоватый ответ задел его? – Я боюсь даже представить, что мне передались те же гены.
– В этом причина? – Он вопросительно поднял брови. – Я думал, что у тебя какие-то физиологические проблемы.
– Нет. Жизнь нашей семьи – не лучший вариант. Я боюсь повторить их ошибки. Боюсь стать такой же, как они. Моя семья хуже, чем Фогги, о которых ты рассказывал. Мой отец в тюрьме. – Эмили не знала, права ли она, рассказывая ему это. Она чувствовала возникшее между ними напряжение. Ей захотелось прижаться к нему, закрыть глаза и позволить поцеловать себя, но она понимала, что это глупо. Ей нужно помнить, что он ее бывший зять.
– У тебя нет причин избегать мужчин или замужества и отказываться от детей, – резко заявил он. – У моих детей те же гены, но они прекрасные малыши.
– Я надеюсь, что так и будет. – Ответив, она почувствовала внезапное сожаление, что задела его чувства. – Но я не вижу ничего хорошего в своей семье. – Ими по-прежнему владело напряжение и опасное влечение, и Эмили понимала, что ей надо уйти. – Спокойной ночи, – быстро произнесла она, повернулась, почти выбежала и, закрыв дверь, ведущую к ней в комнату, прислонилась к ней.
– Эмили?
Его голос испугал ее. Его отделяли от нее лишь несколько дюймов. Она повернулась к двери.
– Да?
– Когда я должен разбудить тебя утром?
– Когда встанешь сам.
– Сейчас почти половина пятого. Я буду спать до шести.
– Разбуди меня в шесть.
– Спокойной ночи.
Она прислушивалась к шуму воды. Ей представлялся Зак, вспоминались его обнаженный торс, спина. Через некоторое время шум воды смолк. Вскоре дверь слегка приоткрылась, и она услышала, как закрылась другая дверь из ванной комнаты. Он лег.
Эмили вздохнула, глядя в темноту. Зак говорил, что ей может угрожать опасность, если она будет продолжать поиски Амбер. Может, ей послушать его и вернуться домой? Она знает, что сестра чрезвычайно легкомысленна. Сейчас она может находиться с каким-нибудь мужчиной, забыв, что подвергает Эмили опасности. Но по телефону Амбер просила о помощи, и было ясно, что она смертельно боится кого-то.
Эмили знала, что не сможет уехать и забыть о сестре. Она не простит себе, если ничего не предпримет, а потом с Амбер что-нибудь случится.
Где она? Может, она по-прежнему где-то здесь? Эмили ничего не знала. Она закрыла глаза и тут же уснула.
Через некоторое время ее разбудило настойчивое хныканье. Эмили открыла глаза, но в темноте не сразу смогла сориентироваться. Потом вспомнила, где находится, и поняла, что отчетливо слышит странный повторяющийся звук высокое слабое всхлипывание. Она повернулась в кровати и увидела широко открытые глаза.
Эмили резко поднялась, и ее пронзила боль: заболели ушибленные ребра. Она вгляделась в маленькое, повернутое к ней личико. Девочка продолжала всхлипывать.
– Ребекка?
Ребенок кивнул. Эмили закусила губу, глядя поверх ее плеча на ванную комнату. Она не знала, разбудить ли ей Зака или просто отнести ребенка в кроватку.
Маленькая ручка ухватилась за матрас, и сердце Эмили растаяло.
– Хочешь лечь вместе со мной?
Когда Ребекка кивнула, Эмили положила ее рядом. Девочка свернулась калачиком, закрыла глаза и засопела. Через мгновение она уже спала. Эмили откинула волосики с лица девочки и почувствовала боль и жалость. У Ребекки были такие же волосы, как у нее. Никто бы не подумал, что это не ее ребенок. Как могла Амбер бросить детей? А мальчик даже не сын Зака, но он его любит так же, как и девочку. Сегодня ночью она поняла, что этот мужчина совсем не такой, каким она себе его представляла.
Эмили обняла ребенка и закрыла глаза.
Когда настало утро, Зак выбрался из постели и, стараясь не шуметь, прокрался в ванную комнату. Надев синюю ковбойку с короткими рукавами и джинсы, он спустился в холл. Чтобы никого не разбудить, он нес ботинки в руке и надел их только внизу.
Он вошел в комнату к сыну, посмотрел на спящего мальчика и быстро вышел. Собака вышла вместе с ним. Перед комнатой Ребекки Тайгер завилял хвостом. Зак понимающе поднял брови.
– Пошли! Сейчас я вас всех выставлю на улицу, вот только взгляну на мою крошку.
Тайгер отлично понял его и спустился по ступенькам. Зак вошел в комнату дочери, увидел пустую кроватку и испытал шок. Он тщательно осмотрел комнату – Ребекка никогда не спускалась вниз. Если она просыпалась, то всегда приходила к нему. Он на цыпочках прошел мимо комнаты Эмили, заметив, что дверь слегка приоткрыта. Уже спускаясь, он понял – почему.
Зак опять снял ботинки и поднялся наверх, чтобы приоткрыть дверь пошире. Стараясь, чтобы половицы не скрипели, он прокрался в комнату и увидел на подушке две рыжие головы. Когда он взглянул на полуобнаженную Эмили, пульс его зачастил как сумасшедший. Одеяло сбилось, она лежала на боку, слегка поджав колени и оголив стройные ноги. Она выглядела такой теплой, немного растрепанной и очень соблазнительной.
Пока он разглядывал ее, она проснулась и взглянула на него. Глаза ее широко раскрылись, и она слегка приподнялась, натягивая одеяло и пытаясь прикрыть ноги. Лицо ее порозовело от смущения.
– Я искал Ребекку, – прошептал он.
– Она пришла сюда и захотела лечь со мной.
– Странно, обычно она боится незнакомых. Извини, что разбудил тебя. – Он подошел к кровати. – Я заберу ее.
– Не буди ее. Я все равно уже встаю.
– В самом деле? – Он немного помедлил. Эмили кивнула, но ему не хотелось уходить. Она выглядела такой сексуальной, разгоряченной со сна!
– Не могу сердиться на нее. Если бы я мог забраться в эту кровать, я бы тоже сделал это. Пойду приготовлю завтрак.
Ее сердце на мгновение остановилось, когда он произнес эти слова, хотя она знала, что он дразнит ее. Он вышел, а Эмили еще долго смотрела ему вслед.
Она встала с постели, потихоньку оделась, причесалась, стараясь немного уложить волосы. Минут через десять она входила в кухню.
Зак налил ей апельсинового сока и протянул стакан. На сковороде жарился бекон.
– Еще раз доброе утро. Как спалось?
– Не выспалась. Ночь была очень короткая.
– Когда мы поедим и придет Несси, я отвезу тебя к автомобилю. Где ты остановилась?
– В отеле, в Сан-Луисе.
– Это неподходящее место для тебя!
– Я там только переночевала.
– В баре отеля в Сан-Луисе много головорезов. Там небезопасно по вечерам. Туристы и путешественники там не останавливаются. – Зак не мог поверить, что шериф или жители городка не предупредили ее об этом.
– Шериф сказал: это единственное, что есть в городе.
– К сожалению, да. Городок небольшой, в нем не бывает туристов. Мы пригоним твою машину, и ты сможешь остановиться у нас. Я помогу тебе сегодня поискать Амбер. – Зак сам удивлялся тому, что говорил. Он совершенно перестал соображать, глядя в ее зеленые глаза.
– Спасибо, но я не хочу вас стеснять.
– Ты не можешь оставаться в этом отеле более часа. Если ты останешься там, то местные подумают, что ты новая шлюха. Разве Нунез не предупредил тебя?
– Но другого отеля ведь нет. Никто, поглядев на меня, не скажет, что я проститутка. Мужчины и не глядят на меня.
Ее щеки зарделись, и Зак решил открыть ей глаза. Он подошел к ней и приподнял ее подбородок.
– Кто сказал тебе такую чушь?
– А ты думаешь, что я похожа на проститутку?
– Конечно, нет. Но ты сексуальна и привлекательна. А этого достаточно для бара. А отель это заведение, где работают проститутки.
Эмили опять покраснела, и на лице ее отразилась нерешительность. Зак задумался. Она жила в большом городе. У нее, очевидно, за плечами колледж и степень, но своими взглядами она напоминает пятнадцатилетнюю провинциальную девочку. И тут он мысленно вернулся к ее сестре, которая была изумительно хороша. Может быть, Эмили выросла, все время сравнивая себя с сестрой?
– Думаю, мне пора откланяться, – напряженно произнесла девушка. – Мне кажется, Зак, я должна остаться в городе. Все будет в порядке, но за приглашение спасибо.
– Вот упрямица. – Он помотал головой и повернулся к печи, чтобы перевернуть бекон. – Тебе приготовить тосты или кашу?
– Лучше тосты.
Зак собирался поместить хлеб в тостер, когда из холла раздался крик. В кухню ворвался Джейсон Дурхэм с огромным мячом.
– Доброе утро, солнышко, – произнес Зак, обнимая мальчика.
– Солнышко! – хихикнул малыш, взглянув на Эмили огромными зелеными глазами под пушистыми ресницами.
– У нас гостья. Джейсон, это твоя тетя Эмили Стоктон. Тетя Эмили, познакомься с Джейсоном.
– Привет, Джейсон, – мягко поздоровалась Эмили, когда ребенок важно взглянул на нее.
– На него напала робость. Хорошо, если это продлится до конца завтрака. – Зак поднял мальчика на руки. – Пойдем-ка, я тебя переодену. А потом дам апельсиновый сок и молоко. И кашу!
Они вернулись через несколько минут. Малыш следовал по пятам за отцом.
Джейсон взобрался на стул, который отец подвинул поближе к столу. Зак поставил перед мальчиком завтрак. Джейсон сразу опрокинул стакан молока, и Зак пошел за полотенцем. Бекон в это время начал дымить.
– Хочу молока! – закричал малыш.
– Я займусь беконом, – предложила Эмили, пока Зак вытирал стол, наливал еще молока и успокаивал Джейсона.
Раздался жалобный плач. Ребекка стояла в дверях с тонким одеялом в руке и сосала палец. Зак подхватил ее на руки.
– Бекки, Бекки! – завизжал Джейсон и застучал ложкой по столу.
– Эй, дети, успокоиться! – скомандовал Зак, отбирая у мальчика ложку и кладя ее в тарелку. Джейсон опять занялся своей кашей. – Доброе утро, радость моя! ласково поздоровался отец с девочкой. – Как спала? Тебя что-нибудь разбудило?
Она кивнула и прижалась к нему, зелеными глазами разглядывая Эмили.
– Ты спала в кровати тети Эмили? Ребекка опять кивнула.
– Если тебе не спится, ты должна прийти ко мне в комнату. Тетя Эмили наша гостья.
– Ничего страшного, – возразила Эмили.
– Попить, папочка, – сонно попросила девочка.
– Хорошо. – Зак посмотрел на девочку с такой нежностью, что Эмили невольно позавидовала. Ей захотелось, чтобы с такой нежностью посмотрели на нее. – Посиди на моем стульчике. Твой завтрак уже готов.
Он говорил мягким голосом и держал Ребекку, доставая джем из холодильника.
– Хочу еще молока! – заявил Джейсон, роняя на пол кашу.
– Посиди с девочкой, – предложила Эмили, а я налью Джейсону молока.
Джейсон потянулся через стол и взял у сестры чашку с молоком, но Ребекка протестующе завопила. Зак отобрал у малыша молоко и вернул Ребекке. Он не раздражался, говорил спокойно и мягко, и через некоторое время с помощью Эмили все расселись за столом.
– У тебя хорошо получается, – одобрил Зак.
– По работе мне иногда приходится иметь дело с малышами, – небрежно бросила она.
В какой-то момент Ребекка оживилась и начала без умолку тараторить. Поев, она забралась к Эмили на колени и прижалась к ней.
– А у тебя есть маленькая девочка?
– Нет, у меня нет ни маленькой девочки, ни маленького мальчика.
– А ты будешь жить здесь?
– Нет, я сейчас уеду, – ответила Эмили.
– Ребекка, хватит мучить нашу гостью вопросами. Раз вы закончили завтракать, вы оба должны выйти из-за стола.
Джейсон сполз со своего стула.
– Не забудьте почистить зубы. Джейсон, я помогу тебе.
Дети вышли из кухни, и через минуту в другой части дома заработал телевизор.
– Зак, ты так добр с ними, – произнесла Эмили, пораженная заботливостью и терпением, с какими он обращался с детьми. Это была еще одна неожиданная сторона его личности.
– Иногда у меня не очень получается, – смущаясь, ответил он, относя посуду к раковине. – Хочешь еще чего-нибудь съесть?
– Нет. Я помогу тебе убрать, – предложила девушка, поднимаясь из-за стола и собирая тарелки. Он повернулся, чтобы взять их у нее.
– Не нужно. – Зак взглянул на часы. – Скоро приедет Несси и займется хозяйством. А мы поедем за твоей машиной. Ты оставила вещи в отеле?
– Нет, мой чемодан в машине. Все-таки мне нужно быть в городе. Если мне что-нибудь понадобится, я позвоню шерифу. Он там рядом.
Зак взял телефон и стал набирать номер. А когда Эмили сообразила, то поняла, что он отказывается от ее номера в отеле:
– Она приедет сегодня утром и заплатит. – Он положил трубку. – Ты приедешь сюда на машине, а потом мы вместе поедем в город. Ты освободишь номер в отеле и подождешь меня в одном из ресторанов, пока я попытаюсь разузнать что-либо о Стони. Я отдам список, составленный барменом, шерифу. Пусть он с ними потолкует сам.
Эмили изумленно глядела на него. Зак ответил ей долгим взглядом.
– Пошли.
– Ты всегда так командуешь людьми?
– Нет, я стараюсь этого избегать, – спокойно возразил он.
– Но сейчас ты это делаешь. – Его спокойствие вывело девушку из себя. – Кто тебе разрешил распоряжаться моим номером в отеле.
– Ты бы все равно не осталась там на ночь.
– Может быть. Но я сама бы приняла это решение. Зачем ты вмешиваешься в мою жизнь?
Он выпрямился, и Эмили поразила произошедшая перемена – его карие глаза потемнели, рот сжался. Это был снова опасный незнакомец с грозным лицом.
– Ты упрямая маленькая идиотка, пытаешься разыскать свою сестру, не зная, что для этого нужно делать. Ты никак не хочешь понять, что подвергаешься опасности.
– Не кричи на меня! – В этот момент она каким-то чутьем поняла, что он прав, что он чувствует опасность инстинктивно.
Их перепалка была прервана телефонным звонком, и Зак протянул руку, чтобы взять трубку. Эмили отошла, прислушиваясь к разговору. Не особенно понимая, о чем он говорит, она задумалась, оставаться ли ей на ранчо. Все в ней противилось этому. В какой степени она может ему доверять? Что она вообще знает об этом человеке? Откуда она знает, что он говорил правду о Стони Фогге? Может, она слишком наивна, что поверила всему?
– Да, она здесь.
Эти слова привлекли ее внимание. Эмили взглянула на Зака, и тут до нее дошло, что телефонный звонок касается ее.
– Она останется здесь. Я обещал ей помочь в поисках сестры. – Последовала пауза, и его глаза потемнели от гнева. – Да, знаю. Уверен. Да, буду, – он посмотрел на часы, – через два часа. Хорошо. – Он положил трубку и замотал головой. – Черт возьми этого шерифа. – Он подошел к Эмили, подошел слишком близко. Ее сердце забилось, она попыталась унять дрожь. – Шериф хочет задать мне еще несколько вопросов об Амбер.
– Думаю, этот звонок – результат моего приезда. Мне казалось, он должен обстоятельнее поговорить с тобой. Может быть, приехать сюда и проверить все на месте.
– И это сделала ты сама, когда он не захотел. Теперь ты довольна?
– Я верю тебе, – отчетливо произнесла она. Ты хочешь, чтобы я вместе с тобой поехала к шерифу?
– Ты поедешь и будешь молчать, если ты мне доверяешь.
– Молчать? – изумилась она. – По-моему, это слишком. Ты смеешься надо мной.
– Чуть-чуть. Я поеду к нему и отвечу на его вопросы. Он только делает вид, что старается, пока ты здесь. Ему хочется поскорее все это закончить. – Зак подошел ближе и положил руку ей на плечо. – Нунез может сам провести расследование. Полиция будет искать твою сестру. Возвращайся к своей прежней жизни и предоставь все полиции.
– А ты бы бросил это дело, если бы это был твой брат или твой ребенок?
Он вздохнул, наклонил голову и уперся руками в бока. Он был озадачен, весь его вид выражал сомнение.
– Ты по-прежнему упорствуешь?
– Не более, чем ты, – услышал он в ответ.
– Дай мне список имен. – Он протянул руку. – Их должен допрашивать шериф.
Эмили не была уверена, что хочет разговаривать с этими людьми лично, поэтому решила, что он прав. Она вынула листок из кармана и протянула его Заку.
В это время дверь открылась, и в комнату вбежали собаки. Эмили повернулась и увидела красивую темнокожую девушку лет девятнадцати. Она вошла вслед за собаками, закрыла дверь и поклонилась:
– Доброе утро, Зак.
Глава 4
Эмили удивленно смотрела на вошедшую:
«Это новая женщина в жизни Зака?»
– А, Несси! А это – Эмили Стоктон. Эмили, это – Ванесса Галбан, которая присматривает за моими детьми.
– Рада познакомиться, – произнесла Несси, разглядывая се так пристально, что Эмили почувствовала себя неловко. Огромные черные глаза девушки прикрывали пушистые ресницы. Надув полные алые губы, она изучала Эмили. – Видно, что вы родственники, – изумленно произнесла Несси. – Детишки – совершенная ваша копия.
– Эмили – сестра Амбер, – пояснил Зак. Несен кивнула. Эмили почувствовала себя неуютно, когда девушка отвернулась от нее и перевела взгляд на Зака – А где пострелята? – спросила она ласково.
– Смотрят телевизор.
– Пойду поздороваюсь. Какие будут распоряжения?
Эмили едва слушала их беседу. Она рассматривала эту миниатюрную темнокожую девушку с шелковистыми черными волосами. Это няня? Или у них с Заком особые отношения? Она взглянула на ее руку: обручального кольца не было.
Несси вышла из комнаты, и Зак повернулся к Эмили.
– Она и есть питбуль? – спросила та.
– Внешность обманчива. Ты должна знать это по своей сестре. Та, если захочет, кажется ангелом. Несси будет биться до последнего дыхания за малышей.
– Может быть, но биться за них и реально защитить их – не одно и то же. В ней всего пять футов роста.
– Но она знает, где хранится мое ружье. Ты скоро соберешься?
– Через пять минут. – Эмили направилась к себе, зашла в ванную комнату почистить зубы. Там она посмотрела в зеркало, растерянно думая о Несси.
1 2 3 4 5 6 7 8