А-П

П-Я

 

Когда в Книге Бытия говорится, что Ева вкусила плода от дерева познания добра и зла, то подразумевается, что в своих отношениях с Сатаной она познала его любовь, в результате чего их стали связывать кровные узы. При этом произошло духовное грехопадение, а когда в сексуальные отношения вступили Адам и Ева, произошло физическое грехопадение (здесь грех состоял в том, что соединение произошло слишком рано, когда ни Адам, ни Ева еще не были готовы к рождению совершенного потомства). Из-за грехопадения человек перестал быть божьим храмом, а стал обиталищем Сатаны. Имея в себе злое начало, люди дали жизнь детям зла и создали семьи, общества и мир зла. Наш мир — это ад на земле, в котором до сих пор принуждено жить падшее человечество. (Недаром Иисус говорит иудеям: «Ваш отец дьявол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего».) Подчинив себе человека, созданного для владычества над миром творения, Сатана одновременно подчинил себе и весь этот мир. По этой причине он и назван апостолом Иоанном «князем мира сего», а апостолом Павлом «богом века сего».
Спасти падшего человека — значит вернуть его в изначальное безгрешное состояние.
Грехопадение, считал Мун, стало для Адама и Евы смертью, но не физической (ибо, как свидетельствует Библия, Адам прожил еще 930 лет, рождая сыновей и дочерей), а духовной. (Физически человек и не должен быть бессмертным, так как главное в нем — это его душа, о которой Бог заботится в первую очередь; тело же только временная оболочка — прах.) Духовно мертвыми людьми были все потомки Адама и Евы, попадавшие после физической смерти в ад. Но так не должно быть, ведь из-за греховности человека творение не завершено и Бог не может обрести полной благости и счастья. Поправить последствия падения первых людей — такова была Его всегдашняя цель. Собственно, вся история человечества — это история провидения восстановления, в результате которого должно возникнуть так и не появившееся по вине Адама и Евы Царство Небесное на земле.
Эту цель и провозгласил в начале Своей миссии Иисус Христос — идеальный человек, рожденный при посредстве Бога. (В своих христологических взглядах Мун исходил из того, что Иисус был только совершенным человеком, но ни в коей мере не являлся Богом; Бог соотносился с Ним как ум с телом; Иисус ничем не отличался от людей, но не имел в Себе первородного греха; посмертное Воскресение Его являлось чисто духовным, а не телесным.) Но достиг ли Христос Своей цели? Очевидные реалии нашей жизни, говорил Мун, свидетельствуют, что не достиг. Царство Небесное на земле по сей день не построено. Продолжается власть первородного греха. Значит, спасение через Распятие не было достигнуто, окончательное восстановление изначальной природы не произошло. В самом деле, Иисус должен был принести спасение как человеческому духу, так и человеческому телу. Если бы падшие люди поверили в Него и стали едины с Христом как духом, так и телом, они обрели бы и духовное и физическое спасение. Но Иисус был распят, тело Его подверглось нападению Сатаны. Поэтому верующие в Христа обрели одно только духовное, но не физическое спасение.
Недаром в Послании к римлянам Павел сетует: «Ибо по внутреннему человеку нахожу удовольствие в законе Божием, но в членах моих вижу иной закон, противоборствующий закону ума моего, делающий меня пленником закона греховного, находящегося в членах моих… Итак, тот же самый я умом (моим) служу закону Божию, а плотию — закону греха». В этих словах Мун видел выражение радости обретения духовного спасения и плач по неосуществленному физическому спасению.
Распятие Христа ни в коей мере не было волей Бога и произошло из-за неверия людей. Согласно предсказаниям пророков, Иисус должен был взойти на трон Давида и создать Царство, которому не будет конца.
О том же свидетельствует Новый Завет. Ангел, явившийся Марии во время Благовестия, говорит: «И вот, зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя Иисус; Он будет велик и наречется Сыном Всевышнего, и даст Ему Господь Бог престол Давида, отца Его; и будет царствовать над домом Иакова вовеки, и царству Его не будет конца».
Царство Небесное, о котором неоднократно говорит в своих проповедях Иисус, по словам Муна, есть некая область духовного мира, где пребывают идеальные, божественные духи. Если бы Иисус полностью осуществил цель Своего прихода как Мессии, то еще при Его жизни должно было возникнуть Царство Небесное на земле. И когда совершенные люди из Царства Небесного на земле пришли бы после смерти в духовный мир божественных духов, должно было возникнуть Царство Небесное на небе. Однако Иисуса распяли, и Царство Небесное на земле не возникло. Мир так и не увидел появления людей, достигших уровня божественного духа. И по сей день никто после смерти не попал в Царство Небесное, оно остается необитаемым, а его создание незавершенным.
Не случайно, уже будучи распятым, Иисус обещает уверовавшему в Него разбойнику не Царство Небесное, а только рай. Раем Мун называл ту область духовного мира, где ныне находятся души уверовавших в Иисуса людей, еще при жизни на земле достигшие уровня духовной жизни. Там они пребывают в ожидании, когда откроются врата, ведущие в Царство Небесное.
Но чего же не успел сделать Иисус? Мун учил, что Тот пришел как второй Адам, истинный отец всего человечества. Значит, должна была появиться и истинная мать человечества — вторая Ева. Миссия Христа состояла в том, чтобы вступить в брак с идеальной женщиной и произвести на свет совершенных, очищенных от греха детей.
Этого не произошло по вине иудеев, и Христос в конце концов смог обрести только духовную невесту — Св. Духа. Воскресший Христос и Св. Дух — духовные родители человечества, составляющие с Богом Отцом духовную Троицу. Через Их взаимную любовь происходит духовное рождение всех истинно верующих. Но этого, к сожалению, недостаточно для полного восстановления человека. Развитие, как и воскрешение духовного Я, возможно только через физическое тело. Поэтому духи тех людей, которые отошли в мир иной, не достигнув совершенства в течение жизни на земле, во время Второго пришествия вновь получат тела, чтобы, вернувшись на землю, исполнить до конца свое предназначение. Что касается ныне живущих, то исправление их физической природы возложено на плечи Муна — божьего избранника (и, возможно, даже нового мессии). В высшем понимании Мун есть как бы отец всего человечества. Он — третий, последний Адам, которому предназначено если и не построить Царство Небесное на Земле, то, по крайней мере, положить ему основание. Таково в кратких словах учение Божественного Принципа.
Для исполнения своего предназначения Мун должен был жениться. Поэтому вскоре по приезде в Пхеньяне он вступил во второй брак с некой мадам Ким, при том что первый его брак остался не расторгнутым. Это обстоятельство послужило одной из причин его преследования. В феврале 1948 г. он был арестован коммунистическими властями, которые обвинили Муна в супружеской неверности и разврате. Другие статьи обвинения гласили, что, овладев умами и душами своих прихожан, он принуждал их к крупным пожертвованиям и к нарушению общественного порядка.
История этого ареста по сей день хранит в себе много неясного. Конечно, позже последователи преподобного Муна писали, что обвинения против него были не более чем удобным предлогом, прикрывающим факт преследования за религиозные убеждения.
Тем не менее, полностью обелить своего учителя им не удалось. «Один из элементов теологии Муна, — свидетельствовал проповедовавший с ним по соседству пастор Джон Ким, — состоял в том, что обращенные им женщины могут окончательно очиститься, лишь побывав в его постели». Нельзя отрицать, что «теология Муна» действительно дает повод для таких обвинений. Правда, Уон-Пил Ким, один из ближайших учеников и последователей Муна, в своих записках объявляет подобные «домыслы» чистым недоразумением. Однако и он не смог уйти в своем рассказе от темы секса. По его словам, многие прихожанки после проповедей преподобного Муна отказывали своим мужьям в любовных отношениях. Это будто бы и стало причиной сильной ненависти последних к Муну, в результате чего возникали различные неприятные эксцессы, действительно нарушавшие общественный порядок. Возможно, так оно и было, но подозрения, что на ранних этапах своей проповеднической деятельности Мун практиковал ритуальный секс, остались по сей день. По крайней мере суд нашел выдвинутые против него обвинения основательными и приговорил Муна к пяти годам тюремного заключения.
Отбывать срок Муну пришлось в концлагере в Хыннаме. Поблизости находились целые горы сульфата аммония, оставшиеся после японцев. Заключенные засыпали удобрения в мешки и грузили их в вагоны. Мешок весил 40 кг, а дневная норма на человека составляла 130 мешков. Работа была тупой и изматывающей. Между тем каждый заключенный получал в день всего три горсточки риса. От недоедания, а также от постоянного контакта с ядовитым удобрением они через год-полтора превращались в живые скелеты. Любое нарушение или невыполнение нормы наказывалось урезанием порции в два раза. Заболеть и не выйти на работу означало остаться без еды и подписать себе тем смертный приговор. Постоянно испытывая жестокие муки голода, большинство заключенных не могло думать ни о чем другом, кроме еды. Фактически люди за несколько месяцев превращались в Хыннаме в скотов, готовых ради пищи на что угодно.
Остаться человеком в этом аду и сохранить достоинство было нелегким делом. В одном из своих выступлений, много позже, Мун рассказывал, как ему это удалось.
Первым делом он постарался побороть в себе страх голода. В течение трех месяцев он съедал только половину своей порции, приучая себя смотреть на другую половину как на дар Бога. Когда установленный им срок прошел, Мун разрешил себе съедать весь рис и таким образом притупил чувство голода. Другая опасность таилась в самом характере работы. Большинство заключенных относилось к ней как к надсадной и непосильной. Они вставали утром с мрачным настроением, исполняли свою норму без всякой радости, вечером с трудом добирались до нар и проваливались в тяжелый сон. Впереди они видели лишь бесконечную вереницу таких же безрадостных трудных дней. Единственной светлой минутой для них было время кормежки, но именно потому, что они так страстно желали ее, она проходила слишком быстро. Эта унылая беспросветность, это постоянное угнетение духа были очень пагубны для здоровья.
Осознав это, Мун поставил перед собой задачу — работать с такой самоотдачей, как будто эта работа поручена ему самим Богом. После того как ему удалось соединить в своем сознании выполнение нормы со служением Богу, работа стала доставлять ему удовольствие. Он трудился с таким воодушевлением, что практически сохранил свои силы, несмотря на большую потерю в весе. Все порученные ему задания Мун исполнял с прилежанием, на совесть, и никогда не нарушал тюремных законов. Он был настолько примерным заключенным, что даже фанатичные коммунисты-тюремщики в конце концов стали его уважать. Так, находясь в неволе, Мун благодаря большой силе духа сумел сохранить внутреннюю свободу и не сломаться.
Из положенного ему срока он отсидел немногим больше полутора лет. Вскоре между Северной и Южной Кореей началась ожесточенная война. Выступавшие на стороне южан американские войска во второй половине 1950 г. овладели Хыннамом и освободили всех заключенных. Мун вернулся в Пхеньян, но через несколько месяцев положение на фронте изменилось. В Корею вошли отряды китайских добровольцев, наступление южнокорейских войск захлебнулось. Вскоре началось их отступление. Вместе с толпами беженцев Мун покинул Пхеньян. Тяжелый путь на юг он проделал в сопровождении двух членов его прежней общины. Чон-Фа Паком и Уон-Пил Кимом. У Пака была сломана нога. Ким и Мун везли его на велосипеде. Стоял уже декабрь месяц, постоянно шли холодные дожди и снег. Если дорога не позволяла ехать, Мун взваливал Пака на спину и подолгу нес на себе. (Ким тащил велосипед.) Часть пути проходила вдоль гор. В одном месте, в Инчоне, надо было переправляться на остров Ён-мэ через пролив шириной 5 км (перейти его вброд можно было только во время отлива). Но когда беглецы добрались до острова, оказалось, что последний паром ушел и свободных лодок не осталось. Муну с Паком на спине пришлось вернуться обратно и пройти со своей тяжелой ношей по пояс в ледяной воде еще 5 км. Позже он говорил, что это испытание было ниспослано ему Богом. «Если бы мне не удалось перенести господина Пака на остров, — объяснил он, — я не справился бы с ответственностью за восстановление Вселенной».
В январе 1951 г. едва живые от усталости беглецы добрались до Пусана. Город был наводнен беженцами. Невозможно было найти ни жилья, ни работы. Муну и Киму удалось снять крошечную комнату, где с трудом, тесно прижавшись друг к другу, могли спать три человека. Преданный Ким стал зарабатывать рисованием портретов и таким образом некоторое время содержал Муна. Весной тот также сумел устроиться докером в порт. Если не считать месяцев, проведенных в Хыннаме, этот был самый трудный период в жизни Муна. Чтобы сэкономить на жилье, учитель и ученик построили на одном из холмов за городом небольшую хижину из коробок от армейского провианта и прожили в ней почти два года. В свободное время Мун продолжал проповедовать свое учение, однако, без особого успеха.
Положение стало поправляться только в 1953 г., когда Мун перебрался в Сеул и завел знакомства с представителями столичной интеллигенции. Здесь его дела пошли намного лучше, и круг последователей стал быстро расти. В мае 1954 г. община была официально зарегистрирована под названием Ассоциация Святого Духа за Объединение Мирового Христианства (в просторечии — «Церковь Унификации», или просто «Церковь Муна»). В начале 1955 г. к Муну примкнули шесть профессоров и 15 студентов сеульского университета Эвха — одного из главных оплотов корейского протестантизма. Этот случай произвел настоящую сенсацию в обществе, о нем писали многие сеульские газеты. Тогда впервые имя Муна стало широко известно. За этим скандалом последовал другой — в июле 1955 г Мун был арестован южнокорейскими властями и оказались в тюрьме. Однако, ни одно обвинение, выдвинутое против него (в их числе называют аморальное поведение, уклонение от военной службы, «незаконное удержание лиц»), не было поддержано судом. В октябре его оправдали и отпустили на свободу.
В 1957 г. произошло новое важное событие — вышел в свет первый вариант вероучения Муна — «Объяснение Божественного Принципа». (Более полная редакция появилась в 1966 г., когда вышло «Изложение Божественного Принципа».) Работа была исполнена Хе Ван Ю на основе заметок и набросков самого Муна. Таким образом, сложилась концепция нового вероучения, действующая поныне. Человеческая история, считают муниты, прошла два периода: «век Ветхого Завета» (от Адама до Христа) и «век Нового Завета» (от Христа до Муна). Третий период — «Завершенного Завета» (то есть «Божественного Принципа»), начался в 1960 г., когда Мун вступил в четвертый брак, женившись на Хан Пак Я — дочери своей прежней домработницы.
Итогом переживаемой сейчас эпохи должно стать построение Царства Небесного на земле, Второе пришествие и конец человеческой истории. Спастись во время Страшного суда смогут лишь те люди, которые преодолели в себе как духовные, так и физические последствия грехопадения. В духовном плане это происходит принятием христианства, в физическом — искоренением в себе «сатанинского начала».
Последнее доступно только тем, кто ведут свое происхождение от «безгрешных родителей» — Муна (третьего Адама) и его жены (третьей Евы).
Через приобщение к их семье должно возродиться остальное человечество. Все муниты считаются детьми Муна и его жены. Их «усыновление» и «удочерение» происходит через специальную церемонию. Во время нее вновь обращенные пьют коктейль, одним из компонентов которого служит кровь Муна и его жены. Так происходит очищение их собственной крови. Поскольку целью и образцом Церкви Унификации служит обращенная к Богу семья, преклоняющаяся перед Муном и его женой, одной из важнейших составляющих деятельности мунитов с 1960-х гг. стали массовые бракосочетания. Первая подобная брачная церемония произошла в Сеуле в 1960 г. (Тогда в первый раз в коктейль новобрачных и были подмешаны капли крови безгрешных Мунов.) С первых лет существования своей церкви Мун столкнулся с острой враждебностью других протестантских церквей (многие из них вообще не считают Церковь Унификации христианской). Но это не помешало успешному распространению его вероучения. В конце 1959 г в Южной Корее действовало уже 30 центров Церкви Унификации. Тогда же началась широкая миссионерская деятельность в США и Японии. По мере роста числа последователей (среди которых многие были состоятельными людьми) материальное положение церкви значительно улучшилось.
Пора бедности для Муна миновала навсегда. Впрочем, одних только пожертвований для достижения грандиозной цели обновления мира под началом его религии оказалось явно недостаточным. Мун хорошо понимал, что его дело потребует особой экономической базы и инфраструктуры. И он приступил в конце 1950-х гг. к их созданию, проявив на этом поприще незаурядные организаторские и предпринимательские таланты. В 1959 г. он основал в Южной Корее свое первое коммерческое предприятие «Яхве Шотган» — небольшую фабрику по производству пневматических ружей. Она стала первенцем корпорации «Тон Иль». Когда началась вьетнамская война, завод Муна наладил успешное производство американских винтовок М-16, а потом и пулеметов «Вулкан». Торговля оружием принесла большие доходы. Однако Мун не стал замыкаться в этой сфере. В 1966 г. появилось предприятие по изготовлению деталей для автомобилей. В следующие годы «Тон Иль» приобрела станкостроительный завод и заводы по производству автомобильных литых и кованных деталей. Масштабы ее деятельности постоянно расширялись. Только в период с 1972 по 1975 г. «Тон Иль» в десять раз увеличила свой годовой оборот, а с 1975 по 1985 г. еще в 100 раз. Теперь это одна из крупнейших в мире транснациональных корпораций. Филиалы фирмы функционируют практически во всех странах Азии, в США, Японии, Канаде, Австралии, Великобритании, Франции, Италии, Египте, Аргентине. В настоящий момент в империю Муна входит порядка 20 крупных, оснащенных по последнему слову техники заводов. Помимо оружия и автомобильных деталей они производят станки с цифровым и электронным управлением, компьютеры и другую продукцию. Мун владеет фармацевтическими предприятиями, большой рыболовной флотилией, судостроительными верфями, рыбозаводами, а также развивает гостиничный бизнес во многих странах мира. «Тон Иль» принадлежит несколько газет, и в их числе такая крупная американская газета, как «Вашингтон Тайме».
Так что Церковь Унификации представляет собой богатейшую финансовую империю. Это позволяет ей вкладывать огромные средства в образование и заниматься благотворительностью, особенно в развивающихся и неблагополучных странах (например, в России), укрепляя тем самым свое влияние.
В 1973 г. пророк перебрался в США. В то время Церковь Унификации, несмотря на более чем десятилетнюю миссионерскую деятельность, имела здесь совсем немного приверженцев. Приступив к завоеванию Америки, Мун разбил страну на десять зон во главе со своими штабами. Со всего мира для ведения миссионерской работы в США съехались около тысячи мунитов. Сам Мун также трудился не покладая рук и в 1973–1974 гг. провел три громогласных турне, побывав со своими проповедями во всех американских штатах. Значительно увеличив здесь число своих последователей, он в конце 1970-х гг. укрепился в Латинской Америке, а с середины 1980-х гг. переместил центр миссионерской деятельности в Европу. Сейчас у Муна здесь также много почитателей.
Хотя утверждение мунизма на Западе проходит все же не без проблем. Уже не раз Церковь Унификации подвергалась в различных странах судебным преследованиям. В 1984 г. за сокрытие доходов и неуплату налогов Мун был арестован и провел 13 месяцев в американской тюрьме.
Ярый антикоммунист, Мун потратил десятки миллионов долларов на борьбу с социалистической системой (в его учении коммунизм прямо связывается с Сатаной) и приложил немало усилий для ее развала. В апреле 1989 г. Мун посетил Москву и был принят на самом высшем уровне — тогдашним президентом СССР М. С. Горбачевым. С тех пор Церковь Унификации прочно обосновалась в России. С начала 1990-х гг. основной упор муниты делают на пропаганде здоровой семейной жизни. Продолжается организация массовых брачных церемоний, принимающих все более грандиозный характер. Так, 25 августа 1995 г. по мунискому ритуалу одновременно во всем мире заключили брачный союз 360 тысяч пар.
Правда, враги Муна выражают сомнение, что назначенная цифра действительно была достигнута. К примеру, в Южной Корее, где влияние Муна наиболее сильно, в брак тогда вступило не более 20 тысяч пар.
В 1997 г. Церковь Унификации даже сменила свое название и стала официально именоваться «Всемирной ассоциацией семей за мир во всем мире и объединение».
Считается, что церковь Муна имеет сейчас 2 миллиона последователей. Однако активных членов гораздо меньше. Большинство мунитов проживает в Японии и Южной Корее.
В последней, по некоторым сведениям, муниты на сегодняшний день вообще составляют самую крупную христианскую общину.

РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ
Патриарх Никон и протопоп Аввакум Петров

Патриарх Никон, один из самых известных и могучих деятелей русской церкви, родился в мае 1605 г. в селе Вельеманове близ Нижнего Новгорода в семье крестьянина Мины и был наречен при крещении Никитою. Мать его вскоре умерла, и отец женился во второй раз. Злонравная мачеха превратила жизнь мальчика в настоящий ад морила его голодом, колотила почем зря и несколько раз даже пыталась извести его. Когда Никита подрос, отец отдал его учиться грамоте. Выучившись читать, тот захотел изведать всю мудрость божественного писания, которое, по тогдашнему строю понятий, было важнейшим предметом, привлекавшим любознательную натуру. Он удалился в монастырь Макария Желтоводского, нашел какого-то ученого старца и прилежно занялся чтением священных книг. Вскоре один за другим умерли его мачеха, отец и бабка. Оставшись единственным хозяином в доме, Никита женился, но его неудержимо влекли к себе церковь и богослужение. Будучи человеком грамотным и начитанным, он начал искать себе места и вскоре был посвящен в приходские священники одного села. Ему тогда было не более 20 лет от роду. От жены он имел троих детей, но все они умерли один за другим еще в малолетстве. Это обстоятельство сильно потрясло впечатлительного Никиту. Он принял смерть детей за небесное указание, повелевающее ему отрешиться от мира, и решил удалиться в монастырь. Жену он уговорил принять постриг в московском Алексеевском монастыре, дал за нею вклад, оставил ей денег на содержание, а сам ушел на Белое море и постригся в Анзерском ските под именем Никона. Произошло это в 1635 г.
Житие в ските было трудное. Братия, которой насчитывалось не более двенадцати человек, жила в отдельных избах, раскинутых по острову, и только по субботам вечером сходилась в церковь. Богослужение продолжалось целую ночь; сидя в церкви, монахи выслушивали весь псалтырь; с наступлением дня совершалась литургия, потом все расходились по своим избам. Над всеми был начальный старец по имени Елеазар.
Некоторое время Никон покорно подчинялся ему, но потом между ними начались ссоры и несогласия. Тогда Никон перебрался в Кожеозерскую пустынь, находившуюся на островах Кожеозера, и по бедности отдал в монастырь, — туда не принимали без вклада, — свои последние богослужебные книги. Никон не любил жить с братиею, а предпочитал свободное уединение. Он поселился на особом острове и занимался там рыбной ловлей. Спустя немного времени тамошние монахи избрали его своим игуменом.
На третий год после своего поставления, именно в 1646 г, Никон отправился по делам в Москву и здесь явился с поклоном к молодому царю Алексею Михайловичу, как вообще в то время являлись с поклонами к царям настоятели всех монастырей.
Алексею до такой степени понравился кожеозерский игумен, что он велел ему остаться в Москве, и, по царскому желанию, патриарх Иосиф посвятил его в сан архимандрита Новоспасского монастыря. Здесь находилась родовая усыпальница Романовых; набожный царь часто приезжал молиться за упокой своих предков и делал в монастырь щедрые вклады. Во время каждой из таких поездок Алексей подолгу беседовал с Никоном и чувствовал к нему все большее расположение. Известно, что Алексей Михайлович принадлежал к разряду таких сердечных людей, которые не могут жить без дружбы, и легко привязывался к людям. Он велел Никону каждую пятницу ездить к нему во дворец. Беседы с архимандритом западали ему в душу. Никон, пользуясь хорошим отношением государя, стал просить его за утесненных и за обиженных. Алексей Михайлович дал ему поручение принимать просьбы от всех тех, которые искали царского милосердия и управы на нечестных судей. Никон отнесся к этому поручению очень серьезно, с большим тщанием исследовал все жалобы и вскоре приобрел славу Доброго защитника и всеобщую любовь в Москве.
В 1648 г. скончался новгородский митрополит Афанасий. Царь, избирая ему преемника, всем другим предпочел своего любимца, и бывший тогда в Москве иерусалимский патриарх Паисий по царскому желанию рукоположил Новоспасского архимандрита в сан новгородского митрополита. Это место было вторым по значению в русской иерархии после патриаршества. Сделавшись новгородским владыкою, Никон впервые показал свой суровый властолюбивый нрав. Тогда же он сделал первые шаги к исправлению богослужения, поскольку в то время оно отправлялось на Руси нелепо: духовные, боясь пропустить что-нибудь из установленного ритуала, для скорости разом читали и пели в два-три голоса (этот порядок получил название «многоголосия»): дьячок читал, дьякон говорил ектению, а священник возгласы, так что слушающим ничего нельзя было понять. Многие, впрочем, к этому и не стремились. Пишут, что молящиеся в те годы зачастую держали себя в церкви как на базаре: стояли в шапках, громко разговаривали и сквернословили. Понимание богослужения как своего рода мистического общения человеческой души с Богом было чуждо не только большинству мирян, но и многим духовным. Новый митрополит велел прекратить эти обычаи и повел упорную борьбу с многоголосием, невзирая на то, что его распоряжения не понравилось ни духовным, ни мирянам. Для придания службе большего благочиния Никон заимствовал киевское пение. Каждую зиму он приезжал в Москву со своими певчими, от которых царь был в восторге. В 1650 г. во время новгородского бунта горожане показали сильную нелюбовь к своему митрополиту: когда он вышел уговаривать мятежников, его принялись бить и кидать в него камнями, так что едва не забили до смерти. Никон, однако, просил царя не гневаться на виновных.
В 1652 г., после смерти патриарха Иосифа, духовный собор в угоду царю избрал Никона на его место. Он упорно отказывался от этой чести до тех пор, пока сам царь в Успенском соборе на виду бояр и народа не поклонился Никону в ноги и не умолил его со слезами принять патриарший сан. Но и тогда он посчитал нужным обговорить свое согласие особым условием. «Будут ли меня почитать как архипастыря и отца верховного и дадут ли мне устроить церковь?» — спросил Никон.
Царь, а за ним власти духовные и бояре поклялись в этом. Только после этого Никон согласился принять сан. Просьба Никона не была пустой формальностью. Он занял патриарший престол, имея в голове сложившуюся систему взглядов на церковь и государство и с твердым намерением придать русскому православию новое, невиданное прежде значение. Вопреки явно обозначившейся с середины XVII в. тенденции к расширению прерогатив государственной власти за счет церковной (что должно было в конце концов привести к поглощению церкви государством), Никон являлся горячим проповедником симфонии властей. В его представлении светская и духовная сферы жизни должны были сохранять полную самостоятельность. Патриарх в религиозных и церковных вопросах, по его мнению, был таким же неограниченным властителем, как царь в мирских. В предисловии к Служебнику 1655 г. Никон писал, что Россия получила от Бога «два великих дара» — царя и патриарха, которыми все строится как в церкви, так и в государстве. Впрочем, и на светскую власть он смотрел через призму духовной, отводя ей только второе место. Архиерейство он сравнивал с солнцем, а царство — с месяцем и пояснял это тем, что церковная власть светит душам, а царская — телу. Царь, по его понятиям, был призван от Бога удержать царство от грядущего антихриста и для этого ему надлежало снискать Божию благодать. Никон, как патриарх, должен был стать учителем и наставником царя, ибо, по его мысли, государство не могло пребывать без высших, регулирующих его деятельность церковных идей.
Вследствие всех этих соображений Никон без малейшего смущения, как должное, принял огромную власть, которую Алексей Михайлович охотно предоставил ему в первые годы его патриаршества. Сила и влияние Никона в это время были огромны.
Отправляясь в 1654 г. на войну в Малороссию, Алексей Михайлович доверил патриарху свою семью, свою столицу и поручил ему наблюдение за правосудием и ходом дел в приказах. Во время двухлетнего отсутствия царя Никон, официально принявший титул великого государя, единолично управлял всеми государственными делами, причем знатнейшие бояре, ведавшие различными приказами, должны были ежедневно являться к нему с докладами. Нередко Никон заставлял бояр долго ждать приема на крыльце, даже если в это время был сильный холод, и затем, допустив к себе, требовал докладывать стоя, сделать ему земной поклон. Все боялись патриарха — ничего важного не предпринималось без его совета и благословения.
В церковных делах Никон явил себя таким же неограниченным властителем, как в государственных. В соответствии со своими представлениями о значении церкви в жизни общества, патриарх принимал строгие меры для укрепления дисциплины духовенства. Он всерьез хотел сделать из Москвы религиозную столицу, подлинный Третий Рим для всех православных народов.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57