А-П

П-Я

 


Однако влияние немцев оставалось очень значительным. Их открытое или с трудом скрываемое недоброжелательство по-прежнему преследовало Мефодия. Вопрос о богослужении на славянском языке после смерти Андриана II поднялся вновь. Папа Иоанн VIII, оказавший Мефодию такую деятельную поддержку, занял в этом вопросе более осторожную позицию. Сначала он не возражал против литургии на славянском языке, но потом велел вести службу на латинском, а на славянском — только проповедь. В Рим продолжали поступать доносы на Мефодия. Его обвиняли в том, что он не только служит на славянском языке, но и извращает в своих проповедях христианское учение. В 879 г. папа вызвал его в Рим. Мефодий отправился к папе и сумел оправдаться во всех обвинениях. Вопреки ожиданиям врагов, его отношения с Иоанном VIII стали даже более сердечными. Отпуская Мефодия назад в Моравию, папа писал о нем Святополку: «Мы находим, что он истинно исповедует церковное учение и может быть полезным во всей церковной службе. Мы посылаем его к вам обратно управлять предоставленной ему Божьей церковью и приказываем принять его как вашего собственного пастыря с достойной почестью, вниманием и радостью, подтверждая повелением нашей апостольской властью его архиепископские привилегии».
По возвращении в Велеград, Мефодий перепоручил миссионерскую деятельность своим ученикам, сосредоточив все силы на переводе Ветхого Завета. Это сложное и чрезвычайно важное дело было осуществлено им и двумя его помощниками в поразительно короткий срок. Одновременно на славянский был переведен «Патерик» Иоанна Мосха и «Номоканон» — сборник церковных правил. Современные историки с большой похвалой отзываются о достоинствах этих переводов. В самом деле, Мефодий был, по-видимому, очень талантливым переводчиком. Его славянский текст никогда не представляет рабской копии с источника; перевод точен, близок к оригиналу и обладает несомненными литературными достоинствами. Быть может, из всего сделанного Мефодием, его перевод Священного Писания стал самым значительным вкладом в сокровищницу славянской культуры.
Умер Мефодий в апреле 885 г. и был погребен в соборной церкви в Велеграде.
После себя он оставил более 200 подготовленных им священников, которых сам обучил славянской грамоте и богослужению.

ОСНОВОПОЛОЖНИКИ МОНАШЕСТВА
Св. Антоний Великий

Христианские аскеты существовали едва ли не с самых первых лет возникновения церкви. В III в. многие из них жили в своих семействах или, по крайней мере, в обыкновенном обществе, нисколько не думая обособляться от него. Часто христианские аскеты проживали в городах или деревнях, иногда в их окрестностях, в каком-нибудь уединенном месте, где проводили жизнь в одиночестве, но принимая участие в общей религиозной жизни. Все эти проявления аскетизма еще нельзя считать подлинным монашеством, история которого начинается только с подвига египетского святого Антония Великого. Он был первым из христианских праведников, кто не только отделился, но и в подлинном смысле ушел от обитаемого мира, всецело посвятив себя одному только Богу.
Родился Антоний в 251 г. в деревне Кома в Среднем Египте. Его отец и мать были люди благородные и не бедные, известные своим христианским благочестием. Сам Антоний еще с детства сторонился людского общества. Его, к примеру, никогда не могли заставить посещать школу, так что он всю жизнь оставался неграмотным, не писал по-гречески и не умел читать даже по-коптски. Однако чужое чтение Священного Писания он выслушивал с таким глубоким вниманием, что не забывал решительно ничего. Постепенно память стала заменять ему сами священные книги. К подвигу отшельничества Антоний был обращен, как принято считать, Самим Богом. Однажды он вошел во время богослужения в храм и услышал там слова из Евангелия: «Если хочешь быть совершенен, иди продай имение свое и раздай нищим, и будешь иметь сокровище на небесах; и поди и следуй за мной». Слова эти произвели на Антония огромное впечатления, и при первой возможности он именно так и поступил. После смерти своих родителей (около 270 г.) он продал все свое имение, поместил в дом девственниц сестру, которая оставалась на его руках и была моложе его, и стал вести аскетическую жизнь.
В то время в Египте пустожительство еще не было распространено, но всякий, кто желал служить Христу и спасаться, упражнялся в добродетели, уединившись где-либо вблизи от своего селения. По примеру других аскетов Антоний сначала жил у ворот своего дома, потом поселился в пещере недалеко от места своего рождения. Уже в эту пору ему пришлось выдержать упорную борьбу с бесами. Дьявол не раз смущал его сладостными мечтаниями, страхом и приведениями, шумом, голосами и воплями среди ночи. Много раз он принимал образ прекрасной женщины и всячески старался возбудить в Антонии страсть. Святой твердо противился этому искушению, и когда дьявол влагал ему нечистые помыслы, прогонял их непрерывной молитвой. Приучая себя постепенно к еще более суровой жизни, он многие чрезвычайные подвиги служения Богу сделал привычными для себя. Каждый день он постился до захода солнца и все ночи проводил в молитве. Иногда Антоний вкушал пищу лишь через два дня и только на четвертую ночь забывался сном. Питался он хлебом и солью, запивая их небольшим количеством воды; постелью ему служила рогожа или власяница, а иногда — и голая земля. Масла он вовсе не употреблял, мясо и вино — тоже.
Когда Антоний подготовил себя к более суровой жизни, он поселился среди находившихся неподалеку от селения гробниц, упросив прежде одного из знакомых, чтобы тот в известные дни приносил ему пищу. Тот запер его в одной из гробниц и ушел. В первую же ночь бесы напали на святого и избили его до полусмерти, так что он едва остался жив, однако не пожелал уйти из гробницы. В следующую ночь бесы ополчились на отшельника с новой силой. Вдруг раздался такой гром, что место это поколебалось в самом основании и стены распались. Тотчас в жилище Антония ворвалось множество демонов, явившихся в виде призраков львов, волков, ядовитых змей, скорпионов, рысей, медведей, и каждый из этих призраков обнаруживал свою ярость соответственным его виду способом: лев рычал, готовясь растерзать Антония, буйвол устрашал своим ревом и рогами, с шипением извивались змеи, стремительно бросались волки. Однако Антоний не впал в страх, сохранив бодрость и ясность ума. Как бесы ни старались, они не имели никакого успеха и сами были побеждены твердостью святого. Взглянув вверх, Антоний увидел, что свод гробницы раскрылся над ним и к нему нисходит, рассеивая тьму, светлый луч. С появлением света демоны исчезли, гробница же, которая распалась при их появлении, снова оказалась невредима. Обратив лицо к свету, Антоний спросил: «Где Ты был, милосердный Иисус? И почему не пришел Ты с самого начала?» И тут он услышал голос: «Антоний! Я был здесь, но желал видеть твое мужество. Теперь же, когда ты твердо выдержал борьбу, Я всегда буду помогать тебе».
Оправившись после побоев, Антоний решил оставить свое родное селение и жить вдали от людей, посреди пустыни. Переправившись через Нил, он нашел в горах Аравийской цепи какое-то пустое огороженное место — остатки древней крепости — полное всякого рода ядовитых гадов и змей, но с небольшим источником воды. Это было в 285 г. Антоний заложил камнями вход и остался здесь в полном одиночестве, никогда сам не выходя и никого к себе не пуская. Два раза в год друг приносил ему запас хлеба на шесть месяцев, который он принимал через кровлю. С приносившим он не говорил ни слова. Таким образом в непрерывной борьбе с бесами и вдали от людей Антоний прожил двадцать лет.
Слух об этом небывалом подвиге постепенно распространился по всему Египту. Около 305 г. у жилища Антония собралось много лиц, желавших подражать его подвижнической жизни. Поскольку он поначалу не хотел общаться с ними, эти люди насильно разломали вход в его жилище. С этого времени преподобный Антоний поневоле сделался наставником, пастырем, учителем подвижнической жизни и вождем на пути к небу. У него явилось бесчисленное множество учеников, которых он склонил к отречению от мира и от самих себя. В течение непродолжительного времени образовалось несколько монастырей, в которых он с любовью руководил иноками. Однажды братья, собравшись, стали просить, чтобы он дал им устав иноческой жизни, но Антоний отказался, считая, что Священного Писания для этого вполне достаточно. Он, впрочем, вел много душеспасительных бесед с братией и давал полезные наставления. Некоторые из них были записаны и стали потом широко известны.
Антоний говорил, что в земной жизни цена покупаемой вещи бывает равна тому, чего она стоит, и не более того получает продавец. Но обетование вечной жизни приобретается за слишком малую цену: оно дается нам за жизнь краткую и временную. Если бы мы даже прожили, трудясь на служении Богу, восемьдесят или сто лет, все же в будущей жизни нам предстоит царствовать ни какое-либо ограниченное время, но вечно, и не землю мы получим в обладание, а небо. Поэтому отрекшиеся от мира не должны думать, что они оставляют нечто великое. Ибо по сравнению с небесными благами вся земля ничтожна и мала. Все земные богатства итак будут отняты у нас смертью, поэтому христиане не должны заботиться о том, чего, умирая, не смогут взять с собой. Гораздо лучше (и разумнее) всеми силами души стремиться к тому, что возводит нас по смерти на небо: к премудрости, к целомудрию, справедливости, добродетельной жизни, нищелюбию и твердой вере в Христа. Праведник в любой момент должен быть готовым предстать перед лицом Господа и потому всегда должен помнить о смерти. Антоний говорил: «Вставая ото сна, не будем надеяться дожить до вечера и, отходя ко сну, будем помнить, что, быть может, не доживем до утра; не будем забывать, что мера нашей жизни нам неизвестна и что мы всецело во власти Божией. Проводя так каждый день, мы не будем ни грешить, ни обольщаться какими-нибудь пагубными пожеланиями, ни собирать себе земных богатств».
Особенно подробны были наставления святого Антония относительно борьбы с демонами: «Самим Богом указано нам с неослабным вниманием следить всегда за тем, что происходит у нас в душе, потому что у нас есть очень хитрые в борьбе враги — разумею демонов — и нам, по словам апостола, предстоит непрестанная борьба с ними. Бесчисленное множество их носится в воздухе, целые полчища врагов окружают нас со всех сторон. Я не мог бы разъяснить вам все различия между ними; скажу кратко о тех известных мне способах, какими они пытаются обольщать нас. Прежде всего мы должны твердо помнить то, что Бог не виновник зла и что демоны сделались злыми не по Его воле: такая перемена в них произошла не по природе, а зависела от их собственной воли. Как созданные благим Богом, они первоначально были добрыми духами, но за самопревозношение были низвергнуты с неба на землю, где, коснея во зле, обольстили народы ложными мечтами и научили их идолопоклонству; нам же, христианам, они безмерно завидуют и непрестанно поднимают против нас всякое зло, опасаясь, что мы наследуем их прежнюю славу на небесах… Я видел от демонов много коварных обольщений и говорю вам об этом, как детям, чтобы, имея предупреждение, вы могли сохранять себя среди таких же искушений. Велика злоба бесов против всех христиан, в особенности же — против иноков и девственниц Христовых: они всюду расставляют им в жизни соблазны, силятся развратить их сердца богопротивными и нечистыми помыслами. Но никто из вас пусть не приходит от этого в страх, так как горячими молитвами к Богу и постом бесы немедленно изгоняются…
Хитро изменяя способы борьбы, они, если не могут прельстить человека помыслами, пытаются обольстить или запугать его призраками, принимая образ то женщины, то скорпиона, то превращаясь в какого-нибудь великана высотой с храм, в целые полки воинов или в какие-либо другие призраки, которые все исчезают по первом же совершении крестного знамения… Великую силу, возлюбленные братья, имеют против дьявола чистая жизнь и непорочная вера в Бога. Поверьте моему опыту — для сатаны страшны бодрствования живущих по воле Божией людей, их молитвы и посты, кротость, добровольная нищета, скромность, смирение, любовь, сдержанность, больше же всего — их чистосердечная любовь ко Христу… Однажды они явились ко мне в весьма светлом виде и стали говорить: «Мы пришли, Антоний, чтобы дать тебе свет». Но я зажмурил свои глаза, чтобы не видеть дьявольского света, начал молиться в душе Богу, — и богопротивный свет их погас… Часто вокруг меня слышались крики, пляски и звон, но, когда я начинал петь, крики их обращались в плачевные вопли, и я прославлял Господа, уничтожившего их силу и положившего конец их неистовству… Однажды я видел дьявола в образе необычайного великана, который осмелился сказать о себе: «Я — Божия сила и премудрость». И обратился ко мне с такими словами: «Проси у меня, Антоний, чего хочешь, и дам тебе». Я же в ответ плюнул ему в уста и, вооружившись Христовым именем, всецело устремился на него, и этот великан на вид тотчас растаял и исчез у меня в руках… Бесы часто пытались прельстить меня в пустыне являвшимся вдруг призраком золота… Не скрою и того, что демоны много раз принимались бить меня. Но я терпеливо переносил побои и лишь восклицал: «Никто не может отлучить меня от любви Христовой!»
В 311 г. император Максимин подверг жестокому гонению египетских христиан. Тогда Антоний вместе со многими монахами в первый раз за много лет покинул место своего уединения и явился в Александрию. Он открыто ухаживал за мучениками, когда они были в оковах, сопровождал их на суд и на казнь, укрепляя и поддерживая в них веру. Однако никто из гонителей не осмелился поднять на него руку. Когда гонения прекратились, Антоний возвратился в свой монастырь и продолжил свои подвиги. Слава его к этому времени вышла далеко за пределы Египта. Отовсюду стекались к нему убогие и молящиеся, и многие из них получали от святого исцеление. Но постепенно Антоний стал тяготиться посетителями, так как их многочисленность препятствовала ему пребывать в излюбленном им безмолвии.
В 312 г. святой решил тайно удалиться еще дальше в пустыню. Он пристал к проходившему мимо купеческому каравану бедуинов и через три дня дошел вместе с ним до высокой горы, из-под которой вытекал источник хорошей воды. Поблизости росло несколько диких финиковых пальм. Антонию понравилось это место, и, взяв у спутников несколько хлебов, он распростился с ними и поселился на этой горе в пещере. Братья вскоре узнали о новом месте проживания Антония и стали присылать ему хлеб. Не желая, впрочем, жить за счет труда других, он вскопал поле, засеял его, провел воду и в дальнейшем имел свой хлеб и свои овощи.
На новом месте Антонию также пришлось пережить упорную брань с бесами, которые всячески старались изгнать его. Не раз они являлись к нему в виде диких зверей и чудовищ, но Антоний всегда прогонял их молитвами и именем Христовым. Однажды ночью к нему был голос свыше: «Встань, Антоний, выйди и посмотри!» Антоний вышел и, подняв кверху свой взор, увидел кого-то страшного и настолько высокого, что голова его касалась облаков; увидел он и какие-то другие существа, как бы окрыленные, которые стремились подняться к небу. Страшный великан протягивал руки и пытался преградить им путь, причем одних он действительно схватывал и бросал вниз, другие же, минуя его, смело улетали вверх. Тут Антоний осознал, что восходящие на небо — это человеческие души, а страшный великан — это дьявол, который препятствует им, причем грешников ему удается удерживать в своей власти, на святых же сила его не распространяется.
Всю свою жизнь Антоний строго держался православия. Когда египетскую церковь стала потрясать арианская ересь, он в 338 г. во второй раз оставил место своего уединения и явился в Александрию. Здесь, при огромном стечении народа и перед александрийским епископом, он проклял ариан, назвав их предтечами Антихриста.
Таким образом, он очень многих удержал от уклонения в ересь. Утвердив православие и совершив множество чудесных исцелений, Антоний вернулся в пустыню.
О своей предстоящей кончине святой заблаговременно предупредил учеников, которые в последние годы жили неподалеку от его келий у подножия горы. Антоний дал им последние увещевания и наставления и тихо скончался в январе 356 г. на 105 году жизни. Согласно его завещанию, он был похоронен в тайном месте, так что никто не знает о месте его погребения.
Св. Пахомий Великий

Первые иноческие обители, возникшие в Египте, не были еще монастырями в современном понимании этого слова, поскольку не имели строгих, твердо установленных правил общежития. Так, к примеру, ученики Антония не были подчинены никакому уставу и никакому наставлению Обычно вновь приходившие поступали в обучение к какому-нибудь опытному старцу, который руководил их первыми шагами на пути аскетизма. Затем они устраивались по своему усмотрению и достигали святости сообразно установившимся методам, совершенствуя их по собственному желанию. Основателем монастырского монашеского общежития стал младший современник Антония Великого, Пахомий Великий.
Родился Пахомий в 292 г. в Верхнем Египте, в окрестностях Есне, к югу от Фив.
Его отец и мать, люди состоятельные, были ревностными язычниками. Своим детям они дали некоторое образование. Поэтому Пахомий, в отличие от Антония, умел читать и писать, однако он не знал ни греческого, ни латинского языков. В 315 г. его призвали в римскую армию, но отряд новобранцев, в котором он состоял, успел дойти только до Антиноя (города на правом берегу Нила), когда нужда в солдатах отпала, и всех их распустили по домам. Тем не менее в жизни Пахомия этот эпизод имел большое значение, так как именно в армии он познакомился с христианским учением. Отпущенный со службы, он тотчас крестился и решил посвятить себя аскетическим подвигам. Три года юный подвижник прожил вблизи селения Шенесит в заброшенном храме Сераписа. Средства к пропитанию он добывал упорным трудом, выращивая овощи и ухаживая за несколькими пальмами. Через три года он узнал, что на правом берегу Нила против Дендеры расположен отшельнический скит старца Паламона.
Пахомий отправился к нему и попросил Паламона стать его наставником. Суровый старец сначала постарался отговорить Пахомия от этого намерения, а потом прямо сказал, какая жизнь его ожидает: «Во всякое время мы бодрствуем половину ночи, размышляя о слове Божием; очень часто мы остаемся с вечера до утра работать своими руками, делать веревки, чтобы бороться со сном и снабжать себя тем, что нужно для поддержания нашего тела. То, что остается сверх нашей нужды, мы отдаем бедным. Что же касается того, чтобы есть масло или что-нибудь вареное, пить вино, мы не знаем, что это значит. Мы постимся всякий день до вечера в продолжении летнего времени, а зимою мы постимся по два дня подряд или по три.
Правило общих молитв — шестьдесят раз молиться днем и шестьдесят раз ночью, кроме тех молитв, которые мы творим каждое мгновение и счета которым не ведем».
Пахомий отвечал, что готов исполнить все это. Тогда Паламон принял его к себе и после трехмесячных испытаний облек в монашеские одежды. Под его руководством Пахомий стал проходить школу аскетического служения и, в частности, приучаться к ночному молитвенному бодрствованию. С вечера они заготовляли материал для работы, потом долго и усердно молились, наконец принимались за работу, стараясь не потерять молитвенное состояние духа и не поддаться сну.
Пахомий прожил с Паламоном около семи лет, проводя все время в трудах и молитве.
Однажды он оказался в Тентирском округе, среди развалин селения Тавенниси, и здесь к нему был голос: «Пахомий, подвизайся и пребывай на этом месте; построй себе обитель, и множество людей придут к тебе, чтобы сделаться монахами около тебя». Пахомий рассказал об услышанном Паламону. Тот благословил его на строительство нового монастыря и помог с обустройством келий. После этого он вернулся на место своих подвигов и вскоре умер. А обитель Пахомия стала быстро пополняться иноками. Первым пришел в Тавенниси его брат Иоанн. Потом к Пахомию присоединился инок Аполлон, по происхождению араб. Затем пришли еще трое, пожелавшие предаваться монашеским подвигам под руководством Пахомия. Тот установил для них некоторые правила, предписав всем единообразие в пище и одежде. После этого слух о благочестии и мудрости св. Пахомия стал быстро распространяться по Египту. К нему стали являться люди, проникнутые жаждой подвигов. Пахомий сделался для них постоянным руководителем и наставником. Когда количество иноков в Тавенниси стало слишком велико, Пахомий основал неподалеку, в Пебоу, монастырь. Потом было устроено еще несколько монастырей выше или ниже по Нилу, в окрестностях Ахмина и Есне. При жизни Пахомия их число достигло девяти. Все они вели одинаковый образ жизни, подчинялись одним и тем же правилам, одной и той же администрации. Общее управление монастырями сосредоточилось в Пебоу, где поселился сам Пахомий.
С умножением иноков явилась возможность подвести их под строгие общежительные правила. С этой целью Пахомий разработал первый в истории монастырский устав, подробно регламентирующий монашескую жизнь. Все монастыри находились под управлением одного общего аввы, которому принадлежал главный надзор над всей братией. В монастырях имелись свои второстепенные начальники — настоятели и игумены, бывшие в подчинении у главного аввы и доносившие ему о состоянии своих обителей. Хозяйственной деятельностью заведовали экономы. Под предводительством своих начальников монахи должны были проводить жизнь в молитве, чтении духовных книг и трудах. Общее богослужение совершалось дважды в сутки — днем и ночью.
Монахи собирались в церковь по данному знаку, читали Священное Писание и молитвы, пели псалмы. В первый и последний дни недели они причащались Святых Тайн, причем литургия совершалась обыкновенно соседними пресвитерами, так как Пахомий, опасаясь проявления в братии духа любочестия, не допускал, чтобы кто-нибудь из них принял пресвитерский сан, как и сам не принимал его. Кроме того, иноки должны были совершать молитвы перед отходом ко сну и после сна. Чтением монахи занимались в своих келиях в свободное от молитв и работы время, получая книги из монастырской библиотеки.
Каждый монастырь был окружен замкнутой оградой, внутри находилось 3 или 4 дома, в которых помещалось по сорок монахов, сгруппированных по роду их труда. Монахи возделывали землю, разводили сады, работали на мельницах, в кузнецах, в кожевнях, плотничали, валяли сукна, плели корзины и циновки. На работы они выходили в порядке и молчании, вслед за своим настоятелем. Молчание вообще предписывалось в любое время во избежание пересудов. От всякого инока, какую бы должность в монастыре он не исполнял, требовалось полное подчинение начальнику и безусловно точное исполнение устава. Это было главным отличием обители Пахомия от жизни прежних отшельников. Без позволения начальника никто из братии не только не мог выйти из монастыря, но не мог даже начать новой работы или перейти с одного места на другое Своим трудом монахи добывали для обители все необходимое. То немногое, чего не доставало, покупали в городе, продавая для этого свои изделия (прежде всего рогожи).
До самой своей смерти Пахомий показывал братии пример подвижничества и работал наравне со всеми. Несмотря на то, что труд был обязателен для всех, достоинства монаха определялись не только его трудолюбием. Более всего Пахомий старался об искоренении в братьях греха тщеславия. Его Житие сохранило тому много примеров.
Однажды один монах, ради того чтобы заслужить похвалу Пахомия, работал с особым рвением и сплел вместо одной рогожи две. Узнав об этом, Пахомий сказал братии: «Взгляните на этого несчастного брата! Он потерял сегодняшний труд, так как возлюбил славу от людей более, чем славу от Бога; он сам себя утомил и душу свою лишил всякого успеха и прибыли». Для уврачевания души этого инока Пахомий велел ему безвыходно сидеть в келье, приготовляя каждый день по две рогожи вместо одной, чтобы он всегда делал по обязанности то, что прежде делал по тщеславию.
При всей его любви к аскетизму, Пахомий не желал, чтобы иноки предавались строгим подвигам по принуждению, а не по собственному влечению. Однажды после долгого отсутствия он возвратился в обитель, где обычно жил. Один молодой монах при встрече пожаловался ему, что с самого дня его отъезда им не давали горячей похлебки. Пахомий отправился в поварню и застал поваров за плетением рогож. Он спросил главного повара: «С какого дня ты не готовил похлебку для братии?» Тот отвечал, что уже два месяца. «Почему ты так поступал, когда устав повелевает давать похлебку братии по субботам и воскресениям «— спросил Пахомий. Повар сказал, что братия из любви к подвигам решила больше не есть похлебки, довольствуясь небольшим количеством овощей и масла. Доставляя братии на трапезу одни маслины и овощи, повара занялись плетением рогож и приготовили их за два месяца 500 штук. Пахомий велел немедленно вынести эти самовольно приготовленные рогожи и сжечь, а поварам строго выговорил за отступление от устава.
Одежды иноки носили все одинаковые и самые простые. Нижняя одежда — хитон без рукавов — была льняная. Верхняя — кожаная. На голову одевалась волосяная шапочка — кукуль, а на ноги — сандали. Эта одежда никогда не снималась, даже во время сна. Постелей как таковых в монастырях Пахомия не существовало. Для сна служили особого рода седалища с наклоненным задником и двумя наклонными стенками; подкладывать под себя разрешалось только рогожу.
Вставали иноки задолго до рассвета. Пища их была самая простая — хлеб, маслины, сыр, овощи и плоды. Трапеза была только одна в сутки, обычно в полдень, но по субботам и по воскресениям добавлялась еще одна — вечером. Ели все вместе, в молчании, опустив на лицо покрывало.
Одним из главных обетов в правилах Пахомия была совершенная нестяжательность.
Вступающему в общину монаху не дозволялось приносить в монастырь никакого имущества; даже одежда вновь прибывшего раздавалась нищим мирянам. Монахи не должны были иметь ничего собственного. Считалось важным преступлением, если кто из братии сберегал у себя в келий деньги, хотя бы самую малую монету. Все необходимое для жизни — пищу, одежду — иноки получали из общих средств монастыря.
Умер Пахомий еще сравнительно нестарым человеком в 348 г., когда дело монашеского общежития уже получило прочное основание. В созданных им монастырях проживало тогда до 7000 монахов. Через сто лет их насчитывалось 50 000. Это красноречиво свидетельствует о большой притягательности монашеской жизни. В монастыри уходили не только мужчины, но и женщины. Устроительницей первых женских обителей стала сестра Пахомия.
Св. Бенедикт Нурсийский

Из Египта монашество быстро распространилось по всем восточным провинциям Римской империи, а потом проникло на Запад. Однако, здесь оно поначалу не встретило такого сочувствия и долгое время пребывало в зачаточном состоянии.
Подлинным устроителем западного монашества стал св. Бенедикт Нурсийский. Он родился около 480 г. в старинном итальянском городке Нурсии в графстве Сполетском. Его родители (о которых нам ничего не известно) принадлежали к среднему классу, скорее зажиточному, чем бедному. Когда мальчик подрос, они отправили его учиться в Рим, находившийся тогда под властью остготского короля Теодориха. Но Бенедикт, до глубины души смущенный распущенностью своих товарищей, оставался здесь недолго. Его жизнеописатель, папа Григорий Двоеслов, пишет: «Желая быть угодным одному Богу, он решил все бросить и сделаться монахом».
По слухам и из книг Бенедикт узнал о святой жизни восточных отшельников и пожелал удалиться в пустыню. Было ему тогда всего 14 лет. В поисках уединения, сопровождаемый одной только своей кормилицей, он поднялся вверх по течению Анио и остановился в деревне Эффида. Здесь жили какие-то его родственники. Пробыв у них некоторое время, Бенедикт тайком покинул служанку и нашел убежище в Субиако, среди гор, неподалеку от развалин виллы Нерона. Тут ему встретился старец по имени Роман, монах близлежащего монастыря, которому он открыл свои намерения.
Роман не только облек Бенедикта в иноческий чин, но и согласился помогать ему.
Он указал юному подвижнику близ подножия горы скрытую в чаще леса пещеру и посоветовал поселиться в ней. Изредка старец навещал Бенедикта, но обычно, чтобы не нарушать его уединения, спускал ему пищу на веревке с вершины горы. Все это совершалось в полной тайне — три года Роман никому ничего не говорил о Бенедикте, но лишь скрытно во время трапезы брал для него хлеб. В первые годы своего уединения, как и все подвижники, святой много претерпел от демонов. Бес неоднократно искушал его различными плотскими вожделениями и доводил порой до полного отчаяния. Наконец Бенедикт нашел способ бороться с этим наваждением — раздевшись донага он бросался в заросли терновника и крапивы, валяясь среди них до тех пор, пока боль от ожогов и царапин не заставляла отступать скверные помыслы.
Спустя три года пещеру Бенедикта открыли пастухи, и тогда многие узнали о его подвигах. Вскоре к нему явились монахи одного из соседних монастырей, умоляя стать их наставником и пастырем. Святой долго отказывался от этой чести и говорил, что его нравы слишком суровы для других монахов. Однако, они продолжали досаждать ему просьбами и добились своего. Сделавшись игуменом, Бенедикт установил строгий аскетический порядок в полном соответствии с образом жизни египетских святых отцов и никому не позволял его нарушать. Вскоре монахи стали раскаиваться, что избрали себе такого сурового игумена, а самые негодные из них задумали даже убить Бенедикта. Однажды во время трапезы они подали ему чашу с отравленным вином. Но после того, как святой сотворил над чашей крестное знамение, она распалась на куски словно от удара. Бенедикт тотчас догадался о злом умысле, но не разгневался, а с улыбкой сказал монахам: «О чадада! Помилует вас милосердный Господь! Зачем вы задумали сделать мне это? Поищите себе другого отца, я же не могу больше у вас оставаться».
И он вернулся в свою пещеру. Но, конечно, укрыться там Бенедикт уже не мог.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57