А-П

П-Я

 шкаф распашной от производителя в ангстрем 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Их пальцы соприкоснулись, и девушка отпрянула, словно внезапно коснулась льда. А может, это был огонь?
– Просмотрю все еще раз чуть позже, – проговорил он. – Сейчас я слишком устал.
– Почему бы вам не отдохнуть немного?
– Не указывайте мне, что делать! – проговорил он с такой яростью, что Филиппа растерялась. – Извините, мисс Смит, но я терпеть не могу, когда женщины начинают командовать, – проговорил он уже нормальным тоном. – Вероятно, последствия детства, проведенного рядом с чересчур заботливой мамочкой. Сожалею, если обидел вас. Ваши советы и мнения я всегда готов выслушать – в отношении работы.
Филиппа закрыла машинку чехлом.
– У вас есть для меня еще какие-нибудь распоряжения? – спросила она, не оборачиваясь.
– Нет, благодарю вас.
У себя за спиной она услышала, как закрылась дверь в его комнату, и только после этого направилась к себе, с удивлением обнаружив, что у нее дрожат ноги.
Филиппа села на постель, чувствуя, как недавнее возбуждение сменяется жалостью к себе. Стремясь избавиться от этого настроения, она попыталась понять его причину. Может, это объясняется тем, что впереди ее ждет вечер, который придется провести одной? Но ведь столько раз она отказывалась от приглашений куда-нибудь пойти именно потому, что хотела остаться одна.
Конечно, сегодня все было иначе, потому что она в чужой стране, среди совершенно незнакомых людей.
– Я впадаю в слезливую сентиментальность, – сказала она вслух. В конце концов, Лукаса Пэджета она знает. Шесть месяцев она проработала с ним бок о бок. Но Филиппа понимала, что кривит душой. Ее начальник оказался совсем другим человеком – таким она его никогда не знала. Несколько мгновений, проведенных сегодня в непосредственной близости рядом с ним, лишь подчеркнули разницу между ними, заставили осознать, какая пропасть разделяет исполнительную секретаршу и могущественного магната.
Рассердившись на мысли, которые бог знает куда ее завели, и опасаясь, что, раз дав им волю, она уже не сможет остановиться, Филиппа сняла платье и легла на кровать отдохнуть.
Час спустя, завернувшись в шелковый халатик персикового цвета (подарок миссис Марш), плотно облегавший ее стройную фигурку, девушка вышла на балкон. Было все еще страшно жарко, хотя ветерок с моря слегка приподнял ей волосы с шеи. Обычно она убирала их с лица и закалывала, но сейчас распустила, и они пышной волной спускались до плеч. Внизу кто-то засвистел, и Филиппа, сообразив, что свет из комнаты хорошо ее освещает, поспешно ушла с балкона.
Впереди был целый вечер. Ужин займет лишь малую часть его. У нее ничего не было с собой почитать, и девушка с сожалением вспомнила о книжках, которые собиралась взять с собой, но в спешке забыла положить в чемодан. «Интересно, нет ли каких-нибудь книг в гостиной?» – подумала она, попыталась припомнить, видела там что-нибудь или нет, потом подошла к двери и прислушалась. Из гостиной не доносилось ни звука. Тогда она повернула ручку двери и быстро вошла туда.
Дверь в комнату Пэджета была закрыта. Она на цыпочках подошла к книжному шкафу. Все книги были на португальском. Филиппа уныло повернулась кругом и ахнула, увидев прямо перед собой Лукаса Пэджета в кое-как завязанном синем шелковом халате, с порозовевшим ото сна лицом.
Какое-то мгновение он смотрел на девушку, и Филиппа, вспомнив, что под халатиком на ней ничего нет, завязала поясок потуже. Лишь поймав свое отражение в стеклянной дверце шкафа, она сообразила, что так ее наряд стал еще откровеннее. С горящими щеками она кинулась к двери в свою комнату.
– Я не знал, что вы здесь, – проговорил он за ее спиной.
– Хотела взять что-нибудь почитать. – Наполовину скрывшись за своей дверью, она осмелилась повернуться и взглянуть на него.
– Боюсь, ничем не смогу вам помочь. Я не читаю романов.
– Зато вы читаете «Деловой журнал»!
У него заблестели глаза.
– Я и не подозревал, что у вас такой острый язычок. Если вы не слишком устали, приглашаю вас поужинать, чтобы ему было чем заняться.
– Вы очень добры, но…
– Я приглашаю вас не из доброты и не из жалости. Просто мне сейчас нечего делать и скучно. Я слишком устал, чтобы работать. Будьте готовы через полчаса.
– Через полчаса, – повторила Филиппа и закрыла дверь.
«Интересно, других девушек он так же бесцеремонно приглашает поужинать?» – размышляла она, накладывая макияж и убирая назад волосы в обычную прическу. Ей никак не удавалось представить, что он так же приглашает на ужин Бланш Грин.
«Но ведь я не звезда мюзиклов, – твердо сказала она себе. – Я всего лишь сверхисполнительная секретарша, и ничего больше».
Но как же трудно было помнить об этом, сидя напротив него за столиком небольшого, но элегантного ресторанчика, окна которого выходили на берег моря, под лунным светом казавшийся белым.
Лукас Пэджет снова сделал заказ за нее: блинчики с начинкой из омара в каком-то кисловатом соусе и пряное острое блюдо из зеленых перцев и говядины, которое она запивала бургундским.
– Вина мне больше не нужно, – сказала она официанту, когда он подошел, чтобы в третий раз наполнить ей бокал. – Еще один глоток, и я свалюсь под стол!
– Я рад, что вы умеете вовремя остановиться, – язвительно сказал Лукас Пэджет. – Не люблю пьяных мужчин, но пьяных женщин просто ненавижу.
– Вы считаете, что женщины вообще не имеют права курить? – вежливо поинтересовалась она.
– Да нет. С какой стати?
– Просто мне показалось, что вам нравится, когда женщина знает свое место.
– А место ее – «дома на кухне»? – уточнил он.
– Да.
Он рассмеялся:
– Совершенно верно, но только если это не мой дом.
Опять она невольно затронула личные темы! Филиппа поспешно заговорила о другом:
– Вы уже бывали в этом ресторане?
– Да. Обычно здесь поют фаду , португальские народные песни, но официант сказал мне, что певец болеет, так что придется зайти сюда еще раз.
– Фаду всегда печальны, не так ли?
Он кивнул:
– В них поется о любимом, который погиб в сражении или утонул в море.
У Филиппы возникло чувство, словно рядом с ней Роланд. Только Роланд, которого она любила, существовал лишь в ее воображении. Она поняла, что вздохнула, только когда Лукас Пэджет отодвинул стул и встал.
– Когда женщина вздыхает в моем присутствии, я знаю, что ей со мной скучно!
– Неправда. – Она замолчала, сообразив, что ее дразнят. – Мне не скучно. Просто я сейчас поняла, как далеко оказалась от дома.
– Вот уж не думал, что суперисполнительная мисс Смит будет тосковать по дому.
– Вы плохо меня знаете.
Он взял из рук официанта легкий плащ Филиппы и накинул ей на плечи. Второй раз за день она ощутила прикосновение его пальцев и затрепетала, сознавая, как близко он стоит, чувствуя исходящее от него тепло.
Сидя рядом с ним в машине, девушка по-прежнему ощущала его близость. Ее охватило радостное волнение, когда, вместо того чтобы ехать к отелю, он свернул на дорогу, ведущую в горы.
– Я решил немного проехаться перед тем, как возвращаться в отель, – объяснил он. – Я всегда успокаиваюсь, когда сам сажусь за руль. Вот почему я отослал шофера.
Эти слова вновь напомнили ей о Роланде. Он тоже расслаблялся, когда вел машину.
– У меня был знакомый, который говорил, что управление машиной всегда дает ему ощущение могущества.
– Вероятно, он был очень молод.
– Что вы хотите этим сказать?
– Только молодым – или очень слабым – людям необходима подобного рода иллюзия, чтобы ощутить себя сильными.
– Он действительно был слабым, – согласилась Филиппа, – но всегда был очень добр ко мне и никогда – заносчивым.
– По-моему, в вашем ответе я различаю некую критику в свой адрес, или мне это показалось?
Она в замешательстве опустила взгляд на свои руки.
– Извините, мистер Пэджет, мне бы и в голову не пришло критиковать вас.
Он сосредоточенно смотрел вперед на дорогу. Филиппа придвинулась к окну и слегка повернула голову в сторону водителя. При слабом свете контуры его лица казались резкими и бесплотными.
Точно лицо самой Смерти, подумалось ей. Она поежилась, внезапно увидев перед собой незнакомого человека, жизнь и образ мыслей которого ей совершенно неизвестны. Что он знал о любви или ее утрате, если его заботило только одно: удастся ли заключить еще один контракт и тем самым увеличить доходы фирмы? Полюбить такого – значит разбить себе сердце, если только женщина заранее не смирится с тем, что всегда будет занимать в его жизни второе место после работы.
– Вы хорошо знали этого человека? – Вопрос прозвучал неожиданно, но Филиппа не колеблясь ответила:
– Я собиралась за него замуж.
– Вы правильно поступили, отказавшись это сделать.
– Я не отказывалась. Он погиб.
Машина замедлила ход и остановилась на обочине дороги. Позади них в небо уходили черные силуэты гор, внизу виднелась изогнутая линия залива.
– Мне очень жаль, – тихо, с сочувствием проговорил он. – Как это случилось? Или вам еще тяжело об этом рассказывать?
– Теперь уже нет. Это произошло три года тому назад. Не так уж и давно, а кажется, прошла целая вечность. Мы вместе выросли. Сколько себя помню, я всегда любила его.
– А сейчас?
Филиппа заколебалась, не зная, как он отнесется к тому, что произошло в действительности. Лукас Пэджет всегда сражался за то, к чему стремился, но он никогда не совершал ничего бесчестного.
– Его нет в живых, – резко сказала она. – Мне не хочется говорить об этом.
Она решительно отвернулась к окну. Раздался щелчок открываемого портсигара, и Филиппа скорее почувствовала, чем увидела, пламя зажигалки.
– Мне придется съездить на место строительства плотины, – заговорил Пэджет на другую тему. – Если хотите, я возьму вас с собой.
– Это было бы замечательно.
– Будет еще замечательнее, если я получу контракт. Фирма, которая построит эту плотину, сможет рассчитывать по меньшей мере еще на полдюжины подобных контрактов. Правительство Бразилии рассчитывает повысить жизненный уровень людей, а сделать это можно, только обеспечив их работой.
– Прогресс в Бразилии обернется доходами для вас, – заключила девушка.
– А в вашем понимании «доходы» – грязное слово?
Она была рада тому, что в темноте не видно, как она покраснела.
– Я не это имела в виду. Я сказала не подумав.
– Именно в таком случае часто можно услышать правду, – жестко произнес Пэджет. – Я не отношусь к числу идеалистов, у которых голова напичкана бог знает чем. Я практик. Вот почему вы ко мне неодобрительно относитесь.
– Вы не знаете, что я одобряю, а что нет, – возразила она.
– Ошибаетесь, мисс Смит! Мне многое известно о вашем образе мыслей!
Неожиданно он наклонился и приблизил к ней лицо вплотную, так что даже в полумраке она различала поры на его коже. Филиппе захотелось дотронуться до его щеки. Поняв это, девушка испугалась. Должно быть, она спятила, если у нее появляются такие желания. Или на нее так действует магия этого города?
– Уже поздно, – проговорила она, поражаясь тому, как спокойно звучит ее голос. – Пора возвращаться.
Он выпрямился и включил зажигание.
– Вы правы. Не хочу, чтобы утром моя секретарша клевала носом.
Эти слова развеяли все ее романтические иллюзии, грубо напомнив о том, кто они такие: секретарша и босс.
На обратном пути он молчал. Она тоже заговорила только у входа в отель:
– Это был чудесный вечер, мистер Пэджет. Большое спасибо.
Пока она раздумывала, протягивать руку для пожатия или нет, он уже отошел от нее.
– Пойду немного пройдусь, – произнес он. – Спокойной ночи, мисс Смит.
«В отель он меня доставил, и на этом его обязанности закончились», – с горечью подумала Филиппа, поднимаясь на лифте в номер. Хотя откуда взялась эта горечь, доискиваться она не стала.
Глава 2
Филиппа твердо решила относиться к Лукасу Пэджету только как к начальнику, однако на следующее утро оделась и причесалась с особой тщательностью.
Войдя в гостиную, она обнаружила, что там никого нет. Девушка уже приступила к работе, когда открылась дверь его комнаты. На нем были темные брюки и белая шелковая рубашка. За спиной виднелась незастланная кровать, на которой валялись бумаги и куртка от шелковой пижамы кремового цвета.
– Узнайте, когда в столицу вылетает следующий самолет, – распорядился он тоном, не допускающим возражений. – Я должен на него успеть.
Он вернулся к себе в комнату, а когда вышел снова, она уже напечатала для него нужную информацию.
– Самолет вылетает в Бразилиа через час. Билет ждет вас в аэропорту, – сообщила Филиппа. – Я заказала вам машину.
Она наблюдала, как он застегивает запонки, надевает темный пиджак и снова становится самим собой – энергичным директором крупной фирмы.
– Ваш полет в Бразилиа не был запланирован?
– Я узнал через посольство, что Родригеса отозвали в столицу. Обычно он летит утренним рейсом, и я решил, что, возможно, во время полета мне удастся с ним побеседовать.
– И вы решили лететь в Бразилиа только по этой причине?
– Только по этой причине? – сухо повторил Пэджет. – Дорогая моя мисс Смит, если вы не понимаете, что это исключительно важная причина, то никогда не станете деловой женщиной. – Он указал на диктофон, лежащий на письменном столе: – Еще одну кассету с записью вы найдете у меня в комнате на столике у кровати. Так что работой вы обеспечены.
– Похоже, вы работали всю ночь.
Он коротко улыбнулся, направляясь к двери, и Филиппа поняла, что мысли его уже далеко отсюда – и от этой комнаты, и от нее.
– Сегодня я, возможно, не вернусь. Все будет зависеть от обстоятельств. После того как закончите работу, предлагаю заняться осмотром достопримечательностей.
Дверь закрылась, а Филиппа так и осталась стоять у стола. Без Лукаса Пэджета комната казалась огромной и пустой. Вздохнув, Филиппа зашла в его комнату и взяла кассету. На столике стоял поднос с остатками завтрака. Она коснулась смятой салфетки и поспешно отдернула руку.
У нее ушел целый день на то, чтобы напечатать материал, надиктованный Пэджетом. Перечитав все, она решила, что он плодотворно провел бессонную ночь – сумел разработать совершенно новую концепцию строительства плотины. Это позволит значительно сократить расходы, она была совершенно в этом уверена. Но смогут ли они обойти «Каллисто»? Филиппа внимательно прошлась по всем цифрам, обнаружила ошибку и обрадовалась, выяснив, что затраты сократились еще на четверть процента. Это был тот самый случай, когда любая малость имеет значение!
В этот вечер Филиппа ужинала у себя в комнате. Она немного посидела в баре, чтобы посмотреть на новые лица, но горящие восхищением откровенные взгляды черных глаз вынудили ее вернуться к себе. Лучше уж оставаться одной в своей комнате, чем оказаться объектом пристального внимания пылких латиноамериканцев.
После ужина она снова зашла в комнату Лукаса и просмотрела книги, которые заметила там. Труды по экономике, политике, торговле. Она неохотно взяла книгу по экономике Великобритании. Легким чтением это не назовешь, но все лучше, чем бить баклуши. Вернувшись к себе, она разделась, распахнула окно и забралась в кровать. Снаружи до нее доносился рокот морского прибоя. Как странно! Обычно при слове «тропики» воображение рисует картину спокойного моря и мягко набегающих на берег волн, в действительности же все оказалось по-другому.
Мерный шум волн и скучная книга подействовали лучше любого снотворного, так что уже в десять вечера она выключила свет и закрыла глаза. «Нужно написать миссис Марш, – сквозь сон подумала она. – И купить ей какой-нибудь сувенир».
Ранним утром ее разбудило ослепительно белое солнце. Филиппа решила последовать совету Лукаса Пэджета и посвятить день осмотру достопримечательностей.
– Мистер Пэджет велел передать, что его машина и шофер в вашем распоряжении, – сообщил ей дежурный администратор, когда девушка спросила у него, куда он советует ей пойти.
Хотя Филиппа и удивилась тому, что босс вспомнил о ней и позаботился о таких мелочах, но машину брать не стала, а села в автобус, курсирующий между побережьем и городским центром. Она сошла на авенидо Рио-Бранко. Здесь, как сообщалось в брошюре, которую она обнаружила в своей комнате, располагались магазины, элегантностью не уступающие парижским. Но, рассматривая уродливое женское белье и унылые ряды вешалок с платьями, она пришла к выводу, что автор брошюры желаемое выдавал за действительное.
Только свернув с широких улиц на улочки поуже, она обнаружила дома в колониальном стиле, изумительные, но разрушающиеся церкви, которые помнили дни первых португальских поселенцев. Час за часом, позабыв о времени, она бродила по городу, пока голод и стертая пятка не вынудили ее на такси вернуться в гостиницу.
К тому времени, как она пообедала, день был уже в самом разгаре. Надев купальник и взяв халатик, она решила поплавать в бассейне отеля. К сожалению, и бассейн, и разноцветные шезлонги оказались в тени, а солнце скрылось за зданием. Раздосадованная таким неудачным расположением отеля, Филиппа отправилась на пляж. Там было полным-полно смуглых парней, играющих в футбол. Для купания море оказалось слишком неспокойным. Она осмелилась только походить по воде под солоноватыми брызгами. Это ее слегка освежило, однако солнце палило нещадно, так что ощущение прохлады длилось недолго.
Внезапно в небе над ее головой засверкала серебряная точка. Точка начала увеличиваться и скоро превратилась в самолет. Девушка вспомнила о Лукасе Пэджете – он должен был уже вернуться. Торопливо собрав вещи, она направилась в отель, раздумывая, не звонил ли он ей.
– Мы как раз собирались послать кого-нибудь на ваши поиски, – сказал один из администраторов. – Мистер Пэджет вернулся час тому назад.
Даже не заглянув в свою комнату и не переодевшись, Филиппа прошла в гостиную и обнаружила, что Пэджет сидит на диванчике, обложившись кипой документов.
– Я не знала, что вы так рано вернетесь, – извинилась Филиппа.
– В следующий раз сообщайте администратору, куда идете. Мне бы и в голову не пришло искать вас на пляже среди курортников.
Эти слова заставили ее вспомнить, что на ней коротенькие шорты и все ноги открыты. Девушка метнулась к двери в свою комнату:
– Пойду накину платье.
– Не возражаю, если вы останетесь так, как есть. Это даст мне возможность полюбоваться вашим загаром.
В полном убеждении, что босс пытается смутить ее, Филиппа отошла от двери.
– Я легко загораю, – объяснила она.
– Я уже заметил. Означает ли это, что вы крашеная блондинка?
– Конечно нет! – Она села за свой письменный стол и открыла блокнот. – Я готова.
Пэджет разглядывал ее, скрестив руки на груди:
– Расслабьтесь, мисс Смит. Я слишком устал для того, чтобы работать.
– Не думала, что когда-нибудь услышу от вас такие слова.
– В жизни все случается в первый раз. Возможно, это воздействие тропиков.
Встав, он подошел к окну и посмотрел вниз на людей, по-прежнему заполнявших пляж.
– Мы должны снизить затраты на строительство, – проговорил он почти про себя. – Иначе контракта нам не видать.
– Это министр так сказал? Значит, вам удалось побеседовать с ним во время полета?
– Да. Он умный человек и твердо намерен осуществить свои проекты. Возведение плотины – лишь первый из них, вот почему так важно заполучить этот контракт.
Пэджет стукнул рукой по оконной раме.
– Он может положить начало нашей работы здесь лет на десять. Я не могу упустить его только из-за того, что у нас слишком высокие цены.
– Мы захватили с собой все расценки. Принести?
– Не сейчас. С цифрами нужно работать на свежую голову. Этим я займусь с утра. – Он подавил зевок. – Мы с Родригесом просидели до четырех утра, а сегодня опять придется лечь поздно.
Он отвернулся от окна, взглянул на Филиппу, и девушка тотчас вспомнила, какой у топа низкий вырез. Она постаралась незаметно сесть попрямее, но оставила попытки, заметив насмешливый блеск его глаз.
– Кстати, мисс Смит, я хочу, чтобы сегодня вечером вы были со мной. Родригес устраивает прием для представителей всех фирм, заинтересованных в получении контракта, и, возможно, вам удастся там кое-что узнать.
– О приемах?
– О наших конкурентах! Особенно о Мастерсоне из «Каллисто». Языки всегда развязываются, когда льется шампанское, так что походите и послушайте разговоры.
– Я просто уверена, что ничего не сумею узнать, – запаниковала Филиппа. – С какой стати кому-то со мной разговаривать?
– С такой, что мужчины любят произвести впечатление на красивую женщину.
Слова протеста замерли на губах Филиппы, когда она услышала комплимент. Лукас Пэджет обладал своеобразным чувством юмора, и она никогда не могла понять, то ли он шутит, то ли говорит всерьез. Но сейчас он смотрел на нее так серьезно, что девушка поняла: это не шутка.
– Вы действительно красивы, – проговорил он. – Я заметил это лишь после того, как мы прибыли сюда.
– А все потому, что вы воспринимаете всех окружающих как приложение к офисной мебели.
Пэджет улыбнулся, и Филиппа с досадой отметила, как подействовала на нее эта улыбка.
– Не стоит отрицать, мистер Пэджет, вы сами знаете, что это правда.
– Я и не собираюсь отрицать это. Но подумайте, какие могут возникнуть осложнения, если я начну замечать девушек, которые у меня работают. Не забывайте, мой девиз – «люби и бросай». Я не хочу менять его на «люби, и пусть тебя бросают»!
– Когда-нибудь вы потерпите поражение, – не выдержала она.
– Никогда.
Ледяной взгляд, которым он окинул девушку, навел ее на мысль, что это с ним уже случилось. Возможно, это и было причиной его многочисленных коротких любовных романов. Она встала и направилась к себе в комнату. Так будет безопаснее.
– Мы выезжаем в восемь, – раздалось ей вслед. – Начинайте готовиться.
– Для этого двух часов мне не потребуется.
– Вы будете первой женщиной, которая соберется за меньшее время.
Твердо решив доказать, что он ошибается, Филиппа появилась в гостиной за пятнадцать минут до назначенного времени. Дверь в комнату Лукаса была закрыта, но был слышен стук выдвигаемых и задвигаемых ящиков и едва слышное чертыханье, заставившее ее улыбаться.
Опасаясь измять юбку, она встала у окна и увидела в стекле свое отражение. Шифоновое платье цвета морской волны подчеркивало цвет ее глаз; золотая вышивка на лифе с большим вырезом вторила бликам светлых волос персикового оттенка. Сегодня она оставила их распущенными. Оттого что волосы непривычно касались плеч, Филиппа чувствовала себя необычайно женственной. Она долго колебалась между этим и более закрытым платьем, прежде чем выбрала, что надеть. В конце концов девушка надела это, решив не поддаваться смущению, которое вызывал у нее босс. Если она будет продолжать вести себя точно влюбленная школьница всякий раз, когда Лукас Пэджет взглянет на нее, то не сможет у него работать.
Глядя на свое отражение, Филиппа попыталась подтянуть бретельки платья повыше, но линия выреза так и осталась очень низкой, обнажая часть округлой розовой груди. Да наплевать ей на этого человека! Она всего лишь следует моде, и, если ему это не понравится, тем хуже для него!
Ровно в восемь он вошел в гостиную. Впервые Филиппа увидела его в вечернем костюме для тропиков. Белый пиджак подчеркивал цвет его волос. В нем Лукас казался выше ростом и шире в плечах. Неудивительно, что он так нравится женщинам. У него был вид человека, которому ни до чего нет дела, – тем сильнее хотелось его покорить.
– Ну и ну, – медленно произнес он, остановившись прямо напротив. – Золушка готова ехать на бал!
Он оглядел ее с головы до ног, и взгляд его снова скользнул по ее лицу.
– Вас просто не узнать.
– Это все из-за платья. Как вы думаете, вырез не чересчур глубокий?
Он долго не отвечал на вопрос, и Филиппа начала жалеть, что задала его.
– Нет, не думаю, – прозвучал наконец ответ. – У вас великолепная фигура, и вы поступаете правильно, демонстрируя ее. Другое дело, если бы вы были замужем.
– Какая разница?
– Ваш муж, возможно, предпочел бы любоваться вашей фигурой сам и скрывать ее от остальных.
Она вскинула голову.
– Так вы хотите сказать, что если я не замужем, то должна демонстрировать покупателю свой товар?
– Сказано грубовато, но в целом правильно, – спокойно ответил он.
Филиппа негодующе вскрикнула, и он рассмеялся:
– Я всего лишь поддразниваю вас, мисс Смит. Успокойтесь. Вы выглядите замечательно. Между прочим, мне нравится ваша прическа. Вам всегда нужно носить распущенные волосы.
– Они мне мешают, когда я печатаю.
– Глупости. Они удивительного цвета. Просто грех их закалывать.
Смутившись, Филиппа проскользнула мимо него, взяла сумочку и жакет.
– Вы говорили, что заказали такси на восемь.
– Совершенно верно.
Лукас Пэджет открыл перед девушкой дверь и пошел по коридору за ней следом. У лифта он взял ее под локоть, ввел внутрь кабины и, не отпуская, провел через весь холл к дверям, где их уже ждала машина. Она до болезненности отчетливо ощущала прикосновение его пальцев и, несмотря на теплую ночь, не могла побороть охватившую ее дрожь.
В машине она отодвинулась подальше от него и сосредоточенно смотрела в окно. Вскоре пляж Копакабана остался позади, и дорога пошла вверх к роскошному пригороду Санта-Тереза. На повороте им навстречу промчалась другая машина. Шофер нажал на тормоза, и Филиппу через все сиденье швырнуло прямо на Лукаса. Он крепко прижал ее к себе, чтобы не дать упасть.
– Извините, – задохнувшись, проговорила Филиппа, рассчитывая, что он тут же ее отпустит. Но он, по-прежнему крепко удерживая ее, наклонил голову, и на щеке она ощутила его теплое дыхание.
– Я ждал, когда вы наброситесь на меня! – со смехом в голосе проговорил он. – Только надеялся, что вам не нужен повод и для этого не понадобится мчаться на машине.
– Мне обязательно был нужен хоть какой-нибудь повод, – парировала Филиппа. – Первое, чему меня обучили в колледже, – никогда не бросаться на босса.
– Сейчас я вам не босс. Мы ведь не на работе.
Она хотела было ответить, но промолчала. Почему он с ней флиртует? Вопрос был интригующим, ответ тем более. Филиппа чувствовала возбуждение и страх, усиливающиеся с каждым мгновением.
Внезапно он отпустил ее.
– Извините. Я не имею права вас поддразнивать. Вы оказались так далеко от дома. Я за вас отвечаю.
– Я не ребенок.
– По годам, быть может, и нет, но вы такая неопытная.
Огорченная, Филиппа ускользнула от него прочь, но он опять поступил неожиданно – удержал ее за руку:
– Не сердитесь. Я сделал вам комплимент.
– Назвав меня неопытной?
– Конечно. В наше время нетрудно приобрести опыт, который я имел в виду. – Пэджет сжал ей руку и тут же отпустил. – Ваши скромность и простодушие – неотъемлемая часть вашего очарования.
– Почему-то вы не выбираете себе спутниц, обладающих такими качествами! – вырвалось у нее. Опомнившись, Филиппа густо покраснела. – Боже, не понимаю, почему я сказала такое!
– Потому что это правда. Я обхожу невинность стороной, потому что она меня пугает.
– Пугает? Вас?
– Конечно. Невинная девушка надеется на замужество – мне этого не нужно.
– Я уже поняла, – сухо отозвалась Филиппа. – Но неужели вам не надоело переходить от одной женщины к другой?
– На это тщетно надеются все женщины, когда видят перед собой довольного жизнью холостяка! – Он нагнулся к шоферу: – Смотрите, впереди целая шеренга автомобилей. Неужели все они направляются на прием?
Водитель кивнул, и Лукас Пэджет воскликнул:
– Да, прием обещает быть грандиозным!
Медленно, по сантиметру, машина двигалась вперед, но в конце концов въехала в круглый двор и остановилась перед громадным домом. Изо всех окон струился яркий свет, доносилась музыка. Выйдя из машины, Филиппа увидела прекрасный, ухоженный парк. Декоративный пруд окружали сказочные фонари и деревья, листья которых на фоне неба казались черными.
Не останавливаясь, чтобы рассмотреть все это великолепие, Лукас Пэджет направился в дом, и Филиппа поспешила догнать его. Этот прием не представлял для него ничего необычного, он часто бывал на таких. Девушка догадывалась, что посещает он их скорее ради дела, а не для удовольствия.
У входа в зал их приветствовал Родригес, коренастый мужчина с отливающим синевой подбородком и обманчиво мягким взглядом карих глаз, с которым никак не вязалось энергичное рукопожатие.
– Рад, что вы смогли сюда выбраться, – проговорил он по-английски с сильным акцентом. – А это, насколько я понимаю, сеньора Пэджет?
– Мой секретарь, – поправил его Лукас.
– Вот как?
Под взглядом выразительных карих глаз Филиппа покраснела, но больше ничего не было сказано. Родригес указал в сторону зала:
– Входите, прошу вас. Я присоединюсь к вам позже, когда прибудут все гости.
Едва они сделали несколько шагов вперед, как пухлая женщина лет тридцати с болезненным цветом лица двинулась им навстречу:
– Лукас! Как я рада видеть тебя! Эммануэль только сегодня вечером сказал мне о том, что ты здесь.
Филиппа скорее почувствовала, чем заметила, удивление Лукаса Пэджета.
– Изабелла! Я понятия не имел, что сеньора Родригес – это ты. Ты была еще школьницей, когда я гостил в Португалии у твоих родителей.
– Годы летят незаметно. – Кончиками пальцев с ярко-красными ногтями женщина коснулась тяжелого ожерелья из изумрудов и бриллиантов. – Ты женат?
– Нет.
Судя по напряженности, прозвучавшей в его голосе, женщина задала вопрос не из праздного любопытства. Догадка Филиппы переросла в уверенность, когда женщина придвинулась к Лукасу вплотную и вполголоса сказала:
– Майе будет интересно узнать, что ты все еще свободен.
Лицо Лукаса порозовело, хотя голос звучал по-прежнему ровно:
– Майя? Давно я ее не видел. Как она?
– Очень хорошо. Ты знаешь, что она в Рио?
– Нет! – резко воскликнул Лукас. Однако, когда он продолжил, голос звучал как всегда: – Никогда не встречал ее мужа. Ты должна нас познакомить.
– Не получится. – Изабелла прижала руку к горлу. – Он умер три месяца назад.
На этот раз Лукас даже не пытался скрыть потрясение:
– Я не знал. Я и представить себе не мог…
– Думаю, Майя не решилась сообщить тебе.
– В таком случае мы должны немедленно это исправить, – вступил в разговор Мануэль Родригес. – Если вы старый друг Майи, ей будет приятно снова встретиться с вами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
 духи герлен москва 

 Чухрай Григорий Наумович - Мое кино http://www.libok.net/writer/6327/kniga/19094/chuhray_grigoriy_naumovich/moe_kino