А-П

П-Я

 фесториджинал.ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Ланкастер взглянул на своего брата Генриха и кивнул:
– Мы выступим вместе с вами против Деспенсеров. – Томас не отличался особой решительностью. Он владел пятью графствами и мог бы управлять троном, если бы с самого начала захватил контроль над молодым королем.
– Какой план действий вы считаете лучшим? – спросил Генрих.
Уорик сказал:
– Я уверен, что лучший план – это начать активные действия против Деспенсеров на землях баронов в Южном Уэльсе. Я вернусь с вами, Мортимер, и приведу отряд воинов.
– Благодарю. У меня есть армия, но понадобится набирать еще людей.
Линкс де Варенн поклялся прислать войска сразу же, как он вернется в свой замок Хедингем. Он недавно унаследовал графство Суррей от умершего дяди, Джона де Варенна, и командовал большим количеством тяжеловооруженных всадников.
– Я клянусь прислать людей, если они вам понадобятся, – пообещал Томас Ланкастер.
– Решено. Думаю, я получил все, за чем пришел, – решительно произнес Роджер Мортимер. – Я благодарю вас, лорды.
На обратном пути из Кенилворта в Уорик Вулф Мортимер догнан лошадь Линкольна Роберта де Варенна, чтобы оказаться рядом с ним.
– Я восхищаюсь вашим конем.
– Он не мой. Это уорикская лошадь, которую я позаимствовал сегодня утром, когда ездил кататься с моей кузиной Брианной.
– Я видел вашу скачку. Вы были настолько галантны, что позволили ей выиграть.
– Нет. Она выиграла честно и открыто. Брианна скачет верхом как ветер. И прекрасно разбирается в лошадях. Ее отец разводит их во Фламстеде, это недалеко от Виндзора, где она и ее мать служили при дворе королевы. Мне не хватает ее общества.
– Ваш замок Хедингем в Эссексе довольно далеко от Виндзора, не так ли? – спросил Вулф.
– Да, но Хедингем всего в нескольких милях от Фламстеда. Мы много времени проводили там вместе.
Вулфу было очевидно, что де Варенн влюблен в Брианну. Он говорил о ней как собственник. «Бедняга де Варенн! Ты обречен на разочарование, когда я украду этот приз!»
После ужина Гай Томас предложил своим кузенам де Вареннам сыграть в кости, и братья Мортимеры тоже присоединились к ним. Когда Вулф начал выигрывать, юный де Бошан был невероятно впечатлен его ловкостью и следил за каждым его движением. Кости каждый раз выпадали именно те, что он называл, не важно, каким способом бросал он их на стол.
– Как вы делаете это? Это ваш секрет?
– Его секрет – это удача, – сказал Эдмунд Мортимер. – Мой брат обладает удачливостью самого дьявола.
От своих кельтских предков Вулф Мортимер унаследовал дар ясновидения и другие интуитивные силы. Он был благодарен, что Эдмунд не раскрыл его истинный секрет.
Вулф посмотрел на серьезное молодое лицо Гая Томаса.
– Я чувствую, что обязан рассказать тебе правду. – Он мягко улыбнулся. – Это не удача, это практика.
Гай Томас поднял глаза и увидел сестру.
– Брианна, иди сюда и посмотри – Вулф Мортимер поразительно ловко играет в кости.
Ей уже давно хотелось подойти поближе к группе молодых людей, которые невероятно веселились и, похоже, даже не замечали ее. Она подошла к столу и встала рядом с Линкольном.
– Не хотите ли бросить кости, госпожа де Бошан? – Вулф Мортимер протянул ей кости, его светлые глаза бросали ей вызов.
Линкольн озвучил свое неодобрение:
– Брианна не интересуется игрой в кости – она ничего не знает об азартных играх.
– Разумеется, знает, – возразил ее брат. – Кто, по-твоему, научил меня?
Вулф знал, что она не сможет устоять, особенно когда сказали, что она не должна этого делать.
Брианна посмотрела на кузена и сказала беспечно:
– Мне не следует… но я это сделаю! – Она взяла кости, так соблазнительно лежащие на ладони Вулфа Мортимера.
– Какой был ваш последний бросок?
– Я выбросил десять.
Она посмотрела прямо в его глаза и увидела открытый вызов.
– Я могу превзойти это. – Она бросила кости с самоуверенностью богини, оказывающей услугу простым смертным, и отошла, как будто была совершенно уверена в результате.
– Две шестерки! – Ее брат расхохотался. – Ну, вот это была удача.
В глазах Вулфа вспыхнуло восхищение.
– Нет, это была гордость. – Он сгреб кости, прежде чем кто-то успел прикоснуться к ним. Он знал, что следы магической силы Брианны остались на них и, если он захочет, он может использовать ее для своих целей.
Прежде чем идти спать, Джори де Бошан наслаждалась редким случаем поговорить со своим братом.
– Бедняжка Линкс, ты выбрал неподходящее время для визита. Как только ты приехал, тебя сразу же увезли и впутали в неприятности других.
– То, каким постыдным образом управляется страна, влияет на всех нас. Бароны должны стоять вместе. Эдуард так слаб и безволен. Деспенсеры узурпировали его королевскую власть. Мы должны отобрать ее у них – у нас просто нет иного выбора.
– Теперь, когда ты унаследовал графство Суррей, груз твоей ответственности, наверное, стал еще тяжелее.
– Граф Суррей, так же как и его кузен Пемброк, всегда был верным сторонником короля. Теперь, когда графство мое, я принимаю сторону баронов.
– Граф Пемброк – крестный отец короля. Он давал клятву, что не изменит, не важно, до какого позора опустится Эдуард. Ты делаешь то, что правильно и справедливо, – заверила она его.
– Вообще-то я пришел просить твоего совета. Джейн больше шестнадцати лет не видела своей семьи, и я знаю, что ей ужасно хочется съездить погостить в Шотландию. Поскольку подписанное перемирие действует, как ты думаешь, такая поездка будет безопасной?
– Я не вижу никакой физической опасности, но будет ли это политически разумно? Ты же не думаешь, что король Эдуард простил баронов, которые отказались собрать свои войска и сражаться при Баннокберне?
Он улыбнулся:
– Ланкастер, Уорик, Арундел и де Варенн. У нас было законное право отказаться. Король не получил согласия парламента идти войной на Шотландию.
– Это отговорка, которую вы использовали. Ты и Арундел в детстве были друзьями с Робертом Брюсом. Ваши земли в Эссексе лежат рядом.
– Перед тем как мы покинули Шотландию, я поклялся Роберту, что никогда не подниму оружия против него. Я подозреваю, что Уорик отказался сражаться при Баннокберне из любви к тебе, Джори.
– Ну, может быть, он и хотел убить Роберта за то, что он когда-то был моим любовником, но Гай действительно считает, что Брюс законный король Шотландии. – Она быстро переменила тему: – Рикард ответил на призыв к оружию, так же как Роджер Мортимер. Они всегда были верны королю.
– По крайней мере, годы, проведенные в Ирландии, удержали их от постоянных дрязг баронов с королем.
– До настоящего момента. Где благодарность за все, что они сделали? Король как будто ослеп и не видит, как его любовник Деспенсер крадет их земли на границе с Уэльсом.
– Ну что ж, мы не будем строить планы насчет поездки Джейн в Шотландию, пока все это не разрешится. Может быть, в следующем году. А у тебя нет желания снова увидеть Шотландию, Джори?
– Нет, ни малейшего. Мое сердце принадлежит Уорику.
Линкс знал, что его сестра имеет в виду Уорика-мужчину, а не замок.
– Вот он идет. Пожелаю вам доброй ночи.
Когда Гай и Джори поднимались по лестнице в главную башню, муж взял ее за руку.
– Мне жаль, что приезд твоего брата оказался таким коротким, любимая.
– Я думала о том, чтобы пригласить его остаться подольше, но потом решила этого не делать. Я знаю, что Линксу не терпится вернуться домой к Джейн.
– Просто беда, когда ты влюблен в свою жену. Джори начала расстегивать платье.
– Неужели? У большинства мужчин нет такой проблемы.
– Позволь мне. – Гай снял с нее платье и стал ласкать ее обнаженные плечи.
– Мортимер, например. Его жена, Джоан, осталась в Ирландии. Он говорил мне, что она предпочитает ее Уэльсу, потому что она живет на широкую ногу, но я случайно узнала, что Роджер превратил Уигмор и Ладлоу в настоящие дворцы. В Уэльсе Мортимер живет независимой жизнью. Они сами предпочитают жить отдельно. После рождения их младшей дочери они стали чужими друг другу.
Гай быстро разделся.
– Их семьи поженили их такими молодыми, что они не успели высказать своего мнения на этот счет. – Его взгляд собственника следил за ней, пока она вешала платье в шкаф.
– Этот брак должен был принести земли и замки амбициозным Мортимерам. Это не был брак по любви, хотя они произвели на свет достаточно детей.
– Да, Мортимер хороший отец. Для четырех своих дочерей он устроил прекрасные браки с сыновьями самых богатых лордов Англии.
– Он проявит свое честолюбие и в сыновьях. Я слышала, он обратился к лорду Бадлсмиру, который владеет замком Лидс в Кенте. Он организовал помолвку между своим наследником, Эдмундом, и дочерью Бадлсмира. Мать девушки урожденная де Клер, а Мортимер знает, что эта семья владеет почти половиной Уэльса.
Уорик подхватил жену на руки и отнес на постель.
– Хватит о Мортимере. Ты пытаешься заставить меня ревновать к этому дьяволу?
Джори наслаждалась затянувшейся прелюдией. Его поцелуи и ласки всегда невероятно возбуждали ее. Когда Уорик занимался с ней любовью, он заставлял ее чувствовать себя прекрасной и особенной, и ее тело отвечало на каждое его прикосновение. После часа занятий любовью они закончили вместе, и Джори медленно, удовлетворенно потянулась.
Руки Гая снова обняли ее и притянули к его телу. Она удивилась, почувствовав животом его сильную эрекцию.
– Вы чрезвычайно любвеобильны и настойчивы сегодня, мой дорогой. Что возбуждает такую глубокую страсть?
Вдруг Джори окаменела.
– Вы покидаете меня! Вы возвращаетесь в Уэльс с Мортимером, чтобы бороться с Деспенсерами.
– Да. – Его низкий голос был неумолим. – Моя драгоценная любовь, у меня нет выбора. Бароны поклялись выступить вместе.
Сердце Джори сжалось. «Что, если это гражданская война? Это, может, битва насмерть!» Она сделала глубокий вдох и спрятала свой страх.
– Конечно, вы должны ехать. – Мортимер не мог бы найти более сильного союзника.
Вулф Мортимер сидел на краю кровати, пара костей лежала на его раскрытой ладони. Он представил образ Брианны де Бошан и сконцентрировался на нем, пока изображение не стало кристально четким. Тогда он отпустил свои мысли, отправив их искать ее спальню, чтобы он мог войти и наблюдать за ней внутренним взором.
Он улыбался в темноте, глядя, как она готовится ко сну. Когда она сняла рубашку и открыла пару крепких высоких грудей, его захлестнула волна наслаждения. Когда она надела ночную рубашку, которая скрыла ее наготу и спрятала ее стройные ноги, он испытал момент разочарования.
Юная красавица встала перед зеркалом и стала расчесывать свои очаровательные золотисто-рыжие волосы, и его наслаждение вернулось. Он смотрел, как она отложила расческу и подошла к кровати. К его удивлению, она не откинула одеяло, а опустилась на колени. Он услышал ее голос, серьезный и раскаивающийся.
– Я была не права, что назвала волчицу дикой. На самом деле я так не думала. Я люблю животных. Они такие красивые создания. – Брианна благоговейно прошептала имя волчицы: – Тень.
Вулф посмотрел на серебристого волка, лежащего у его ног.
– Она думает о тебе и зовет тебя по имени. Иди к ней. Животное встало и побежало к двери. Вулф Мортимер, безмолвный как ночь, последовал за ней.
На следующее утро Брианну разбудила Мэри.
– Ты здорова, милая? Обычно к этому времени ты уже на ногах.
– Я чувствую себя прекрасно, Мэри. – Брианна откинула одеяло и встала с постели. – Мне приснился такой странный сон. Какое-то огромное дикое животное – я думаю, это был лев – угрожало безопасности всех в Уорике, поэтому отец и Гай Томас поехали охотиться на него. Темный ангел спустился ко мне и закрыл своими крыльями, чтобы защитить меня.
Я чувствовала безопасность и тепло и совсем не боялась, даже когда, то животное приблизилось. Темный ангел превратился в волка и набросился на льва. А потом он лег рядом со мной и охранял меня, пока я не проснулась.
– Это довольно просто истолковать. Угроза льва – это король, а твой отец готовится ехать на границу с Уэльсом.
– Готовится уехать? А я и не знала! – Брианна мгновенно оделась, провела расческой по спутанным кудрям и отбросила волосы за плечи.
– Что это? – Мэри подняла маленький серебряный диск, лежащий в постели, и подала ей.
Брианна внимательно рассмотрела маленький предмет, похожий на медальон с собачьего ошейника. Она перевернула его и увидела, что там написано имя.
– Тень, – прошептала она, и фрагменты ее невероятного сна рассыпались на множество осколков и исчезли из ее памяти.
Брианна поспешила в главный зал, где нашла свою мать разговаривающей с управляющим их замка, мистером Берком.
– Это правда? Отец возвращается с Роджером Мортимером на границу Уэльса?
– Да, моя дорогая. Он сейчас готовит своих солдат. Нам нет нужды беспокоиться; он оставит сильную охрану, чтобы защищать Уорик. Когда они будут готовы к отъезду, мы вместе пойдем проводить их.
В зал вбежал Гай Томас, не в силах скрыть свое возбуждение.
– Отец говорит, что я тоже могу поехать!
Брианна видела, как еще больше побледнело лицо матери от этих слов сына.
Джори посмотрела на дочь:
– Ему четырнадцать.
Брианна попыталась найти ободряющие слова:
– Роджер Мортимер женился в четырнадцать лет и в пятнадцать стал отцом.
Улыбка Джори дрожала.
– Настоящие женщины надевают свои лучшие платья и драгоценности и высоко держат голову, когда уезжают их мужчины. Это дает им ощущение, что мы верим в их доблесть, в то, что они выстоят и вернутся домой победителями.
Брианна заметила Линкольна Роберта и его брата Джейми, которые выносили их собранные седельные сумки. Она в испуге поспешила к ним.
– Вы едете на границу с Уэльсом?
– К несчастью, нет – я бы отдал что угодно, лишь бы поехать с ними. Отец обещал послать войска, поэтому мы возвращаемся в Хедингем, – с сожалением ответил Линкольн. Он улыбнулся ей. – Однако мне невероятно приятно, что ты беспокоишься о моей безопасности.
Брианна почувствовала облегчение, хотя понимала сожаление Линкольна Роберта. Как и все молодые мужчины, он рвался проявить смелость в вооруженном конфликте.
– Мне жаль, что ты уезжаешь. Я буду скучать по тебе. – Она импульсивно обняла его. – Хорошенько береги себя. И ты тоже, Джейми. Передайте от меня привет тетушке Джейн.
Два часа спустя мать и дочь, одетые в бархат и меха, с блестевшими на шеях изумрудами гордо стояли во дворе замка, а всадники проезжали мимо. Флаги Уорика – на каждом золотой медведь на черном фоне – смело плескались на ветру.
Женщины подняли руки и помахали, когда Скверный Уорик вместе с сыном выезжали за ворота.
Следуя за отрядом Уорика, Роджер Мортимер в сопровождении сыновей проехал мимо и галантно поприветствовал дам.
Вулф Мортимер, со шлемом под мышкой и развевающимися на ветру черными волосами, поймал взгляд Брианны. В его дерзких светло-серых глазах было обещание, что видятся они не в последний раз.
Брианна так крепко сжимала в руке маленький серебряный медальон, что ей показалось, будто он прожигает дыру в ее ладони. Она молча вознесла молитву; «Пожалуйста, храни его волка».
Глава 3
– Король Эдуард подарил остров Ланди Хью Деспенсеру! – Вулф Мортимер только что вернулся в Уигмор с большим отрядом свеженабранных солдат. Замок уже трещат по швам, переполненный солдатами Мортимера из Ладлоу и Чирка. Генрих де Боун, граф Херефорд, был там со своей армией, так же как и люди, набранные Адамом Орлетоном, могущественным епископом Херефорда. Остальные приграничные бароны явились с дополнительной армией, и командующие собрались в главном зале Уигмора.
– Господи Иисусе! Остров Ланди даст Деспенсеру контроль над Бристольским проливом. – Роджер Мортимер был в ярости.
– Есть еще кое-что. – Вулф протянул отцу письмо. Мортимер быстро пробежал глазами пергамент.
– Король собирает войска, и приказал всем королевским замкам в Уэльсе готовиться к войне.
Уорик предупредил:
– Король сделал это по совету Деспенсеров. Это побуждает приграничных баронов открыто выступить против Короны, вместо того чтобы бороться против одних Деспенсеров. Из-за этого некоторые бароны могут отказаться поддерживать вас, даже если они против влияния Деспенсеров.
– Линкс де Варенн прислал людей, как обещал? – спросил Вулф.
– Прислал, – ответил Мортимер. – Я назначил твоего брата Эдмунда командовать его тяжеловооруженными всадниками, а ты вместе со своими будешь командовать его валлийскими лучниками. Я предлагаю перевести наши силы из Уигмора в замок Херефорда Гудрич, закрепиться там и позволить им сделать первый шаг. Если они возьмут хотя бы один замок, мы обрушимся на них с огнем и мечом, – заявил Роджер Мортимер.
Оглушающий крик солидарности вырвался из глоток всех собравшихся.
Король провозгласил предупреждение, что приграничные бароны не должны нападать на владения Деспенсеров. В последний день марта король позвал их в Глостер.
Когда бароны проигнорировали приглашение, Эдуард приказал им собраться в Глостере на второй неделе апреля.
Роджер Мортимер собрал остальных приграничных баронов в оружейном зале замка Херефорд. Всех позабавило, что король позвал их дважды.
– Предлагайте, что мы ответим королю.
Заговорил Вулф:
– Оскорбите гордость Деспенсеров, если она у них есть. Потребуйте, чтобы Хью поместили под стражу Томаса Ланкастера, пока парламент не выслушает наши жалобы.
Хохот эхом раздавался по залу, когда Мортимер и Херефорд, два ведущих приграничных барона, подписывали их требования. Все они жаждали битвы и надеялись добиться ее, дразня Эдуарда и его любовника.
Уловка удалась. Когда король прочитал оскорбительное письмо, он издал указ, конфискующий все земли, принадлежащие Хью Одли и его жене, Маргарите Глостер, и подарил их Хью Деспенсеру.
Приграничные бароны быстро ответили на обиду. В первый день мая они совершили опустошительный набег на земли Деспенсера в Южном Уэльсе. К середине мая Мортимер и многочисленная армия баронов вернули себе замки Керфилли, Кардифф и Ньюпорт. Потом они огнем и мечом прошли по Гламоргану и Глостерширу, сжигая недавно засеянные поля и разрушая все имущество, которое собрали у себя жадные Деспенсеры. Они завладели шестьюдесятью тремя поместьями и захватили тысячи овец, свиней, волов и коров и пять тысяч лошадей.
Вулф Мортимер начал замечать, что юный Гай Томас де Бошан по вечерам у костров ищет его общества. Мальчик жаждал советов, чтобы улучшить свое искусство фехтования, и Вулфу было очевидно, что юноша хочет подражать ему. Вулф был терпелив и объяснил лучшую тактику в нападении на замок, но он знал, что самым безопасным местом для Гая Томаса будет место рядом с Уориком, где бдительность отца защитит его.
Юный де Бошан почти не выказывал страха и однажды, когда они ехали к замку Уитни, Вулф Мортимер увидел, что Гай Томас скачет во главе отряда, а Уорика нигде не видно. Солдаты на стенах начали обстреливать нападающих, используя горящие стрелы, которые опускали в смолу и поджигали.
У Вулфа пересохло во рту. Он пригнулся в седле, вонзил шпоры в бока коня и помчался напрямую к де Бошану. Как раз когда он подъехал, горящая стрела вонзилась в седло Гая Томаса. Она промахнулась всего на дюйм, но подожгла волосы парнишки, свисающие из-под шлема.
Вулф, сжимая бока коня коленями, одной рукой вырвал стрелу, другой схватил поводья коня и поскакал, как будто за ними гнался сам дьявол. Когда они оказались на безопасном расстоянии от замка, Вулф выдернул мальчишку из седла, спрыгнул сам и бросил его на землю, чтобы потушить искры, все еще тлеющие в его волосах.
– У тебя больше отваги, чем мозгов! – прорычал Вулф.
Бледный как полотно Гай Томас посмотрел в глаза нагнувшегося над ним мужчины.
– Не говорите моему отцу.
Вулф стащил с Гая Томаса опаленный шлем.
– Я не стану говорить, что ты был достаточно безрассуден, чтобы подъехать к замку впереди остальных.
Гай Томас улыбнулся, осторожно ощупывая обожженную шею.
– Это я ему скажу – не говорите, что я не успел увернуться от стрелы.
Вулф шлепнул его по уху, потом встал и свистом подозвал лошадей. Когда оба коня послушно подошли, юный де Бошан восхищенно посмотрел на него:
– Это еще один фокус, которому вы должны научить меня!
– Сначала мне придется научить тебя оставаться в живых, дурачок!
К концу мая бароны отвоевали все, принадлежавшее им, и даже больше. Король Эдуард и Хью Деспенсер бежали назад в Лондон. По дороге на восток их встречали глумящиеся толпы и угрюмые, недовольные лондонцы. Это резко контрастировало с той радостью, с какой встречали королеву Изабеллу, когда она выезжала. Народ любил свою прекрасную молодую королеву так же сильно, как ненавидел Деспенсеров.
По совету Хью они для безопасности переехали в неприступный лондонский Тауэр, и король приказал Изабелле тоже поселиться в Тауэре. В середине июня король передал лондонский Тауэр королеве. Это был хитрый ход, поскольку Эдуард и Хью знали, что народ никогда не нападет на замок, если он принадлежит Изабелле.
Приграничные бароны, упоенные победой, поехали на север, чтобы снова встретиться с Ланкастером в его величественном замке в Понтефракте. Они созвали свой парламент, и граф подтвердил свой союз с баронами.
– Я предлагаю дать королю месяц на то, чтобы избавиться от его фаворитов. Если он не прогонит Деспенсеров, я поведу свою армию на Лондон и изгоню их силой, – заявил Мортимер.
– Мы должны ясно дать понять, что наша угроза направлена на Деспенсеров, а не на короля лично, иначе нас обвинят в измене, – предупредил Уорик.
Вулф Мортимер внес предложение:
– Если наши войска наденут ливреи с королевским гербом, это покажет нашу лояльность короне.
Его отец согласился:
– Сообщите всем. Мы выступаем через месяц.
– Хотя замок Ланкастера в Понтефракте славится своим щедрым гостеприимством, я не думаю, что Томас будет очень рад принимать у себя всех баронов в течение целого месяца, – заметил Гай де Бошан. – Я проведу это время в своем собственном замке и предлагаю гостеприимство Уорика любому, кто пожелает, до тех пор, пока мы не двинемся на юг.
Роджер Мортимер улыбнулся:
– Я принимаю ваше щедрое предложение.
– Могу я расквартировать своих людей в Уорике? – спросил граф Херефорд. – У нас есть свои походные палатки.
Уорик кивнул:
– Я пошлю письмо жене, чтобы она ожидала нас. Вулф вышел вперед.
– Я готов доставить это послание, граф. – Он улыбнулся про себя. Прошлой ночью он разговаривал с Брианной во сне и предупредил ее, что приедет в Уорик.
Июльский день был теплым, и Брианна отправилась в поездку по красивым берегам реки Эйвон.
Она соскочила с Венеры в месте, где росли высокие камыши, и было довольно мелко. Маленький ялик, который они с братом использовали, чтобы ловить рыбу, был привязан к иве и тихонько закачался на воде, когда мимо проплыла пара водяных птиц.
Брианна любила реку Эйвон, а прохладная вода манила ее. Она поддалась искушению почти сразу же. Сняла платье и, оставшись в одной рубашке, вошла в воду по грудь. Она рассмеялась, когда потревоженные утки возмущенно закрякали и уплыли подальше.
Приближаясь к замку, Вулф Мортимер намеренно сконцентрировал свои мысли на Брианне. Его мозг искал, где она может быть в этот теплый день. Его обостренная интуиция подсказала, что она должна быть вне стен замка, и когда Тень побежала к реке, Вулф понял, где найдет ее.
Он выскользнул из седла, привязал коня и стал спускаться к воде.
Брианна услышала шорох и посмотрела в сторону берега. Она не увидела ничего и подумала, что, может быть, это была птица или какое-то мелкое животное. Снова услышав шорох, она подняла глаза и стала рассматривать камыши, чтобы понять, что потревожило их. Она слегка поежилась, почувствовав, что кто-то наблюдает за ней.
Первым ее ощущением был не страх, а гнев.
– Ах ты, трус, подкрался, чтобы шпионить за мной! Немедленно покажись!
Брианна смотрела, как камыши раздвинулись, и увидела два блестящих золотых глаза, смотрящих на нее; потом существо подняло голову и посмотрело на нее поверх камышей.
Она с облегчением рассмеялась.
– Тень! Откуда ты здесь взялась? – Брианна вдруг замерла. «Если Тень здесь, Вулф Мортимер тоже должен быть поблизости».
– Ты, подкрадывающийся наглец! Я прекрасно знаю, кто ты, поэтому можешь не прятаться. – Она подождала долгую минуту, не отрывая глаз от камышей, но они оставались абсолютно неподвижными. – Где ты, Вулф Мортимер?
– Я за твоей спиной.
Брианна задохнулась от неожиданности. Тихий шепот прозвучал прямо у нее над ухом. Она резко обернулась, испуганная и разгневанная. Ее нога поскользнулась, и она отчаянно схватилась за него, чтобы не уйти под воду.
Сильные руки Вулфа обхватили ее под мышками и не позволили ее голове уйти под воду, а потом он снова поставил ее на ноги.
От такого непочтительного обращения ее грудь вздымалась и опускалась от возмущения. Она как завороженная смотрела на вздувшиеся мускулы, на его груди и руках.
– Вы голый!
– Ты заметила, – сухо сказал он и пошел к берегу. Он выбрался из воды, не стесняясь своей наготы, но, осознавая, что она смотрит на его голые ягодицы. Он свободно чувствовал себя без одежды, никогда не ощущая себя уязвимым, как другие, когда они обнажены. Это была звериная его часть. Так он чувствовал себя естественно и, подобно животным, был хорошо покрыт шерстью. Он откинул свои длинные черные волосы за плечи и взял рубашку.
– Не нужно благодарить меня, госпожа де Бошан.
– Проклятие! Это была ваша… вина! Вы намеренно подкрались, чтобы напугать меня и самому позабавиться!
– Увы, я обречен на разочарование. Было ничуть не забавно смотреть, как вы барахтаетесь, потому что боитесь намочить лицо.
– Боюсь? Боюсь намочить лицо? Вы, должно быть, шутите! Я прекрасно плаваю, валлиец!
– Это подозрительно похоже на браваду. Сможете вы переплыть реку?
Она вскинула голову.
– Конечно смогу.
– Я обгоню вас, – вызывающе бросил он. Он бросил рубашку и побежал, разбрызгивая мелкую воду, пока не добрался до Брианны.
– Я не должна… но я это сделаю! – Глаза Брианны расширились. «У него на бедре татуировка – дракон! – Она покраснела. – Я никогда не видела ничего более интригующего». Брианна быстро повернулась и нырнула под воду, направляясь к середине реки, где вода бежала быстрее. Она боролась с течением длинными сильными движениями, получая наслаждение от своей удали. Противоположного берега реки они достигли почти одновременно. Вулф Мортимер блеснул ей дерзкой улыбкой на смуглом лице и нырнул под воду. Когда его голова появилась, он был уже почти на середине реки, и у Брианны упало сердце. Полная решимости не сдаваться, она опустила голову и стала изо всех сил грести. Когда она приплыла, он уже сидел на берегу.
– На мне рубашка – у вас надо мной преимущество. Он ответил ей ее же словами:
– И всегда будет. – Его светло-серые глаза были полны восхищения. – Я никогда не позволю вам выиграть из галантности, Брианна. Это было бы оскорблением. Гордитесь тем, как хорошо вы ведете себя, и знайте, что в будущем, если вы в чем-то превзойдете меня, это будет достойная уважения победа.
– Все уроженцы Уэльса так самонадеянны?
– Только Мортимеры, уверяю вас. – Он поднял бровь. – А все рубашки так просвечивают?
Брианна закрыла руками грудь.
– Наглый валлийский дьявол! – Она побежала к ялику, чтобы забрать свою одежду. Когда она вышла из камышей должным образом одетая, Брианна обнаружила, что одна. Однако образ его гибкого волосатого тела неизгладимо отпечатался в ее памяти. Она видела бронзовые от солнца мускулы на его груди и широкие плечи, как будто он все еще стоял перед ней. И дракон! Она определенно видела дракона. Она говорила себе, что это потому, что он был первый обнаженный мужчина, которого она видела, и решительно игнорировала свое бешено бьющееся сердце.
– Вулф Мортимер, добро пожаловать в Уорик. Надеюсь, вы привезли нам хорошие вести. – Графиня расцеловала его в обе щеки и развернула письмо мужа.
– Нам сопутствовала удача, миледи, но я уверен, вы предпочтете услышать подробности от лорда Уорика. Он великодушно предложил свое гостеприимство некоторым баронам, и к завтрашнему дню все будут здесь или самое позднее – послезавтра. Херефорд привезет свои палатки.
Брианна появилась в зале.
– Отец возвращается домой?
– Очень скоро, дорогая. Вулф был очень добр и привез письмо. – Джори увидела мокрые волосы дочери, а потом ее взгляд упал на влажные волосы Мортимера.
Вулф поклонился:
– Дамы. – Он заметил удивленный взгляд графини.
Замок Уорик, его конюшни и окружающие его луга были заполнены до отказа. Приближалось время ужина, и Джори де Бошан вместе с Брианной стояла в главном зале, чтобы приветствовать благородных гостей.
Приехал Роджер Мортимер в сопровождении пожилого мужчины с морщинистым лицом и серо-стальными волосами.
– Вы помните моего дядю, леди Уорик? Вы встречались на моей свадьбе много лет назад.
Улыбка Джори была теплой и гостеприимной.
– Как могла я забыть другого Роджера Мортимера? Старший мужчина поднес ее пальцы к губам.
– Я зовусь Мортимером Чирком, чтобы никто не путал нас. Вы выглядите все такой же молодой и сияющей, как двадцать лет назад, миледи.
– Благодарю вас, сэр. Это моя дочь, Брианна де Бошан. Брианна улыбнулась пожилому мужчине.
– Редкостная красавица. Она уже сговорена? Брианна очаровательно рассмеялась.
– А вы заинтересовались, лорд Чирк?
– Красавица и чаровница. Ваша дочь знает, как польстить старику. Готов поспорить, она вся в мать.
Мистер Берк отвел их в сторону, и Брианна увидела, как мать схватилась рукой за горло, как будто внезапно потеряла уверенность в себе. Заинтригованная тем, что же могло так повлиять на ее мать, Брианна уставилась на трех мужчин, только что вошедших в зал.
Графиня шагнула вперед и протянула руки в чрезмерно пылком приветствии:
– Лорд Херефорд, такая честь принимать вас в Уорике. Эти высокие молодые люди, должно быть, ваши сыновья.
Брианна видела, что граф с жадностью смотрит на ее мать. «Господь милосердный, он выглядит так, будто влюблен в нее». Граф Херефорд поднес руку графини Уорик к своим губам.
– Джори, вы ничуть не изменились. Мне никогда не следовало отпускать вас. – Он кашлянул. – Да, это мои сыновья.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18