А-П

П-Я

 духи труссарди донна цена 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тот неуверенно принял оружие.
Встав на ноги, молодой дракон попытался повторить приёмы, но едва не упал. Тем не менее, воины были поражены. Ни разу, никто из драконов не проявлял интереса к оружию. Они переглянулись.
- Если желаешь, я мог бы помочь тебе... - неуверенно предложил старший. Скай горячо закивал.
- Да, да!
Они тренировались до вечера. В тот день Скай открыл для себя, что мощь тела - не единственный залог победы. Он осознал, что знание и способность молниеноносно принимать решения означают ничуть не меньше. То был первый урок, который преподала жизнь молодому сыну Фалька, Сумрака, Сарами и Синдел.
А забывать Скай не умел. Совсем. Ничего. Никогда.
***
Фальк парил над горами, высматривая разведчиков врага. Драконы привыкли рисковать жизнью в одиночку. За последнее время погибли столь многие, что их просто не хватало для патрулирования группами.
Погибли многие друзья Фалька, включая великолепного Пироса, бывшего одним из лучших драконов в армии. Его убили несколько героев, избранных Паладайном в качестве исполнителей своих планов на Ринне.
Фальк мечтал найти этих мерзавцев. Они убили Пироса, они убили прекрасную Оникс, они подло погубили двух драконов при осаде Башни Верховного Жреца. Они сделали для победы врагов больше, чем все их армии... Эти сведения Фальку сообщил его друг, огромный синий дракон по имнени Небо, служивший Повелителю Китиаре.
От Ариакаса Фальк знал, что Паладайн был в почти безвыходном положении, когда сумел заполучить поддержку крупной ветви драконов, известной на их родине как Клан Металла. Изначально поддерживая Паладайна, эти драконы признавали в сородиче прежде всего цвет. И лишь потом - душу... Медные, бронзовые, золотые и серебрянные - все остальные расы были для них грязью под ногами. Даже взятое имя, драконы Света, подразумевало для всех непохожих роль созданий Тьмы.
Драконы Света... Фальк гневно стиснул зубы. Они опозорили род драконов. Издавна Клан Металла жил отдельно, в мире Танаграм. Чёрные, синие, красные и зелёные драконы там не водились - а значит, их можно не считать за родичей. Травить и убивать, преследовать и презирать. За цвет...
Все драконы Света знали, каково положение их братьев на службе Владычице. Все они знали, что их враги не более чем рабы своих Повелителей, властных посылать драконов на смерть. И ни один дракон Света не пришёл на помощь своим братьям, изнывающим в рабстве. Они не захотели признать их братьями, не захотели раскрыть глаза. Никто не пришёл.
Вернее, один пришёл, хотя и не принадлежал ни к одному лагерю. Идеи того дракона определяли сейчас мысли Фалька и многих, подобных ему, ибо они признали их правду. Но власти противостоять чёрной воле Такхизис Фальк не имел, а умереть он не хотел. Умреть как тот дракон, что пытался противопоставить свою волю Повелителю.
Фальк задумался. Сумрак... Кем был он? Величайший дракон Ринна, гениальный вождь, могущественный маг и сокрушающая всё личность. Он оставил в душах своих соплеменников след, сравнимый лишь с раной от Копья. Все признавали Сумрака гением, и Свет и Тьма. Что не помешало Верминаарду покончить с ним и его подругой, ждавшей ребёнка...
Эта мысль направила размышления Фалька в новое русло. Сумрак погиб при попытке овладеть Оком Дракона, страшным талисманом-убийцей, обладавшим разумом и властным над драконами. Тот, кто владеет Оком - повелевает всем. И драконами Света, и драконами Тьмы, и даже драконидами. Но лишь люди и эльфы способны покорить могучий и гордый разум, заключённый в талисмане. Драконам это неподвластно. Или подвластно?...
Он помотал головой. Подобные вопросы не должны беспокоить сильного и здорового дракона. Он же не Скай, который только и делает что спрашивает, спрашивает, спрашивает... Сын беспокоил Фалька. Слишком уж непохож был Скай на своих родителей и сверстников. Поневоле вспоминалось видение Синдел.
- Ерунда,- неуверенно пробормотал синий дракон. - Он мой сын, не Сумрака. В нём моя кровь.
Уверенности в этом Фальк не испытывал. И, подобно почти всем сородичам, решительно отбросил сомнения. Зачем мучать себя загадками и вопросами?... Решать не ему. Решают боги. Упокоившись на этом, дракон продолжил патрулирование.
Вскоре он заметил в роще нечто странное. Фальк снизился, желая разглядеть непонятное мерцание среди деревьев. И тут навстречу ему рванулись трое золотых драконов с рыцарями на спинах. От неожиданности Фальк забил крыльями, зависнув на месте.
- Откуда?!... - огненный шторм ударил его в крыло. Вскрикнув от боли, дракон рухнул на скалы. Враги метнулись к раненному.
- Нет, я ещё жив!!! - взревел Фальк, вбирая в могучую грудь холодный воздух. Сердце бешено забилось, по телу прошла дрожь - мышцы аккумулировали энергию для выстрела. И с грохотом освободили её, породив слепящую молнию. Она пронзила одного из золотых драконов насквозь, тот забился в агонии. Фальк отпрыгнул от огненной волны второго, волоча раненное крыло.
Третий дохнул пламенем ему в спину. Фальк закричал от страшной боли, забил уцелевшим крылом... Удар длинного сверкающего копья прекратил его мучения. Умирая, синий дракон слышал ликующие крики людей, бегущих к месту битвы.
***
В тот же день погибли ещё шестеро. Неожиданная атака так глубоко за линией фронта привела последние отряды Влыдычицы в полное замешательство. Прорыв был слишком мощным и неожиданным.
Последовали отчаяные битвы, огромное численное превосходство противника определило его победу. Последние армии Владычицы в панике отступали.
И тут им нанесли смертельный удар: та самая группа героев, которая убила Повелителя Верминаарда и Пироса, сумела найти слабое место Владычицы Тьмы и изгнала её с Ринна. Многие Повелители, включая Ариакаса, последовали за ней в смерть. Почти все маги Чёрной Мантии предали свою госпожу.
Началась грызня за власть. Подвластные своим Повелителям, драконы убивали брат-брата, а извне надвигались безжалостные враги. Война была проиграна.
Большинство стай чёрных, синих, зелёных и красных драконов рассеялись по всему Ансалону. Без Такхизис они не могли вернуться в свой родной мир, Торманс, и были обречены на смерть. Драконов травили, словно зверей.
Синдел выжила, хотя неоднократно вступала в сражения с врагом. После гибели Фалька дракона замкнулась в себе. Она превратилась в хладнокровного убийцу.
Когда стало ясно, что война проиграна, Синдел обратилась к Повелителю Бротору, сменившему погившего Ариакаса, с просьбой разрешить драконам спасти их детей от истребления. Тот разрешил, однако приказал спасательной команде вернуться. Они не не имели сил отказать.
Пять драконов Тьмы отправились в Северный Океан в поисках безопасного убежища для своих детей. Им удалось отыскать остров почти на пределе дальности полёта. Туда, на остров, получивший имя недоступной им родины - Торманса, были перенесены оставшиеся в живых дети. Успели спасти только полтора десятка. Остальные попали в безжалостные руки победителей, ворвавшихся в Замок Тьмы.
Их судьба определила историю Ринна, как умирающий в огне город направляет корабли сквозь штормовое море к спасению. Никто в те дни не мог представить, что пробудят собой крики убиваемых детей...
Синдел вернулась в отряд Бротора, и ещё пару недель сражалась за проигранное дело. Она мстила за Фалька.
Мать Ская Фалькорра убили два серебрянных дракона, после того как умирающий золотой сломал ей крыло.
***
Трое людей стояли в залитой кровью подземной камере, осматривая тела маленьких драконов.
- Их было слишком мало. - мрачно заметил один из людей.
- Не волнуйся. Мы уничтожили всех ублюдков, - засмеялся второй, ткнув израненное тело зелёного дракончика.
- Нет. Пока живы драконы Тьмы, их надо искоренять.
- Ты только не говори своему дракону, что сделал сегодня. - негромко заметил третий человек. Он был одет в чёрную мантию, и немигающие глаза его светились жёлтым пламенем.
- Почему это?
- Потому что он тоже дракон. И не думаю, что вера в Паладайна сильнее совести.
Первый из рыцарей с удивлением взглянул на мага.
- Что ты болтаешь?
- Это - колдун указал на трупы детей. - Это страшная подлость, за кого бы ты не сражался.
- Это святое дело! - рыцарь гневно вложил меч в ножны.
- Поверь мне: не надо говорить своему дракону, что ты сотворил сегодня. Не хотелось бы потерять такого сильного дракона и его всадника.
- А ты? Что же ты не остановил нас? - язвительно поинтересовался второй рыцарь.
- Не вы - так другие. Они были обречены. Вы по крайней мере убили их быстро, не наслаждаясь муками детей.
Молодой маг отвернулся, подойдя к стене. Оторванная каменная дверь была покрыта кровью драконидов, десятки их тел грудами лежали у входа. Словно внутри небольшой секретной комнатки находился ключ у сердцу Такхизис.
Однако там был всего лишь совсем маленький красный драконыш, чудом избежавший смерти наравне с братьями и сёстрами. Он в ужасе прижимался к камням, конвульсивно дёргая перебитым крылом. На теле было столько крови, что убийцы очевидно посчитали его мёртвым. В глазах светились страх и боль, изумление и неверие. Малыш дрожал.
Человек поднял маленького дракона на руки. Двое других мрачно следили.
- Я возьму его себе. Он вырастет, и вы поймёте, что я имел в виду.
- Нет. Я убью змею. - первый из воинов с холодным шелестом вытащил кинжал из ножен.
- Ты не забыл, с кем говоришь? - голос мага прозвучал едва слышно, и тем не менее рыцарь побледнел как смерть.
- Ты нарушаешь приказ Паладайна, маг. - сурово сказал второй воин.
- Я не подчиняюсь ничьим приказам. Идите. И скажите вашему богу, что я исполнил уговор.
Волшебник резко развернулся, и прижимая к груди тихо плачущего ребёнка, двинулся к выходу. Один из рыцарей шагнул следом.
- Рэйстлин, ты перешёл все границы.
Чёрная фигура на миг замерла.
- Ни ты, ни я, ни боги - никто не властен определить границы разума.
- Причём здесь разум? - прищурившись, спросил второй убийца.
- Если ты им обладаешь... - Рэйстлин повернул голову, и воин отпрянул, увидев немигающие зрачки в форме песочных часов - ...то поймёшь. Если же нет...
Рука мага медленно поднялась, на пальцах засверкали маленькие молнии.
- Сегодня изменилась история - тихо сказал он. - Возможно, в неком мире мы одержали победу, и на долгие годы воцарился мир. Возможно, в неком мире только наши дети вспомнят слово «дракон». Второе поколение героев.
Он усмехнулся.
- Но в нашем мире, сегодня изменилась история.
Колдун медленно закрыл свои ужасные глаза, глядя в будущее сквозь пелену веков.
- Семь лет назад Паладайн встретил противника, рядом с которым Такхизис - жалкая тварь. - сказал он чужим голосом, и мурашки пробежали по спинам слышавших его.
- Но лишь сегодня этот противник осознал себя.
- Сегодня... - волшебник обвёл окровавленное подземелье рукой - ...сегодня они родились второй раз. Отныне их будут называть дважды рождёнными.
- Кого?!
Рэйстлин молча повернулся и покинул зал смерти. Проходя по залитым кровью коридорам, огибая кучи тел драконидов - ни один из которых не предал - маг механически гладил дрожащего красного драконыша.
- Не бойся, малыш. Я не настолько чудовище... - тихо сказал Рэйстлин, приподняв ребёнка. Дракончик судорожно всхлипнул. Сломанное крыло безвольно висело, и глаза волшебника сузились.
- Я назову тебя Винг... - прошептал маг. - И сделаю тем, кем не смог стать я. Богом.
Малыш внезапно ощутил направленное к нему дружелюбие. И, не в силах более сдерживаться, приник к груди человека, сотрясаясь от плача. Лицо Рэйстлина потемнело.
Но он ничего не сказал.
***
- НЕТ!!! - Скай вскочил, в ужасе озираясь. Его трясло, в глазах до сих пор стояла страшная, невозможная картина. В ушах затихали вопли убиваемых.
- Нет... - он стиснул виски, рухнув на колени, отказываясь верить в свой сон. Разум Ская просто не мог осознать подобное видение, но безжалостное знание уже вошло в его сердце, раз и навсегда уничтожив душу ребёнка. Он знал, что видел реальность. Он знал - так было. Так сделали. Так СМОГЛИ сделать.
Рядом поднимали головы заспанные драконы.
- Что случилось? - маленький красный в тревоге оглядел дрожащего Ская. Тот шатался, стоя на коленях. Крылья его трепетали.
- Не может быть... Не верю!!!... Так не может быть!!! - маленький дракон вскочил, яростно хлеща себя хвостом, его рык разбудил всех окончательно.
- ЗА ЧТО?!!!! - вопль Ская улетел к небу, разорвав ночной воздух.
- Скай?... - все тревожно следили за молодым вожаком.
- Они... они убили их всех!!! - Скай рухнул на землю, содрогаясь от рыданий. - Я видел... Я всё видел, они резали их мечами, они убили их всех, всех!!!
Группа молодых драконов в страхе переглянулась.
- Кто?!
Скай медленно поднял взгляд. И этот взгляд напугал его товарищей сильнее слов. Они отшатнулись от молодого дракона, словно на миг увидели, кто скрывается под сверкающей синей чешуёй.
- Те, кому я отомщу... - тихо прошептал маленький дракон.
И в тот час родился Скай Фалькорр.
***
- НЕТ!!! - молодой чёрный дракон в ужасе вскочил, озираясь и дрожа. Отосюду послышались недовольные голоса.
- Ложись спать! - крупная серебряная дракона с омерзением оглядела трепещущего от страха Дарка.
- Не может быть!!! Не верю!!! - Дарк стиснул виски, упав на землю. - КАК?!! Как они могли?!!! Это невозможно!!!
Удар отбросил его в сторону. Серебрянная дракона гневно зашипела.
- Прекрати орать, ублюдок! - она в ярости ударила его ещё раз.
Дарк молча поднялся, хотя шок от видения ещё не прошёл. Дракона трясло.
- Силь... Сильвара... - слёзы текли по чёрной чешуе, крылья безвольно опали. - Сильвара, как?! Скажи, как они могли?!...
Дракона мрачно оглядела плачущего Дарка. В её душу на миг закралась жалость, ведь он был совсем мал. Но Сильвара немедленно пресекла свою слабость. Это был ублюдок, отпрыск Тьмы. И хоть Паладайн обещал ему жизнь, никто не в силах искоренить мерзкую сущность Зла из гадёныша. Она встала.
- Не знаю о чём ты говоришь. Но если ты сию секунду не прекратишь будоражить покой, то остаток ночи проведёшь в озере, привязанный за хвост. Понял?
Маленький чёрный дракон не ответил. Повернувшись, он медленно побрёл к выходу из пещеры, шатаясь от шока. Крылья и хвост волочились по земле, голова поникла.
- Куда ты идёшь? - молодой золотой дракон преградил путь Дарку. Тот медленно поднял взгляд.
- Отойди. - тихо сказал он, и дракона отшвырнуло в сторону, словно ударом копья. Изумлённые взгляды проводили малыша из пещеры.
Обратно он не вернулся. Ибо в тот день родился Дарк Танака.
2

И наконец у самых пределов Востока,
Там, где обрывается Восток,
Ему предстал Паладайн в сиянии славы, в звёздном венце,
И дал ему выбор - тягчайший из всех возможных,
Ибо знал Паладайн, что сердце рождает мечты,
Способные бросить нас за ускользающим светом,
В погоню за невозможным.
Астинус
Он медленно брёл по каменистому ущелью, ничего не видя перед собой. Его золотые глаза были широко открыты. Но картина, пылавшая в них, не имела ничего общего с пейзажом.
Разум его пылал не менее яростным пламенем. В огне том сгорали все наслоения предрассудков и норм, ограничений и стереотипов. Боль при этом была сродни мукам в аду.
Его звали Дарк, сын чёрного дракона Танаки и изгнанницы Аян. Отец его был убит в день, когда зачал сына. Мать его исчезла восемь лет назад. Родился он сегодня.
Дарк ничего не понимал. С рождения он привык считать себя жалкой тварью, единственная причина жизни которой - милость великого Паладайна. Так его воспитали. Он не мог думать иначе.
Его ненавидели и презирали. Сверстники били его, не встречая сопротивления. Взрослые драконы упорно не желали видеть в нём сородича, общаясь с Дарком лишь по приказу Паладайна. Семь лет такой жизни превратили дракона в забитое, глубоко несчастное существо.
Сегодня он ощутил в глубине своей души нечто, название чему не знал. Впервые в жизни Дарк подумал: но ведь и я дракон. Ключом послужил страшный шок, испытанный им во сне.
Вспомнив о видении, маленький дракон замер. Вновь вспыхнуло перед ним подземелье, залитое красной кровью детей. Свет померк перед глазами, и Дарк рухнул на камни, содрогаясь от рыданий.
- Паладайн! - взмолился он. - Приди ко мне, ведь я верил в тебя все эти годы!
Долго затем Дарк лежал в одиночестве, медленно отдавая жар своего сердца ненасытным камням скал. Но внезапно человеческий голос нарушил тишину ущелья.
- Ты звал меня?
Дракон поднял прекрасную голову, сквозь слёзы глядя на сутулую фигурку перед собой.
- Кто ты? - тихо спросил он.
- Тот, кого ты звал.
- Я звал бога.
- А почему ты уверен, что я не бог?
Ничего не ответил дракон. Помолчав, спросил он:
- Если ты - бог, в которого я верил, ответишь ли ты на мои вопросы?
Старик в серой мантии присел на камень у головы Дарка. Рука его прошлась по сверкающей чёрной чешуе.
- Если смогу. - негромко ответил он.
- Кто я?
- Мой враг.
Дарк вздрогнул.
- Но почему? Я не желаю быть врагом тебе!
- То не зависит от тебя. То свойство твоей души, Дарк. Такие как ты - враги любого бога, ибо вера и разум несовместимы, а ты - воплощение разума.
Дракон зажмурился, приводя в порядок мысли.
- Скажи, тот сон... Это было?... - крылья Дарка невольно затрепетали в ожидании ответа. Паладайн помолчал.
- Да, было. - наконец произнёс он, тяжело вздохнув. Дарк отшатнулся.
- Почему?... - голос его ослаб, и окончание вопроса никто не расслышал.
- Потому что в борьбе рождена Вселенная, и суть её борьба. Огонь и вода, добро и зло, свет и тьма. Одно не существует без другого.
Дракон молча повернул голову на восток. Оттуда поднималось золотое сияние, ибо владыка мира шёл посмотреть на свою страну.
- Солнце... - прошептал он. - Лучи света прогоняют тьму, но с другой стороны мира она наступает.
- Ты прав.
- Но неужели борьба должна становиться войной? Неужели нельзя сплотить разумных существ, и бросить их на борьбу со слепой природой?! - Дарк в волнении расправил сверкающие крылья. Паладайн усмехнулся.
- То не смог я. То не смогла Такхизис. Возможно, тот кто заменит нас - сможет. Но пока в мире царит двойственность. И я не вижу выхода.
- Но ведь ты - бог!
- Боги не всемогущи, дракон. Всемогущему существу не нужны рабы.
Дарк надолго замолчал, закрыв глаза. Паладайн смотрел вдаль, размышляя о чём-то недоступном для смертных.
- Благодарю тебя, Паладайн. - сказал наконец дракон. Бог вздрогнул, вернувшись на землю.
- За что же?
- За то, что открыл мне глаза. Мир суть борьба. Все избирают путь борьбы, одни сражаются с природой, другие со своими братьями. И хотя я вижу теперь, что правы и те и другие, не в моих силах допустить братоубийственные войны. Сегодня я тоже избрал путь борьбы. Борьбы за мир, пусть и только в этом мире.
- Вот потому я и назвал тебя врагом, Дарк.
Дракон посмотрел на бога.
- Ты открыл мне глаза на ещё более глубокую истину. Богов нет, Паладайн.
Старик усмехнулся.
- Даже так?
- О, да. Не гневайся на мои следующие слова. Ты раб.
Паладайн вздрогнул.
- Что?...
- Ты раб, старик. Раб своего предназначения. Раб пути, который слепая природа установила тебе раз и навсегда. Ведь ты не в силах изменить его, Паладайн.
Бог отступил на шаг, поражённо глядя на молодого дракона. Тот улыбнулся.
- Я понял теперь, что имел ты в виду называя меня врагом. Но я не враг. Я освобожу тебя. Я освобожу всех. Если мне хватит сил.
Дарк встал, распахнув крылья и вскинув голову к небу.
- Если бог есть - то он слеп и глух. Такой бог ничем не отличается от слепой природы, и значит нет смысла в его существовании.
Он повернул голову к Паладайну.
- Ты не слеп, и не потерял способности к эмоциям. Ты не бог.
Старик сжимал и расжимал кулаки.
- Кто же я?
Дарк пожал крыльями.
- Не знаю. Мне лишь семь лет, Паладайн. Я не обладаю знаниями. Я могу только чувствовать. А в тебе я чувствую душу.
Бог отступил на шаг.
- Душу?
- Да. - дракон усмехнулся. - И это значит, что ты смертный.
- Я бессмертен!
- Тело может быть каким угодно, телом и я бессмертен. Но ты способен умереть, Паладайн. И тебя, и меня - нас можно убить.
Старик долго ничего не говорил.
- Хотел бы я знать, почему до сих пор не убил тебя. - произнёс наконец он.
- Никогда не поздно исправить ошибку. - глухо сказал молодой дракон, отвернувшись.
Не услышав ответа, Дарк медленно перевёл взгляд обратно. Но никого не увидел.
***
Коготь медленно провёл вертикальную линию на скале. Глаза Ская были закрыты.
- Меч. - произнёс он, не открывая глаз. И линия на глазах у потрясённых драконов неуловимо превратилась в вырезанный на камне барельеф длинного прямого меча.
- Как? - изумлённо спросила маленькая зелёная драконочка, которую звали Катана.
- Я не знаю. - Скай тяжело дышал. - Это родилось во мне. Просто я знаю - что надо делать. Нечто ведёт меня по пути, начало которого я видел.
Он помолчал.
- Но не думаю, что даже боги знают конец моего пути.
Дети молча переглядывались. Сегодня на охоте Скай одним взглядом убил четырёх диких свиней, накормив всех беженцев. Его начинали боятся.
- Скай, кто ты? - молодая чёрная дракона по имени Тень с тревогой и нежностью смотрела на него.
- Я не знаю. Я боюсь даже думать об этом.
- Что же ты станешь делать?
Молодой синий дракон встал на ноги, гордо выпрямившись.
- В мире царит вражда и смерть. - сказал он. - Мы - дети войны, наши отцы и матери были принесены ей в жертву. Согласны ли вы с моими словами?
Молодые драконы медленно склонили головы, признавая правоту своего вожака.
- Война стала нашим отцом и матерью.
И вновь склонились головы.
- Но я предпочитаю остаться сиротой, чем иметь такого родителя. - мрачно проговорил синий дракон. Все удивлённо подняли глаза.
- Есть много способов бороться за мир. Они все едины в одном - борьбе. Достичь мира можно только через войну.
И следующие слова Ская упали в тишину, как капли крови на снег.
- Если мир требует себе жертвоприношения - я приношу себя в жертву миру. Я стану воплощением войны и смерти.
Молодой дракон гордо раскинул крылья.
- И когда я умру - война умрёт вместе со мной.
- Когда ты умрёшь?... - потрясённо прошептала Катана.
- Такие как я - долго не живут. - произнёс Скай, закрыв глаза.
***
Рэйстлин медленно поднимался по винтовой лестнице Башни Высшего Волшебства. Глаза мага смотрели вперёд, но что он видел - не знал никто.
- В тот день, в этой самой башне, я встретил себя самого. - неизвестно кому сказал Рэйстлин, остановившись у щелевидной бойницы в луче света.
- И я спросил себя: кем предначертано мне стать?
Он усмехнулся.
- Видит небо, я ожидал ответа «бог». Но получил совершенно иной ответ. Пришла пора отбросить шоры с глаз.
Маг не спеша сцепил руки на уровне лица. Голова склонилась.
- Арс шагор танас инферно, арс шагор танас ширак. - тихо сказал он. Тело пронзило странное ощущение падения, полы чёрной мантии взметнулись. Колдун улыбнулся своим мыслям.
Отвернувшись от окна, он осмотрел внезапно изменившуюся Башню. Паутина в коридорах стала гуще, тени в углах приняли зловещий оттенок. Рэйстлин ждал. И вот, опираясь о стену, кашляя кровью, появился израненный юноша. Его кожа имела мёртвый золотистый оттенок, зрачки в форме песочных часов расширились при виде мага.
- Кто ты? - спросил юноша тихим, полным муки голосом, немедленно утонувшим в кашле. Рэйстлин приблизился.
- Меня зовут Рэйстлин. - тихо ответил он.
- Ты - это я?
- Можно сказать и так.
Юноша внезапно вцепился иссохшей рукой в мантию волшебника, и рассмеялся жутким клокочущим смехом.
- Значит я победил!
- Можно сказать и так, - повторил Рэйстлин.
Юный маг вскинул голову.
- Кто? Кто я? Кем предначертано мне стать?! Ответь!
Рэйстлин с болью посмотрел на юношу. Он слишком хорошо помнил, что испытал тогда, услышав ответ.
- Тебе не предначертано быть никем. - спокойно сказал он. - В этом твой дар. Ты идёшь, не придерживаясь ничьего пути.
Юноша отшатнулся, в ужасе ухватившись за стену.
- Но... но тогда...
- Да. Тебе не стать тем, о ком мечтаешь.
Рэйстлин закрыл глаза, и произнёс ту самую страшную фразу, которая превратила его жизнь в муки ада.
- Ты слишком человечен, чтобы стать богом.
Тёмная вспышка поглотила мага, и юный колдун только сейчас осознал, что мантия Рэйстлина была не красной.
Чёрной.
3

Север грозил нам бедою: сбылось давнее предсказание.
У порога зимы плясали драконы.
И вот наконец из тёмных лесов,
С Равнин, из материнского лона Земли,
Пришли они, отмеченные небом.
Астинус
Волны Северного Океана тихо плескались, разбиваясь о суровые скалы одинокого острова. По низкому небу мчались тучи, гонимые холодным ветром. Холодные слова слышал тот ветер, слова рождённые холодным разумом. Но горящим сердцем.
- Оружие должно служить вам, а не вы оружию. - Скай медленно провёл мечом горизонтально в воздухе.
- Цель оружия - сделать воина сильнее, чем он от природы. Не заменить воина.
Меч с тихим шелестом прошёл по сверкающей синей чешуе. Плашмя.
- Полагаясь на оружие, нельзя забывать о себе и своих природных силах.
Блеск мелькнувшего когтя, и на дереве появился глубокий разрез. Меч не шевельнулся.
- Тот, кто помнит об этом - в два раза сильнее.
Неуловимое глазом движение меча. Дерево рухнуло, трижды рассечённое пополам.
- Кроме того, оружие - это защита.
С грохотом разорвав утренний воздух, ослепительная вспышка молнии ударила в блистающий клинок. И отлетела, вонзившись в отдалённую скалу. Скай вздохнул.
- Мы должны научиться владеть оружием в обоих целях.
Десяток молодых драконов с уважением слушали своего вожака. За год, прошедший после бегства от смерти, Скай сильно изменился. Он вырос, тело его налилось мощью и убийственной красотой, движения приобрели отточенность и кошачью грацию. В зелёных глазах постоянно горело мрачное пламя. Его очень уважали и боялись, но никто его не любил. Скай был одинок на острове, общаясь с товарищами лишь на охоте и во время уроков борьбы.
За этот год молодой дракон самостоятельно разработал воинское искусство. Разработал с нуля, основываясь лишь на инстинкте и комбинировании человеческих стилей. В то время как остальные драконы вели тихое и мирное существование, всё чаще поглядывая на друзей противоположного пола, Скай неделями не прекращал тренировки. Пользуясь медленно пробуждавшейся в нём колдовской силой, юный дракон творил подлинные чудеса в учении.
Братья и сёстры маленьких беженцев были убиты мечами. Скай создал меч, которым могли пользоваться драконы. Двухметровое стальное лезвие шириной с две ладони имело продольные борозды и стягивающие проволочные спирали, поднимавшие прочность до непостижимого уровня. Рукоятка, снабжённая тяжёлым стальным шаром-навершием, полностью компенсировала тяжесть клинка, и мечом можно было вращать наподобие шеста. Скай придумал также способ переноса оружия по воздуху, создав ножны, крепившиеся на спине.
Более всего времени Скай уделял Копью. Созданная им месяц назад, длинная металическая игла притягивала всех драконов своей смертоносной красотой и неотразимой грацией убийцы. Этим копьём враги убивали их матерей и отцов, от подобных копий умирали сотни драконов. Умирали в муках, истекая кровью на остриях.
Скай создал куда более ужасную вещь. Молодой дракон отлично помнил, как именно гибли его друзья. И думая над местью, он разработал подлинно адское оружие - тонкий, длинный клинок на двойном шарнире, утопленный в полое древко Копья. Теперь достаточно было раскрутить Копьё в руке, как верхняя часть его превращалась в Т-образный боевой серп длиной в шесть метров, несущий мгновенную смерть любому, имеющему крылья. Крылья, которые жуткое изобретение Ская разорвало бы в клочья.
Излишне говорить, что пользоваться этим оружием могли только драконы. Лишь их силы достало бы пожинать урожай Смерти подобным серпом, или рубить тела врагов двухметровыми мечами...
С каждым днём в своей пещере, Скай всё глубже понимал полную бессмысленость их жизни и надежд. Да, они выжили. Да, он научит их сражаться, даст оружие. Возможно, они сумеют отбить небольшой участок Ансалона, заплатив десятками жизней.
Но юный дракон понимал, что если он желает отомстить - то мстить надо не драконам Света, и даже не людям. Хотя Скай ничего не забывал. Не умел он и прощать.
Нет, уничтожить надо первопричину всех бед. Богов. Двадцать одно злобное существо, в жажде почестей использовавших могучие силы природы для создания мира вечной войны...
Такхизис, воплощение Зла. И шесть её подчинённых. Саргоннас, Моргион, Зебоим, Чемош, Хиддукель и Нутари...
Паладайна, воплощёние Слепоты и Войны. Шесть его помощников. Мишакаль, Мажере, Кириолис, Хаббакук, Бранчал и Солинари.
И Гилеана, воплощённое Безразличие. Вместе с шестью холодными, ничего не чувствующими существами. Реорксом, Числевом, Зивилином, Сиррионом, Шинаре и Лунитари.
Пока корни таяться в земле - нет смысла рвать побеги.
Скай не знал, как можно убить бога. Но он знал, кто сумеет его научить. На северо-западе Ансалона, недалеко от побережья, лежал суровый гористый остров Эргот. Там, в верховьях реки Тон-Цалариан, таился древний Храм Дракона, высеченный в скале. Оттуда тысячи лет назад предки всех драконов пришли на Ринн, коварно обманутые Владычицей Тьмы. Оттуда не так давно пришли драконы Света, в очередной раз призванные Паладайном на кровавое пиршество.
«Если я хочу прожить жизнь с целью - я найду Храм, и узнаю тайну богов» - сказал себе юный вождь. С того дня стал он развивать в себе умение менять вид и сущность предметов.
Ибо лишь в виде человека мог расчитывать Скай на успешный поиск. А сердце утверждало: ты властен изменить себя.
***
Астинус, палантасский библиотекарь, сидел в своем кабинете. Рука его размеренно водила пером, и на пергамент ложились четкие, ровные строки. Крупный, удивительно ясный почерк легко было разобрать даже на некотором расстоянии. Астинус стремительно заполнял лист за листом, лишь изредка останавливаясь поразмыслить.
Дверь кабинета скрипнула, приотворяясь. Астинус не поднял глаз от работы, хотя в те часы, когда он занимался, к нему редко кто-либо входил.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
 Мерло мадера на сайте Декантер