А-П

П-Я

 диван в кабинет здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


— Твоя лошадь упала, — громко и медленно произнесла Холли так, чтобы Линк понял.
Он закивал, давая понять, что понимает. Его лицо исказилось от боли, и он снова обхватил голову руками. Когда он отнял от головы правую руку, Холли заметила на ней кровь.
Она беспокойно вгляделась в темноту, время от времени озаряемую неистовыми вспышками молний. Гроза чуть стихла, однако по-прежнему слышались сильные раскаты грома и лил дождь.
— Ты можешь двигаться? — крикнула Холли. В ответ Линк лишь глухо застонал, но все же попытался встать.
— Для начала сядь, — посоветовала она.
Корчась от боли, Линк сел. Девушка помогла ему. Осторожно ощупав кончиками пальцев правую часть его головы, она обнаружила у основания черепа небольшую припухлость, из которой медленно сочилась кровь.
В темноте Холли не смогла понять, насколько серьезна рана.
— Что-нибудь еще болит? — спросила она.
Ей пришлось повторить свой вопрос несколько раз, прежде чем Линк медленно помотал головой. — В таком случае ты должен встать, — решительным тоном произнесла она. — Я буду помогать, но одной мне не дотащить тебя. Прошу тебя, Линк. Вставай!
Превозмогая боль, Линк медленно поднялся, цепляясь за валун и руки Холли. В первое мгновение он едва не упал от сильного головокружения, но Холли была начеку и вовремя подставила свое плечо.
Придя немного в себя, Линк, еле переставляя ноги, медленно пошел вперед. Холли бросилась в глаза все та же мрачная решимость и сила. С такой же одержимостью он пытался спасти лошадь.
После нескольких неудачных попыток Холли наконец удалось приноровиться к его неровной походке. Шаг за шагом они преодолели склон и добрались до палатки.
Крохотная лампочка, работавшая от батарейки, наполняла палатку желтоватым светом. К счастью, внутри было сухо.
Холли помогла Линку опуститься на пол и лишь потом заметила, что его бьет дрожь. Надо было срочно согреть его.
В мгновение ока девушка сорвала с Линка то, что осталось от рубашки. Справиться с промокшими сапогами и джинсами оказалось куда как сложней. Пока Холли сражалась с набрякшей от дождя одеждой, ее раздирали противоречивые чувства — она то раздражалась оттого, что ей с трудом удавалось справиться с этой задачей, то вдруг замирала от восхищения, любуясь великолепными линиями мужского тела.
Спальный мешок, взятый Холли напрокат, оказался просторным и легким. В нем невозможно было быстро согреться, однако это было единственное, чем она располагала. Девушка быстро расстегнула нейлоновую молнию, перекатила Линка на спальный мешок и снова закрыла молнию.
Линк открыл глаза. Поняв, что находится в палатке, он попытался сесть.
— Нет, — остановила его Холли. — Даже не пытайся.
Линк, казалось, не слышал ее. Холли пришлось насильно уложить его, навалившись на него всем телом.
— Лежи, — решительно произнесла она. — Тебе надо согреться.
— Жеребец, — чуть слышно прошептал Линк. — Мой жеребец.
— С ним все в порядке. Он пришел в себя гораздо раньше тебя.
Вспышка молнии осветила палатку. Вслед за ней послышался раскат грома неимоверной силы. Казалось, вокруг рушатся горы. Линк неожиданно сел, с пугающей силой отбросив в сторону руку Холли. Несмотря на сильное головокружение и ранение, он был гораздо сильнее Холли.
На какое-то мгновение он почувствовал приступ тошноты и чуть снова не потерял сознание. Холли понимала, что он слишком потрясен происшедшим, чтобы сознавать всю серьезность своего положения, и поэтому решила не вступать с ним в спор.
Линк обожал лошадей и не успокоился бы, пока не убедился в том, что с его жеребцом все в порядке, даже если для этого пришлось бы поступиться собственным здоровьем.
— Я сама позабочусь о нем, — заявила Холли, — а ты останешься здесь. Ты меня понимаешь? Оставайся здесь!
Линк из последних сил кивнул головой.
Холли помогла ему лечь и, подхватив карманный фонарик, снова окунулась в ненастье. Оказавшись за пределами палатки, она впервые по-настоящему ощутила холод. Сконденсировавшись высоко в горах, капли дождя стали ледяными.
Холли нашла жеребца там же, где оставила. Он стоял, низко опустив голову и тяжело дыша. Тепло, исходившее от его разгоряченного тела, превращалось в холодном воздухе в пар.
Дрожа от холода, Холли внимательно осмотрела животное, проверяя, нет ли серьезных повреждений. К счастью, она не обнаружила ничего, кроме нескольких ссадин и небольших царапин. Закончив осмотр, девушка взяла жеребца под уздцы и повела в более безопасное место под прикрытие валунов и густых зарослей кустарника. Понуро опустив голову, животное покорно следовало за ней.
При очередной вспышке молнии он вдруг неистово метнулся в сторону, сбив Холли с ног. Мгновенно оценив ситуацию, девушка вскочила на ноги, сорвала с себя рубашку и завязала ему глаза.
После этого животное окончательно успокоилось, перестав реагировать на вспышки молний и раскаты грома. Холли ослабила подпругу и пошарила рукой в притороченных к седлу сумках, надеясь найти там путы, но обнаружила лишь топорик, большой складной нож и моток грубой бечевки.
— Не пойдет, — пробормотала Холли. — При первом же рывке бечевка либо порвется, либо до кости поранит лошади ноги.
Девушка глубоко вздохнула, сняла с глаз жеребца свою рубашку, скрутила наподобие конских пут и обвязала ею передние ноги животного. Пока она возилась с путами, жеребец обнюхал ее мокрые волосы, устало фыркнул и окончательно успокоился, позволив набросить себе на спину кусок брезента и закрепить его при помощи бечевки.
Холли продрогла до костей, и, когда вернувшись в палатку, она попыталась стащить с себя мокрую одежду, онемевшие от холода пальцы еле сгибались. Переодевшись в сухие джинсы и куртку, Холли подползла к Линку.
Он был в забытьи. Девушка пощупала его лоб. Кожа была холодной как лед.
Холли достаточно читала и слышала о гипотермии, переохлаждении, и не на шутку испугалась за Линка. Но чем она могла помочь? Даже если бы ей удалось дотащить Линка до джипа, они не смогли бы перебраться через каньон Антилопы. Он наверняка полностью затоплен после ливня.
— Линк, — прошептала Холли, — что мне делать?
Девушка с тревогой всматривалась в любимое лицо, так часто являвшееся ей во сне. Его обрамляли темные вьющиеся волосы, темные дуги густых бровей чуть выгорели и приобрели золотистый оттенок. Обычно улыбчивый рот был искажен от боли и холода. На усах блестели капельки дождя.
Сколько раз Холли мечтала увидеть Линка, прикоснуться к нему и ощутить прикосновение его рук, услышать его жизнерадостный смех и почувствовать вкус его губ! Почему же Линк так изменился? Теперь он совсем не был похож на нежного и страстного мужчину, которого она знала.
«Что я сделала, чем заслужила такую немилость?»
Ответом была тишина, время от времени нарушаемая раскатами грома.
Несмотря на то что вчера Холли видела Син, она была уверена, что шесть лет назад у Линка не было девушки. Причины, по которым он отказывался отвечать на ее письма, до сих пор оставались для нее загадкой.
«Почему он стал жестоким и язвительным? Почему смотрел на меня с таким ледяным презрением, стремился оскорбить?»
Увы, вопрос, как и предыдущие, остался без ответа.
Холли медленно склонилась к Линку и надолго прильнула к его холодным губам, согревая их своим теплом, ощущая вкус капель дождя, поблескивавших в усах, и дрожа от нахлынувших воспоминаний.
В душе девушка корила себя за то, что воспользовалась его беспомощным состоянием. Однако ничего не могла с собой поделать.
Вернее, не хотела. Этого поцелуя было вполне достаточно, чтобы заполнить внутри ее холодную пустоту.
Она долго смотрела на Линка, забыв о холоде и усталости, а когда подняла голову, на ее ресницах блеснули слезы. Его сердце билось ровно и сильно. Грудная клетка ритмично вздымалась и опускалась под ее рукой. Это немного успокоило ее.
Холли вдруг с ужасом подумала о том, что произойдет утром. Проснувшись, Линк неизбежно поймет, что она и есть та самая Шаннон, и тогда его темные глаза вновь пронзят ее ледяным презрением.
Ну что же, с этим придется смириться. Этой ночью они нуждались друг в друге. Им обоим необходимо было согреться.
Поэтому, не колеблясь больше ни секунды, Холли решительно расстегнула молнию спального мешка и нырнула внутрь. Он явно не был рассчитан на двоих, особенно если один из них отличался таким богатырским телосложением, как Линкольн Маккензи.
Дрожа от холода, Холли выключила лампочку и с трудом застегнула молнию. Спустя какое-то время, немного согревшись, молодые люди забылись тревожным сном.
Холли снилось, что она проснулась в объятиях Линка. Он крепко прижимает ее к себе и нежно целует в шею, кончиком языка ласкает ее губы, и она с тихим вздохом и улыбкой отвечает на поцелуй, мгновенно загораясь от желания, которое способен пробудить только Линк.
Холли ощутила у своего уха дыхание Линка и поежилась от удовольствия. Его рука скользнула по тонкой куртке, коснувшись девичьей груди. Прикосновение было реальнее любой из грез Холли.
Девушка вдруг отчетливо поняла, что это не сон.
Она мгновенно открыла глаза. Палатка была залита солнечным светом, но он и наполовину не был таким теплым, как взгляд Линка.
— Холли, — бормотал он, проводя языком по ее губам. — Моя милая Холли. А я думал, что ты мне только снишься.
* * *
— Ты узнал меня, — замирая от внезапно охватившего ее волнения, произнесла Холли.
Линк улыбнулся.
— Да, даже несмотря на рану на голове.
— Но вчера… — начала девушка.
— Я помню только, — перебил он, — кромешную тьму и огромную, падающую на меня гору.
Язык Линка скользнул между губами Холли и медленно проник внутрь рта. Из груди девушки вырвался легкий вздох. Кончик ее языка коснулся языка Линка, робко и в то же время жадно изучая его.
— Если бы ты поцеловала меня до того, как затащила в постель, — улыбаясь произнес Линк, — я бы узнал тебя даже в кромешной тьме.
Холли не могла вымолвить ни слова. Его золотистые глаза, полные желания и любви, светились от счастья. Мечты Холли воскресли и засияли с новой силой.
— Линк, — чуть слышно прошептала она.
Он закрыл ей рот поцелуем, задыхаясь от желания, сознавая, что она испытывает к нему ответное чувство. Когда он наконец оторвался от сладостных губ, Холли заметила на его шее неистово пульсирующую вену.
— Твои губы такие же сладкие, как и шесть лет назад, — пробормотал Линк, — точно пьешь родниковую воду посреди бескрайней пустыни.
Его голос стал хрипловатым и волнующим. Сильные руки пылко сжимали ее в объятиях.
Девушка смущенно вздохнула, припомнив свой вороватый ночной поцелуй и те, которыми они обменивались шесть лет назад. Она снова внимательно посмотрела на Линка. Царившее вокруг величественное безмолвие навевало мысли об исполнении всех, даже самых несбыточных желаний.
Пристально глядя Линку в глаза, Холли пыталась отыскать тень ядовитого презрения, так больно ранившего ее душу еще день назад. Не заметив ничего подобного, она испытала глубокое облегчение, под стать потрясению, вызванному внезапно разыгравшейся прошлой ночью грозой. Девушка потянулась к Линку и вновь коснулась дрожащими губами его рта.
— На вкус твои губы тоже такие же. Линк поднял голову и улыбнулся.
— Как вода? — спросил он.
— Наполовину, — хитро улыбаясь, ответила она.
— А вторая половина?
— Огонь.
Линк крепко прижал Холли к себе. Она едва не задохнулась в его объятиях, успев забыть, как он был силен. Линку ничего не стоило перевернуть чью-либо жизнь.
В данном случае — ее жизнь.
— Огненная вода? Надо же, как интересно. — Линк рассмеялся и прильнул губами к шее девушки, от чего по телу ее пробежала непроизвольная дрожь. — С нелегального винокуренного заводика? — шутливо спросил он.
Словно маленький ребенок, Холли послушно кивнула.
— Точно, — прошептала она, — он спрятан высоко в горах.
— Так из чего же приготовлен этот напиток? Наверное, из кактусов и сосновых иголок?
— Ничего подобного.
— Тогда, наверное, из камней и льда? — не унимался Линк.
Холли рассмеялась. Она взглянула на Линка, которого любила больше жизни, и смех угас сам собой, вытесненный внезапно нахлынувшими чувствами, которые мог вызвать в душе только Линк.
— Он приготовлен из молний, шалфея и дождя в пустыне, — прошептала Холли. — Я чувствовала этот вкус, когда мечтала о тебе, Линк.
Его дыхание участилось.
— Холли, — осипшим от волнения голосом пробормотал он. — Ты уверена, что это не сон?
Прежде чем Холли успела ответить, Линк прильнул губами к ямочке над ключицей и медленно поднялся вверх, пока не коснулся мочки уха. Линк осторожно прикусил ее зубами.
Когда он кончиком языка принялся ласкать ушную раковину, Холли задрожала от наслаждения. Прикрыв глаза, она гладила Линка по спине.
Под гладкой кожей играли налитые силой мускулы. Шелк и сталь, вкус Линка на ее губах. Сны начинали сбываться.
— Скажи-ка мне, где тебе лучше — во сне или наяву? — вдруг спросил Линк.
— Конечно, наяву, — пробормотала Холли. — Это лучше любого сна.
Кончики ее пальцев продолжали медленно скользить по телу Линка.
Холли почувствовала, как по его телу пробежала дрожь. Девушка вспомнила, каким холодным и безжизненным было оно прошлой ночью.
— Замерз? — поспешно спросила она.
— Вряд ли.
— Но…
Линк закрыл ей рот поцелуем, не дав закончить фразу и полностью развеяв сомнения Холли относительно его самочувствия.
— Если не веришь, — хитро улыбаясь, произнес он, — проверь рукой.
Холли вдруг вспомнила, что Линк обнажен, и поспешно отдернула руки.
— Я и забыла, что раздела тебя, — смущенно пробормотала она, — Ты совершенно промок и… Прости меня.
— И не подумаю, — прошептал Линк, снова касаясь ее губ и дотрагиваясь до молнии на куртке. — Я собираюсь наверстать упущенное.
— Под курткой ничего нет! — в замешательстве воскликнула она.
В ответ послышалось учащенное, прерывистое дыхание Линка — он расстегнул молнию.
Холли не могла вымолвить ни слова. Линк целовал ее и раньше и даже касался груди, но то, что она чувствовала сейчас, было ни с чем не сравнимо.
Ее обнаженное тело никогда еще не касалось другого обнаженного тела.
Линк наклонил голову, страстно поцеловал шею, спускаясь все ниже, и наконец прикоснулся языком к упругой груди. От горячего дыхания Линка соски Холли затвердели, пульс участился. Она тихо вскрикнула, охваченная вихрем неведомых ранее чувств.
Однако она довольно быстро овладела собой, и, когда Линк коснулся ее второй груди, по ее телу пробежала дрожь удовольствия. Тонкие пальцы чувственно и жадно гладили его спину, сильнее распаляя его чувства.
Позабыв обо всем, Холли полностью растворилась в потоке охвативших ее эмоций, с жаром отзываясь на неистовые, горячие ласки Линка. Она больше не воспринимала тело как свое собственное. Волны чувств накатывали на нее одна за другой. Она стонала и извивалась под сладострастным натиском горячих губ. Линк, несомненно, знал толк в поцелуях.
— Я хочу видеть тебя всю, — осипшим от возбуждения голосом произнес он, резким движением расстегивая молнию спального мешка.
В первое мгновение он онемел от восторга. На прекрасной, золотистой коже не было следов от купальника. Девичьи груди набухли от желания, темно-розовые соски напряглись.
Холли залилась румянцем, осознав, что лежит полуголая под пристальным взглядом затуманенных желанием золотисто-карих глаз Линка. Она неловко попыталась застегнуть молнию на куртке.
Линк взял в ладонь пальцы Холли и осторожно сжал их.
— Если бы я раздел тебя шесть лет назад, — прошептал он, — то никогда не позволил бы Сандре увезти тебя.
Линк склонил голову и снова принялся ласкать Холли. Каждое прикосновение его языка обжигало кожу, доставляя неимоверное наслаждение. Несмотря на смущение, вызванное столь откровенными ласками, девушка невольно выгнулась, подставляя свое тело поцелуям, не в силах противостоять нахлынувшим на нее чувствам.
Ей хотелось только как можно теснее прижаться к Линку всем телом, чувствовать его близость, запустить пальцы в его густые волосы, прильнуть к его устам и никогда больше не отпускать от себя…
Линк вдруг отстранил руку Холли, когда она коснулась его головы. Холли запоздало вспомнила о его ранении.
— Прости, — задыхаясь произнесла она. — Тебе больно?
— Только когда ты перестаешь касаться меня.
Девушка заглянула в его глаза. У нее перехватило дыхание. Даже в ее мечтах он не желал ее так, как теперь.
Холли осторожно притянула его голову к себе, осмотрела кровоподтек под ухом и невольно присвистнула.
За ночь кожа вокруг раны потемнела, в ее центре запеклась кровь.
— У тебя, наверное, раскалывается голова, — встревожено произнесла она.
Линк лишь криво усмехнулся.
— Похоже, это женская уловка? — сдержанно произнес он.
Холли рассмеялась, несмотря на волнение, вызванное его состоянием.
— У меня в аптечке есть аспирин. Это поможет от головной боли, — произнесла она, пытаясь выбраться из спального мешка.
Линк осторожно взял ее за руку и удержал.
— У человека может болеть не только голова, — чуть слышно произнес он. — И тут уж не отделаться одним аспирином.
— Примешь две таблетки… — начала Холли.
— …и позову тебя, — закончил Линк, со стоном закрывая лицо руками. — Так же старо, как и уловка с головной болью.
— Так тебе и надо, — ехидно произнесла она, выскальзывая из спального мешка.
Линк хотел удержать ее, но передумал, решив как следует разглядеть ее. Даже в куртке и стареньких джинсах она выглядела потрясающе.
Холли попыталась застегнуть куртку, но молнию заело в самом низу. После тщетных усилий справиться с ней она оставила это занятие и, запахнув куртку на груди, заправила в джинсы наподобие блузки.
— Сейчас достану аспирин, — произнесла она.
Линк лишь улыбнулся. Неплотно прилегавшие к телу полы куртки открывали ему увлекательный вид.
Холли села, положила на колени большущую сумку с вещами и стала сосредоточенно шарить в ней, стараясь отыскать аптечку.
Полы ее куртки то и дело расходились, обнажая великолепную грудь. Это было столь же непреднамеренно, сколь и возбуждающе.
Линк посматривал на все это сквозь полуопущенные ресницы. Он чувствовал, что Холли владеют противоречивые чувства. Невероятное смущение боролось в ней с внезапно вспыхнувшей страстью. Будь все иначе, Линк не раздумывая затащил бы ее в постель. Казалось, за шесть лет Холли не приобрела в сердечных делах никакого опыта. Она выглядела и вела себя так же невинно, как и прежде.
Эта мысль показалась ему столь же фантастической, сколь и необыкновенно возбуждающей.
Наконец Холли сердито фыркнула и потрясла сумку. Ее груди точь-в-точь повторили ее движение.
Линк с приглушенным стоном отвернулся.
Холли подняла голову и нахмурила брови.
— Немедленно ложись, Линк. Пожалуйста.
Без единого звука Линк закрыл глаза рукой и снова лег на смятый спальный мешок.
Наконец пальцы Холли наткнулись на пластиковый пузырек. Она радостно извлекла его из сумки и вытряхнула на ладонь две таблетки аспирина, поколебавшись мгновение, добавила к ним еще две. Затем достала из-под сваленной в кучу мокрой одежды Линка кружку и подошла к нему.
— Вот возьми, — сказала она. — Выпей.
Линк осторожно приоткрыл глаза. Холли сидела перед ним на коленях, держа в одной руке аспирин, а в другой — кружку.
Куртку она плотно запахнула на груди. «Так-то лучше», — подумал про себя Линк.
Четыре? — не веря своим глазам переспросил он.
— Обычно я принимаю две, а ты в два раза больше меня.
Взгляд Линка скользнул по ухоженным босым ногам Холли. Большим пальцем руки он нежно погладил ее стопу.
— Лучше я дважды овладею тобой и пошлю к черту всех докторов, — вдруг глухо произнес он.
Прикосновение его сильных рук привело ее в трепет, волна желания окатила ее с головы до ног. Холли молча протянула ему аспирин и кружку с водой.
Линк подался вперед, но совсем не за тем, чтобы принять лекарство из рук девушки. Он спустил с ее плеч куртку, наклонился и нарочито медленно коснулся языком ее груди. Он слегка покусывал гладкую кожу, потом жадно приник к ней губами.
У Холли перехватило дыхание, она забыла обо всем на свете, ощущая только пылкие поцелуи Линка. Сладостное чувство охватило ее. Линк поднял голову и внимательно посмотрел ей в глаза.
В то же мгновение Холли поняла, что не сможет скрыть от него внезапно нахлынувших чувств, но это ничуть не смутило ее. С тех пор как ей минуло восемнадцать, мужчины не раз говорили ей о ее необычайной красоте, и лишь теперь она впервые поверила в это, хотя Линк не сказал ей ни слова.
— Рядом с тобой я чувствую себя несравненной, — прошептала она.
Линк шепнул ей что-то в ответ, Холли показалось, что это было ее имя. Точно одержимый он приник к ее губам и, перевернувшись на спину, увлек Холли за собой.
Его руки скользнули вдоль ее спины, задержавшись на бедрах, изнывавших в ожидании новых ласк. Холли прильнула к нему всем телом, чувствуя себя сильной и слабой одновременно. Поначалу возбуждение Линка немного испугало ее, но теперь она жаждала Линка, мечтая целиком слиться с ним.
Вдруг Холли услышала какие-то посторонние звуки. Девушка не сразу поняла, что это было жалобное ржание лошади, похоже, несчастное животное довело себя до неистовства.
С трудом оторвавшись от сладостных губ, Холли попыталась встать.
— Не двигайся, — приказал Линк и, взяв ее лицо в ладони, попытался перевести дух. Наконец ему это удалось. — Холли Норт, — прошептал он, — ты единственное на свете существо, заставившее меня забыть о лошади. Ты опасная женщина.
— Я?
Холли села. Она попыталась рассмеяться, но в горле встал комок.
— Если я опасна, — справившись с волнением, произнесла она, — то ты просто смертелен.
Линк с восторгом ощутил чувственную волну, идущую от Холли: соски напряглись, ее глаза горели огнем желания. Он привлек Холли к себе.
— Ну что ж, готов поспорить, — заявил он, — ставлю два из трех за то, что это не так, идет?
Снаружи снова послышалось леденящее душу ржание.
— Черт! — застонал Линк.
— Я посмотрю, что с ней, а ты пока прими аспирин.
— Какой еще аспирин? — с невинным видом осведомился Линк.
Озадаченно нахмурив брови, Холли разжала ладонь. Таблеток не было.
Она перевела взгляд на спальный мешок. Первая таблетка отыскалась быстро. Холли обнаружила ее сверху, в складках мешка. Там же была и пустая кружка. Вторая и третья таблетки тоже нашлись, хоть и не сразу. А вот четвертая, казалось, исчезла бесследно.
Линк безропотно запил отыскавшиеся таблетки водой. — Может, четвертая попала в спальный мешок? — с невинной улыбкой предположил он.
— Поищешь ее после, — отрезала Холли.
— Лучше посмотри ты. Кто знает, что еще там можно найти?
Кровь бросилась в лицо Холли, застучав в висках. Горячий сладостный поток пронесся по всему телу. Однако она рассмеялась в ответ на столь откровенное заигрывание.
— Зачем это? Я же нашла другие таблетки, — напомнила она, — значит, отыщется и эта. И наверняка не в мешке.
— Я так надеялся, что ты клюнешь на эту уловку. — Линк вдруг рассмеялся. — Спорим, я найду четвертую раньше тебя.
Холли оглянулась, решив, что он увидел таблетку позади нее на полу палатки. В ту же секунду кончики его пальцев коснулись ее груди. Девушка вздрогнула, повернула голову и изумленно уставилась на Линка.
Он как ни в чем не бывало смотрел на нее, держа па ладони белую таблетку.
Внезапная догадка осенила Холли. Оказавшись во власти упоительных чувств, она даже не заметила, как таблетка попала ей под грудь.
— Аспирин от чистого сердца, — пошутил Линк.
Холли покачала головой, не в силах скрыть внезапно охватившее ее смущение.
— Я дам тебе другую, — пробормотала она. Линк удержал ее, осторожно взяв за запястье.
— Не стоит, — тихо сказал он. — Я хочу эту.
Очень медленно, не сводя глаз с Холли, Линк положил таблетку на язык. Когда она исчезла во рту, Холли показалось, что он вобрал в себя часть ее самой.
Затем он склонился к ее груди и поцеловал. Его рука тем временем скользнула между ее бедрами. Лаская нежную кожу, она поднималась все выше и выше, пока не достигла самых сокровенных уголков. круговыми движениями, медленно он ласкал ее пальцами, ощущая тепло, исходившее от томимого желанием девичьего лона.
Постепенно необычные и очень приятные ощущения, зародившиеся внизу живота, переросли в пожар, охвативший каждую клеточку ее тела. Холли лихорадочно вцепилась ногтями в мощные лечи Линка и застонала.
— Что ты делаешь? — прошептала она.
— Принимаю лекарство. Линк поцеловал ее в живот.
Снаружи вновь послышалось громкое ржание конец обезумевшего животного.
— Линк…
— Слышу, — пробормотал он, лаская языком ее пупок.
Когда душераздирающее ржание повторилось вновь, Линк со стоном оторвался от Холли и поднял голову.
— И почему мне взбрело в голову заниматься разведением лошадей? — гневно произнес он. — Почему я не выбрал что-нибудь более приятное и спокойное?
Холли рассмеялась.
— Например, растения? — с улыбкой спросила она.
— Лучше камни.
Линк медленно вытянул руку, зажатую между ногами Холли. Даже это доставило ей невообразимое удовольствие. Она тщетно попыталась сдержать стон. Ею овладело жгучее желание.
— Не искушай меня, — горячо зашептал Линк. — Когда ты так стонешь, мне хочется сорвать с тебя одежду и ласкать каждую клеточку твоего тела, пока ты не закричишь от наслаждения.
При этих словах Линк вдруг склонился к пылающему девичьему лону.
Его горячее дыхание и безрассудная откровенность ласк ошеломили Холли.
— Линк… — выдохнула она.
Взглянув на нее, Линк мысленно обругал себя за необузданность. Видимо, Холли действительно столь же невинна, как кажется.
— Ты права, — произнес он, неохотно выпуская ее из рук. — Похоже, Танцор и правда попал беду или вот-вот в нее попадет.
Не в силах произнести ни слова, Холли молча кивнула.
Несмотря на потрясение, она была разочарованa, когда Линк отнял от нее руки. Единственное, чего ей хотелось, — ощущать на себе тяжесть его тела, не расставаться с ним, пока вспыхнувший в ней огонь не поглотит их обоих.
Девушка почувствовала на себе испытующий взгляд Линка. Она знала, что все ее мысли написаны у нее на лице.
Она осторожно убрала ладони из густых волос Линка. Каждый волосок, скользивший меж ее пальцев, чувственной дрожью отзывался в ее возбужденном теле. Как во сне, неверными руками Холли запахнула куртку.
Линк не предложил ей помощь.
Да Холли и не просила его об этом.
Оба знали, что если он прикоснется к ней, никакая сила уже не заставит их оторваться друг от друга.
* * *
Холли стремительно сунула ноги в ботинки и расшнуровала вход в палатку. Яркий солнечный свет ворвался внутрь, чуть не ослепив девушку.
Холли повернулась к Линку, чтобы еще раз спросить его, как он себя чувствует, но так и осталась стоять с открытым ртом не в силах произнести ни слова.
Линк выбрался из спального мешка и потянулся за одеждой. В солнечном свете его кожа напоминала отполированную бронзу. Темные волоски горели на теле, точно расплавленный янтарь, переливаясь при каждом движении. Крепкие мускулы перекатывались под гладкой кожей, свидетельствуя о силе и мощи их обладателя.
Спальный мешок сполз с бедер Линка, и он оказался совершенно обнаженным.
Холли вдруг подумала, что ей следовало бы смутиться или возмутиться, однако ни того, ни другого не испытала.
Красота мужского тела заворожила ее, чудесным образом уничтожив ту узкую грань, которая отделяет дурное от хорошего, мудрое от глупого, приличное от непристойного.
С трудом оторвав взгляд от пьянящего тела Линка, Холли почувствовала себя во власти его манящих глаз, пристально разглядывавших ее.
Губы Линка дрогнули в едва заметной улыбке.
Сердце Холли бешено забилось. Страстное желание пронзило тело. Все чувства разом всколыхнулись в ней. Она вновь ощутила себя в ласковых, сильных руках, почувствовала на своем теле его горячее дыхание, его чувственные губы у самого лона, отделяемые от него лишь тонкой тканью.
— Иди сюда, Холли, — хрипло произнес Линк. В его голосе чувствовалось едва сдерживаемое желание.
Жеребец заржал неистово и протяжно.
Холли повернулась и с разочарованным возгласом выбежала из палатки.
После скудного освещения палатки солнечный свет казался особенно ярким. От влажной земли поднимались вверх клубы пара. Лишь несколько небольших луж напоминали о ночном потопе. Остальное, точно губка, впитала в себя мягкая земля.
Девушка пробралась сквозь заросли кустарника, сбивая на ходу с веток воду и вдыхая острый запах полыни.
Танцор высоко поднял голову и пошевелил ушами. Брезент, которым Холли накрыла его прошлой ночью, съехал на сторону, но передние ноги животного по-прежнему были связаны ее блузкой.
Арабский скакун зафыркал, настороженно глядя на нее темно-карими глазами.
— Доброе утро, Танцор, — тихим, успокаивающим голосом произнесла Холли, стараясь не делать резких движений. — Ты похож на бродягу с этими грязными белыми путами и грязно-желтым брезентом. Бечевка тоже тебя не украшает, не так ли, дружок?
Танцор фыркнул и потянул носом, вдыхая запахи странного человека.
Некоторое время Холли стояла неподвижно, позволяя животному привыкнуть к ее запаху. Через минуту Танцор осторожно уткнулся бархатистым носом в ее плечо, выражая свое расположение.
Холли потрепала его по загривку, восхищаясь гордой осанкой животного.
Танцор снова ткнулся носом в Холли, на этот раз он действовал гораздо смелее.
— А ты, оказывается, ласковый мальчик, да? — рассмеялась девушка.
— Как и его хозяин, — раздался голос Линка. Вздрогнув от неожиданности, Холли оглянулась.
Линк стоял чуть поодаль. Он был по пояс обнажен, поскольку его рубашка разорвалась в клочья
еще при падении. На нем были лишь мокрые, не успевшие высохнуть за ночь джинсы.
Сердце Холли бешено забилось. Мокрая ткань | плотно облегала его фигуру — Холли тут же вспомнила о жарких ласках Линка.
— С Танцором все в порядке, — поспешно произнесла она. — А ты как?
Девушка не знала, куда деваться от смущения. Я Правая бровь Линка поползла вверх.
— Холодный душ, холодные мокрые джинсы, — с усмешкой произнес он. — Что-то из этого несомненно, сделало свое дело, — многозначительно добавил он.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
 интересное предложение 

 Маргроф Роберт - Келвин из Руда - 1. Золото дракона http://www.libok.net/writer/9743/kniga/6476/margrof_robert/kelvin_iz_ruda_-_1_zoloto_drakona