А-П

П-Я

 по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

— воскликнула Холли.
Несколько танцующих парочек с интересом уставились на них.
Линк рассеянно улыбнулся ей и вдруг снова приподнял ее над полом. Он прекрасно понимал, что делает ей больно, видно, этого и добивался.
Холли подняла руку, дотронулась до его головы, до того места, где еще два дня назад была рана, и слегка провела ногтями по еще не зажившей коже.
Линк отлично понял угрозу.
Он несказанно удивился и внимательно посмотрел в горящие решимостью глаза Холли. Однако поставил ее на ноги и немного ослабил захват.
— Кто научил тебя таким грязным методам? — бесстрастно спросил он.
— Ты. Только что.
— Есть много других способов. — Он неожиданно улыбнулся.
«Интересно, что он имеет в виду», — подумала Холли, но решила не уточнять, чтобы избежать бурных объяснений. Она понимала, они неизбежны, но хотела дождаться, когда они останутся наедине.
Линк окончательно освободил ее, и она могла танцевать с ним, хотя была еще очень напряжена и рассержена и не попадала с ним в такт.
Однако Линк с такой заботой придерживал ее за талию, что она поневоле перестала сердиться.
— Знаешь, — прошептал он, прижимаясь губами к ее волосам, — не могу решить, что шелковистее — твое платье, волосы или кожа.
Кончиками пальцев он погладил ее по спине. Трепетная волна захватила Холли.
Линк почувствовал ее дрожь и тихо рассмеялся. Тыльной стороной ладони он легонько касался груди Холли при каждом ее вздохе.
— Ты не вся шелковистая, — пробормотал он. — Кое-что становится восхитительно упругим.
У Холли участилось дыхание, когда Линк костяшками пальцев захватил ее сосок. Она едва не вскрикнула от удовольствия и порывисто прижалась к нему всем телом. Даже тончайший шелк платья мешал ей почувствовать исходящее от него тепло.
Линк убрал руку с ее спины и обхватил ладонью ее нежную грудь.
Холли задохнулась от его дерзости и внезапно нахлынувшего на нее удовольствия. Она понимала, что должна воспротивиться, но ничего не могла с собой поделать. Она лишь встряхнула головой так, чтобы волосы окутали ее точно шелковое покрывало, скрыв от посторонних глаз руку Линка.
Мягкие волосы огнем обожгли его кожу. Линк тихо застонал, прижимаясь к ее уху, и легонько провел ногтями по шелку, обхватив кончиками пальцев сосок.
— Линк… — слабо протестуя, прошептала Холли.
— Ш-ш-ш. Никто не заметит.
Рука скользнула под ажурное кружево цепочек на ее груди.
— Я мечтал об этом с того момента, как вошел в зал и увидел тебя, — осипшим от возбуждения голосом произнес он.
На мгновение Холли замерла от изумления. Неужели он может вот так ласкать ее обнаженную грудь в переполненном людьми зале?
Однако ее молчаливый протест утонул в океане искрящегося блаженства. Чувственная волна, зародившаяся внизу живота, накрыла ее с головой.
Холли выгнулась навстречу Линку, стараясь слиться с ним, чувствуя, как он дрожит, как сгорает от желания…
— Я хочу попробовать тебя на вкус, — глухо произнес он, крепко прижимая ее к себе. — Хочу скользить по тебе, как это колдовское платье, хочу…
Линк вдруг остановился и повел Холли к ближайшему выходу.
— А как же гости? — спросила она.
— Я распрощался со всеми еще до полуночи.
— Бет… — начала Холли.
— Бет с подружкой ушла час назад. Она не вернется до завтра.
Холли больше не сопротивлялась. Разбуженная чувственными ласками Липка, она дрожала от возбуждения.
Небо затянули низкие тучи. Издалека доносились приглушенные раскаты грома. Редкие капли дождя, отражая свет гирлянд, походили на хрустальные слезинки.
Холли остановилась, чтобы подобрать подол платья. Линк, изнемогая от желания, подхватил ее на руки и огромными шагами направился к дому.
Подол выскользнул из ее пальцев и повис над мокрой травой. Девушка попыталась приподнять его снова, но Линк так крепко держал ее, что она не могла даже пошевелиться.
— Линк…
— Не хочу ничего слышать, — перебил он. — Бет ушла, гости сами найдут дорогу домой, и я не желаю ждать ни минуты.
Холли смотрела на него, испуганная его категоричным голосом. В бликах гирлянд его лицо показалось ей незнакомым — лицо человека, не знающего ни сострадания, ни любви.
— Не смотри на меня так, — раздраженно сказал он. — Мы оба знаем, что к чему. Хватит дразнить меня, Шаннон. Теперь моя очередь.
* * *
Прежде чем отпустить Холли, Линк закрыл дверь спальни на щеколду. Он торопливо развязал галстук, бросил его на стул и принялся расстегивать рубашку. Достав из кармана небольшой пакетик, он расстегнул молнию и, сняв брюки, отбросил их в сторону.
Холли наблюдала за ним со смешанным чувством возбуждения и стыда.
— Чего же ты ждешь? — спросил он. — Раздевайся.
Он быстро снял трусы, отбросив и их в сторону, и надорвал пакетик.
Холли поспешно отвернулась. Она уже видела его обнаженным в палатке в лучах утреннего света, но тогда это было совсем по-другому. Тогда он был родным, тело его манило и возбуждало ее.
Теперь же ей казалось, что она подсматривает за незнакомцем.
Она вдруг почувствовала, что Линк стоит совсем близко. Он прижался к ней обнаженным телом, по-хозяйски обхватив руками ее бедра.
— Поторопись, — глухо произнес он, — или я возьму тебя прямо здесь. А может, ты именно так и любишь?
Дрожащими руками она потянулась к молнии, спрятанной сзади в складке платья. Ее пальцы случайно коснулись его восставшей плоти. Она отдернула руку, точно прикоснулась к раскаленному железу.
У Линка участилось дыхание. Ему безумно хотелось, чтобы она ласкала его рукой, но Холли почему-то вела себя так, словно никогда не видела обнаженного мужчину и уж тем более не касалась его руками.
— Ну хватит, Шаннон, — нетерпеливо сказал он. — Ты давно уже не трепетная девственница, которую так искусно разыгрывала передо мной.
Она резко повернулась к нему и посмотрела в лицо.
— Я не лгала тебе. — Ее голос задрожал от напряжения. — Я никогда не занималась любовью.
— Ну, конечно, — насмешливо произнес он. Линк нащупал молнию платья и резко рванул ее вниз. Черный шелк соскользнул на пол.
На Холли ничего не осталось, кроме черных кружевных трусиков.
Линк чуть не задохнулся от нахлынувшего на него желания. Он легко подхватил ее на руки и с нетерпением сорвал кружевные трусики. Он склонился, пытаясь разомкнуть ее губы языком. Руки крепко сжали ее бедра. Линк притянул ее к себе с той же безжалостной силой, которую он продемонстрировал на танцплощадке.
Холли была смущена и подавлена. Она не знала, как себя вести и чего он ждет от нее. Желание, которое она испытывала совсем недавно, уступило место замешательству.
— Что я должна делать? — робко спросила она. Линк раздраженно фыркнул:
— А как ты думаешь?
— Я не знаю!
— Чушь!
С этими словами он пересек комнату, бросил ее на кровать и повалился сверху, прежде чем она сумела опомниться.
— Линк…
Он закрыл ей рот поцелуем, не желая слышать ни единого вопроса, протеста или чего бы то ни было. Его руки жадно ласкали ее тело, требуя ответных ласк, которые в силу своей неопытности не могла предложить ему Холли. Яростный натиск, с которым он набросился на нее, ошеломил ее. Девушка замерла, не зная, что делать.
Линк тихо выругался, приподнялся на локтях и посмотрел ей в лицо потемневшими, непроницаемыми глазами.
— Лучше бы ты мне помогла, — сказал он.
— Я не знаю, чего ты хочешь, — с отчаянием произнесла она.
— Какого черта, Шаннон! Ты прекрасно знаешь! Того, что ты обещала, протягивая ко мне руки в Невидимых родниках и умоляя меня сделать это.
Он неистово прижался к ней бедрами. Холли неожиданно почувствовала боль, словно разрывающую ее пополам. Она вскрикнула.
Линк ошеломленно посмотрел на нее. Ее лицо стало белым как снег.
Он с мучительным стоном отпрянул от нее и откатился в сторону.
— Боже мой, Холли, — сдавленным голосом произнес он. — Прости. Я думал, ты… — Линк замолчал и с глухим стоном попытался обнять ее.
— Нет! — исступленно воскликнула она и резко повернулась на бок, спиной к Линку. Дрожа всем телом, она, точно ребенок, съежилась и беспомощно обхватила себя руками.
Линк лег рядом, не касаясь ее, стараясь обуздать захлестнувшие его чувства.
Он был абсолютно уверен, что она давно потеряла девственность. Как жестоко он ошибся! Это открытие просто раздавило его.
— Холли, — прошептал он. — Я…
Линк убрал с ее лица волосы. Девушка вздрогнула и отстранилась. Он очень осторожно повернул ее к себе.
— Холли…
— Если ты закончил, — перебила она четким, почти детским голоском, — мне бы хотелось принять ванну.
Уж лучше бы она оскорбила его, лучше бы плакала и кричала. Линк почувствовал себя последним подлецом. Заставил ее испытать такое.
— Холли… не надо.
В отличие от Холли он говорил глухо. Руки задрожали, когда он попытался прижать ее к себе и успокоить.
Она тихо вскрикнула, оттолкнула его и бросилась к двери, забыв, что она заперта. Холли ухватилась за дверную ручку обеими руками и тут заметила щеколду.
Ломая ногти, она вцепилась в нее, пытаясь открыть. Наконец ей это удалось. Линк в последнюю секунду схватил ее за плечо и закрыл дверь. Он оперся обеими руками о стену, расставив их по обе стороны от Холли.
Его прерывистое дыхание, точно мягкий ветерок, шевелило ее волосы. Девушка дрожала всем телом.
— Довольно, — резко произнесла она. — Я должна была сказать тебе, что я — Шаннон. А ты должен был поверить, что я — девственница. Мы оба не сделали этого. Так что мы квиты. А теперь дай мне уйти.
Из груди Линка вырвался мучительный стон. Дрожащей рукой он погладил ее по голове.
— Холли…
— Меня зовут Шаннон, — яростно перебила она.
На мгновение воцарилась тишина, было слышно лишь прерывистое дыхание Линка. Когда он заговорил, его голос так изменился, что Холли почувствовала, как на глаза ее невольно навернулись слезы.
— Я не могу отпустить тебя, — произнес он. — Ты не вернешься ко мне.
Холли снова задрожала.
— Я не смогу жить, — продолжал он, — зная, что ранил твою душу. А все оттого, что не поверил тебе. Я так долго мечтал о тебе. Слишком долго. Слишком. Прости, что сделал тебе больно. Мне так жаль…
Из его груди вырвался сдавленный звук, он изо всех сил старался справиться с нахлынувшими на него чувствами, но не смог. Слезинка, упавшая на плечо Холли, потрясла ее до глубины души.
Девушка прильнула к двери, словно хотела проникнуть сквозь деревянные щели и исчезнуть.
— Мне говорили, что в первый раз будет больно, — печально произнесла она.
— Если бы я как следует подготовил тебя, было бы не так больно.
Прохладное дерево приятно холодило тело. Лишь неподдельная горечь, сквозившая в голосе Линка, давала ей силы продолжать разговор.
— Это не имело значения, — ответила она.
— Еще как имело! — горячо возразил он.
— Забудь об этом, — с грустью произнесла она. — Это не только твоя вина. Мне уже говорили, а теперь я и сама убедилась, что фригидна.
— Фригидна?
В первое мгновение Линк подумал, что она шутит.
Но ее понурый вид говорил об обратном. Он бы рассмеялся, если бы мог, но ее слова потрясли его до глубины души.
— Холли, ты самая восхитительная, чувственная женщина, которую я когда-либо встречал, — наконец сказал он.
— Ну, конечно, — насмешливо произнесла она, точно эхо повторяя его слова. Именно так он отреагировал, когда она призналась, что невинна.
— Это правда. — Линк помолчал. — Знаешь, — продолжал он, — я верил в твою невинность до тех пор, пока ты была Холли. Но когда выяснилось, что ты — Шаннон… Боже… — Он лихорадочно глотнул ртом воздух. — Со мной что-то сделалось.
— Какая разница, кто я — Холли или Шаннон? — с горечью произнесла она. — Я не хочу мужчин.
— Ты хотела меня.
— Но недостаточно сильно.
— Я не смог возбудить тебя сейчас.
Линк поднял ее как ребенка на руки, не обращая внимания на ее протесты.
— Пожалуйста, Линк, — хрипло проговорила она. — Пожалуйста, остановись. Я больше не вынесу.
Он прижался губами к ее голове.
— Я не сделаю тебе больно, — пообещал он. — Такое больше не повторится.
— Ничего больше не повторится. Разве ты не понял? Я фригидна!
Холли не видела, как Линк улыбнулся.
— Отпусти меня, — попросила она.
— Не сейчас. Я не сделаю ничего против твоей воли. Обещаю. Доверься мне, Холли.
— Уже доверилась один раз… — еле слышно произнесла она, но Линк услышал.
Он похолодел, мысленно закончив фразу: «…а ты грубо растоптал эту веру». Комок подступил к горлу.
— Я доверял девушке по имени Холли, — произнес он, придя в себя. — Мне хотелось бы верить ей и сейчас. Легко поверить человеку в первый раз, а во второй?..
Холли замерла, поняв, чего он ждет от нее.
Не секса, нет. Доверия. Снова.
Так же, как и она хочет, чтобы он доверял ей. Снова.
Линк напряженно ждал ответа. Никогда еще секунды не тянулись так долго.
Холли медлила. Он почувствовал, что она немного расслабилась. Она не прижалась к его груди, но и не отворачивалась.
Облегченно вздохнув, он пересек комнату и вошел в ванную.
Над ванной, окруженной пышным папоротником и экзотическими цветами в деревянных кадках, поднимался пар. Спрятанные среди зелени лампочки мерцали, как упавшие с неба звезды.
* * *
Линк осторожно поставил Холли на ноги, продолжая поддерживать, пока она не перестала дрожать. Затем открыл какой-то ящичек и достал расческу.
Он расчесывал ее волосы, пока не осталось ни одной спутанной пряди. Ловкими, уверенными движениями он собрал их в пучок и заплел косу.
— У тебя неплохо получается, — произнесла она. Холли говорила тихо и невнятно, но Линк обрадовался оттого, что она разговаривает с ним.
— Напрактиковался на Бет.
Холли стояла спокойно, глядя на их отражения в зеркальной стене. Она не замечала своей красоты: женственной округлости груди и бедер, тонкости талии, нежности розовых сосков, выделявшихся на фоне золотистой кожи, темных как ночь волос внизу живота.
Ее взгляд был устремлен на Линка, на перекатывавшиеся под бронзовой кожей сильные мускулы. Выражение его лица вновь стало мягким.
Она смотрела.
Линк уложил косу на затылке и закрепил золотой заколкой. Закончив, он осторожно положил руки на плечи Холли.
Он поймал ее взгляд в зеркале. Затем посмотрел на нее так, словно никогда в жизни не видел обнаженной женщины. Холли затаила дыхание в надежде, что он обнимет ее, приласкает. И когда руки его остались лежать на плечах, Холли не могла понять, рада она или огорчена.
«Наверное, и то и другое. Нет, скорее рада», — подумала она.
Ее немного пугала его сила. Линк прочитал в ее глазах настороженность. Он огорчился, хотя отлично понимал, что заслужил это.
Он осторожно переплел свои пальцы с пальцами Холли, подвел ее к джакузи и нажал на стене какой-то рычажок.
Неожиданно вода забурлила, выбрасывая на поверхность тысячи серебряных пузырьков.
Линк по пояс вошел в жемчужную воду и лишь затем повернулся к Холли.
Девушка немного успокоилась, только теперь поняв, что часть ее существа по-прежнему содрогалась при виде его обнаженного тела.
Линк каким-то шестым чувством угадывал ее состояние еще до того, как она сама это понимала.
— Посмотришь, как…
— …это здорово, — закончила Холли.
Он улыбнулся, взял ее за руку и приложил кончики ее пальцев к своим губам.
— И к тому же очень скользко, — добавил он. Убедившись, что она не потеряет равновесия, он выпустил ее руку. Ему не хотелось, чтобы она чувствовала какое-либо принуждение с его стороны.
Никогда больше.
Мысль о том, как он взял ее силой, ранила сердце точно острый нож.
— Там есть специальные скамеечки на разных уровнях, — сказал он, усаживаясь на нижнюю. — Ты достаточно высокая, так что тоже сможешь сидеть здесь, не захлебываясь в пузырьках.
Помедлив немного, Холли села на нижнюю скамейку неподалеку от него.
Пузырьки доходили ей до подбородка, совершая вокруг бешеный серебристый танец.
— Замерзла? — спросил Линк, заметив, как дрожат ее губы.
— Это просто нервы, — напряженно ответила она.
— Я не…
— Знаю, — поспешно перебила Холли. «Вряд ли!» — подумал Линк.
Он уперся ногами в нижнюю скамейку на противоположной стороне ванны, откинул голову на мягкую обивку подголовника и закрыл глаза.
Холли украдкой наблюдала за ним, сравнивая его лицо с лицом безжалостного незнакомца, который совсем недавно занимал место Линка.
Теперь его губы не искажала насмешливая ухмылка. Черты лица смягчились, глаза были закрыты. Он совсем не казался агрессивным. Его мощное тело было скрыто блестящими, пенящимися пузырьками.
Холли понемногу расслабилась. С тихим вздохом она положила голову на подголовник, отдав свое тело на волю бурлящей воды.
На несколько минут воцарилась тишина, нарушаемая лишь бульканьем.
Кружащаяся в водовороте вода пенилась, обволакивала серебристыми пузырьками и словно поддерживала, чуть только Холли подавалась вперед.
Девушка вытянула руки вдоль края ванны. Прохладный воздух холодил кожу. Пузырьки воздуха окружили ноги, сделав их невесомыми, они неожиданно коснулись Линка.
Холли замерла.
Он не двинулся с места, его глаза по-прежнему остались закрыты. Если он и почувствовал прикосновение, то не показал вида.
Когда ее ноги коснулись его в третий раз, Холли ахнула от отчаяния. Ширина джакузи составляла шесть футов четыре дюйма. Линк легко мог упереться ногами в противоположный край, наслаждаясь бурлящими вокруг его тела потоками воды, чего не могла сделать Холли.
— Обопрись ногами о мои, — предложил он. — Так тебе будет удобней.
Холли испуганно взглянула на него.
Глаза Линка были по-прежнему закрыты.
Поколебавшись несколько секунд, она чуть пошевелилась, и ее ноги сами собой уперлись в мускулистое бедро. Холли решила, что вода потащит их дальше, но этого не произошло.
«Линк прав, — подумала она. — Так намного удобней».
Девушка облегченно вздохнула и постепенно начала расслабляться. Тепло и тихое журчание воды понемногу ослабили напряжение. Она вздохнула во второй раз, откинула голову на подголовник и закрыла глаза. Мысли витали в голове подобно жемчужным пузырькам — беспорядочно и лениво.
Через некоторое время она открыла глаза. Линк смотрел на нее с бесконечной нежностью и раскаянием. Холли почувствовала, как к горлу подступил комок.
Он протянул к ней руку.
Девушка напряглась, но не двинулась с места.
Линк не прикоснулся к ней.
Наклонившись, он взял полотенце, висевшее между двумя цветущими растениями, и быстро встал, мгновенно обернув полотенце вокруг бедер, чтобы снова не смутить ее своей наготой.
— Тебе лучше? — тихо спросил он, прежде чем окончательно выйти из джакузи.
Холли кивнула.
Линк подошел к шкафу и вынул из него большое банное полотенце.
— Тогда пора вылезать, — сказал он. — Если слишком долго сидеть в джакузи, мозг превратится в бобовую подливку.
— А кожа станет похожа на рельефную карту, — добавила Холли, глядя на свои сморщившиеся ладони.
И даже после этого она не сразу решилась шагнуть к развернутому перед ней Линком большому полотенцу.
Он быстро вытер ее и закутал в него с головы до ног.
Холли поежилась. Воздух ванной показался ей прохладным после горячей воды.
«А может, это оттого, что он так близко? Я легко могла бы пересчитать все капельки воды на его груди», — подумала Холли.
Эта мысль, подобно горячей воде, подействовала на нее гипнотически.
— Куда ты убрала масло, которым растирала меня? — спросил он.
Холли не сразу поняла, что он обращается к ней.
— Что? — переспросила она, заставив себя отвлечься от блестящих струек воды, стекавших по его плоскому животу. Но тут же снова завороженно уставилась на темную полоску волос, сбегавшую вниз от пупка.
— Масло, — спокойно повторил Линк.
— Масло? Гм…
Холли рассеянно скользнула по комнате взглядом, отбрасывая мысли о Линке.
— Мне кажется, ты перегрелась, — сказал он.
— Что?
— Твой мозг все-таки превратился в бобовую подливку.
Холли слабо улыбнулась, радуясь веселому тону его голоса.
— Вон, — сказала она, наконец заметив янтарный пузырек.
Взяв бутылочку с маслом, Линк направился к кровати. Когда он оглянулся, она по-прежнему стояла на пороге ванной.
Он ждал, молча глядя на нее.
Девушка медленно пошла к нему.
— Я рад, что ты еще держишься на ногах, — произнес он. — Но надо обязательно растереть тебя, иначе к утру кожа станет шершавой.
Она опустила глаза, сосредоточившись на пальцах своих босых ног, выглядывавших из-под полотенца.
— А как же ты? — тихо произнесла она.
На его лице не появилось и тени удивления. Он быстро отвернулся, прежде чем она снова взглянула на него. Без единого слова протянул ей пузырек с маслом и лег лицом вниз на кровать.
* * *
— Я готов, — будничным тоном произнес он. Холли налила немного масла на ладонь, согрела его и, так и не присев на кровать, молча стала растирать плечи и спину Линка. Она изо всех сил старалась не замечать перекатывавшихся под гладкой кожей мускулов, не чувствовать дрожь, охватывающую ее ладони от прикосновения к его телу.
Дойдя до края полотенца, скрывавшего его бедра, она остановилась.
Линк прикусил губу, чтобы не сорваться и не попросить — не умолять ее продолжить.
«Счастье, что она вообще захотела прикоснуться ко мне, — с горечью подумал он. — А я еще что-то требую».
Он захотел подняться.
— Лежи, — сказала она. — Я еще не закончила.
Он молча подчинился.
Холли встала в ногах кровати и начала натирать маслом его икры, постепенно продвигаясь вверх по ногам. Она делала это быстро, еле сдерживая чувственное удовольствие.
Чем дальше продвигались ее руки, тем труднее становилось справиться с собой. Дойдя до ямочек под коленями, она остановилась.
Линк перевернулся на бок.
— Спасибо, — спокойно сказал он. — Дальше я справлюсь сам.
Зачарованная блеском масла, она наблюдала сквозь полуопущенные ресницы за тем, как он растирает его по бедрам.
— Теперь твоя очередь, — закончив, произнес Линк.
Он выжидающе посмотрел ей в глаза. Что она предпримет: откажет или доверится ему? Снова.
Холли прочла в его глазах благодушие и искреннее раскаяние. Его голос звучал мягко и спокойно. Поза свидетельствовала о том, что он заранее согласен на все, какое бы решение она ни приняла.
Линк опустил глаза — он никак не хотел принуждать ее. С преувеличенной тщательностью он налил на ладони масло и, медленно растирая его, ждал ее решения.
Холли молча подошла к кровати и легла на живот. Пушистое полотенце окутывало ее всю, за исключением плеч, рук и ступней.
Линк не предпринял никаких попыток снять полотенце. Он медленно стал наносить масло, массировать ее руки до самых кончиков пальцев и обратно, стараясь делать это бесстрастно, по-дружески, а не как любовник.
Он повторил массаж рук несколько раз, прежде чем почувствовал, что она немного расслабилась. Лишь тогда он присел рядом. Когда Холли подвинулась, освобождая ему место, он облегченно вздохнул и немного приспустил полотенце на ее лопатках.
Девушка снова напряглась.
— Напомни, чтобы завтра я показал тебе жеребенка Танцовщицы. Она такая красавица, — сказал он, деловито размазывая масло по ее спине.
Его слова успокоили Холли, и она снова расслабилась.
— Ночной Танцор похож на языческого бога, — приглушенным голосом произнесла она.
— Когда же ты его видела?
— Мы с Бет как раз вышли из дома, когда ты вывел его на демонстрационную площадку. Сначала я подумала, что ты решил продать его.
Линк рассмеялся:
— Моего лучшего племенного жеребца? Такого не может быть.
— То же самое сказала и Бет.
С тихим вздохом Холли окончательно успокоилась, умиротворенная нейтральной темой разговора и тем, что Линк не пытается прикоснуться к ней ниже талии.
Линк тоже беззвучно вздохнул. По счастью, она не замечала его возбуждения, становившегося все более нестерпимым при каждом прикосновении к ее коже.
Он не хотел пугать ее. Если бы она почувствовала, как он возбужден, то убежала бы от него, а этого он боялся больше всего. Глядя на нее, он не верил, что она и есть та самая экзотическая соблазнительница по имени Шаннон.
«Нет, — приказал он себе. — Не думай о Шаннон. Сейчас я не смогу справиться с этим».
Это было единственным, что он мог сделать, чтобы постичь целомудрие Холли, себя, свою страсть к ней и ненависть ко всем красивым женщинам.
«Мысли о Шаннон и о том, что будет завтра или послезавтра, приведут к катастрофе», — решил он.
Линк понимал, что ни он, ни она не вынесут еще одного скандала.
Он продолжал втирать масло, руки скользили вниз по спине к округлым ягодицам.
Из груди Холли вырвался приглушенный вздох.
Линк сразу же отдернул руки.
— Нет, — сказала она. — Все в порядке. Я не возражаю. Мне так… приятно.
— Мне тоже приятно. Линк продолжил массаж.
С тихим вздохом она закрыла глаза, не думая ни о чем, как в джакузи. Сильные, ласковые руки, ничего не требующие взамен, даря чувственное наслаждение, от которого она постепенно таяла как воск…
Линк остановился.
— Уже все? — разочарованно пробормотала она.
— Небольшая передышка.
Лежа с закрытыми глазами, Холли не могла видеть его чувственной, вожделенной улыбки.
— Боишься щекотки? — спросил он.
— Только попробуй, — лениво произнесла она. В ответ он засмеялся — тихо и нежно, как и прикасался к ней.
Он взял ее ногу и осторожно помассировал стопы. Затем принялся за упругие икры. Холли, несомненно, обладала силой, конечно, не такой, как у Линка, но вполне достаточной для женщины.
Девушка вздохнула и с облегчением согнула ногу.
— Ненавижу высокие каблуки, — приглушенно произнесла она.
— Так не носи их.
— Положение обязывает.
«Шаннон, — мелькнуло у него в голове. Линк постарался прогнать эту мысль. — Существует только настоящее, — сказал он себе. — Только настоящее».
Закончив массировать икры, он приподнял полотенце, подбираясь к ямочке под коленкой.
Холли напряглась, но не остановила его.
С каждым его прикосновением полотенце все больше отходило от тела. Мягкими, скользящими движениями он массировал ее бедра, стараясь не забираться слишком высоко, слишком близко к волнующей нежной плоти. Он мысленно отметил на ее теле точку, выше которой не должен заходить, поскольку всякий раз, как он приближался к ней, Холли волновалась.
Линк несколько раз по всей длине помассировал ей стопу, изо всех сил стараясь, чтобы его прикосновения были бесстрастными. Он боялся переходить к более чувственным, любовным ласкам.
Он начал массировать вторую ногу, и Холли уже не вздрагивала каждый раз, когда он приближался к бедрам. Линк и словом и делом давал ей понять, что ничего не будет предпринимать против ее воли.
«Я буду делать только то, что ты захочешь. Обещаю. Доверься мне, Холли».
Девушка со вздохом пошевелилась, ослабляя полотенце, давая понять, что доверяет Линку.
— Пора перевернуться, — спокойно произнес он.
Переворачиваясь, она слегка посетовала на то, что он нарушает ее блаженный покой.
Полотенце окончательно соскользнуло с нее. Она лихорадочно сжала ладонь, но мягкая ткань выпала из пальцев.
— Я принесу тебе сухое, — отворачиваясь и поднимая с кровати мокрое полотенце, произнес Линк. Он поднялся и, не глядя на Холли, пошел в ванную.
Чуть смущенная и взволнованная, Холли ждала, прикрыв глаза.
Она доверяла ему.
Он вернулся через несколько секунд, небрежно набросил на нее небольшое полотенце. Махровая ткань укрыла ее от груди до бедер.
— Так не замерзнешь, — сказал он.
Его голос осип от неумолимого приступа вожделения. Он ничего не мог с этим поделать, разве что, повернув время вспять, вновь испытать то же ощущение ярости и страха, которое охватило его, когда вместо Холли он нашел Шаннон. Тогда словно ожил худший из его ночных кошмаров, и он содрогнулся от неуемной страсти.
«Неужели то же самое испытывал и отец? — подумал Линк. — Неужели страсть безраздельно владела им независимо оттого, как эти красивые стервы относились к нему? Слава Богу, Холли слишком простодушна и не понимает, какую власть имеет надо мной».
Однако он понимал, что так не может продолжаться вечно. Наивность Холли однажды непременно уступит место опытности. И тогда жизнь превратится для него в ад, как это было с его отцом.
Линк яростно подавил в себе эти мысли. Разберется с Шаннон завтра или послезавтра. Одним словом, позже, не сейчас.
А сейчас существует только эта ночь, запах ароматизированного масла и лежащая на постели Холли, которая доверяет ему.
Линк сел рядом, продолжая массаж — осторожно, прикосновение за прикосновением изгоняя из нее остатки смущения и напряжения, тщательно избегая опускаться ниже ее ключиц.
Вскоре Холли забыла, что лежит на спине, прикрытая лишь узкой полоской махровой ткани, окутанная восхитительным ароматом масла.
Она тихо вздохнула и потянулась, полностью отдавшись во власть удовольствия.
— Как хорошо, — прошептала она.
— Я рад.
— Я и не подозревала, что была так зажата, — произнесла она.
Улыбаясь, Линк прикоснулся к ее щеке. Жест скорее напомнил дружеское одобрение, чем любовную ласку. Холли мягко потерлась о его пальцы.
Кровь бешено застучала в его висках, руки задрожали. Искушение прикоснуться к ее нежной груди было столь велико, что, боясь не совладать с собой, Линк поспешно поднялся и встал в ногах кровати.
Он еще раз помассировал ступни, прошелся по ногам и забрался под полотенце, разминая округлые бедра, получая ни с чем не сравнимое удовольствие от прикосновения к шелковистой коже.
Холли пробормотала что-то нечленораздельное, еще больше разжигая в Линке огонь желания.
Он медленно опустился на кровать, широко расставив ноги по обе стороны от Холли, ни на мгновение не прекращая массаж.
Утопая в волнах все нарастающего наслаждения, Холли чувствовала, как его ладони скользят все выше и выше по бедрам, плоским мышцам живота к ее груди, затем снова вниз.
Уверенные, неторопливые движения убаюкивали Холли, она мечтала, чтобы время остановилось. Хотелось лежать так вечно, словно парить в воздухе, пока его руки ласкают, ублажают ее тело, воспламеняя чувства.
Она бессознательно прошептала его имя и потянулась к нему в такт движениям.
Линк закрыл глаза, пытаясь унять мучительное вожделение.
Это оказалось ему не под силу, никогда так сильно он не желал близости, никогда и представить себе не мог, что вот так потеряет голову из-за женщины.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
 смотри здесь 

 Стил Даниэла - Безмолвная честь http://www.libok.net/writer/3321/kniga/34512/stil_daniela/bezmolvnaya_chest