А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Хорошо, сказал я и снова повернулся к Хейзл.
Хотя она, наверное, и болтлива, но женщина железная. Эстер Карнз осталась в автомобиле и сидела там, онемев от испуга.
Вы отвезете Белл в город? спросил я. Сообщите обо всем властям... В частности, Тому Райли, он занимается этим делом.
Что вы собираетесь предпринять? поинтересовалась Белл.
Возвращаюсь на ранчо. В старый форт. Там кое-что осталось, нужно забрать.
Будьте осторожны, Колин придет в ярость.
Не думаю. Когда он узнает, что произошло, то вызовет адвоката и начнет собирать доказательства своей невиновности. Вот увидите.
Я уже повернулся было к лошади, но остановился и добавил:
Пришлите скорую помощь и врача. Наверное, будет небольшая перестрелка.
Наверное? ухмыльнулся Пио. Шутишь?
Некоторое время мы скакали в ранчо, на сей раз по шоссе. Теперь я думал лишь об одном о возвращении в Лос-Анджелес, но сначала нужно было выполнить последнюю волю тех, кого нет в живых вот уже девяносто лет. Свои предсмертные распоряжения Туми написал на последнем листке из тех, что были засунуты в ствол револьвера, торопливо приписав их в самом конце. По сути это было его завещание.
Когда мы въехали во двор, ранчо сияло огнями. Оставив Пио с лошадьми, я слез с коня и вошел в дом. Тело Флойда Риса было распростерто на полу он был мертв. Дэд Стайлз, весь в бинтах, лежал на диване. Он был бледен, но жив и, судя по выражению его глаз, должен был поправиться. Дорис стояла около бара, она все еще была в белом бикини. В руке она держала стакан с виски. Под ее глазами легли черные тени. Руки Колина тоже сжимали стакан. Бентон Сьюард, как всегда, смылся.
Это вы? Зачем вы вернулись? удивленно спросил Колин.
Марк промахнулся, ответил я. Он упал со скалы.
Колин посмотрел на меня, но ничего не сказал.
Белл уехала в город. Она пришлет врача и полицию.
Он уставился в свой стакан.
Ну и дьявол же вы, произнес Колин наконец.
Вы сами во всем виноваты, заметил я. Ведь это вы пригласили меня сюда, это вы попытались меня убить. Если бы не это, вам все могло сойти с рук.
Пусть обдумывает мои слова. Конечно, ему бы это с рук не сошло. Во всяком случае, после того, как я прочел странички из дневника, засунутые в ствол револьвера. Я бы этого так не оставил и не смог забыть до тех пор, пока не выяснил бы все до конца и не нашел ответа на все вопросы.
Это все из-за тебя, сказал он, проклятый, любопытный писака.
Надеюсь, вы ничего не забыли, вмешалась Дорис. Вы все помните?
Она намекала на пилку для ногтей. Теперь Дорис могла воспользоваться как и планировала своим поступком. Я был готов побиться об заклад, что, когда наступит развязка, она останется безнаказанной.
Не забуду, ответил я и направился к двери. Мне ведь нужно было еще побывать в старом форте.
Цыплят по осени считают, Колин оторвал глаза от стакана. Ранчо все равно останется за мной. Я его владелец, и никто, кроме меня, не может предъявить на него прав.
Кэп, гляди-ка, что нашел, в дверях сзади меня стоял Пио. С ним был Джимбо Уэллз.
Сними свою пушку, потребовал тот. Сейчас я тебя отделаю.
Джимбо был крупным парнем, значительно тяжелее меня. Мне вспомнилось, что, как я вычитал в спортивном разделе какой-то газеты, он весит около ста десяти килограммов судя по его виду, никак не меньше. Он мне никогда не нравился. С первого взгляда я почувствовал, как во мне вскипает злость. Джимбо груб и жесток, таким он будет и в драке. Но при каких бы обстоятельствах мы ни встретились, рано или поздно мы должны были схлестнуться. И он это знал, и я. Джимбо по природе своей был задирой, а во мне сидит закоренелая неприязнь к задирам.
Пио, обратился я к другу, снимая пояс с револьвером, через несколько минут здесь будет полиция, а пока посмотри, чтоб нам не мешали.
Будь спокоен, кэп, Пио посмотрел на Джимбо и ухмыльнулся. Ну ты, бугай, брось-ка лучше свою затею, пока цел.
Ах, так, идиот проклятый! вскричал Джимбо и ринулся вперед.
Он был на десять лет моложе и килограмм на тридцать тяжелее меня, быстро передвигался и к тому же где-то немного занимался боксом. Джимбо принял стойку, в которой обычно стоят боксеры-любители. Он размахнулся и резко ударил, я увернулся, кулак просвистел над моим плечом. Затем я сам провел мощный правый прямой по корпусу было ощущение, будто кулак стукнул по стене амбара. Когда моя правая коснулась его ребер, я ушел влево, нанес боковой в живот и сразу же правой сверху в челюсть, но промахнулся. Джимбо рванулся в атаку и достал меня ударами по затылку и по почкам. У него были здоровенные кулачищи, под рубашкой буграми вздувались мощные мышцы, и каждый его удар потрясал меня.
Кинжальный выпад и моя левая врезалась ему в зубы, тут же я провел правый в челюсть. И дальше началось мы сошлись, молотя друг друга как бешеные. На каждый его удар я отвечал двумя, но казалось, это не давало никакого эффекта. Внезапно, кинувшись в ноги, он опрокинул меня на пол. Падая, я врезал ему боковым в лицо, мой большой палец при этом попал ему прямо в глаз.
Джимбо это не понравилось, он мотнул головой. Ребром ладони я рубанул его под подбородок, быстро отдернул руку и полоснул еще раз по кадыку. Он откинулся, хрипя и жадно ловя ртом воздух. И тут я сбросил его с себя. Прежде чем он успел подняться с колен, я смазал ему по физиономии, мой кулак превратил его губы в сплошное кровавое месиво.
Снова он ринулся на меня, размашисто пытаясь нанести боковые удары справа и слева. От первого я увернулся, но второй попал в цель, и я, отлетев назад, рухнул на стол, ножки подломились, и он разлетелся. Джимбо подпрыгнул, чтобы ударить меня ногами сверху, но я сумел откатиться в сторону и резко подсек его сзади под колени. Ноги у него подкосились, и он упал. Мы оба вскочили.
Я был как безумный, но мне это было по душе. Не успел он еще собраться, как я прямым левым снова двинул ему в окровавленный рот, а затем перекрестно правым до кости рассек мясистую скулу. Джимбо головой саданул меня в подбородок и, наступив мне на ногу, попытался нанести удар коленом в пах. Я успел поднять согнутую ногу и закрыться. И тут же бросил его через бедро.
Он вскочил на ноги, лицо его было залито кровью. Я сделал ложный выпад. Джимбо взмахнул рукой, стараясь отвести удар, но мой правый кулак опять смазал его по губам.
Я пропустил мощный прямой удар в подбородок и почувствовал, как у меня подогнулись колени. Еще удар в глазах у меня почернело. Я начал падать, но все же сумел броситься вперед, на него. Он отступил, стремясь отойти на удобное расстояние. Мое зрение слегка прояснилось.
Я всю жизнь поддерживал хорошую форму и сейчас был благодарен себе за это. Тряхнув головой, я постарался разогнать туман. Джимбо предпринял попытку нанести удар ногой, но я поймал его ногу своей, подхватил под лодыжку и резко дернул вверх и в сторону. И пока он плясал на одной ноге, боднул его головой. Он рухнул, я упал на него, с размаху вдавив колени в солнечное сплетение, и сразу же ударил коленом в подбородок.
Он сбросил меня и начал вставать, размазывая по лицу кровь. Когда Джимбо был уже на ногах, я нанес ему удар мыском ботинка по нервному центру в верхней части бедра. Почти падая, он попытался сделать шаг, но нога онемела от удара и плохо двигалась. Зайдя сбоку, я сделал ложный выпад и, когда он приблизился, правой двинул ему в челюсть.
Во рту был вкус крови, мозги затуманились от ударов в голову, которые я пропустил. Теперь движения Джимбо замедлились, но и я был не столь быстр. Пот заливал глаза. Внезапно он бросился на меня, я отскочил. В этот момент Колин подставил мне сзади перевернутый стул, и я, кубарем перелетев через него, упал на пол. Джимбо подпрыгнул, целя каблуками мне в живот. Я подхватил стул и выставил его вперед. Он грохнулся прямо на ножки, одна из них вошла ему в пах. Джимбо истошно закричал и рухнул на колени. Взмахнув стулом над головой, я разбил его в щепы о голову и плечи Джимбо. Он осел, распростерся на полу и затих.
В дверях стояли Том Райли и два полицейских из дорожной инспекции. Видимо, они находились здесь уже некоторое время, наслаждаясь дракой.
Надеюсь, вы его не убили, сказал Райли спокойно.
Ничего, он парень крепкий, выдохнул я, опускаясь на диван, усыпанный обломками.
Мистер Уэллз, произнес Райли, вам придется поехать в город и ответить на несколько вопросов.
Через некоторое время я поднялся и вышел на улицу. Затем направился в душевую кабину, которая стояла у бассейна. Там я плеснул несколько раз воду на вспухшее лицо. Кожу саднило, каждое прикосновение доставляло боль. Под глазом чернел кровоподтек, губа была рассечена, на скуле вздулась шишка, другая красовалась над глазом. Как выглядело мое тело, я не знал, но как болело чувствовал. Должно быть, я пропустил кучу ударов, о которых даже не помнил.
Дэн? это был голос Белл Досон.
Я, кажется, отправил вас в город.
Я вернулась. Я должна была вернуться. Не могла же я остаться там, когда вы здесь и неизвестно, что еще может с вами случиться. Поэтому, когда через несколько миль нам встретилась полицейская машина, я решила вернуться вместе с полицейскими.
Пошли, сказал я, нам нужно еще кое-что сделать.
Вошел Пио.
Я сдал оружие, заявил он, а то полицейские меня знают, еще подумают что-нибудь не то. Он улыбнулся мне и сказал: В первый раз не сделал ничего плохого. Хорошее чувство.
Мы подняли фонарь, который обронил Дэд Стайлз, и я повел их к старому форту. Когда мы вошли внутрь, я отодвинул старый ящик от задней стены и начал отсчитывать камни. На третьем я остановился. Камень был площадью примерно в один квадратный фут. С помощью кирки, которую принес Пио, я выковырял раствор, освободил камень и вынул его. В земле под стеной был оборудован сложенный из песчаника маленький тайник, а в нем старый стальной ящик. Я поддел киркой крышку и открыл его. Внутри, завернутые в рваный промасленный пергамент, лежали два куска кожи. На одном из них были индейские письмена-рисунки, другой представлял собой испанский документ с подписью и печатью.
Джон Туми был человеком аккуратным, объяснил я. Он купил землю у апачей и добился, чтобы они тщательно нанесли границы участка и своими письменами-рисунками описали проданную ему землю. Затем нашел последнего наследника семейства, которому этот участок был дарован испанской короной, и выкупил его. Теперь это все ваше, Белл, или будет вашим после соблюдения юридических формальностей.
А где будете вы, когда все это случится?
Выступлю в качестве свидетеля в суде, это задержит меня здесь на некоторое время, но, если у вас есть дополнительные соображения на этот счет, мы можем обсудить их как-нибудь вечерком за хорошим ужином.
Мы стояли рядом под звездным небом, и я думал о последних словах, которые написал Туми.
Конечно, там было указание, как найти бумаги, подтверждающие продажу земельной собственности Джону и Клайду Туми.
Но был и другой завет, последние слова, написанные Туми, прежде чем он вложил листки в ствол револьвера:
Кто бы ты ни был, нашедший эти страницы, прошу тебя, разыщи тех, кто совершил это страшное преступление, и разоблачи их, чтобы зло не восторжествовало и чтобы сыновья и внуки мои могли расти на земле, к которой я так долго шел.
Вот и все. Должен сказать, что, когда Джон Туми последний раз зарядил свой кольт, это был заряд что надо.

1 2 3 4 5 6 7 8