А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Пио придвинулся к самому краю дивана. Он смотрел на стол. Я проследил за направлением его взгляда и увидел зажигалку.
Вы можете вытащить нас отсюда, Сьюард, снова начал я. Развяжите нас, сядем в вашу машину и уедем. Пока суд да дело, вы довезете нас до столицы штата.
Нам отсюда не выбраться. Он уже давно велел наглухо закрыть ворота и поставить охрану.
Ну, это уж наша забота, сказал Пио.
Сразу после этих слов дверь приоткрылась, и Колин просунул голову.
Поешь что-нибудь, Бент, предложил он. Займемся ими сразу после еды.
А мы как же? поинтересовался я.
Он проигнорировал мой вопрос и убрался, захлопнув дверь. Я снова посмотрел на Сьюарда.
Давайте, пора, обратился я к нему. Тянуть больше нельзя. И потом, добавил я мягко, не у вас, так у других хватит ума отступить от правил и помочь нам.
Он встал, хотел что-то сказать, но повернулся и вышел из комнаты.
Что ж, изрек Пио, мы сделали все, что могли.
Мы действительно старались вовсю. Все, о чем мы говорили, вполне могло произойти на самом деле. Беда в том, что это случилось бы поздновато. Не думаю, что им удалось бы уйти от ответа. Но их занесло, и они уже не могут остановиться. Они прикончат нас.
Тот факт, что преступление будет совершенно бессмысленным, ни в малейшей степени не мог повлиять на нашу судьбу. Нас должны были убить.
Глава 10
Дверь открылась, в комнату снова вошел Джимбо. В ту секунду, как он на меня посмотрел, я понял, зачем он пришел. В руке он держал надкусанный бутерброд, рот его был набит. В другой руке кружка пива. Он поставил ее на стол, посмотрел на меня, затем перевел взгляд на Пио. Аккуратно положил бутерброд рядом с кружкой и прошелся по комнате. Потом поднял свою лапу и ударил меня по губам. Я просто поднял на него глаза, не проронив ни слова. Кажется, это привело его в ярость. Он плавно повернул пальцами мой подбородок и занес правый кулак. Только он собрался ударить, как Пио, вытянув ноги, бросился на пол сзади него. Уклонившись от кулака, я оттолкнулся от спинки дивана связанными руками, резко вскочил и двинул его головой в солнечное сплетение. Джимбо перелетел через Пио и грохнулся об пол, сильно ударившись головой. Пио бросился ему на ноги. Я подпрыгнул и, падая, коленом заехал Джимбо в зубы. Он пыхтел, извивался, но никак не мог нас сбросить: мы навалились на него всем весом.
Неожиданно сзади открылась дверь.
Джимбо!
Это был Колин. Он остолбенел от изумления, но уже через мгновение бежал к нам. Схватив меня за ворот, резко дернул, я откинулся на него. Джимбо вывернулся, и, когда он уже вставал, Пио метнулся вперед и вонзил зубы ему в шею. Джимбо оторвал его от себя и бросил на пол, затем ринулся на меня, готовый нанести удар в голову. Я стоял на коленях, поэтому всем корпусом упал ему в ноги, он потерял равновесие и покачнулся. Колин толкнул меня к дивану.
Лицо Джимбо побелело от злости. Он снова рванулся ко мне, но Колин обхватил его руками и закричал:
Прекрати, идиот! Прекрати, тебе говорят!
Струйка крови текла у Джимбо по шее из того места, куда его укусил Пио, глаза горели дикой, безумной злобой. Он бешено отшвырнул Колина и кинулся ко мне, но в эту секунду зазвонил телефон. Резкий переливчатый звук заставил всех замереть.
Джимбо ошалело пятился, пытаясь осознать происходящее. Колин уже готов был взять трубку, но тут дверь отворилась, и на пороге появилась Дорис.
Давай я возьму, сказала она.
Дорис! в трубке звучал пронзительный, неприятный женский голос. Дорис Уэллз, куда вы все подевались?! Я вам названиваю, названиваю, а вы все разом куда-то сгинули! Мы здесь с Эстер и Энди, думаем, вы не против, чтобы мы к вам заехали искупнуться и...
Боюсь, сегодня не получится. У нас...
Да мы вам не помешаем! Заедем, искупнемся и...
Вызовите полицию! закричал я, перебивая ее. Голос мой звучал ясно. Вызовите немедленно, кто бы вы ни были! Позвоните следователю Тому Рай...
Секунду никто не реагировал на мои слова, но лишь секунду. Затем Колин подскочил ко мне и заткнул рот руками. Но в тот момент, когда его руки коснулись моего рта, я быстро перекатился по дивану, и он, перелетев через меня, рухнул на пол. Я бросился на него и воткнул колени ему в живот.
Дорис швырнула трубку на рычаг.
Идиоты! орала она. Хоть что-нибудь можете сделать нормально?!
Колин Уэллз поднялся с пола. Некоторое время он отряхивался, затем начал распоряжаться:
Дорис, неси высокие стаканы. Три-четыре пусть будут наполовину налиты. Нужно несколько сигарных окурков... Воткни их во все пепельницы. Надо, чтобы все выглядело так, будто здесь была вечеринка. Потом приведешь Белл. Необходимо покончить со всем прямо сейчас, здесь.
Пио лежал там, куда его бросил Джимбо, и его твердый ясный взгляд был устремлен на меня. Казалось, он хочет мне что-то сказать. Дорис засуетилась, приводя в порядок комнату. Затем вышла и всего через несколько минут вернулась с Белл. На щеке у девушки краснел рубец, подбородок был оцарапан. Ее сильно ударили и не раз.
Однако, посмотрев на нас, она улыбнулась, и я улыбнулся ей в ответ. Колин, не теряя времени, положил перед ней лист бумаги и произнес:
Белл, мы покупаем твое ранчо, подпиши.
И не подумаю, ответила она спокойно.
У тебя нет выбора, Белл. Мы слишком долго ждали, больше ждать не желаем.
Не уступайте им, Белл, сказал я. Это убийцы, потомки нескольких поколений убийц. Все, что вы здесь видите, стоит на земле, украденной у вашей семьи.
Колин подождал, пока я закончу, затем изрек:
Все это уже не имеет значения. Подпиши, и мы тебя отпустим.
Они подошли вплотную к Белл, все их внимание было сосредоточено на ее фигуре и листе бумаги.
Я перевел взгляд на Дорис. Она стояла сбоку и смотрела не на Белл, а на меня. Я знал, о чем она думает. Снова телефон, и снова призыв о помощи, но на сей раз с ранчо Уэллза, а не Сьюарда. Причем во второй раз призыв был услышан.
Я понятия не имел, кто была та женщина на другом конце провода, но нетрудно было догадаться, что она из разряда болтливых и до сих пор пересказывает окружающим услышанное. Она могла даже вызвать полицию. К тому же, судя по разговору, она производила впечатление дамы, которая в случае расследования с удовольствием выступит в качестве свидетеля.
Дорис, видимо, колебалась, и у меня сложилось впечатление, что она уже предала Колина. Сейчас она обдумывала, как бы ей выпутаться, не потеряв всего. Подсказывая ей выход, я приподнял связанные сзади руки. Дорис как бы невзначай обошла вокруг стола, остановилась около меня, а затем прошла рядом. Проходя, она сунула что-то мне в руки. Я спрятал этот предмет... Это была пилка для ногтей.
Колин, сказала Дорис. У нас нет на это времени. Ты же знаешь Хейзл, она уже на полпути сюда. Убери их. Спрячь, пока она не уедет.
Он посмотрел на нее, обдумывая эти слова, потом сказал.
Правильно. Мы запрем их в старом форте. Стены там толстые, и он довольно далеко, так что кричите сколько хотите, никто вас не услышит, а Белл может подписать бумагу и там.
Нас резко поставили на ноги и, толкая в спину, погнали на улицу, затем через двор. Рип Паркер стоял перед бараком и смотрел на меня с иронической ухмылкой. Вот и все, что я увидел, когда меня тащили мимо освещенного входа.
Тяжелая дощатая дверь старого форта была открыта, и нас втолкнули внутрь.
Подумай о нашем предложении, Белл, сказал Колин. Как уладим все, сразу вернемся.
Они ушли.
Секунду мы стояли молча, не шевелясь. У меня не было иллюзий относительно того, что произойдет, как только Белл подпишет бумагу, да и в случае, если не подпишет.
Несмотря на весь опыт партизанской войны, мы попали в западню, нас взяли как двух мальчишек. И вот, связанные, мы ждем, когда нас прикончат.
Дорис зашла так далеко, как только могла. Она дала мне пилку для ногтей и собиралась использовать этот факт при случае в свою пользу. Теперь у нее был путь к спасению. Если все закончится провалом и ее будут судить, она сможет сказать, что боялась мужа, боялась пойти против него, но сделала все, что в ее силах, и снабдила меня средством к спасению. Она добилась чего хотела, у нее есть смягчающее обстоятельство... Однако, несомненно, ей было наплевать, выберемся мы или нет. Я придвинулся к Пио и прошептал:
У меня есть пилка для ногтей.
Много времени уйдет, пробурчал он.
Сунув пилку ему в руки, я сказал:
Давай поработай, мне в голову пришла идея.
В форте было темно, пахло плесенью, как в любом давно не проветривавшемся помещении.
Белл, вы когда-нибудь бывали здесь раньше? Что здесь хранилось?
Обрывки старой упряжи, одно-два старых седла, мешки из-под зерна... Всякий хлам.
Снаружи на дверь навесили замок. Я слышал, как его запирали. Дверь была сделана из толстых досок и укреплена с обеих сторон прибитыми крест-накрест брустьями. Если даже мы освободимся от веревок, все равно будем заперты. А стены каменные, толстые и прочные. Я был уверен: что бы ни собирались с нами сделать, сделают это скоро. Они не могли позволить себе ждать, нельзя было вызывать подозрений.
Все это, понятно, им порядком надоело, к тому же они грешили самоуверенностью и работали топорно.
Когда они приступили к осуществлению своего плана, дело казалось совсем простым. Я гость, у них нет видимых причин убивать меня... Просто произойдет несчастный случай. Горожанин, попытавшийся проехаться на лошади по горным тропам. Они не догадывались, что я опытный наездник, и не предусмотрели ту роль, которую здесь сыграет Пио.
Теперь я собирался проделать то, что с легкостью проделал бы десять лет назад. Но я всегда поддерживаю форму и сейчас тоже достаточно гибок, поэтому рассчитывал, что у меня получится. Они связали мне запястья довольно крепко. Будь веревки хоть на дюйм выше, у меня не было бы ни малейшего шанса осуществить задуманное. Слава богу, у меня узкие бедра, что тоже немаловажно.
Встав на колени, я как можно ниже опустил вдоль тела связанные сзади руки, затем начал протискивать зад между ними. Руки у меня довольно длинные для моего роста, и тем не менее было невероятно трудно. Наконец через несколько минут мне все же удалось протащить руки под колени. Перевернувшись на спину, я подтянул колени к подбородку и просунул ступни между руками. И вот мои запястья оказались передо мной.
По телу струился пот, некоторое время я не мог отдышаться, а затем начал развязывать узлы зубами. Через несколько минут я был свободен. Затем подошел к Пио, который уже частично перепилил веревку. Просто разорвав ее, я освободил его руки, а потом развязал и Белл.
Ну, что теперь? спросил Пио. Вырвемся мы отсюда, а там охранник.
Тут мы услышали, как к воротам подъехала машина, затем шум мотора переместился во двор ранчо. Свет фар скользнул по стене форта и сквозь маленькие бойницы проник внутрь. Это позволило мне оглядеться.
Белл назвала лежащие здесь вещи хламом. Тут были обрывки сбруи, рваные ботинки, старое седло, которым явно не пользовались многие годы, деревянная бадья, наполовину заполненная всяким барахлом, которое всегда скапливается на любом ранчо и в котором время от времени копаются, чтобы отыскать вещь, нужную, чтобы что-нибудь починить. Всякие там гайки, болты, шурупы, ржавые петли.
Кэп, вдруг окликнул меня Пио, может, через крышу попробуем?
Крыша? Я попытался вспомнить, что говорилось в дневнике о крыше. Было там вообще что-нибудь о крыше?
Белл, из чего крыша? Каменная, деревянная или какая-нибудь еще?
Она немного помолчала, а затем ответила:
Извините, Дэн, не знаю. Я ходила или проезжала мимо сотни раз, но ничего не могу про нее вспомнить.
Ну-ка, подсади меня, кэп, попросил Пио.
Я дотянулся до него в темноте и нащупал его плечо, затем сложил руки замком, чтобы он мог поставить ногу. Пио потрогал мои руки, определяя, где они, и поставил ногу мне на ладони. Я подтянул его вверх, и он, слегка подпрыгнув, достал рукой до потолка.
Бревна, сказал он, расколотые пополам бревна.
Некоторое время он стоял вытянувшись, на плечи мне сыпалась труха, затем произнес:
А сверху земля.
Он спрыгнул вниз.
Ну, что думаешь, кэп?
Старые бревна... если их пробивали, то костыли могли проржаветь... Уже неплотно сидят, если крышу не перестилали.
Должна поддаться.
Рискнем, согласился я. Если охранник рядом, он может услышать, войдет и помешает нам, а если нет, у нас есть шанс выбраться.
Ну, теперь уж точно, как в Корее, а?
Хм. Давай, забирайся на плечи, скомандовал я. Нащупаешь плечами слабую плаху, скажи, вместе надавим.
Нам не везло. Мы начали обследовать потолок от стены и давили на бревна изо всех сил: но то ли земли было навалено слишком много, то ли костыли еще держали крепко. Прошли еще раз, затем третий. Обследовали всю площадь потолка, испробовали каждую плаху, каждый фут крыши.
Вдруг к нам стал пробиваться свет. Пио спрыгнул на пол.
Что это? прошептал он.
Белл выглядывала в одну из бойниц.
Свет зажгли над бассейном. Хейзл действительно собирается купаться.
Вода холодная, заметил я.
Бассейн с подогревом, Дэн. Она посмотрела еще некоторое время. С ней Эстер Карнз. Я хорошо знаю эту парочку, они не уйдут, пока не выяснят, что происходит. Никогда бы не подумала, что придет день, когда я буду рада, что они рядом. Во всей Аризоне не сыщешь более неприятных дам.
Что же они с ними общаются?
Эстер Карнз, ответила Белл, дочь окружного комиссара. И сама тоже увлекается политикой.
Рядом с дверью под сапогами захрустел гравий, мы затихли, выжидая и прислушиваясь. Через некоторое время шаги удалились, и мы тут же снова начали пробовать, не поддастся ли крыша. Вдруг пронзительно скрипнул ржавый костыль, мы затаили дыхание.
Снаружи послышался топот бегущих ног, он стих у самой двери, Пио выдохнул прямо мне в ухо:
Получается, кэп! Давай еще разок!
Человек снаружи крадучись обошел вокруг форта, затем шаги медленно удалились.
Сейчас? спросил я.
Почему бы нет?
Я подсадил его. Пио уперся плечами.
На счет три, прошептал он.
Я приготовился, слегка согнув ноги в коленях.
Раз, два, три.
Мы дружно начали, и плаха отошла. Посыпалась земля, застучали об пол мелкие камешки, затем через прямоугольное отверстие мы увидели темное небо, усеянное звездами. Внутрь форта ворвалась струя свежего воздуха. Пио ухватился за края пролома и протиснулся в узкую щель. Для меня нужен был пролом пошире.
Пио просунул голову внутрь форта через дыру.
Белл, вы пролезете, а Дэн нет.
Давайте вы первая, обратился я к ней. Потом я расширю щель.
Как вы туда один залезете? Слишком высоко.
Подпрыгну и ухвачусь за края. Лезьте.
Она не стала терять время. Я помог ей, а Пио вытащил Белл сквозь узкое отверстие.
Пио, убери ее отсюда... Куда-нибудь подальше.
Он фыркнул:
Будь спокоен, парень.
Пио ощупал края проделанной нами дыры. В одной из плах была трещина, возможно, из-за ржавого костыля, и ее удалось выбить. Теперь Пио пытался отодрать еще одну плаху.
Не возись, смывайтесь, сказал я.
Они могли попасться, тогда все было бы бессмысленно. А если бы им удалось выбраться, привести помощь... Хоть бы поднять шум, чтобы началось расследование.
За дверью послышались шаги... Снова захрустел гравий под сапогами.
Эй, вы там, заткнитесь, раздался громкий шепот. А то сейчас войду и как дам прикладом в зубы.
Вдруг я услышал хрип, тяжелое дыхание, шум короткой, но отчаянной борьбы. По стене громко заскребли чьи-то каблуки, потом звук стал слабеть... Все стихло.
В потолочном проломе появилась голова:
Ну, прям как в Корее, кэп. Сейчас двери открою.
Когда дверь распахнулась и я вышел наружу, мы с Пио подняли с земли человека и внесли его внутрь. Я очень надеялся, что он только потерял сознание. Однако, зная Пио, я не был особенно в этом уверен.
На, Пио сунул мне в руки револьвер и пояс с патронами, себе я винтовку взял.
Когда мы закрыли дверь и заперли ее снаружи, я огляделся и спросил:
Где Белл?
Он фыркнул.
Смелая девчонка, туда пошла, он показал в сторону бассейна.
Что!?
Пошла рассказать Хейзл обо всем. Прямо на глазах у них. Хочет попроситься, чтоб ее отвезли в город.
Подлинная смелость этого поступка поразила меня, но затем я вспомнил все, что уже случилось.
Они не выпустят ее, Пио. А если она и уйдет, то ее объявят сумасшедшей.
Мы стояли и думали, что делать, наблюдая за ее удаляющейся стройной фигурой. Белл была почти у бассейна. Крадучись, мы пошли за ней.
Дорис стояла рядом с водой в белом бикини, там же был и Колин. Белл вела себя безумно смело. Она вышла к ним из темноты. Колин подскочил, как будто в него попала пуля.
Хейзл, ты не отвезешь меня в город? спросила Белл. Мне срочно нужно ехать.
Но мы только что залезли в воду, запротестовала Хейзл. Я только купальник намочила.
Мне нужно срочно ехать, настойчиво повторила Белл.
Не говори глупостей, как бы между прочим сказал Колин, пусть поплавают. В последнее время ты стала слишком беспокойной, здесь на свежем воздухе тебе будет лучше. (Должен признать, он быстро соображал. ) Мы о тебе позаботимся. Зачем тебе в больницу, какая бы она ни была хорошая.
Хейзл взяла купальный халат, а Эстер Карнз подплыла к лестнице и вылезла из бассейна.
В чем дело?
Да Белл что-то сдала в последнее время, очень нервная, сказал Колин мягко. Боюсь, после смерти сестры она чересчур подавлена и несколько не в себе.
Моя сестра не умерла, возразила Белл, ее убили. Вы и меня хотели убить... И Дэна Шеридана.
Дэна Шеридана? Писателя? взволнованно спросила Эстер Карнз. Да это любимый автор Дика.
Колин встал, видимо переменив решение. Вел он себя совершенно непринужденно.
Хейзл, а почему бы тебе не сделать, как она просит? Пойди ей навстречу, хуже не будет, отвези ее в город... Только следи, чтобы она не причинила себе вреда.
Белл с удивлением взглянула на него. Я тоже был изумлен и озадачен.
Так ты меня отпускаешь? вскричала она.
Конечно, отпускаю. Хейзл, ты сделаешь всем нам большое одолжение, если увезешь ее. Это одна из причин, почему мы колебались стоит ли вам приезжать. Вчера у нас здесь была вечеринка, и некоторые гости стали звонить разным людям... в другие города, за мой счет... и говорить всякие глупости. С самого детства мы не играли в такие игры! Помнишь, мы звонили посреди ночи совершенно незнакомым людям? Думаешь, они уже выросли из этого возраста? Признаюсь, все это затеял Джимбо, но...
Неправда, прервала его Белл. Он врет.
...Белл слегка разволновалась и начала верить во всякую ерунду что ее хотят убить и все такое. Что же касается гибели ее сестры, то, как ты знаешь, мой брат Оки тоже погиб.
Должен признать, он был на высоте, я не думал, что он способен так держаться. Он все сглаживал и имел вид совершенно спокойного разумного человека.
На твоем месте, Хейзл, если Эстер не возражает, я бы отвез ее в город, пока она не передумала.
Он что, спятил? прошептал Пио. Да если она доберется до города и расскажет все, что знает, здесь будет полно полицейских!
Да, конечно! воскликнула Хейзл. Рада буду помочь. Бедняжка Белл! Посиди секундочку, мы сейчас оденемся и придем.
Они ушли, а Белл тихо спросила:
Чего ты хочешь этим добиться? Ты же знаешь, никто в это не поверит.
Она встала, чтобы пойти в дом. Тут Колин снова заговорил:
Напротив, поверят. А теперь поезжай с Хейзл, сказал он. Тебе не о чем беспокоиться.
До самого этого момента Джимбо молчал.
Колин, обратился он к брату, ты же не хочешь ее отпустить?
Да нет, как раз хочу! голос его звучал радостно. Все очень хорошо устраивается. Он оглянулся. Марк, машина Сьюарда до сих пор там стоит?
Да, ответил Марк, находившийся тут же.
Знаешь старую Горелую Дорогу, которая выходит на шоссе у ущелья Бишопа? Если ты сейчас поедешь, то успеешь поставить на ней машину. Только погаси огни.
Марк Уилсон достал из кармана пачку сигарет, щелчком выбил одну. Неспеша прикурил, а затем что-то сказал, но я не смог разобрать что.
Так будет лучше. Помни, погаси фары и чтоб никакого столкновения.
Они еще немного побеседовали, но я не смог расслышать о чем, до меня явственно донеслись лишь одно-два слова.
Мы отошли подальше, и, когда они уже не могли нас слышать, я спросил Пио:
Что это за Горелая Дорога? Ты знаешь, где она?
Ы-гы.
Я не понял, что он затевает, зачем их отпускает, если потом все равно собирается схватить? И почему так далеко? Это за пределами ранчо, не так ли?
Точно.
Что там? На этой старой Горелой Дороге?
Ничего. Ничего там нет. В том районе был лесной пожар... много лет назад. Дорогу закрыли... Это скорее даже просека. Там трудно проехать и на лошади.
Некоторое время мы молча смотрели на дом. Марк Уилсон и Джимбо ушли. Затем послышался шум мотора. Джимбо вернулся и сказал что-то Колину.
Белл вышла из дома, она молча шла рядом с Хейзл. Все три женщины сели в большой автомобиль. Колин тихо стоял, наблюдая, как они уезжали.
Кэп, нам надо выбираться отсюда. Рано или поздно кто-нибудь заглянет в форт.
Мы поднялись и направились к форту, обогнув его, затем остановились.
Не нравится мне это, Пио, что-то не так, Колин не допустит, чтобы она попала в город и все рассказала. На это он не пойдет.
Но он же ее отпустил.
Тут меня осенило:
Пио, что там в горах? Я имею в виду, там, где эта дорога упирается в шоссе?
Там сплошные скалы. А прямо... не хотел бы я ехать по этой дороге в темноте. Трудновато повернуть, не повернешь полетишь с обрыва и готов, там добрых две сотни футов.
Или полетит тот, кто едет по главной дороге, сказал я. Предположим, в темноте машина на полном ходу выскочит с этой самой Горелой Дороги, что ты будешь делать?
Нажму на газ.
А если это будет неожиданно? Сможешь отвернуть?
Не стал бы и пробовать. Там обрыв, кэп. Нет места, чтобы отвернуть. Если на этой узкой дороге повернешь руль, то полетишь вниз. Если хорошие тормоза и быстро их выжмешь до отказа, то, может, остановишься, но не гарантирую.
То-то и оно. Они задумали прикончить всех троих. Если погибнут все, то не возникнет подозрений, что покушались на одну Белл.
Совсем спятили.
Внутри у меня все оборвалось. Белл погибнет, а я стоял рядом и позволил ей уехать. Я-то радовался, что она уедет с этого ранчо вместе с другими людьми, вместе с женщинами, которым Колин не осмелится вредить и у которых он не хочет возбуждать подозрений. Мне и в голову не приходило, что он задумал убить всех троих, чтобы покончить с Белл. Теперь уже я ничего не мог сделать.
Глава 11
Пио пошел вперед, я за ним. Бросив взгляд на дорогу, я увидел на некотором расстоянии автомобильные огни, они удалялись на юг.
Почему они едут на юг?
Кэп, дорога делает большой крюк. Ты что, не помнишь, ты ж сюда ехал на машине. Должен был увидеть ранчо с перевала, а шоссе затем огибает гору.
Я схватил его за руку:
Пио! А прямо через горы дорога есть? Можем мы туда добраться первыми?
Лошади! он рванулся и побежал.
Тут я вспомнил, что обычно верховых лошадей держат в нижнем коррале, подальше от ранчо, в долине. В верхней корраль лошадей приводят только тогда, когда кто-то собирается ехать верхом.
Мы проезжали мимо нижнего корраля, когда отправлялись в горы, и я видел в нем лошадей. Там же, как я заметил, была будка для сторожей. Пио замедлил свой бег, он тяжело дышал. Я спросил:
Там в будке есть кто-нибудь?
Он посмотрел на меня.
Там живут Флойд Рис с Дэдом Стайлзом.
В темноте мы подползли к корралю. Под навесом лежали седла. Пио поднял лассо и быстро пошел к загону для лошадей. Он поставил ружье у ворот и нырнул между жердями. Лошади шарахнулись, затем топот копыт прекратился, я услышал, как Пио сказал тихо: «Поймал!»
В будке загорелся свет. Лошади снова заметались по загону, напуганные незнакомцем, который подошел к ним ночью без фонаря. Дверь отворилась, из будки вышел человек, в руках он держал электрический фонарик.
Кто здесь?
Иди, Стайлз, проходи, проходи. Я не хочу тебя убивать.
Ты, что ль, писака чертов? Гад!
Он бросил в меня фонарь, и я увидел, как в темноте блеснул ствол револьвера, вынимаемого из кобуры... Я отскочил и выстрелил. Он согнулся пополам и упал на колени. Я подошел к нему и выбил из его руки револьвер. В эту секунду темноту ночи пропорола струя пламени, вырвавшегося из револьверного дула, стреляли из двери будки. Рванувшись вправо, я бросился на землю, и в тот момент, когда мое тело коснулось почвы, я выстрелил. Промахнулся и снова выстрелил.
Пуля ударила во что-то, видимо, в дверной косяк, затем ниже луча света от упавшего фонарика я увидел Риса, он выскочил из двери. Я дал ему пробежать несколько метров и снова нажал на курок. Рис плашмя бросился на землю и ударил из винтовки. Пуля просвистела мимо он метился в направлении корраля. Я выждал, прицелился в то место, где, как мне казалось, он залег, и нажал на спуск на долю секунды раньше, чем он. Снова струя пламени прорезала ночь. Пуля прошла слишком высоко. Я выстрелил еще раз, от корраля прогремела винтовка Пио. Послышалась стрельба со стороны дома, кто-то бежал.
Подошел Пио, держа в поводу двух лошадей. Я вскочил в седло и развернул коня. Когда я это проделывал, Флойд Рис поднялся с земли, держа револьвер двумя руками. Быстро пригнувшись к гриве коня, я выстрелил прямо ему в грудь. Уже развернувшись, я хотел выстрелить еще раз, но раздался лишь сухой щелчок барабан был пуст.
Пио с бешеной скоростью мчался впереди. Сзади раздавалась винтовочная пальба, но она была бессмысленной, нас заслоняли валуны, к тому же было темно.
Пио внезапно свернул с дороги и поскакал вверх по скалистому крутому склону сквозь кусты и деревья. Здесь не было тропы во всяком случае, я ее не видел, хотя тропы в такой местности обычно слегка белеют в ночи. Держась вплотную к Пио, я вытащил из ремня патроны и перезарядил револьвер. Мой товарищ скакал быстро, казалось, он видит в темноте, как кошка. Пио легко находил дорогу среди валунов. Его лошадь скользнула вниз на дно оврага, вскарабкалась по круче наверх, и он погнал ее галопом по длинному склону холма. Машин не было видно, правда однажды, когда лошади замедлили бег на крутом спуске, мне показалось, что я услышал шум мотора.
Уилсон, должно быть, отключил мотор, как только отъехал от дома, и его джип ехал вниз накатом, пока он не свернул, так что женщины в машине не могли знать, что он тоже выехал.
Нетрудно было представить себе всю сцену, как ее спланировал Колин. Три женщины... Хейзл, которая, мягко говоря, нервничает за рулем... Они разговаривают. Хейзл и Эстер переживают по поводу девушки, которая сидит рядом с ними, а Белл пытается им растолковать, что же в самом деле случилось на ранчо. На дороге нет других машин, и они полностью поглощены разговором.
И вот внезапно сверху их ослепят огни фар, и всего в нескольких метрах они увидят машину, несущуюся вниз с горы. Инстинктивная реакция повернуть руль, чтобы избежать столкновения... А места для поворота нет, как говорит Пио. Поворот руля... Крутой склон... Падение. Страшный грохот, затем тишина, может быть, столб пламени. В каком-нибудь удобном месте Марк Уилсон спустится вниз и удостоверится, что дело сделано, а если кто-то останется в живых добьет.
Поскольку, как они думали, мы заперты, это могло показаться им простейшим выходом из положения. Потом нас можно вывести и прикончить в каком-нибудь другом месте, несомненно попытавшись создать впечатление, будто известный бандит Пио убил меня.
Но мы-то свободны, и они уже узнали об этом.
Пио натянул поводья, давая лошади короткую передышку.
Далеко еще? спросил я.
Он показал рукой через низину, лежавшую перед нами у подножия темной громады горы. Низина, как черное озеро, тянулась к югу. Наши глаза привыкли к темноте, и при свете звезд мы довольно ясно видели ландшафт.
Горелая Дорога там, сказал Пио.
Он пустил лошадь вскачь, я последовал за ним. Теперь мы уже явственно слышали рокот мотора. Это был джип. Двигатель ревел и рычал на крутом подъеме, Затем шум стих. Джип занял свою позицию. Западня приготовлена.
Вдруг мы заметили внизу на дороге слабый свет фар. Автомобиль Хейзл приближался на хорошей скорости. Мы пришпорили лошадей и сломя голову понеслись по горам. Лошади выскочили на дорогу всего в нескольких метрах перед капотом машины. Когда автомобиль затормозил, я рванул дверцу и, подвинув плечом Хейзл, сел за руль. Она подняла было крик, но я уже завел мотор. Если бы мы остановились и попытались их убедить, они ни за что не поверили бы нам. Им нужно было своими глазами увидеть ловушку, в которую они готовы были угодить.
Колин решил вас всех убить, сказал я. Марк Уилсон поджидает вас в джипе на Горелой Дороге, хочет сбросить вас в пропасть.
Белл шумно вздохнула, но Хейзл не поверила.
Молодой человек, кто бы вы ни были, я...
Автомобиль выехал на прямой участок, и впереди, там, где Горелая Дорога выходила на шоссе, я увидел белеющее пятно. Я продолжал ехать и в тот момент, когда до Горелой Дороги оставалось всего несколько ярдов, нажал на газ. Автомобиль рванулся вперед, справа резанул глаза ослепительный свет фар, и вниз с горы с ревом понесся джип. Мои руки крепче сжали руль, нога давила педаль газа, и мы промчались мимо. Было слышно, как что-то с грохотом пронеслось сзади, затем отчаянный скрежет колес по гравию это Марк Уилсон пытался вписаться в поворот... Но я уже понял, что ему это не удалось, быстро, как мог, затормозил, а затем медленно подал машину назад.
С трясущимися руками я вышел из автомобиля. За краем пропасти потрескивало пламя. Послышался глухой взрыв огонь добрался до бензобака и снова треск огня.
Пио был здесь же, верхом на лошади, в руках он сжимал ружье. Даже он был потрясен.
Ему почти удалось, кэп. Почти удалось.
Белл стояла рядом со мной, ее рука стиснула мне предплечье, сильно, почти до боли. Хейзл вышла из машины, она была не из слабонервных.
Вы, вероятно, Дэн Шеридан. Я видела вашу фотографию. Это действительно был Марк Уилсон? Подумать только, ведь он бывал в моем доме! Что же здесь происходит в конце концов?
Все дело в ранчо, объяснил я. В действительности оно принадлежит Белл. Я пытался разузнать о судьбе братьев Туми, а Уэллз и его компания боялись, что всплывет вся правда.
Пио подъехал ближе.
Кэп, обратился он ко мне, они за нами охотятся.
1 2 3 4 5 6 7 8