А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Ты ее видел?
– О да. – Серые глаза Люка засверкали. – Она настоящая красотка. Не забудь, что это деловая встреча.
– Буду помнить. Ты подготовил для меня папку со всеми данными?
– Да, вот она. – Люк указал на стол.
– Итак, мы летим в среду утром на поле? – спросил Чейз.
– Да. Увидимся завтра, Чейз.
Когда Люк ушел, Чейз взял со стола папку и стал просматривать данные, касающиеся отеля. Посмотрев в окно, он подумал о новом месторождении нефти на участке земли, который он приобрел. Его состояние увеличится. Здесь, в этом тихом, малонаселенном районе, скоро рекой потечет нефть. Он вспомнил о пари, которое заключил со своими кузенами. Благодаря этому месторождению он сможет его выиграть. Закрыв папку, вышел из номера и постучал в дверь Лорел.
Когда она ему открыла, его сердце учащенно забилось. Она распустила волосы, и они заструились по ее плечам шелковым покрывалом. Простое элегантное платье подчеркивало достоинства фигуры.
– Вы великолепно выглядите, – произнес он хриплым голосом.
– Спасибо. – Лорел улыбнулась ему. – Заходите. Я сейчас только выключу компьютер.
Пока она шла к столу, Чейз любовался ее крутыми бедрами, плавно покачивающимися при ходьбе. Он представлял себе, как расстегивает молнию у нее на платье и медленно спускает с плеч тонкую ткань.
Вернувшись, Лорел улыбнулась ему.
– У нас будет деловой обед или мы проведем вместе вечер ради удовольствия? А может, и то и другое?
– Находиться рядом с вами – уже удовольствие, – сказал Чейз.
– Если хотите, мы можем сначала спуститься в бар и выпить за счет заведения. Затем за обедом поговорим о делах.
– Забудьте о делах. Просто покажите мне отель. – Меньше всего он сейчас думал о работе.
Пропуская Лорел вперед, он вдохнул легкий аромат ее блестящих волос.
– Расскажите мне об отеле, – попросил он, когда они сели в лифт.
– Первое здание отеля построил мой прапрадед в тысяча восемьсот девяностом году. Биллингс был основан раньше Афин, и железная дорога проходила там. Позднее была проложена ветка из Биллингса в Афины. У нас здесь также есть река, – произнесла она, глядя на него широко распахнутыми голубыми глазами. – Затем старое здание сгорело, и в тысяча девятьсот втором году на его месте было построено это. Два года назад мы с отцом сделали капитальный ремонт и сменили меблировку. Вот и вся наша история.
– История отеля, но не Лорел Толсон. Я хотел бы узнать вашу.
– В ней нет ничего особенного. Я выросла в Монтане.
– Я тоже.
– Правда? – удивилась она. – Я думала, вы из Техаса.
– Сейчас я живу в Хьюстоне, но вырос на ферме неподалеку от Диллона.
– В этой части штата очень красиво. Значит, у нас с вами есть что-то общее. Я росла и в городе, и на ранчо. Землю, которой мы владеем сейчас, приобрел еще мой прапрадед. Так что ранчо принадлежит уже нескольким поколениям нашей семьи.
– Вы живете в отеле или на ранчо?
– Я, как и вы, в основном живу в Техасе. У меня в Далласе собственное дело. Я ландшафтный архитектор. Сад возле отеля проектировала я.
– Позже мы туда сходим, а сейчас я хочу посмотреть отель.
Выйдя из лифта, они прошли в бар с приглушенным освещением и большими зеркалами на стенах, отделанных панелями из древесины грецкого ореха. На резных столиках стояли светильники. В противоположном конце помещения был небольшой танцпол. Все увиденное им на данный момент превзошло его ожидания. Он и не надеялся увидеть что-то подобное в маленьком провинциальном городке.
Когда они сели за столик в углу, Чейз посмотрел на свою спутницу. Ее кремовая кожа мерцала в тусклом свете. Его взгляд задержался на ее губах. Интересно, какие они на вкус? Он дал себе слово, что узнает это до конца вечера.
– Я заметил, здесь есть танцпол. Когда включают музыку? – спросил он.
– Каждый вечер после восьми. У нас свой маленький оркестр. В основном он играет всеми любимые композиции, а также рок и кантри.
– В таком случае давайте вернемся сюда вечером и потанцуем. А пока расскажите мне побольше об отеле и о городе.
В этот момент подошел официант и прервал их разговор.
– Чейз, позвольте мне представить вам Трея, который с нами уже давно, – сказала Лорел. – Когда вы или ваши сотрудники захотите сюда заглянуть, он позаботится о том, чтобы вас обслужили по высшему разряду. – Она обратилась к своему служащему: – Трей, это мистер Беннетт. Он наш гость.
– Добро пожаловать в «Сандаун-бар», – сказал Трей. – Вот карта вин и напитков. – Он положил перед каждым из них по черной папке.
Лорел заглянула в свою, хотя знала ее содержимое наизусть. Она отложила ее в сторону, когда Чейз закрыл свою.
– Итак, что бы вы хотели узнать о нашем городе? – спросила она.
– Откуда ваши постояльцы? Они здесь проездом или, может, проводят отпуск? В вашем городе есть что-то особенное, что привлекает людей? – произнес Чейз, глядя на ее декольте. Ему так хотелось запустить пальцы под вырез платья, ласкать ее нежную кожу.
– Туристов привлекают рыбалка, охота и родео.
– Я заинтересован в том, чтобы мои служащие жили в комфортных условиях и их хорошо кормили.
– Думаю, сегодня вечером убедитесь, что у нас отличная кухня. Мой отец всегда тщательно подбирал шеф-поваров и платил им большие деньги, чтобы удержать.
– Для хорошего специалиста никаких денег не жалко, – согласился Чейз. – А теперь расскажите о себе.
– Уже рассказала, – ответила Лорел, и он покачал головой. – Рассказывать особенно нечего. Мой отец в больнице, а бабушка и две младших сестры живут на ранчо.
– Не возражаете, если я спрошу, почему вы продаете отель? – Она отвернулась, и Чейз накрыл ее ладонь своей. – Я понимаю, это для вас больная тема, так что не обращайте на меня внимания.
Лорел улыбнулась, и у него потеплело на душе.
– Если вы решили купить отель, вы имеете полное право задать этот вопрос. Сами понимаете, могут поползти разные слухи.
– Для этого есть причина?
Она покачала головой.
– Нет. Я продаю отель из-за болезни отца. Он сейчас в коме. Даже если он выздоровеет, то не сможет управлять ранчо и отелем как раньше. Бабушка заботится о моих сестрах, но возраст уже дает о себе знать.
– Значит, семья для вас на первом месте, – заметил Чейз, вспомнив свой недавний разговор с Люком. Обычно он избегал женщин вроде Лорел Толсон. Она была создана для брака, а он, имея перед глазами печальный пример своих родителей, бежал от подобных обязательств. – Ради родственников вы жертвуете собственными интересами.
– Да, семья для меня самое главное. – Ее голубые глаза неистово засверкали. – Я взяла на себя ответственность за своих родных и собираюсь поддерживать их материально.
Последние слова были произнесены с горечью, и Чейз подумал о ее разорванной помолвке. Может, Эд Уорнум предложил управлять ее финансами, а она отказалась, и это внесло разлад в их отношения. Эта женщина была независимой. Он мог себе представить, как она отклоняет еще более возмутительные предложения.
– Это достойно похвалы, – ответил Чейз, не сводя глаз с ее пухлых губ. Он всегда ясно давал понять женщинам, что ему не нужны обязательства, но с этой хотел заняться любовью, несмотря на их диаметрально противоположное отношение к семейным ценностям.
– То, что я буду делать дальше, целиком зависит от состояния здоровья моего отца. Если дела пойдут хорошо, я смогу купить для бабушки и сестер жилье в Афинах или перевезу их к себе в Даллас. Мой бизнес процветает, и я не хочу его оставлять. В крупном городе возможностей больше, чем здесь.
– Это верно, – заметил Чейз и замолчал, так как в этот момент вернулся Трей с прохладительными напитками. Когда они снова остались одни, он наклонился вперед и посмотрел на ее безымянный палец без кольца. – Как давно закончилась ваша помолвка?
Лорел выглядела удивленной.
– Месяц назад. Вижу, вы навели обо мне справки.
– Надеюсь, вы не злитесь на всех мужчин.
– Нет, – ответила она, улыбаясь.
– Это хорошая новость. В вашей жизни еще не появился новый мужчина?
– Упаси боже! На самом деле я слишком занята для этого. Каждый день я провожу несколько часов в больнице с отцом. Мы наняли для него сиделку, но постоянно его навещаем, хотя он и не знает об этом.
– Мне очень жаль.
Встретившись с ним взглядом, она кивнула.
– В будни я присматриваю за отелем, а выходные провожу на ранчо с семьей. В этот раз мне пришлось остаться здесь.
– Это звучит эгоистично, но я рад. Впрочем, мне жаль, что из-за меня вы не увиделись с бабушкой и сестрами, – сказал Чейз, легонько коснувшись ее руки. – Я даже не предполагал, что мне так понравится Монтана.
– Если хотите, я могу устроить в отеле прием и познакомить вас с жителями города.
– Это было бы чудесно, поскольку большую часть следующего года мы планируем провести здесь. Надеюсь, вы в ближайшее время не вернетесь в Даллас.
– Не бойтесь, этого не произойдет.
– Кто присматривает за вашим бизнесом, пока вы здесь? – спросил Чейз, снова глядя на ее губы. Он не мог дождаться восьми часов.
Трей вернулся с бутылкой охлажденного вина, и Лорел отдернула свою руку. Попробовав вино, Чейз одобрительно кивнул и попросил официанта наполнить бокалы.
Когда они снова остались одни, он произнес тост:
– Предлагаю выпить за прекрасных женщин Монтаны, особенно за ту, которая сейчас рядом со мной.
– Мне неудобно пить за саму себя, – с улыбкой ответила Лорел. – Я поднимаю бокал за экономику Монтаны, которая будет развиваться благодаря вашим усилиям.
– Вам будет не тяжело расставаться с отелем, который столько лет принадлежал вашей семье?
– Жизнь меняется. Какой смысл цепляться за прошлое? Уверена, в вашей жизни тоже были большие перемены.
– Да, и я был к ним полностью готов. Я был рад покинуть родительскую ферму и открыть для себя новый мир, – ответил Чейз, восхищаясь тем, что она делала ради своей семьи. Несмотря на ее слова, он чувствовал, что ей тяжело расставаться с отелем. – Должно быть, вы довольны своей карьерой. Полагаю, вам пришлось бы о ней забыть, если бы вы вышли замуж.
– Нет. Мой бизнес не требует моего постоянного присутствия на рабочем месте. Именно поэтому сейчас я здесь. Уверена, о вашем бизнесе тоже есть кому позаботиться в ваше отсутствие.
– Разумеется.
– Здесь все так оживились, когда узнали о найденном вами месторождении. Вам нужно встретиться с горожанами.
– С удовольствием, если вы тоже там будете. – Он помедлил. – Где вы учились?
– В Калифорнийском университете на факультете ландшафтной архитектуры.
– Эдвард был вашей первой любовью?
– Нет. В школе я встречалась с несколькими мальчиками, но ничего серьезного у меня с ними не было. Потом у меня был роман в университете, но до помолвки дело не дошло. Вас я не стану расспрашивать о личной жизни. Ваши фото в прессе говорят сами за себя.
Чейз заметил, что Лорен все время переводит беседу в нейтральное русло, чтобы не говорить о себе.
Когда они допили вино, она повела его по отелю. Он шел рядом с ней, вдыхая аромат ее духов. Ему безумно хотелось положить руку ей на талию, но он боялся все испортить. У этой женщины были внутренние барьеры, которые она пока не позволяла ему переступить.
Они прогулялись по саду с растениями, подходящими для северного климата. Ее работа произвела на него большое впечатление. Внутренний дворик с бассейном с подогреваемой водой также выглядел заманчиво. Наконец они прошли в ресторан, где Лорел познакомила его еще с несколькими официантами.
– Полагаю, вы уже знаете, что будете есть на обед, – сказал он.
– У меня есть предпочтения, но я загляну в меню, – ответила Лорел.
– Что бы вы мне порекомендовали?
– Здесь готовят очень вкусный стейк. Мне нравится жареный фазан. Большинство постоянных посетителей заказывают лосося, жаренного на кедровых палочках.
Несколько минут они молча изучали меню, затем Чейз произнес:
– Значит, вы тоже в детстве жили на ранчо.
– Не всегда. Мы ходили в школу здесь, в Афинах, поэтому большую часть года жили в отеле.
Вернулся официант, и Чейз заказал себе стейк, а Лорел – жареного фазана в манговом соусе.
Когда они снова остались одни, Чейз взял ее руку в свою, и она посмотрела на него с осуждением.
– Это маленький городок, где все друг друга знают. Если мы будем сидеть, держась за руки, или танцевать, поползут слухи.
– Вы возражаете?
Улыбаясь, она покачала головой.
– Нет, потому что мне безразлично. Это быстро забудется.
– Так уж и безразлично? Или, может, не совсем?
Ее брови изогнулись, и она покачала головой.
– Мы не знаем друг друга, и между нами ничего нет.
Это прозвучало твердо и бескомпромиссно, и Чейз заподозрил, что она разочаровалась в отношениях с мужчинами. Всего месяц назад она готовилась к свадьбе, и в такой реакции не было ничего удивительного. Ему будет проще ее добиться. Она не станет навязывать ему обязательства.
– Полагаю, в вашей жизни есть женщина, – продолжила она.
– В данный момент нет. Вы сказали, что у вас сейчас тоже никого нет. Я так понял, вашего бывшего жениха можно не принимать во внимание.
Лорел кивнула.
– В таком случае мы оба свободны и можем получать удовольствие от общения друг с другом.
Интересно, чего она ждет от этого вечера, подумал Чейз.
Она улыбалась ему, однако он чувствовал, что это было всего лишь проявление вежливости. Официант принес свежий хлеб, салаты и чай со льдом, и Лорел снова отдернула руку. Затем подали главные блюда. Они выглядели очень аппетитно. Попробовав свой стейк, Чейз сказал:
– Мои комплименты вашему шеф-повару.
– Говорят, он один из лучших в Афинах, а по-моему, самый лучший. Он из Сент-Пола. Устал от городской суеты и приехал сюда. Мой отец был безумно рад, когда нашел его, и не жалеет для него денег. Если вы заметили, зал быстро заполнился. Здесь едят не только постояльцы отеля. Сюда приезжают люди со всей округи.
– Это хорошая рекомендация для вашего отеля.
– Хорошая рекомендация для нашего отеля – это десерт «Шоколадный грех», который я уже заказала. Вы сами в этом убедитесь, когда попробуете его.
– Десерт с таким названием в вашем отеле? Это интригует. Здесь есть еще что-нибудь грешное? – спросил Чейз, наклоняясь вперед.
– Должно быть, вы надеетесь, что хозяйка, но, увы, никто не назвал бы меня такой.
– Но это не означает, что я не назову, – ответил Чейз.
В глубине ее глаз что-то промелькнуло.
– Чейз, дорогой, возможно, мне следовало бы изменить мой образ жизни, стать чуть более легкомысленной, – протянула она, облизав нижнюю губу.
– Лорел, – прошептал Чейз. Хотя в ресторане было прохладно, его бросило в жар. Он знал, что она его дразнит, но едва удержался от того, чтобы не взять ее за руку и не отвести в уединенное место.
Она подмигнула ему.
– Успокойтесь, Чейз, я пошутила.
Но продолжала с ним флиртовать, черт побери! Он не мог дождаться, когда закончится обед.
Через двадцать минут официант принес две порции десерта – мороженого с шоколадом, грецкими орехами и сливочным кремом с вишенкой наверху.
– Очень аппетитно, – сказал Чейз, глядя на ее декольте. – И до окончания сегодняшнего вечера я совершу грехопадение, – добавил он хриплым голосом.
В глазах Лорел снова что-то промелькнуло. Он подозревал, что ее сердце колотится так же часто, как и его.
– Ешьте десерт, Чейз. Единственный грех, который вы можете здесь совершить, – это чревоугодие, – ответила она, взяв ложку.
Но он съел всего половину. Ему хотелось пригласить ее на танец. Оркестр уже начал играть.
– Давайте потанцуем, – предложил он.
– Кажется, после обеда я обещала показать вам город.
– Я обязательно посмотрю Афины, но сейчас мне хочется потанцевать с вами.
– Как хотите, – ответила она. – Наверное, ваш агент по недвижимости уже показывал вам город.
– Нет, не показывал. В любом случае гулять по городу с вами будет намного интереснее, – улыбнулся он.
Поднявшись, они прошли в бар и сели за свой прежний столик. Заказав для Лорел чай со льдом, а для себя пиво, Чейз огляделся по сторонам.
– Здесь народу больше, чем постояльцев в отеле.
– Да.
– Хорошая музыка, приятная обстановка – у вас отличный отель. Я восхищен.
– Почему-то мне кажется, что вы просто пытаетесь быть со мной вежливым, – сказала она. – Подозреваю, чтобы вызвать у вас восхищение, нужно нечто большее, чем столетний отель.
– Вовсе нет, если им владеет потрясающе красивая блондинка, – ответил он, взяв ее за руку. – Давайте потанцуем, Лорел.
Глава третья
Раздираемая противоречивыми чувствами, Лорел пошла с Чейзом на танцпол. По пути она украдкой посмотрела на него. Он был слишком красив, слишком очарователен. Она чувствовала, как под его натиском рушатся барьеры, которыми она окружила свое сердце.
Чейз намеревался ее соблазнить. А почему нет? Он знал, как действует на женщин. Сочетание красоты, обаяния и богатства делало его неотразимым.
И все же Лорел решила дать ему отпор. Его не интересовали долгосрочные отношения. Он хотел с ней развлечься, пока будет разрабатывать новое месторождение.
Это был еще один Эдвард, баловень судьбы, который привык получать от жизни все, что хочет, и думал только о себе. Она больше не попадется в эту ловушку.
Чейз желал ее и упрямо шел к своей цели. И у него было большое преимущество: он был ей нужен как потенциальный покупатель. Ему нужна была недвижимость в этих краях, и он мог себе позволить заплатить цену, которую она просила. Впрочем, нельзя было забывать, что ее отель был здесь не единственным, который продавался. Она пока старалась об этом не думать. Боялась разочароваться, если он откажется покупать ее отель.
И все же было невозможно не думать об этом и не надеяться на лучшее. Так же, как противостоять его шарму. Он притягивал ее к себе как магнит. Она не понимала, почему это происходит. Не хотела желать Чейза Беннетта. Только не его. Почему рядом с Фрэнком Дербином и Керком Мэллоем, которые оказывали ей знаки внимания, она не испытывала ничего подобного?
На танцполе Чейз обнял ее за талию, и ее тело напряглось как натянутая струна. От него исходило тепло, легкий аромат его одеколона щекотал ей ноздри. Малейшее прикосновение этого мужчины воспламеняло ее.
Даже во время близости с Эдвардом с ней никогда такого не происходило. Он следовал за ней по пятам, осыпал подарками, водил в дорогие рестораны, пока она не начала думать, что он намеревается узаконить их отношения.
Но это оказалось заблуждением, и она не собиралась дважды совершать одну и ту же ошибку. Чейз Беннетт был не из тех, кто женится. Он хотел затащить ее в постель, на что недвусмысленно ей намекнул. В то время, когда она отчаянно пыталась этому сопротивляться, собственное тело вероломно предавало ее. При каждом соприкосновении их бедер ее кожу покалывало.
Оркестр заиграл быструю композицию, и она как загипнотизированная наблюдала за движениями узких бедер Чейза. Думала, насколько хорош он в постели, и, вопреки здравому смыслу, хотела это проверить. Он заигрывал с ней, раздевал взглядом. Темные пряди волос упали ему на лоб, напомнив ей об их первой встрече.
Его красиво изогнутые чувственные губы обольстительно улыбались ей. Интересно, что было бы, если бы он ее поцеловал?
За быстрым танцем последовал медленный, затем еще один…
К полуночи Лорел уже забыла о своих тревогах и согласилась поужинать с ним завтра.
– Во сколько закрывается бар? – спросил Чейз.
– В два часа ночи, – ответила она. – Но мы не можем оставаться здесь так долго. Мне завтра рано вставать.
– Думаю, танцев на сегодня хватит. Как ты смотришь на то, чтобы подняться наверх и пропустить по стаканчику?
– Отлично, – ответила она.
Когда они выходили из бара, он положил руку ей на плечи, в лифте прожигал ее взглядом. Она понимала, что он хочет ее поцеловать, и не собиралась противиться этому. Возможно, его поцелуи помогут ей прийти в себя после разрыва с Эдвардом. Как говорится, клин клином вышибают.
Его взгляд задержался на ее губах, и у нее перехватило дыхание.
– Заглянем ко мне? – предложила она, когда они вышли из лифта. Кивнув, Чейз взял у нее карточку и открыл дверь.
Ее номер освещала только небольшая лампа. Положив ключ на столик в прихожей, Чейз повернулся и притянул ее к себе. Она обхватила его за шею. Глубокий и настойчивый поцелуй превзошел все ее ожидания.
Запустив пальцы в волосы Чейза, она ответила ему со всей страстью, на которую была способна. Желание было настолько сильным, что заглушило голос разума.
Чейз подхватил ее на руки и отнес на диван. Когда он расстегнул ей платье и начал спускать его с плеч, прохладный воздух подействовал на нее отрезвляюще.
– Чейз, подожди… Мы слишком торопимся. – Она подняла бретельки платья. – Застегни молнию. Мы только сегодня познакомились. Для меня еще слишком рано…
Несмотря на ее возражения, он начал покрывать поцелуями ее шею. Понимая, что вот-вот уступит, она из последних сил схватила его за плечи и оттолкнула.
– Чейз… подожди немного. Дай перевести дух.
Подняв голову, он заглянул ей в глаза, и она задрожала. Его глаза стали почти черными от желания.
– Ты восхитительна, Лорел. – Он провел пальцем по ее губам, отчего ее сопротивление начало ослабевать.
– Чейз, давай что-нибудь выпьем и успокоимся. Она сомневалась, что Чейз ее слышал.
– Лорел, иди сюда, – прошептал он, после чего снова привлек ее к себе и накрыл ее губы своими. Ее руки сами сомкнулись вокруг его шеи, а язык проник в глубь его рта.
Она понятия не имела, как долго они целовались. Ощущение реальности вернулось к ней, когда его рука скользнула под подол ее платья. Толкнув Чейза в грудь, она высвободилась из его объятий.
– Ты так спешишь, что я не успеваю отдышаться.
– От твоих поцелуев у меня захватывает дух, – заявил он, затем поднялся и положил руки ей на талию.
Ей хотелось снова его поцеловать, но вместо этого она прижала палец к его губам.
– Перестань говорить подобные вещи. Они действуют на меня так же, как твои поцелуи. Давай лучше оторвемся друг от друга и что-нибудь выпьем.
– Почему? – удивился он. Лорел взяла его за руку.
– Пойдем со мной, – проговорила она, заглянув ему в глаза.
Когда они вошли в кухню, она отпустила его руку и включила свет.
– Я помогу, – сказал Чейз, когда она взяла чайник. Он поставил на стол стаканы, а она налила в них чай.
– Тебе положить лимон или сахар? – спросила она.
– Ни то, ни другое, – ответил Чейз, покачав головой. – Чаю я тоже не хочу, – добавил он, и Лорел посмотрела на него. – Я хочу тебя, Лорел.
Поставив оба стакана обратно на стол, он повернулся, чтобы заключить ее в объятия. Она уже не могла сопротивляться.
– Давай завтра встретимся в четыре. Ты покажешь мне город, а затем мы поужинаем, – сказал Чейз. – На этот раз я тебя приглашаю.
– Чейз…
– Всего несколько часов. Нам нужно поближе познакомиться.
– Да, – прошептала она, вставая на цыпочки и целуя его. – А теперь иди к себе.
Он уставился на нее.
– Какие-то проблемы? Ты не привык слышать «нет» от женщин?
Его губы растянулись в улыбке.
– Возможно. Я подумал, что мне действительно следовало бы уйти и оставить тебя, но я хочу не этого.
– Тебе не кажется, что ты слишком торопишься?
– Просто хочу лучше тебя узнать. Давай все же выпьем чаю. – С этими словами он взял стаканы и понес в гостиную.
Там они просидели до двух часов ночи, болтая обо всем на свете, затем он поднялся.
– Ладно, я пошел. Тебе нужно поспать.
Лорел проводила его до двери.
– Завтра в десять у меня встреча с твоими людьми. Я покажу им отель. Ты к нам присоединишься?
– Само собой, если там будешь ты. – Обняв ее за талию, он притянул ее к себе. – Это был чудесный вечер. Твои поцелуи свели меня с ума. Вряд ли мне сегодня удастся уснуть, если только…
– Ничего не говори, – прошептала она. – Иди к себе и ложись спать.
– Позавтракай со мной, – сказал он.
Немного помедлив, она кивнула.
– Как насчет семи часов?
– Отлично.
Поцеловав ее в щеку, он удалился.
Закрыв за ним дверь, Лорел глубоко вдохнула, выключила свет и понесла пустые стаканы на кухню.
– Он такой же, как Эдвард. Не забывай об этом ни на секунду, – сказала она себе, хотя ее кожу все еще покалывало от его прикосновений. – Они мало чем отличаются друг от друга.
Впрочем, она понимала, что все эти нотации бесполезны. Эдвард не вызывал у нее такого желания, как Чейз.
Переодевшись, она вышла на балкон и, уютно устроившись в плетеном кресле, стала любоваться панорамой ночного города.
Чейз был слишком притягателен. Было нелегко противостоять ему и в то же время поддерживать его интерес. Пока это была для нее наиболее вероятная возможность продать отель, и она не могла ее упустить. Завтра они с Брайсом покажут отель Чейзу и его людям. Если сделка состоится, она положит конец ухаживаниям Чейза. Она знала, что это будет труднее всего.
Откинувшись на спинку кресла, она закрыла глаза и воссоздала в памяти события прошедшего вечера. Вспомнила поцелуи Чейза, его прикосновения, покачивание его бедер в танце… Нет, так ей точно сегодня не уснуть.
С этой мыслью она вернулась в спальню, легла в постель и стала думать о делах, пока не забылась сном. Но даже во сне Чейз не оставил ее в покое.
* * *
На следующее утро Лорел надела деловой костюм в тонкую полоску и собрала волосы в узел. Она хотела произвести на Чейза впечатление серьезной бизнес-леди, владелицы отеля, вытеснив из его памяти образ женщины, с которой он танцевал в баре прошлым вечером.
Ровно в семь раздался стук в дверь, и она пошла открывать.
– Ты замечательно выглядишь, – хрипло произнес он, окидывая оценивающим взглядом ее фигуру.
Когда его руки легли ей на плечи, ее сердце учащенно забилось.
– Спасибо. Ты тоже, – искренне ответила Лорел. Действительно, ему очень шли слаксы, серая вязаная рубашка и ковбойские ботинки. – Я пытаюсь думать о делах, но рядом с тобой у меня не получается, – призналась она.
Чейз ухмыльнулся.
– Я и понятия не имел.
– Ну конечно, так я тебе и поверила, – ответила она, ткнув его пальцем в грудь. Ее план разыгрывать из себя деловую женщину с треском провалился. От него пахло тем же одеколоном, что и вчера, а улыбка была такой же обезоруживающей.
– Я с нетерпением ждал нашей новой встречи.
– Мне очень приятно это слышать, – вежливо ответила Лорел.
– Но больше всего я ждал нового поцелуя. – Он обнял ее за талию.
– Чейз, ты не можешь…
– Нет, могу, – прошептал он, накрывая ее губы своими.
Забыв о своем плане, Лорен обхватила его за шею и ответила на его поцелуй.
– Чейз, – наконец прошептала она, вырвавшись из его объятий. – Мы должны остановиться.
– Не понимаю, почему, – сказал он, придвигаясь ближе.
Покачав головой, Лорел прижала ладонь к его груди и поняла, что его сердце так же часто бьется, как и ее.
– Пойдем завтракать. Не забывай, что сегодня у нас деловая встреча.
– Она будет позже, – напомнил ей он. – А сейчас у нас свидание, и я не могу перед тобой устоять.
Это было взаимно, но Лорел не собиралась ему признаваться. Очевидно, он и так все знал.
– Мы должны соблюдать распорядок дня, – настаивала она.
– Мы его соблюдаем.
Он снова поцеловал ее. Это продолжалось до тех пор, пока она его не остановила.
– Нам пора.
Чейз открыл дверь и пропустил ее вперед.
– Надеюсь, ты оценишь по достоинству наш завтрак. Утром в наш ресторан ходят не только постояльцы отеля, и скоро ты поймешь, почему.
– Пока мне здесь все очень нравится.
Лорел улыбнулась в ответ.
Пройдя в столовую, они встали в очередь у буфетной стойки со стаканами фруктовых соков, тарелками с ломтиками дыни, киви и клубникой. Остановив свой выбор на омлете, сосисках, бисквите, кофе и апельсиновом соке, они вышли в патио. Ставя на столик свой поднос, Лорел вспомнила, что в последний раз завтракала в патио с Эдвардом. Но Чейз был таким же, как Эдвард.
– Здесь очень мило, – заметил Чейз, выдвигая для нее стул.
– Я люблю бывать в патио рано утром, когда здесь мало народа, – ответила она. – В остальное время здесь яблоку негде упасть.
– В этом мы с тобой похожи. Я тоже люблю уединение.
– Ты единственный ребенок в семье?
– Нет, у меня три брата и две сестры.
– Значит, вас шестеро и ты самый старший.
– Как ты догадалась? – ухмыльнулся Чейз, и они вместе рассмеялись.
– Ты часто ездишь домой в Монтану? – спросила она.
– Я не был там уже несколько лет. Мой брат Грэхем остался на ферме, а сестра Мэдисон живет в Монтане, так что о родителях есть кому позаботиться. У них четверо внуков.
Легкий ветерок взъерошил его волосы. Его было легче представить на «харлее», чем в конференц-зале. Должно быть, это первое впечатление так на нее подействовало. На самом деле он второй Эдвард, подумала она со знакомым чувством отвращения.
– Моя мать предпочла бы продать ферму и переехать во Флориду, – продолжил Чейз, – но отец не может жить без работы. Когда я рос, мы редко покидали ферму. Разве что ездили в гости к сестрам матери. У меня есть три кузена, с которыми я дружу до сих пор. Отец никогда нас не сопровождал. Он не мог поручить работу кому-либо другому.
– У нас в семье такого нет, – с улыбкой сказала Лорел. – Мой отец любит развлекаться. Он человек публичный, и его здесь все знают. До сих пор не могу поверить, что с ним это случилось.
– Да, это очень тяжело. Я тебе сочувствую. – Чейз легонько коснулся ее руки. – Вчера вечером ты сказала, что собираешься провести некоторое время в Монтане.
– Да. У меня компетентный менеджер в Далласе, и я могу не беспокоиться за свой бизнес. Сейчас мои родные нуждаются во мне, и я должна быть рядом с ними.
– Когда продашь отель, ты переедешь на ранчо?
Она покачала головой.
– Я надеюсь, что покупатель позволит мне оставаться в отеле столько, сколько будет нужно. Если нет, я сниму квартиру в городе. От ранчо до больницы довольно далеко, а я хочу быть как можно ближе к отцу. Если он придет в себя, его переведут в центр физиотерапии в Биллингсе.
– Я так понял, ранчо ты тоже собираешься продать.
– Без отца мы не сможем им управлять. Я не хочу брать на себя такую ответственность. Мои сестры и бабушка сейчас живут там.
– Когда продашь ранчо, ты купишь для них жилье здесь или перевезешь их в Даллас? – спросил он.
– Это будет зависеть от состояния здоровья отца.
1 2 3 4 5 6 7