А-П

П-Я

 

Именно поэтом
у выбор пал на наше подразделение. Ч При этих словах Клаус криво усмехну
лся и продолжил: Ч Мы пробьем наклонный тоннель, который выйдет на треть
ем нежилом уровне, в районе размещения аннигиляционной батареи. После за
хвата и деактивации установки нужно будет продержаться еще около часа д
о прибытия штурмовых групп с “Зевса”. Все тактические данные по структур
е горизонтов подледной базы уже заложены в компьютеры ваших скафандров.
Файл 1-74-12. Пароль для доступа Ч буквенное сочетание “ТРЕНГ”. Вопросы?
Доминик фон Риттер мысленно сложил длинное ругательство, но это было сла
бое утешение перед той перспективой, что так доверительно и спокойно обр
исовал командир.
Просто взять и влезть в самую охраняемую и труднодоступную точку осиног
о гнезда, порешив по дороге столько профессиональных наемников, сколько
того потребуют обстоятельства, а потом... Доминик скривился, отпустив оче
редное мысленное ругательство... О “потом” сейчас лучше не думать.
Ч Принято, Ч негромко ответил он. Ч Насколько я понимаю, тяжелое оружие
можно исключить?
Ч Да, Ч спокойно ответил Клаус. Ч Никаких ОРКов [ОРК Ч орудийно-ракетны
й комплекс], только штатное стрелковое вооружение. Широкоапетурное луче
вое оружие тоже... Ч напомнил он, зная, что в некоторых ситуациях Доминика
нужно инструктировать буквально. Ч Под запретом все оружие, применение
которого может вызвать критические смещения пластов льда и его массово
е таяние. Не забывайте Ч в километре от нас будет расположено действующ
ее подледное поселение.
Ч Принято... Ч машинально повторил Доминик. Ч Поехали, что ли?
Вместо ответа двухметровая фигура Клауса, закованная в камуфлирующую б
роню, повернулась и размашистым шагом начала уходить влево.
На рельефной карте фон Риттера тотчас же возникла россыпь маленьких зел
еных точек. Он определил направление, развернулся и включил сервомоторы
скафандра.
Ч Взвод, за мной! Ч проговорил он, делая первый шаг.
На ледовой равнине в радиусе трехсот метров часть снежных наносов внеза
пно пришла в движение. Двухметровые бронированные фигуры с тихим присви
стом сервоприводов вырастали из-под снега, перестраиваясь в боевой поря
док.
С легким жужжанием задвигались механические части внешнего эндоскелет
а, помогая фон Риттеру сдвинуть с места полтонны навешенной на него экип
ировки и брони. Лейтенант вскарабкался на ледовый откос, на мгновение за
стыл и наконец двинулся в заданном направлении, слегка раскачиваясь и по
степенно набирая скорость...

* * *

Электромагнитные передачи двуногих, называвших себя людьми, дос
таточно легко поддались расшифровке. К сожалению, Интеллект, похороненн
ый под километрами льда, мог воспринимать лишь обрывки, слабые отголоски
спутниковых программ. Некоторое время он накапливал информацию, учился
языку, пониманию видеообразов и постепенно складывал для себя общую кар
тину того, что люди понимали под словом “жизнь”.
Самый большой объем информации ему давало телевидение.
Следующим важным источником оказалась случайно принятая им эфирная пе
рекачка информации из одной библиотеки на спутник для ее последующей за
писи на микропленки какого-то космического корабля. Потом шли радиопере
дачи, частные переговоры и некоторое количество чисто технической инфо
рмации, изредка появлявшейся в эфире.
Но был еще один существенный источник наиболее сильных и близких сигнал
ов. Это были радиопереговоры той группы людей, что проложила наклонный т
оннель, свет из которого продолжал подпитывать фотонный процессор Инте
ллекта.
По мере того как он накапливал внутри себя заблудившиеся в хитросплетен
ии его кристаллов световые потоки, оживали все новые и новые сопроцессор
ные участки его спирали. Огромный фотонный мозг больше не чувствовал себ
я полумертвым, но ощущение ущербности сохранил Ч вся проснувшаяся в нем
виртуальная мощь оказалась невостребованной.
Его создали, чтобы он управлял сферой. Но сферы не было. Даже собственная о
перативная периферия оказалась для него такой же недоступной, как и люба
я из соседних галактик. Он ясно различал в полумраке пещеры контуры проз
рачной оболочки космического корабля, видел стартовый желоб стационар
ной гиперпространственной установки, над конструкцией которой, как и на
д ним самим, не было властно время. Гиперсферный тоннель, связывающий это
т схрон с покинутой сферой, по-прежнему существовал, но он н
е мог воспользоваться им без посторонней помощи...
Ему был необходим Носитель.
Эта мысль, родившаяся одной из первых, разбудила в нем сложные и противор
ечивые процессы.
Интеллект проанализировал свое состояние и понял, что схема его логичес
кого восприятия изменилась. Она не была нарушена Ч все матричные криста
ллы находились на своих местах, Ч изменения произошли не на физическом,
а на виртуальном, программном уровне.
Он больше не был мертвой, рациональной машиной. В момент катастрофы, когд
а все основные функции по контролю сферы уже были утрачены, Интеллект до
лжен был прекратить свое существование, превратившись в груду холодных
кристаллов. Однако этого не произошло. Сейчас даже он не мог определить, к
акая совокупность программ дала такой результат.
Родившееся в тот страшный миг осознание самого себя не позволило ему тих
о сойти со сцены.
Он мыслил. Вне сферы, вне своего предназначения. И этот процесс стихийно н
арастал, с каждой наносекундой затрагивая все новые и новые участки крис
таллического мозга. Его невероятно сложная структура требовала самоор
ганизации.
Интеллект не мог сопротивляться этому процессу, даже если бы захотел. Он
уже стал существом, еще не понимая сути произошедших в не
м перемен. Как брошенный в воду новорожденный щенок вдруг начинает плыть
, бессознательно реализуя заложенный в нем потенциал выживания, так и он
инстинктивно выжил, обретя способ мыслить вне своих основных функций...
Первыми чувствами, которые он обрел, были одиночество и страх.
Интеллект боялся тех существ, что, сами того не ведая, разбудили его от мно
говекового сна.
Пытаясь опровергнуть это иррациональное, разрушительное ощущение, он о
братился к тем крохам информации, что успел собрать за время своего нето
ропливого возвращения в мир.
В основном это были группы видеообразов, которые орбитальный спутник по
сылал на поверхность оледеневшей луны.
Сам того не ведая, кристаллический мозг стал незаконным абонентом развл
екательного канала весьма низкого качества.
Обработка полученной со спутника информации только усугубила положени
е.
Чем больше он смотрел различных фильмов, тем глубже закрадывалс
я в него страх.
Космос принадлежал чудовищам... Они убивали, откровенно наслаждаясь кров
авыми сценами мучений себе подобных, и все остальное блекло перед этим о
твратительным извращением разума, и никакие гуманистические потуги не
могли перекинуть мостик через ту бездну, которая разверзлась перед ошел
омленным Интеллектом...

* * *

Луна-17.
Окрестности подледной базы Центра по исследованию низких темп
ератур...

Ч Снайперы Ч вперед!
Наклонный тоннель, проложенный саперами Доминика, упирался в тонкую пер
егородку из мутного зеленого льда. Рядом с ней, припав на одно колено, заст
ыли два бойца. Стволы их импульсных винтовок были направлены в сторону п
реграды.
Клаус подошел к переносному тактическому пульту, установленному прямо
на льду. Вытянув из своего гермошлема тонкий кабель с разъемом на конце, о
н вставил его в гнездо, соединившись со сканерами, внедренными в ледовую
перегородку.
Экран его шлема спроецировал контур пустого коридора, развилку, у которо
й ровным квадратом было уложено что-то темное, и пульсирующие силуэты дв
ух человек. Один из них сидел, очевидно, за столом, второй прохаживался ряд
ом с прямоугольным сооружением.
Ч Что это за квадрат? Ч негромко спросил Клаус у сидящего за пультом ком
пьютерного техника.
Ч Стандартный бронепластиковый бастион, капитан, Ч ответил тот. Ч Вну
три за бойницами установлена крупнокалиберная автоматическая турель.

Ч Управление дистанционное?
Ч Нет, Ч покачал головой техник. Ч Скорее всего стандартная схема опоз
нания по радиосигналу “Я свой”.
Ч Черт!..
Клаус отсоединил разъем и жестом показал Доминику, чтобы тот переключил
ся на личный канал.
Ч Тихо войти не удастся, Ч проговорил он, услышав характерный щелчок в с
воем коммуникаторе. Ч Наши данные по их системам внутренней обороны, ви
димо, устарели. Будем прорываться с боем, Ч заключил Клаус.
Фон Риттер кивнул, полностью соглашаясь с мнением командира. Топтание на
месте у ледовой перегородки уже начинало действовать ему на нервы. Когд
а предстоял бой, он предпочитал не тянуть волынку.
Ч Рванем? Ч полуутвердительно проговорил он.
Ч Давай, Ч согласился Клаус. Ч Отсюда до комплекса Ч двести метров. Это
двадцать секунд бегом. По пути две развилки, не включая эту. Значит, по три
дцать секунд задержки у каждого из бастионов.
Закончив свой нехитрый подсчет, Клаус что-то прикинул в уме и объявил:
Ч Через две минуты максимум ты со своими людьми должен отсечь верхние г
оризонты, понял? Будешь удерживать оборону, пока я не обезврежу установк
у. Без моей команды ни шагу вниз, но, как только я выйду на связь, рви оттуда
что есть мочи. Лишние жертвы нам не нужны. Дожидаться ребят с “Зевса” буде
м там, где легче обороняться. Вопросы?
Ч Заметано, командир.
Фон Риттер развернулся к ледовой перегородке, из которой уже вынули скан
еры и в проделанные для них отверстия, как в амбразуры, снайперы вставили
стволы своих импульсных винтовок.
Ч За работу, парни, Ч не разжимая зубов, процедил Доминик.
Два негромких хлопка сопровождались двумя вскриками в коридоре базы, и б
уквально через секунду ледовую перегородку с оглушительным грохотом с
мело ураганным огнем автоматической турели, ударившей из бастиона.
Не успели все осколки отбарабанить по стенам, а лейтенант уже метнулся в
пролом. Вслед за ним короткими перебежками по двое рванули бойцы его гру
ппы.
Клаус, пристроившийся у стены, медленно отсчитывал секунды в такт ударам
своего сердца. В узком коридоре бесновался шквальный огонь, такой горяч
ий и плотный, что инфракрасные сканеры его скафандра автоматически откл
ючились, не в состоянии обработать все полученные сигналы.
Девять... Десять... Одиннадцать...
Секунды боя порой могут быть приравнены к годам жизни Ч этот парадокс К
лаус не раз испытал на собственной шкуре... Самое тяжкое в скоротечном бою
Ч это торчать за стеной и отсчитывать удары собственного сердца.
Автоматическая турель заткнулась на пятнадцатом... Клаус непроизвольно
вздохнул. Доминик фон Риттер хорошо знал свое дело.
Ч Вперед! Ч коротко приказал он пятерым бойцам группы захвата, выскаки
вая в проход.

* * *

Сразу за оплавленным бастионом, над пластиковым бруствером кото
рого застыли два покосившихся, опустивших стволы автоматических оруди
я, тоннель раздваивался.
Группа фон Риттера ушла вверх, Клаус же повернул к нижнему тоннелю.
Фактор внезапности все еще действовал. Когда они выскочили на следующую
развилку, двое часовых стояли возле укрепления и, задрав головы, напряже
нно вслушивались в доносившийся сверху гул.
Увидев возникшие в проеме тоннеля фигуры в керамлитовой броне и направл
енные на них стволы импульсных винтовок, они, совершенно ошарашенные так
им стечением обстоятельств, безропотно подняли руки, даже не попытавшис
ь задействовать автоматику бастиона. Оба понимали, что первыми окажутся
на линии огня.
Клаус взглянул на таймер и мысленно выругался. Возиться с пленными было
некогда.
Ч Эрик, Ч проговорил он в коммуникатор, Ч возьми их и запри внутри басти
она. Потом догонишь.
Один из бойцов его группы выступил вперед, указав стволом импульсной вин
товки на узкий вход в металлопластиковое укрепление.
Оба пленных поняли его без слов, но Клаус уже не видел, как они со скорбным
выражением на лицах прошествовали внутрь огневой точки, Ч в это время о
н уже удалился от развилки метров на пятьдесят.
Сразу за поворотом тоннеля был расположен небольшой, вырубленный во льд
у зал. Тут не было ни души. Одну стену помещения покрывали недавно установ
ленные бронеплиты, среди которых четко выделялся овал внушительного лю
ка.
Не останавливаясь, Клаус побежал прямо на преграду, на ходу задействовав
оба плечевых орудия
Снаряды впились в толстую броню, покрыв ее вспышками разрывов, и каждый, с
ловно пиранья, выхватывал несколько кубических дециметров металла, уро
дуя люк, ломая арматуру каркаса и подрубая опоры.
Ч Заменить! Ч крикнул он, отскакивая в сторону, когда обе установленные
на плечах бронескафандра пушки вхолостую щелкнули затворами.
Пока автоматика перезаряжала орудия, его бойцы один за другим повторили
действия командира. Наконец массивный люк не выдержал, и очередным снаря
дом его вышибло вовнутрь, открыв в стене широкий дымящийся проход
Первым в смежный зал ворвался сержант Зотов.
Ч Включить видеокамеры! Ч услышал он в коммуникаторе голос командира.
Ч Не стрелять!
Перекатившись на правый бок, он припал на одно колено, укрывшись за каким-
то блоком аппаратуры, и исполнил приказ, включив видеозапись.
В глубинах обширного зала, имевшего, в отличие от предыдущих помещений, с
вежую облицовку стен, пола и потолка, высились цилиндрические установки
, от которых вверх уходил толстенный, покрытый вздутиями, оплетенный свя
зками кабелей и труб ствол аннигиляционного излучателя. Чуть поодаль бы
ли смонтированы пульты управления, на которых светились контрольные эк
раны и весело перемигивались датчики.
Несколько операторов, сидевшие в креслах за пультами, вскочили со своих
мест, затравленно озираясь.
В покореженном проеме показалась бронированная фигура Клауса.
Ч Я командир спецподразделения “Скарм” Звездного Патруля Совета Безо
пасности Миров, Ч не останавливаясь, сообщил он через громкоговорящую с
вязь своего скафандра. Ч Предлагаю всем сдаться, передать коды управлен
ия установкой и дать добровольные показания. Вы обвиняетесь в нарушении
статей 2549 и 1745 Кодекса Безопасности миров...
Его речь была прервана жидким залпом импульсного оружия со стороны акку
ратно сложенных в углу зала контейнеров.
Снаряды словно огненный вихрь прошлись по броне скафандра, с воем рикоше
тя от покатых ромбовидных бронепластин. Фигура Клауса качнулась, в сторо
ну отлетели несколько кусков брони и подрубленная выстрелом антенна.
Ч Огонь! Ч скомандовал он.
Через минуту кромешного ада все было кончено. Посреди зала подле пульта
управления, закрыв голову руками, скорчились два оператора, с самого нач
ала не принимавшие участия в перестрелке. Один из них, заслышав приближа
ющийся вой сервомоторов, внезапно вскочил на ноги и с воплем бросился на
ближайшего к нему бойца из группы “скармов”.
Полыхнул ослепительный взрыв, погнувший нагрудные бронепластины скафа
ндра; бойца опрокинуло, резанув осколками по забралу шлема.
Когда рассеялся дым, на полу остался лишь влажный отпечаток сумасшедшег
о камикадзе. Сержант Зотов уже был на ногах и с помощью товарищей пытался
высвободиться из покореженного взрывом бронескафандра. Последний оста
вшийся в живых оператор, закрывая руками контуженую голову, полз по скол
ьзкому полу в животном желании забиться в какую-нибудь щель.
Пульты управления аннигиляционной установкой уже не сияли контрольным
и огнями, а печально взирали на мир пустыми глазницами выбитых экранов. П
осеченные осколками трубопроводы и кабели плевались паром и искрами.
Клаус обвел взглядом развороченный зал, стараясь, чтобы в фокус укреплен
ной на шлеме видеокамеры попали прежде всего характерные цилиндрическ
ие накопители аннигиляционной установки и внушительный ствол ее излуч
ателя, уходящий в потолок и явно оканчивающийся где-то на поверхности лу
ны.
Ч Пять часов семнадцать минут по местному времени, восьмое июня 3727 года,
Ч проговорил он в микрофон шлема. Ч Приступаю к деактивации установки
“Свет”...

* * *

Борт космического фрегата “Зевс”.
Пять часов тридцать минут по времени Эригона...

Генерал Кончини нервно мерил шагами тесный отсек координационн
ой службы. Усидеть на месте в эти минуты оказалось выше его сил.
Полковник Иващенко Ч главный координатор “Зевса”, прищурясь, смотрел н
а тактический монитор.
Ч Ну? Ч не выдержал генерал, остановившись за спинкой его кресла.
В прицеле локационных систем под крупным увеличением завис невзрачный
серо-голубой шарик Луны-17. Сейчас самая совершенная бортовая аппаратура
“Зевса” пыталась отследить те события, что происходили глубоко под пове
рхностью луны, в недрах ее центрального ледника.
Ч Хорошего мало, Ч хмуро сообщил координатор. Ч Судя по инфракрасным с
игналам, на верхних уровнях базы чуть в стороне от жилых горизонтов идет
нешуточный бой. Ч Палец Иващенко скользнул по поверхности монитора, ука
зав на красное пульсирующее пятно. Ч Сколько там наших? Ч осведомился о
н.
Ч Пятнадцать человек, Ч выдавил из себя Кончини. Он был отнюдь не дилета
нтом и прекрасно понимал значение этого зловещего пульсирующего пятна.
Там шел бой с применением тяжелого оружия, и участвовали в нем, судя по рас
сеиванию тепловых сигналов, около сотни бойцов...
Ч Дерьмо... Ч выдавил он.
Повернувшись спиной к координатору, который хотя и был его подчиненным,
но не отличался подобострастием и покладистостью, Кончини заглянул в от
сек связи.
Ч Ничего нет, господин генерал! Ч резво вскочил ему навстречу дежурный
офицер. Ч Группа капитана Зельцмана на связь не выходила!
Ч Связь с Эригоном, живо! Ч приказал Кончини, грузно опустившись в свобо
дное кресло. Ч Президента Эмолайнена.
Пока он ждал вызова, в отсек зашел Иващенко. Генерал тяжело вздохнул, спин
ным мозгом почувствовав его появление. Не сидится ему на месте...
Ч Генерал, кто планировал операцию? Ч раздался над его ухом тот самый во
прос, которого он мучительно ждал уже несколько минут.
Ч Полковник, не лезь, Ч насупился он, Ч это секретная директива...
Ч К черту твои директивы! Ч Голос координатора стал угрожающим. Ч Если
их там всего пятнадцать человек, то я вообще удивляюсь, что бой все еще про
должается! Ч вспылил он. Ч Их надо забирать оттуда немедленно!
Кончини чувствовал себя так, словно ему под задницу вместо кресла подсун
ули раскаленную сковородку. Не мог же он в самом деле признаться, что опер
ацию вообще никто не планировал! Никаких оперативных разведданных отно
сительно численности наемников у него не было, но, во имя Дьяволов Элио, кт
о же мог предположить, что на старых подледных горизонтах скрывается бол
ьше сотни человек!
Его спас открывшийся канал связи. Появившееся на экране лицо президента
Эригона Эрика Эмолайнена было ему хорошо знакомо, да и президент, в свою о
чередь, знал в лицо командира барражировавшего его систему фрегата.
Ч Всем выйти! Ч приказал Кончини.
Оба офицера беспрекословно подчинились.
...Через минуту генерал вышел из рубки связи. Его лицо покрывал багровый ру
мянец. На вопросительный взгляд координатора он только безнадежно махн
ул рукой.
Иващенко хотел что-то сказать, но в этот момент из рубки связи выскочил оф
ицер.
Ч Господин генерал! Группа “Альфа” вышла на связь!

* * *

За десять минут до описанных событий капитан Клаус Зельцман спу
скался по наклонному плохо освещенному тоннелю. Сверху до него доносилс
я отчетливый гул канонады. Сзади и сбоку командира окружали пять бойцов.
Забрала их гермошлемов были подняты, чтобы прохладный воздух подледног
о лабиринта мог остудить злые, разгоряченные и испачканны
е кровью лица. Броня их боевых костюмов была покрыта выщербинами, и ее вер
хний слой уже не мимикрировал, утратив парадный глянец и покрывшись копо
тью от близких разрывов.
Дело было сделано, и им осталась сущая малость Ч выжить.
Коридор резко изогнулся, описывая петлю.
Клаус вошел в зал и прямиком проследовал к засыпанному ледяной крошкой п
устому операторскому креслу. На его лицо было страшно смотреть. Один из о
кружавших его солдат успел смахнуть рукавом голубое льдистое крошево, о
сыпавшееся с потрескавшегося свода искусственной пещеры, прежде чем ка
питан занял место оператора.
На информационных экранах тактического пульта сменяли друг друга стра
шные картинки ожесточенного боя, грохот которого, рассыпавшийся в динам
иках прямой трансляции на отдельные лающие очереди и трескучие, рвущие б
арабанные перепонки разрывы, со стороны потолка пещеры звучал отдаленн
ым непрекращающимся гулом. Несколько секунд капитан пристально следил
за изображениями на трех мониторах тактического пульта, словно пытался
намертво запомнить каждый сполох разрыва, каждый росчерк трассирующег
о снаряда... Его губы беззвучно шевелились.
Внезапно глубины одного из экранов разорвала ослепительная вспышка, и п
ередающая камера отключилась. Монитор погас.
Те, кто стоял рядом с командиром, отчетливо видели, как его веко несколько
раз вздрогнуло, сведенное нервным тиком.
Его рука медленно перемещала верньер настройки. Личный прибор связи кап
итана был поврежден, и огрызок срезанной снарядом или осколком антенны т
орчал из обугленной брони словно корявый палец.
Ч Доминик, это Клаус, Ч проговорил он, поймав наконец нужную частоту и пр
ижав к щеке тонкий коммуникационный обруч с укрепленным на нем миниатюр
ным микрофоном.
Сквозь грохот разрывов и треск очередей из автоматического оружия голо
с лейтенанта фон Риттера был едва слышен:
Ч Фрайг тебя побери, Клаус, нас тут уже убивают! Я потерял пять человек! Он
и прут из всех коридоров и мочат с орудийных комплексов, не считаясь ни с к
акими поселениями! Тот сукин сын, что составлял баланс сил для операции, м
ожет помолиться за наше возвращение!..
С каждым словом лейтенанта лицо командира группы бледнело, принимая отт
енок окружающего его льда.
Ч Уходи, Доминик! Ч ответил он, зло сплюнув на пол. Ч Дело сделано. Я обезв
редил “Свет”! Ты слышишь?! Оставь верхние горизонты! Пусть твои ребята уст
ановят пару автоматических пушек, и сразу же отступайте! Будем думать, ка
к продержаться до прихода наших!
Ч Понял тебя! Ч Голос фон Риттера был едва слышен из-за грохота разрывов.

Ч Все. Жду внизу. Ч Клаус резко встал, швырнув коммуникатор так, что стал
ьная дуга жалобно зазвенела, и повернулся к группе военных, застывших в п
очтительном отдалении от разъяренного капитана.
Один оператор, лейтенант в форме планетарной гвардии Эригона и сержант с
о знаками различия сапера... Это были те, кто предпочел сдаться, когда груп
па Клауса ворвалась в зал, оборудованный под пост управления аннигиляци
онной установкой. Как он и предполагал, все трое не входили в число наемни
ков, а были из местных. Обыкновенные предатели...
Клаус чувствовал, что вот-вот сорвется.
Ч Кто даст мне код управления спутниковой антенной? Ч негромко спросил
он.
Не дождавшись ответа, капитан сделал шаг вперед и схватил за лацкан стоя
вшего ближе других офицера.
Лицо лейтенанта мгновенно посерело от страха.
Ни слова не говоря, Клаус отволок его в сторону, подальше от группы своих с
олдат, чьи злые закопченные лица выражали полное согласие с действиями к
омандира.
Ч Код управления! Ч повторил он, выхватив “гюрзу”.
Лейтенант планетарной гвардии Эригона, совершенно случайно оказавшийс
я в этот час на лунной подледной базе, широко раскрыл рот, глядя в тонкое, п
окрытое вздутиями электромагнитных катушек дуло импульсного пистолет
а, и на его лбу медленно проступали бисеринки пота, несмотря на то, что в по
дледной пещере температура была чуть ниже нуля.
Ч Я... Я не знаю...
Ч Там вверху убивают моих ребят. Ч Дуло пистолета ткнулось в ноздри лей
тенанта, пустив по его дрожащей губе струйку крови. Ч Мне нужна связь, ина
че...
Ч Господин капитан, Ч вклинился между ними сержант Зотов, Ч тут с вами х
очет поговорить оператор.
Клаус отвернулся, отпустив ворот ошалевшего от страха офицера.
Ч Тебе повезло, парень, Ч сквозь зубы процедил он. Накоротко переговори
в с оператором, он повернулся к саперу из персонала базы.
Ч Сколько понадобится времени, чтобы прожечь тоннель в сторону от жилых
уровней? Ч резко спросил он.
Ч Не больше часа, господин капитан, Ч не задумываясь, ответил сержант. Ем
у вовсе не улыбалось знакомиться с методами убеждения Клауса поближе.
Ч Отлично. Ч Клаус сцепил за спиной руки, нервно меряя пространство лед
яной пещеры широкими размашистыми шагами. Ч Пробьете тоннель под углом
к поверхности луны, так чтобы он вышел за пределы жилых горизонтов базы. В
ыполняйте!
Он повернулся к своим людям
Ч Иван! Ч обратился он к сержанту. Ч Проследи за ними.

* * *

Бой медленно перемещался все ниже, словно по широким, вырубленны
м в толще льда тоннелям неторопливо полз бесноватый рокочущий дракон, со
трясая своим сдавленным автоматным кашлем вековую тишину подледных не
др, пятная голубоватую поверхность льда багряными брызгами человеческ
ой крови и оставляя после себя лишь стоны раненых, мертвые тела, покореже
нные механизмы да звонкую капель, срывающуюся с подтаявших от остервене
лого огня сводов .
Доминик фон Риттер редко начинал психовать во время боя, но на это
т раз проняло даже его. Боевики из неизвестной ему наемной группы, закова
нные в титано-керамлитовую броню боевых скафандров, перли по коридорам,
подметая пространство перед собой сплошной стеной огня из автоматичес
ких пушек и огнеметов. В гладких коридорах было абсолютно негде укрыться
, лишь расположенные у переходов на другие уровни квадратные бастионы, г
де они успели установить приземистые автоматические пушки, ненадолго з
адерживали около себя атакующую космическую пехоту.
Он упал, неудачно подвернув ногу на выщербленном пулями и испятнанном кр
овью полу тоннеля у развилки двух коридоров. Чиркнув бронежилетом по сте
не и вскинув “ФЛАУ-7” с реактивным подствольником, лейтенант врезался го
ловой в стену и на секунду расслабленно затих, прислушиваясь к звукам бо
я.
Из правого коридора доносилась остервенелая автоматная стрельба. В лев
ом пока было тихо. Фон Риттер выругался сквозь зубы и привстал на одно кол
ено.
Он надеялся, что те, кто уцелел после боя на верхних горизонтах, уже добрал
ись до точки сбора. Сам он отходил последним, прикрывая спины своих ребят,
пока они устанавливали автоматические орудия. Его бронескафандр проби
ло в трех или четырех местах, половину сервоприводов порвало и покорежил
о, так что ему пришлось скинуть эту груду металла, ставшую бесполезной не
подъемной ношей, и отступать налегке...
Сзади, из магистрального тоннеля, послышался далекий, приглушенный расс
тоянием и гулом боя ноющий монотонный звук. Доминик резко поднялся на но
ги и отпрянул в темноту левого тоннеля. Звук работающих сервомоторов он
мог вычленить из любого шума.
Не оглядываясь, он метнулся дальше, в глубину ледового лабиринта, припад
ая на неловко подвернутую ногу и беспричинно злясь на доставшие его обст
оятельства. Ровно через пару секунд то место, где была развилка тоннелей,
осветила нестерпимая для глаза вспышка пролитого широкой струей напал
ма, и из адского пламени, расплескавшегося в теснине истекающих водой и п
люющихся паром стен, показалась двухметровая широкоплечая фигура, забр
анная ромбиками бронепластин. Закрепленный на дымчатом шлеме радар мгн
овенно уловил цель, и две расположенные на покатых плечах автоматически
е пушки злобно зарокотали, выплевывая в левый тоннель щедрую порцию разр
ывных снарядов.

* * *

Клаус в этот момент находился двумястами метрами ниже, сидя за те
рминалом дальней межзвездной связи. От нехитрого на вид блока с матовым
экраном и номеронабирателем вверх сквозь многокилометровую толщу льда
уходил титановый стержень, оканчивающийся где-то посреди
бескрайней ледовой пустыни полузанесенной снегом спутниковой тарелко
й.
Экран устройства, долгое время не подававший признаков жизни, наконец ос
ветился, и Клаус облегченно вздохнул. Изображение так и не появилось, но о
н знал, что абонент вышел на связь, просто тот был не таким дураком, чтобы д
емонстрировать свою физиономию на весь Эригонский сектор.
Ч Это капитан Клаус Зельцман, Ч негромко проговорил он, глядя на миниат
юрный прибор, соединенный с передатчиком. Шифратор сигнала работал по пр
инципу генератора случайных чисел, превращая его слова в бессмысленный
набор цифр, понятный только второй половине прибора, находившейся на бор
ту фрегата “Зевс”, за миллионы километров отсюда. Ч Сэр, мы отработали, и
нужна срочная эвакуация... Повторяю: дело сделано. Вытаскивайте нас отсюд
а и поторопитесь.
Ч Сожалею, капитан, Ч посочувствовал ему невидимый абонент, не проявив
никаких эмоций. Ч Подлет десантных модулей к Луне-17 вышел из графика по н
е зависящим от нас причинам.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Экспансия - История Галактики 16. Галактический вихрь'



1 2 3