А-П

П-Я

 https://izhevsk.angstrem-mebel.ru/catalog/divany/divany-kozhanye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

– тихо спросил эльфёнок. Я молча кивнул. Мальчик окинул меня внимательным взглядом.
– Кто ты? Как твоё имя?
Я мысленно вздохнул. Очередной ребёнок какого-то аристократа, рос в провинциальном городке, никогда не покидал Элирании, о войне слышал только со слов старших. Дракона, должно быть, и вовсе не видал. Такие редко понимают, как опасно в лесу подходить к первому встречному каторжнику. Лет десять назад, встреть он меня или Аякса, юнец надолго бы это запомнил и заметно поумнел бы, а так… Впрочем, он тогда и ходить не умел, наверно.
– Бригадир Кайт Кек'хакар, 9-ый рабочий лагерь, «Северо-Восточный тракт». Эльфёнок обошёл меня кругом.
– А куда ты идёшь? Нет, право, даже в мирное время такая наивность наказуема.
– По приказу бек-нодара Мелика Ибрагима аль Шаддати, я иду в город Нейклот, на станцию.
– Железная дорога? – он улыбнулся. – А я как раз на поезде приехал. Кайт, ты воевал за светлых или за тёмных? Несколько секунд я молча смотрел эльфу в глаза.
– Вы приказываете мне ответить? Он запнулся.
– Нет…
– Тогда я предпочёл бы продолжить свой путь. Время ограничено.
Мальчик неуверенно кивнул и отошёл к коню. Я быстро двинулся дальше. Оглянулся только раз, на повороте; эльф стоял там же, где раньше, и провожал меня взглядом.
«Интересно, куда он направляется?» – внезапно подумал я. – «Там, куда ведёт эта тропинка, немного обжитых мест…»
День уже клонился к вечеру, поэтому я прибавил шагу. Следовало добраться до города засветло, иначе поезд уйдёт и мне придётся ночевать в лесу. К тому же я был голоден, а на станции мне дадут поесть… наверняка дадут. Эльфы, что про них не говори, народ не злой, и к грифонам относится совсем неплохо. Пока мы послушные.
4
Как всегда бывает на юге, ночь наступила быстро. Аэт загодя почувствовал приближение темноты и свернул с дороги к одинокому дереву, росшему на склоне холма. Раньше, очевидно, здесь ночевали люди; кора была изрезана кинжалом, многие ветки обломаны. Эльф тяжело вздохнул.
Несколько прикосновений заживили раны дерева, помогли ему расправить крону. Опустившись на колени, Аэт бережно развёл стебельки жухлой травы и погрузил пальцы в сухую землю. Глаза эльфа закрылись.
«Гайя, помоги мне,» – позвал он мысленно. Несколько секунд ничего не происходило, затем Аэт ощутил привычное тепло в жилах и улыбнулся. Открыв глаза, он увидел перед собой небольшой кустик, покрытый сочными ягодами.
– Спасибо, Гайя, – эльф поклонился земле и принялся за еду. Слабый ветерок развевал его льяные волосы.
Окончив трапезу, Аэт облокотился на ствол дерева и закрыл глаза. За десять лет он привык обходиться без особых удобств.
«Удобства…» – эльф вздохнул. – «Смертные даже не подозревают, сколь многое теряют, отделяя себя от природы стенами из мёртвых камней или убитых деревьев…»
Покачав головой, Аэт расслабился и погрузил сознание в пучину сна, оставив бодрствовать лишь слух. Эльфы не были рабами своих тел и в совершенстве умели ими управлять.
Несколько часов ничего не происходило. Аэт спал, тишину ночной степи нарушал лишь шелест листьев да редкие в этих местах цикады. Время уже перевалило за полночь, когда с дороги послышался стук копыт. Эльф сразу открыл глаза.
«Всадники» – подумал он и встал, чтобы встретить гостей. Но те оказались быстрее; несколько всадников окружили дерево, один бросил аркан, захлестнувший плечи Аэта. Эльф, не делая попыток сопротивления, лишь развёл руки, показывая что безоружен.
Люди спешились. Их было семеро, одетых в чёрное, с широкими восточными поясами и в масках, закрывавших верхнюю половину лица; вороные кони отличались красотой и статью. За сотни лет жизни Аэт много раз встречал разбойников, и сейчас мог твёрдо сказать: ночные гости к ним не относились. Они принадлежали, скорее, к сословию воинов, а предводитель – его было легко узнать по осанке – отличался хищной точностью и завершённостью движений, изобличавшей опытного бойца. Но вместе с тем, эльф отчётливо видел, что по меньшей мере трое незнакомцев очень молоды даже по меркам смертных. Предводителю, на вид, было не больше двадцати – двадцати трёх лет, он обладал квадратным, властным подбородком и холодными голубыми глазами, сверкавшими в прорезях маски будто хрустальные линзы.
Между тем люди окружили эльфа кольцом, держа наготове маленькие, блестевшие металлом арбалеты. «Десять лет назад таких не было» – подумал Аэт.
– Доброй ночи, воины, – произнёс он спокойно. – Я говорю на шести языках, включая Общий.
Солдаты обменялись отрывистыми фразами на неизвестной Аэту речи. Однако, голос одного из говоривших он мгновенно узнал; обернувшись, эльф с лёгким удивлением скрестил на груди руки.
– Что это значит?
Стоявший сзади человек снял маску. Теперь он мало чем напоминал жалкого оборванца, валявшегося в ногах Аэта; сломанный нос непонятно как превратился в целый, осанка выправилась, холодные серые глаза мерцали в лунном свете. Эльф мысленно восхитился мастерством перевоплощения, которым владел его утренний знакомец. Тем временем тот сложил маску втрое, сунул её за пояс и шагнул вперёд:
– Ты маг? – спросил он коротко.
– Нет, – спокойно ответил Аэт. – Я последователь учения А-Дан.
– Это одно и то же.
– Ты говоришь о том, чего не понимаешь.
– Я понимаю достаточно, – усмехнулся человек. – Эльф, мы могли убить тебя сразу, без лишних слов, согласен? Аэт улыбнулся.
– Моё тело много раз убивали, но никому ещё не удалось погубить мой разум.
– Тело или дух, тебе всё равно бы это не понравилось, хэк? Эльф согласно кивнул:
– Верно. Человек скрестил руки на груди.
– Помоги нам, и мы не только оставим тебе жизнь, но и подвезём до Эналтэ. Аэт удивлённо поднял брови.
– Ты предлагаешь мне жизнь? Но зачем вам её отбирать? Он обвёл рукой степь.
– Я отшельник, и жил здесь десять лет. Всё моё достояние – туника, сплетённая из травы. Люди быстро переглянулись.
– Ты провёл десять лет в этой степи? – с сильным акцентом спросил предводитель отряда. Сзади из-под его маски выбивались длинные, тёмные волосы, перевязанные тесьмой.
– Я занимался развитием сознания, – правдиво ответил Аэт. – Это требует долгого одиночества.
Предводитель и бывший бродяга обменялись парочкой фраз на неизвестном языке. Воины опустили арбалеты.
– Значит, ты не слышал о катастрофе? – спросил «бродяга». Аэт встрепенулся:
– Что произошло?
– Восемь лет назад чёрный маг Джер аль Магриб завладел страшным колдовским оружием и обратил в камень город Ронненберг. Король Торвальд совершил большую ошибку, обвинив в этом эльфов, и с тех пор между Эравией и Элиранией идёт молчаливая война.
– Мы думали, ты шпион, – объяснил предводитель отряда.
Эльф мысленно содрогнулся. Он легко отличал ложь от правды и знал, что ночные гости лгут о войне; но всё, что было сказано о Ронненберге, соответствовало истине. Приняв решение узнать подробности, Аэт тяжело вздохнул и покачал головой.
– Вновь войны, смерть, насилие… Я не ждал столь скорой встречи с ними.
– Помоги нам! – с жаром сказал предводитель. – После падения Ронненберга в мире почти не осталось магов, а те, что есть – жалкие шарлатаны. Расколдуй каменный город, эльф, спаси тысячи жизней! Аэт расправил плечи.
– Хорошо, – ответил он коротко. – Вы лжёте о своих целях, но говорите правду о Ронненберге. Я помогу его расколдовать.
Пройдя мимо воинов, эльф лёгким движением вскочил на ближайщего коня. Люди последовали его примеру, предводитель занял место за спиной бессмертного.
– Я Аэт, – представился эльф. – С кем свела меня ночь?
Предводитель ответил не сразу. Лишь когда отряд снялся с места и понёсся на север по дороге, залитой мертвенным светом фиолетовой луны, он подал голос:
– Гуркан ибн Гарун, последний хан Джэбегар.
– Ты очень молод, – заметил Аэт.
– Мне двадцать один год, – глухо ответил Гуркан. – Вполне достаточно.
– Достаточно для чего?
– Для дела, – оборвал юноша. – Довольно, эльф. У нас нет времени на болтовню. Аэт промолчал.
5
Некоторое время я спокойно шагал по тропинке и успел почти забыть о встрече с эльфёнком, но судьбе вздумалось устроить одну из тех шуточек, за которые принято платить кровью. Впереди уже виднелись рельсы, когда за спиной внезапно послышался конский топот, а секунду спустя мимо промчалась взмыленная лошадь. Та самая.
Я остановился и посмотрел назад. Конь выглядел не просто испуганным, он был в панике и явно имел к тому причины. Но что могло так испугать лошадь здесь, в давным-давно обжитых и проверенных лесах Элирании? Охотники эльфов истребили всех опасных зверей задолго до рождения моего прадеда…
Прежде чем я успел это подумать, клюва достиг запах гари и всё стало ясно. Пожар! Самая смертельная опасность для эльфов, надёжного средства против которой до сих пор не придумали. Крупные города испокон веков боролись с пожарами, эльфы даже вывели несколько пород пропитанных влагой деревьев, но здесь, в диких землях, огонь оставался почти непобедимым врагом. Следовало немедленно лететь к…
«Лететь?» – горько усмехнувшись, я повернулся и побежал назад по тропинке. Тёплых чувств к эльфам у меня никогда не имелось много. Пожалуй, будь на месте того мальчика кое-кто из моих знакомых, я бы молча продолжил путь.
«Он же не виноват…» – с разгона одолев поворот, я резко затормозил: впереди горел лес. Жар нахлынул волной, пришлось попятиться и прищурить глаза. Я никогда не видел, чтобы пламя распространялось так быстро.
Эльфёнок бежал по тропинке, не замечая меня, он кашлял и спотыкался. Огонь мчался в несколько раз быстрей: ещё минута, и парень сгорит заживо. Надо спешить…
Вдохнув поглубже, я бросился вперёд. В этот миг эльфёнок споткнулся и покатился по траве, совсем рядом с ним упала горящая ветка. Не останавливаясь, я схватил мальчика, забросил на спину и метнулся назад.
– Держись! – крик был едва слышен за треском горящего леса. К счастью, эльфёнок понял и вцепился в перья. Деревья вокруг нас уже пылали.
Ни разу в жизни я не бегал так, как тогда. Мы мчались по тропинке, чувствуя что сзади догоняет огонь, со всех сторон было пламя и горячий воздух жёг грудь. Мои перья потрескивали от высокой температуры.
Пожар буквально летел от дерева к дереву. Даже нефть горит медленнее, что могло вызвать такую катастрофу?! К счастью, вокруг полотна железной дороги лес был вырублен, там огонь остановится… Надо лишь добежать живым.
Под ногами уже горела трава, когда пылающий лес наконец остался позади и мы с эльфёнком, опалённые, задыхающиеся, свалились на рельсы. Даже здесь, в двадцати ярдах от огня, горячий воздух обжигал лёгкие; собравшись с силами, я привстал и огляделся.
По левое крыло от железной дороги пожар захватил уже около полумили, и продолжал распространяться с той же необъяснимой скоростью. Справа лес пока не горел, но если огонь перейдёт рельсы, мы тут поджаримся не хуже утки, присыпанной углями. Надо бежать по шпалам против ветра, быть может, успеем добраться до реки…
Эльфёнок уже немного опомнился и сел, глядя на пожар широко раскрытыми глазами цвета сирени. Я коснулся его плеча.
– Залезай мне на спину… господин. Надо спешить, пока огонь не охватил весь лес. Мальчик повернул голову.
– Кайт, почему?! Почему они подожгли деревья?!
«Подожгли?»
– Кто? – спросил я недоверчиво.
– Маги! – эльфёнок схватил меня за перья. – Я заехал в храм у дороги, хотел посмотреть росписи, а внутри были люди. Трое или четверо, не уверен. Они стояли на коленях вокруг светящейся пирамиды и держались за руки. Он содрогнулся.
– Я даже удивиться не успел, как один из них меня заметил, вскочил и махнул рукой, словно бросал что-то. И тогда у него прямо из кисти огонь вырвался, настоящая огненная лавина! Зим от страха на дыбы встал и ускакал, я побежал следом, но тут загорелся лес…
«Маги», – подумал я. Но как это возможно? Почти все маги окаменели вместе с Ронненбергом, а те, что остались, за минувшие годы растворились среди людей. Варвары, особенно драконьи всадники, охотились за ними беспощадно.
– Ты уверен? Лес подожгли маги? Фраза уже вылетела из клюва, когда я заметил ошибку:
– …господин.
– Не надо звать меня так, – мальчик поднялся. С головы посыпались опалённые волосы. – Грифон, ты спас мне жизнь. Спасибо. Странно он себя ведёт, для эльфа.
– Это был мой долг, – заметил я спокойно. – Но опасность ещё не миновала. Надо спешить к реке, иначе пожар всё равно до нас доберётся. Садись мне на спину, скорее! Он послушался. Я быстро двинулся к северу, отойдя немного вправо от полотна дороги.
– Меня зовут Эдай, – сказал эльфёнок спустя десять минут. – Кайт, ты случайно не видел моего коня?
«Что-то с этим мальчиком нечисто,» – подумал я мрачно. Вслух, однако, ответил совсем другое:
– Видел. Он в панике промчался мимо и скрылся в лесу.
– Только бы Зим не погиб… – с тоской произнёс Эдай. – Зачем, скажи, зачем поджигать лес?! Там столько животных! Им сейчас больно, они сгорают заживо!
«Эмпат», – понял я. Час от часу не легче.
– Гос… Эдай, не надо тратить силы, – сказал я, продолжая бежать. – Нам предстоят несколько очень неприятных часов, когда огонь пересечёт рельсы, постарайся пока отдохнуть. Эльфёнок улыбнулся.
– Хорошо, Кайт, я помолчу.
Да-а, похоже, он не только эмпат, но и телепат. Телепат… Пять лет, да, пять лет минуло с моей последней встречи с таким существом. Пять лет…
«Эдаю, наверно, в то время было не больше девяти» – пришла мысль. Тряхнув головой, я прибавил скорость и пустился по дороге лёгкой рысью, стараясь держать спину ровно. Душу рвали воспоминания.
«Пять лет, пять лет… Сколько же я перенёс с тех пор…»
Почти пять лет провёл я в лагере военнопленых на севере Этана. Пять проклятых лет, которые превратили бывшего клан-командира в жалкого каторжника, пять лет мучений и смешных попыток восстановить по памяти свою летающую машину, пять лет боли и горя – но все эти годы я как наяву помнил лицо полуэльфа, моего всадника, когда его вели к яме со змеями. Ландас тоже был телепатом; когда-то, в другой жизни он часто удивлял нас, угадывая желания и доставляя неожиданные радости, как не умел больше никто во всей дивизии. Когда его казнили – телепаты и маги были вне закона в Чёрной Орде
– мы с товарищами дали клятву отомстить, но минуло всего пять лет и только я, бескрылый грифон, ещё помню об этом…
Давно забылись все наши мечты, да и нас самих уже мало кто помнит. Даже я, последний из живых, вспомнил случайно.
«Если бы я мог знать…» – на глаза невольно навернулись злые слёзы и я моргнул, чтобы их согнать, – «Если бы я мог знать, чем станет жизнь без неба!»
Юный эльф на моей спине сидел молча, стараясь не касаться раненых плеч. Верноятно, он слышал все мысли.
«А пусть слушает!» – подумал я зло. – «Всё равно моя судьба – носить уздечку! Хоть эльфы, хоть степняки – все вы одинаковы!»
Впереди на фоне пламенеющего неба темнели силуэты необычайно красивых деревьев, мэллонов, которые украшали все без исключения поселения эльфов. Вид был столь красив, что у меня перехватило дыхание.
«Нет, ради таких мгновений стоит жить», – сказал я сам себе. – «Даже с уздечкой в клюве…»
Навстречу уже мчались несколько всадников, очевидно заметивших пожар. В свете догорающих деревьев, под крики и звон пожарных колоколов, мы с эльфёнком подошли к станции.
Как и все поселения эльфов, городок Нейклот напоминал скорее живописный лес, чем город. Стен он не имел, их место занимала живая изгородь из колючих кустов, повсюду росли мэллоны и секвойи, цветы устилали каждый дюйм газонов и лужаек. Среди деревьев там и тут виднелись округлые белые крыши; дома эльфов всегда строились только из камня. Бессмертные не рубили деревья даже для отопления зимой.
И тем более чуждым казался большой деревянный сруб на площади, неподалёку от вокзала. Там жили оккупанты; после войны варвары назначили своих управляющих в каждый населёный пункт эльфов. Даже в такое захолустье, как Нейклот.
– Эдай, послушай… – мы остановились неподалёку от первых деревьев. – Тебя, несомненно, учили скрывать свой дар? Мальчик спрыгнул на землю и серьёзно кивнул.
– Учили, Кайт.
– Так вот… – я посмотрел в сиреневые глаза эльфёнка. – Думаю, не стоит никому рассказывать про светящуюся пирамиду и магов. Мало ли, кто может услышать, согласен? – я кивнул на сруб. Эдай опустил голову.
– Я и тебе не должен был рассказывать. Просто растерялся.
Улыбнувшись, я хотел по привычке потрепать его крылом, и мы с мальчиком одновременно вздрогнули, ощутив одну боль на двоих. Стиснув клюв, я положил руку на плечо Эдая.
– Я никому не скажу.
– Я тоже, – серьёзно отозвался юный эльф.
– Тогда беги, – я отступил назад. – Кажется, у колокольни привязан твой конь.
– Зим?! – просияв, Эдай бросился к перрону.
Я проводил его долгим взглядом. Эльфы вокруг суетились, готовясь к отражению пожара, на меня никто не обращал внимания. Самое время тихо подойти к поезду, показать кондуктору свиток и пуститься в долгий путь через всю Элиранию…
Повернувшись, я быстрой рысью двинулся вдоль рельсов обратно, к месту, где мы с Эдаем едва спаслись от огня. Там лес должен был уже прогореть, и я смогу подобраться к руинам храма. Не зря мне сегодня вспомнилась старая клятва.
6
Путь длился долго. Всю ночь и большую часть дня отряд мчался на север, лишь дважды задержавшись у родников, дать передышку коням. В пути почти не разговаривали: присутствие эльфа сковывало людей, Аэт не раз ловил на себе тяжёлые, недобрые взгляды. Молодой Гуркан хранил гробовое молчание.
Степь была необычно безлюдной. Аэт помнил, что десять лет назад, когда он шёл на юг по этой самой дороге, навстречу то и дело попадались всадники и телеги, вдоль тракта тянулись обработанные поля. Теперь же, за два дня бешеной скачки они не встретили никого. Земля опустела, в воздухе грозой висело напряжение. Аэт хорошо знал эти признаки.
«Война…»
На закате второго дня, когда вдоль дороги наконец стали попадаться обработанные поля и бедные лачуги, вдали, среди холмов, показалось нечто странное. Аэт долго не мог понять, что видит.
Лишь когда отряд подскакал ближе, стало ясно, что удивительное явление впереди – своего рода маленький циклон. Все окрестные тучи скрутились в спираль вокруг громадной серой башни и медленно вращались, то и дело озаряя молниями окаменевший город внизу. Поражённый эльф потряс головой.
– Невероятно… – прошептал он. Гуркан за его спиной усмехнулся.
– То ли ещё будет.
Аэт не ответил; он смотрел. Окаменевший Город Магов, некогда поражавший воображение любого путника сказочной красотой и богатством, теперь потерял все цвета. Серые, мрачные башни тянулись к вечно хмурому небу, центральный пик, вокруг которого завивались тучи, нависал над городом, словно чудовищная длань, занесённая для удара. Деревья и сады, живые изгороди и цветы – всё стало серым, мёртвым, листья замерли, трава обратилась в ковёр из кинжалов. Когда всадники приблизились к воротам, стали видны мраморные изваяния стражников.
Потрясённый до глубины души Аэт спешился и подбежал к окаменевшим людям. Сердце эльфа бешено колотилось.
– В них нет жизни… – прошептал он. Чуткие пальцы напрасно бегали по мраморной коже. – Они мертвы, Гуркан. Я не чувствую жизни. Юноша, стоявший рядом, скрипнул зубами.
– Всё же попытайся.
– Хорошо, – Аэт поднял голову. Холодный ветер трепал плащи воинов, развевал льяные волосы эльфа. Отблески молний то и дело озаряли каменный город. Чудовищная центральная башня казалась копьём, пробившим плоть самой земли.
– Там, – коротко сказал Аэт.
– Мы знаем, – ответил бывший бродяга, чьё имя эльф до сих пор не знал. – Но двери башни окаменели вместе с городом.
Помолчав, Аэт подошёл к узорчатым декоративным воротам и перелез через них. Шестеро воинов последовали его примеру, седьмой остался охранять коней.
Шли молча. Слишком подавляющим было зрелище. Ветер с заунывным посвистом гнал по мёртвым улицам листья и сухую траву, отблески заходящего солнца казались брызгами крови. Жители города застыли мгновенно, не успев даже осознать, что случилось. Возле одного дома, на серой лужайке лежала молодая женщина, улыбка на неподвижном лице скалилась кошмарной гримасой. Женщина держала над собой каменного ребёнка: они играли, когда пришла смерть. Закат окрасил лицо мальчика в пурпур.
Когда отряд приблизился к центру города, им впервые встретились следы живых существ. Вокруг подножия гигантской башни была натянута ржавая колючая проволока; с мятой жестяной таблички скалился череп и перекрещённые берцовые кости человека.
– В первые месяцы многие пытались, – глухо сказал Гуркан. – Их убивали молнии. Тучи вращаются вокруг единственного пути в башню, открытого окна. Восемь лет назад из этого окна выбрался колдун Джер аль Магриб, погубивший город, и оставил грозу охранять проход, чтобы никто не вернул к жизни великий Ронненберг. Юноша указал на серую каменную поверхность за проволокой.
– Туда падали тела. Грифоны, эльфы, люди – проникнуть внутрь не сумел никто. Рыцари надевали могучие доспехи – их поджаривало, словно рыбу в глине, эльфы на грифонах пытались спуститься сверху, но земли достигали лишь обугленные трупы. Вот почему нам нужен маг.
– Я не маг, – негромко ответил Аэт. Гуркан покачал головой.
– Ты умеешь управлять погодой, я знаю.
– Умею… – эльф задумчиво оглядел башню. – Но этот шторм неестественный. Сомневаюсь, что смогу его отвести.
– Попробуй. Аэт вздохнул.
– Утром. А сегодня вы должны мне помочь. – он обернулся к юноше. – Мне потребуется длинная, очень длинная и прочная стальная цепь, сухой корабельный трос, несколько железных прутьев, тщательно высушенные деревянные доски, инструменты, несколько фарфоровых кукол, толстая стальная проволока, хорошие кожаные сапоги на деревянной подошве и грифон.
Гуркан молча щёлкнул пальцами; двое воинов бегом бросились обратно к воротам. Молодой хан подёргал колючую изгородь.
– Эта проволока подойдёт?
– Нет, – Аэт покачал головой. – Она не выдержит высокой температуры. Юноша с сомнением огладил подбородок.
– Грифона в этих местах найти сложно, но у меня есть дракон. Устроит?
– Дракон? – удивлённо переспросил Аэт. – Дракон служит человеку? Люди с усмешками переглянулись.
– За десять лет многое изменилось, – уклончиво отозвался Гуркан. Эльф чуть прищурил глаза.
– Быть может, расскажешь подробнее? Юноша покачал головой.
– Дракон расскажет сам, если, конечно, ты согласишься выслушать крылатую рептилию. Ваш народ, как я помню, особо тёплых чувств к драконам никогда не испытывал. Помолчав, Аэт пожал плечами.
– Я не питаю к драконам никаких чувств. Не доводилось встречаться. Гуркан встрепенулся.
– У нас много времени, пока нукеры достанут нужные тебе вещи. Пойдём, покажу кое-что интересное. Мы нашли это, когда исследовали каменный город. Эльф молча последовал за человеком.
…"Это» находилось на западной окраине города, где раньше, до катастрофы, несколько старых каменных башень с красными черепичными крышами утопали в зелени.
В древности на месте Ронненберга находилась угрюмая крепость таинственной волшебницы Мегары, о которой было известно лишь имя да страшные сказки про чудовищ, что творила она в подземельях своего замка. Герой по прозвищу Холодный Кузнец – его подлинного имени никто не помнил – бросил вызов Мегаре и убил её в магическом поединке, но и сам погиб, когда со смертью колдуньи обрушилась чёрная крепость. Спустя столетия, от некогда грозной цитадели остались лишь четыре башни, обломки стен и две высокие арки, между которыми буйно разрослись кусты чертополоха. Новые хозяева Ронненберга сохранили руины в качестве музея.
– Осторожней, – предупредил Гуркан, когда они с Аэтом приблизились к аркам. – Окаменевшие растения опаснее любого клинка.
Эльф оглядел застывшие лезвия чертополоха, острые шипы, ставшие теперь крепче алмаза. Передвигаясь по городу, им приходилось обходить лужайки и газоны, поскольку шагать по траве было не легче, чем по гвоздям.
– Что вы хотели мне показать?
Юноша кивнул на окно одной из башен, угрюмо темневшее рядом с левой аркой. Нукер, сопровождавший молодого хана, протянул эльфу латные перчатки.
– Придётся лезть на стену, – объяснил Гуркан. – Будь осторожен.
Улыбнувшись, Аэт окинул взглядом старую башню и с разбега взбежал по стене, уцепившись за выступающий камень. Прежде чем люди успели подойти к подножию, эльф уже забрался в окно и уселся ожидать спутников.
Тем понадобилось несколько минут, чтобы повторить путь Аэта. Добравшись наконец до окна, Гуркан смерил бессмертного неприветливым взглядом, но ничего не сказал и лишь спрыгнул на пол башни. Последним внутрь забрался нукер.
– Идём, – бросил Гуркан. – Не пытайся открывать двери или передвигать стулья, руку сломаешь. Наша цель в подвале.
Аэт молча последовал за людьми. Они спустились по старой винтовой лестнице, протиснулись в полуоткрытую дверь и остановились перед статуей стражника. Атака застала человека в миг, когда он выходил в коридор, и рука с ключами так и осталась в замке. С некоторым трудом, но в подземелье можно было проникнуть.
Гуркан первым перелез через тюремщика, следом протиснулся высокий эльф. Нукер остался в коридоре. Дав знак Аэту, молодой хан подошёл к зарешёченной нише в стене.
– Вот тебе дракон. Любуйся.
Бессмертный несколько секунд стоял молча, не отводя взгляда от маленького, грациозного и прекрасного существа в клетке. Детёнышу было, наверно, не больше пары лет, он имел по-детски курносую мордочку, огромные глаза, коротенькие рожки и хрупкие, почти прозрачные крылышки, сейчас сложенные на спине. Атака застала драконыша спящим; наверно, он даже не успел понять, что произошло. Зато Аэт прекрасно всё понимал, поскольку видел цепь, надетую детёнышу на шею.
– Зачем его держали в клетке? – негромко спросил эльф. Гуркан не ответил; обернувшись, Аэт увидел молодого хана, стоявшего у соседней камеры. Внутри, на скамье, сидел обнажённый по пояс, мускулистый, красивый юноша лет семнадцати с длинной косой чёрных волос. У его ног свернулась молодая грифоница; в миг атаки она что-то говорила юноше, да так и застыла с открытым клювом. Аэту хватило одного взгляда на лицо окаменевшего пленника, чтобы всё понять:
– Твой брат? – спросил он тихо. Вздрогнув, Гуркан обернулся к эльфу. Помолчал, стиснув зубы, но всё же кивнул.
– Восемь лет назад он был моим старшим братом, наследником рода Джэбегар, – молодой хан сжал кулаки. – Теперь я старше на четыре года. Аэт опустил голову.
– Мне очень жаль.
– Мне тоже, – юноша резко отвернулся. – Но не только я потерял родича. Этот детёныш – дочь драконихи, которую ты завтра увидишь. Возможно, тебе известно, что много лет назад стая крылатых попала в плен к эльфам и их заставили работать на каторжном заводе?
– Я слышал об этом, – негромко сказал Аэт. Гуркан помолчал.
– У одной драконихи в плену родился малыш, но маги забрали его и доставили в Ронненберг, чтобы проводить опыты, а также всегда иметь под рукой источник драконьей крови. К счастью, – юноша криво усмехнулся, – город окаменел раньше, чем они успели начать. Гуркан скрестил руки на груди.
– Отец дракончика пытался защитить своего детёныша и погиб в бою с охраной, мать заковали в цепи. Это случилось восемь лет назад. С тех пор многое изменилось; драконы получили свободу, я потерял отца… – юноша стиснул зубы. – Мы познакомились с матерью этого детёныша год назад, здесь, в каменном городе, куда я приехал искать брата, а она – дочь. Мы равно хотим спасти наших близких. Но к магам у нас обоих осталось лишь одно чувство, и тебе не составит труда догадаться, какое. Аэт медленно кивнул.
– Я понимаю.
– Если сумеешь пробраться в башню, исполни одну просьбу, – Гуркан подошёл к эльфу вплотную. – Освободи город на один час, а затем вновь обрати в камень, всего на сутки. Дай нам время уйти. Аэт покачал головой.
– Я не могу обещать того, что от меня не зависит. Почему город обратился в камень? Какую магию использовал аль Магриб? Пока мы этого не узнаем, я не могу обещать ничего. Гуркан долго молчал.
– Я слишком долго ждал… – произнёс он наконец. – Пусть случится то, что должно. Идём. Отведай нашего гостеприимства, бессмертный. Завтра времени не останется.
Следом за юношей, Аэт покинул подземелье. Они спустились из окна и долго смотрели на заходящее солнце.
– Я хотел бы провести ночь здесь, – негромко сказал эльф. – В одиночестве.
– Не стоит, – серъёзно ответил Гуркан. – Год назад я попробовал… Аэт чуть заметно улыбнулся.
– Я не боюсь темноты, – он поднял голову и обнял взглядом наступавшую ночь. – Идите. Мне надо побыть наедине с Нею. Люди переглянулись.
– С кем? – подозрительно спросил Гуркан. Эльф промолчал.
7
Лес ещё дымился. Обгорелые остовы деревьев тлели тусклым пурпуром, покрывало из пепла обратило живописную местность в равнину смерти. Огонь так и не перекинулся через рельсы, и я возблагодарил неведомых магов; очевидно, им надо было лишь уничтожить следы собственного присутствия. После войны – вполне понятное желание.
«Если они заметают следы, значит, магия порталов им незнакома» – подумал я. Это значило также, что колдуны не могли уйти далеко: переждав пожар в руинах храма, они опередели меня не больше чем на полчаса. Куда они пошли?
Я огляделся. Уходить по пеплу, к северу, было глупо и опасно; трое людей в сгоревшем лесу с воздуха видны как на ладони. Не говоря уж о следах. Уходить по рельсам, прочь от станции, они точно не станут, по тем же причинам. Итак, оставался лес за железной дорогой.
Добежав до места, где мы с Эдаем выскочили из горящего леса, я отошёл вправо, к деревьям, опустил голову и шагом двинулся обратно. Есть деталь, которую ни один маг не сможет скрыть, будь он хоть Магистром Ронненберга: запах. Таких заклинаний просто не существует – ведь колдовство изначально создавалось людьми и эльфами, то есть существами, фактически лишёнными обоняния.
Опытный охотник может изменить свой запах; это поможет обмануть животное, знакомое с человеком, но уничтожить запах совсем не сумеет никто. А я, хоть и потерял крылья, всё равно оставался грифоном, разумным хищником, обладавшим обонянием не хуже волчьего. Поэтому я даже мысленно не улыбнулся, когда спустя десять минут обнаружил отчётливый человеческий след, терявшийся среди деревьев.
1 2 3 4 5
 там 

 Шёвалль Май - Негодяй из Сефлё http://www.libok.net/writer/6841/kniga/30530/shevall_may/negodyay_iz_sefle