А-П

П-Я

 понравилось тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

Каждому вдумчивому искателю будут показаны все тринадцать ключей к Величайшему Сокровищу Мира.
Вы можете увидеть их, а если захотите, можете воспользоваться ими прямо здесь и сейчас. Только, конечно, не для разрушения Пирамид, договорились?

Вернись – я все прощу

Если караван в пустыне поворачивает назад, то самый слабый и хромой верблюд оказывается впереди.
Волчье обсуждение плана охоты
* * *
Что это за место, где происходят события, описанные в книге?
Почему для восстановления душевных сил мы вспоминаем те места и обстоятельства, в которых были счастливы?
Какими качествами должны обладать эти места и какие чувства они должны пробуждать?
Как почувствовать, что энергия наполнила нас?
* * *
Тренировка закончилась. В небольшом спортивном зале около двадцати занимающихся. Я давно знаю их всех, мы вместе осваиваем древнюю систему саморазвития Жим Лам. Все они очень разные, но общее стремление трудиться над собой и развивать лучшие стороны своей личности нас объединяют.
В благодарность за то, что они есть, мне захотелось сделать для каждого из них что-то хорошее, как-то выразить им свою любовь. Ну, хотя бы вот так:
– Предлагаю провести медитацию, которая восстановит ваши душевные силы и улучшит физическое состояние. Согласны? Тогда прошу всех располагаться на татами. Постарайтесь принять такое положение, в котором будете чувствовать себя наиболее комфортно.
Мои друзья оживленно принялись выполнять за-дание.
– Теперь в положении лежа или сидя – кому как удобно – расслабляем каждую клеточку своего тела, успокаиваем свои мысли, выравниваем дыхание, закрываем глаза. И вызываем перед внутренним взором самое прекрасное место на планете из всех, которые вам когда-либо приходилось видеть. Представляем себе красивейший уголок природы, настолько захватывающий воображение, насколько это только возможно.
Мы можем представить, что перед нашим взором раскинулось безбрежное, безмятежное море. Оно бирюзовое ближе к берегу и синее – дальше к горизонту. Оно поблескивает в ласковых солнечных лучах и чуть размытым маревом соединяет границу воды и неба.
Вы стоите на теплом, согретом солнечными лучами песке. На берег одна за другой мягко набегают волны, омывая ваши ступни и лаская их пеной.
Над головой – бесконечной глубины небо, в котором неторопливо проплывают почти совсем прозрачные перистые облачка.
Вы окидываете взглядом все вокруг и вдруг замечаете, что там, где заканчивается песчаная полоса, начинается огромный фруктовый сад. Здесь есть яблоки, персики, груши, гранаты, виноград – все-все, что вы только пожелаете. Сочные плоды свисают с ветвей стройных и сильных деревьев, словно приглашая отведать их на вкус.
Ковер густых трав и цветов, так и зовущий прогуляться по нему, распростерся до самого подножия величественных гор, чьи белоснежные вершины возвышаются вдали.
Поросшие лесом склоны укрыли в своей прохладной тени искрящиеся водопады и многочисленные говорливые ручейки, резво сбегающие с гор в сторону моря. Их голоса сплетаются с пением птиц в единую Симфонию Жизни и прекрасной музыкой разносятся над всей цветущей долиной.
И вы знаете, что среди всего этого великолепия есть небольшой поселок, укрытый за мысом. Он расположился прямо на берегу моря. Там живут добрые, сильные, мудрые, гостеприимные люди, которые всегда готовы поделиться с вами всем, которые всегда готовы помочь вам во всем. Они рады вашему появлению, они любят и ценят вас таким, какой вы есть.
И вот вы стоите на песке у кромки моря, наслаждаясь красотой и безмятежностью этого дивного места. Вы вдыхаете полной грудью всю свежесть и чистоту воздуха, зародившегося у снежных горных вершин. Вбирая в себя все богатство ароматов леса, все благоухания трав и садов, смешавшись с соленой терпкостью морских брызг, этот воздух долетел до вас, чтобы подарить ощущение счастья. Ощущение счастья здесь и сейчас, на этой земле.
Побудьте там немного…
…Я смотрел на счастливые, одухотворенные лица людей в зале и ясно понимал, что каждый из них вызвал в памяти собственные воспоминания, которые, возможно, уже стали стираться в суете повседневной жизни.
Ну что же, пора заканчивать отдых:
– Возвращаемся в сегодняшний день, в наш зал, вспоминаем себя: кто мы, где мы. Открываем глаза. Делаем глубокие вдохи, постепенно выходим из медитации. – Хорошо, правда? Кто из вас четко почувствовал описанные моменты? У кого возникли какие-то ассоциации? Кто ощутил прилив сил, спокойствие, равновесие, гармонию?
Мои друзья открывали глаза и, улыбаясь друг другу, делились впечатлениями.
– Я вспомнила наше путешествие с мужем и сыном на Азовское море. Те слова, которые вы произносили, мне не мешали, хотя не было гор и лесов с ручьями, сознание выбрало то, что оно знает и чувствует, – начала разговор женщина, которая расположилась совсем близко ко мне.
– Да, ведь главное – состояние, – поддержали ее товарищи.
– И еще, картина яркая получается, только когда ты сам был в таком месте и все прочувствовал.
– А лучше, если с воспоминанием связаны хорошие чувства, тогда прямо наполняешься силой и будто молодеешь…
– Вижу, всем понравилось, каждый увидел свои прекрасные образы, – резюмировал я. – Можете путешествовать в свои личные «места силы» столько раз, сколько хотите, для восстановления душевного равновесия и гармонии.
Когда мне становится тяжело на Душе или хочется успокоиться перед сном, я часто в мыслях отправляюсь в то место, которое вам описал. И мне совсем не надо придумывать какой-то несуществующий образ с названием «Земля мечты». Потому что это место существует, я был там, и мне совсем легко рассказать о нем.
Ребята и девчата наперебой заговорили:
– Пожалуйста, расскажите, где это, если можно. Как вы там оказались?
– Оно действительно такое или вы приукрашиваете?
– А что у вас там было, роман?
– Это реальное место на нашей планете, – я вновь мысленно перенесся на берег озера и улыбнулся. – Оно находится в Киргизии. Это побережье озера Иссык-Куль. И там все именно так, как описываю: и горы, и гостеприимные люди, и море воды, сливающееся с горизонтом… Это мой личный санаторий – и бесплатно, и никому не мешаю.
Этот секретный способ сохранения душевного здоровья я вам дарю.
Ощутив счастье в каком-либо месте, мы создаем энергетическую капсулу этой радостной силы. Она навсегда сохраняется в нашей памяти. Путешествуя туда в мыслях и чувствах, мы как будто принимаем этот эликсир.
Итак, каждый выбирает и вспоминает свое «что, где и когда».
Только есть два условия: это место должно быть красивым, богатым природными силами, а то чувство, которое вы испытали там, должно быть чистым и сочетать в себе ощущения любви, радости, силы, благоговейного трепета и еще, наверное, восторга.
И разве не для этого мы делаем фотографии во время путешествий, во время радостных событий? Разве не для этого мы создаем семейные альбомы? Просматривая их, люди забывают свои ссоры, трудности и снова начинают улыбаться друг другу: «Как нам было хорошо тогда, помнишь?..»
…Закончились занятия, но нам почему-то не хотелось расставаться. Мы всей группой, даже те, кто приехал на машине, неспеша пошли к троллейбусной остановке. В этой дружеской атмосфере разговоры и обмен впечатлениями продолжались, и мы решили, что каждый из нас дома наведет порядок в фотоальбомах. А еще, что подобные медитации мы будем проводить на каждом занятии…

У семи нянек

Чтобы ваши желания говорили вашим возможностям: «Мы от вас балдеем!»
Тост на юбилее жадины
* * *
Как добиться того, чтобы в повседневной жизни правильно понимать складывающиеся обстоятельства, видеть любую ситуацию со всех сторон, находить верные, новые, нестандартные решения?
* * *
Бабье лето в Москве проходит быстро, а холодная и сырая осень порой тянется по полгода. Вот уже и привычный дождик стучится в окна… Пока в головах людей еще свежи воспоминания о лете, самое время собирать сотрудников института для обсуждения результатов сезонных работ.
На втором этаже здания нашего Научно-исследовательского института экологического мониторинга – небольшой зал для внутренних совещаний. Здесь и собрался коллектив для заслушивания и обсуждения отчетов «О работах, проведенных весной и летом на северном берегу озера Иссык-Куль и в прилегающих к нему горных районах».
К тому же в этом небольшом помещении всегда было несколько теплее, чем в актовом зале, – при еще не включенном отоплении фактор весьма немаловажный.
Никто не ожидал от предстоящего заседания чего-то особенно интересного, так как все более или менее интересные вопросы уже многократно обсуждались в частных беседах. Поэтому обстановка была не столько деловой, сколько дружеской.
Тем неожиданней для всех собравшихся стал доклад руководителя отдела геофизических измерений Полины Александровны.
Надо сказать, что среди дружного мужского «населения» нашего института было всего четыре женщины, каждая из которых здесь чувствовала себя королевой, что при таком распределении сил было вполне естественно. Но Полину за «Мисс института» при-знавали абсолютно все, не исключая остальных трех дам.
Она производила впечатление главной отличницы класса, знала ответы на все вопросы и при первой же встрече была способна очаровать даже самого нелюдимого представителя мужской половины человечества.
Полинин муж, занимающий какую-то высокую должность в угольной промышленности, в своей жене просто Души не чаял, он буквально носил ее на руках и никогда ни в чем ей не отказывал. Тем более что детей у них еще не было.
Надо ли говорить, что она всегда очень хорошо одевалась и не испытывала никаких материальных затруднений.
Таким образом, Полина имела все, чтобы в свои «около тридцати» приступить к работе над докторской. К тому же она являла собой редкое среди прекрасного пола сочетание ума и красоты. Неудивительно, что все мужчины НИИ собрались послушать нашу умницу-красавицу.
Итак, ее доклад был неожиданным по содержанию и никого не оставил равнодушным. Ей даже немного поаплодировали.
Без пространных рассуждений она сказала, что ее лабораторией открыта и зарегистрирована приборами неизвестная до сих пор аномальная зона. Этот маленький бермудский треугольник, только со знаком плюс, она назвала «ЗАЛ 1» в честь Заилийского Алатау – места, где и было сделано открытие.
Под ее гениальным руководством лаборатория обобщила данные мониторинга всех наших сотрудников, которые принимали участие в сезонных исследованиях в районе и на побережье озера Иссык-Куль. Полученная картина была дополнена данными различных местных служб. Такой многосторонний взгляд и дал ей возможность цельного восприятия сложившейся ситуации.
До нее метеорологи, сейсмологи, почвоведы и другие службы, работая каждый в своих областях и хорошо зная свои процессы, не видели общей картины.
Словом, эта почти детективная ситуация напоминала притчу про слепых, изучающих на ощупь слона. Один говорил, что слон – это столб, другой – что мягкая труба, третий – что это веревка с кисточкой, четвертый… и так далее. Но мудрец, объединив их знания, понял, каков слон целиком.
Здесь, в аномальной зоне ЗАЛ 1, обнаружились необычайно высокие показатели скачков уровня магнитного поля, особенно в периоды усиления солнечной активности, а здешний микроклимат резко отличался от ближайших районов количеством ясных дней в году.
Циклоны и области низкого давления как будто наталкивались на препятствие и обходили эту зону стороной; характерные барические линии на метеокартах, извиваясь подобно змеям, никак не желали располагаться над ЗАЛ 1.
И хотя сама область располагалась в сейсмически опасном районе, там ни разу не фиксировались подземные толчки – ни сильные, ни слабые. Все эпицентры находились в стороне, и, что интересно, на карте сейсмической активности землетрясения с магнитудой два балла и выше, зарегистрированные в этом районе, располагались концентрическими кругами вокруг ЗАЛ 1.
Воодушевленная вниманием аудитории, Полина Александровна быстро проговорила:
– Я собираюсь предложить администрации нашего института организовать экспедицию в этот район для подробного изучения ситуации и снятия замеров на месте. Если вы мне хотите помочь, то сейчас же можно написать открытое письмо начальству от всех руководителей отделов. Мол: «…в связи с особым интересом к данной области и выводам, сделанным из полученных замеров… И так далее…» Ну, вы ведь знаете, как это обычно пишется.
Она очаровательно улыбнулась. Все собрание, конечно, тут же сочинило необходимую бумагу на имя генерального директора и торжественно вручило ее мне как заму по науке.
– Иди, Митрич, неси и без подписи не возвращайся, – шутили мои коллеги, в Душе понимая всю безнадежность этой затеи. Просить незапланированные расходы в государственной организации, да еще и в конце года… Кто плавал, тот знает.
– Ой, дорогие мои мужчины, я вам так благодарна за понимание, так признательна за поддержку… – без конца повторяла, спускаясь со сцены, открывательница аномальных зон и создательница моих головных болей. Как я понимал, этой и всех последующих…

Грешное зачатие

Сеть – это дыры, связанные веревкой.
На курсах повышения квалификации рыбаков
* * *
Какие задачи были поставлены перед нашей группой?
Кто оказался в составе группы и почему?
* * *
– Хорошенькое дело! Магнитное поле скачет у них! Погода все время хорошая – тоже у них! А у нас почему плохая?! – возмущался генеральный директор, глядя на дождик за стеклом. – Ну и что вы там собираетесь найти?! Золото и бриллианты? Потратите средства, вернетесь ни с чем, а бюджет у нас и так… Сами знаете…
Он ходил взад-вперед позади своего кресла, сжимая в левой руке наше коллективное письмо. Правой он время от времени хватался за дужку своих тяжелых очков. Иногда он останавливался, будто хотел снова прочесть написанное, хмыкал, пожимал плечами и снова принимался возмущенно шагать по кабинету.
Что и говорить, слова всех на свете директоров, к которым подчиненные приходят с просьбой о внеплановом финансировании, известны заранее. Поэтому первую торжественно-возмущенную часть монолога, сделанную директором на одном выдохе, я спокойно пропустил мимо ушей. И ждал, когда он сделает паузу для вдоха. Скоро… скоро… Воздух уже заканчивается… Ага, вот. И в этот момент быстро проговорил:
– Мы найдем объяснение аномалии, сделаем на этом принципе устройство, позволяющее влиять на погоду, что позволит разогнать вечные облака над Москвой. Защитим по этой теме пару диссертаций. Здесь ведь важен новый подход – объединение разнородных данных и корреляция с событиями, это метод будущего, особенно в мониторинге, а здесь мы первые.
– Ты пойми, нет средств даже на запланированные дела, а уж тем более на ваши фантазии. Тем более конец года! Мы вон спектрометр и то подержанный взяли из НИИ химанализаторов, а они себе знаешь какой отхватили? То-то и оно… Ну, что ты смотришь на меня, как старик на золотую рыбку?
Этот влюбленный в науку человек, который сам был доктором наук и профессором, сейчас исполнял передо мной устрашающий танец шамана скорее по должности, чем по велению Души.
Наш директор был очень отзывчивым человеком, всегда и изо всех сил поддерживал своих сотрудников во всем, что касалось науки и не только. Мы работали вместе не первый год, и уж кому-кому, а мне-то было хорошо известно, что предложенная идея его, конечно, заинтересовала. Какое-то решение наверняка уже крутится у него в голове. Иначе он ответил бы на письмо отказом с самого начала.
Но известно, что подготавливать почву для победы – дело просящего. Начну-ка издалека. Кашлянув, я мягко, но настойчиво продолжал двигаться к цели, использовав безобидную фразу.
– Наверное, можно найти какое-то решение?
Генеральный сразу смягчился и впервые за весь наш разговор сел в кресло. Положил перед собой на стол наше прошение, за дужку стянул с носа очки, и сразу глаза его сделались хитрыми-хитрыми:
– Конечно, выход есть всегда. Знаешь, если даже…
Знаю, конечно! Эту поговорку, как и многие другие крылатые выражения шефа, знал весь институт. Мы в один голос закончили начатую фразу:
– Если даже вас съели, всегда есть по крайней мере два выхода.
– Вот-вот, – подытожил генеральный, улыбнулся и сделал красивую паузу.
Но я не дал ему наслаждаться этой тишиной слишком долго и перевел разговор поближе к практическому решению.
– Что зависит от меня? Могу ли я чем-то помочь, чтобы поспособствовать положительному решению вопроса?
– Молодец, ты хорошо и правильно мыслишь, хотя при этом туговато соображаешь… – Очередное крылатое выражение шефа не заставило себя долго ждать. – Спасибо, что не вынуждаешь меня, старика, выкручивать твои золотые рученьки. Нужен твой датчик слабого излучения в виде рабочей модели.
– Так ведь по планам мы должны его сдать к Новому году! – возразил я с плохо скрываемой радостью.
– Про планы, насколько я понимаю, ты сам предложил забыть. А я со своей стороны честно смогу вам за этот прибор и ускорение работ выделить маленькую сумму из резерва в виде премии и командировочных. Только, чур, минимум расходов! А то я вас знаю… Что скажешь?
На самом деле прибор, о котором говорил директор, уже был готов. Но наша лаборатория держала эту новость в секрете, чтобы представить результат трудов поближе к Новому году, как и было записано в плане.
И этот козырь надо было отдавать именно сейчас, чтобы отправиться в какую-то сомнительную экспедицию!
Вроде бы до конца года никаких внеплановых просьб с моей стороны больше не предвиделось… И все же я задумался… На дворе-то только конец сентября! Мало ли что еще может понадобиться… Но все-таки что-то в глубине Души подсказывало: «Пока дают, надо брать!» Да в общем-то понятно, чем было это «что-то в глубине Души»…
Была у меня личная цель, ради которой и проявилось такое упорство с моей стороны. Я страстно хотел встретиться с моим духовным Наставником, живущим в поселке недалеко от предстоящего места работы нашей группы. Во время сезона исследований на берегу озера Иссык-Куль весной и летом этого года мы с ним как раз и познакомились. Через некоторое время Наставник по имени Али Баба принял меня в ученики. Он передал мне знания о древней системе саморазвития и оздоровления Жим Лам.
Вернувшись домой, я со своими друзьями организовал клуб по изучению и применению этой системы. И хотя времени прошло не так уж много, мы делали большие успехи. Но, конечно же, хотелось продолжить постижение древней науки саморазвития, передаваемой от Учителя к ученику с незапамятных времен.
А теперь благодаря нашей умнице-красавице Полине мне предоставлялась прекрасная возможность увидеться с моим Наставником и вновь набраться ума-разума. Естественно, все эти внутренние мотивы были моим глубочайшим секретом.
Итак, сделка состоялась, о чем через час было торжественно объявлено Полине Александровне. Она тут же показала мне заранее приготовленный план экспедиции, как будто даже и не сомневалась, что командировку утвердят.
Однако состав участников и список аппаратуры, которые оказались заложены в этот план, потребовали бы целого года работы всего института.
Необходимо было сильно уменьшить свои аппетиты. И я стал методично, пункт за пунктом, «вычеркивать лишнее», вразумляя размечтавшуюся женщину-ученого со всей тактичностью, на какую только был способен.
В ходе нашего конструктивного диалога столкнулись, с одной стороны, логика и знание ситуации в институте, а с другой – эмоции и высший уровень кокетства, при котором мужчина даже не понимает, что находится под полным контролем женщины.
В конце концов от первоначального плана остался огрызок того самого яблочка, которое хотела получить наша Ева-Полина. В состав группы вошли три человека. Я, она и молодой специалист, фото-и кинооператор Женя, только что получивший диплом и попавший в наш Институт по распределению.
Я – потому что больше всех в институте знал об этом районе, руководил там нашими работами и имел наиболее полную картину «тамошних природных процессов» в голове. К тому же всегда трудился в командировках как инженер, физик и врач в одном лице, что очень экономило наши и без того малые средства. Да и прибор был сдан досрочно именно моей лабораторией.
И вообще именно мне было больше всех туда надо!
Женщина есть женщина, особенно красивая. Если она не получает всего, что хочет, обязательно начинает злиться. Сдерживая свое недовольство после обсуждения кандидатуры третьего участника группы, идейная вдохновительница нашей экспедиции произнесла сквозь зубы:
– Он будет хотя бы носить аппаратуру и все фотографировать, – после чего кивнула мне и направилась прямиком к завхозу собирать утвержденные по списку приборы.
– Да, мне говорили, что он хоть и молодой, но голова и руки у него на месте. Из этого парня выйдет толк… – бросил я вдогонку уходящей по коридору Полине.
– Главное, чтобы весь не вышел, – съехидничала ученая красавица, хлопнув дверью с надписью «Склад».
Я пожал плечами. Последнее слово, как известно, всегда остается за женщиной, кроме одного-единственного случая. Я имею в виду твердый мужской глагол «покупай!»

Часть II
Туристическая

Умный все-таки пошел в гору

– Скажите, сколько вам лет?
– Я приближаюсь к сорока.
– А с какой стороны?
На собеседовании сотрудника отдела кадров с Кощеем Бессмертным
* * *
Как ведет себя энергетический потребитель?
* * *
Подходя к стойке регистрации аэропорта Домодедово, я увидел заметно нервничающего Женю – вчерашнего студента-фотографа. Ростом он был под два метра, поэтому, как маяк, был виден издалека.
На его почти детском лице обычно сохранялось выражение безоблачного счастья, такого искреннего и непосредственного, что каждый встречный, случайно столкнувшись с ним взглядом, обязательно улыбался.
Сейчас же физиономия юноши изображала крайнюю степень растерянности. Очевидно, парень совсем извелся и как никогда нуждался в сочувствии и понимании.
– Товарищ директор! – он буквально бросился ко мне, держа в каждой руке по четыре свертка. За спиной у Жени прочно обосновался рюкзачище размером от копчика до макушки и даже немного повыше.
Причиной паники гиганта оказалась Полина Александровна, которая скромно устроилась на чемодане размером с небольшой корабль и преспокойно подправляла пилочкой свои идеальные ногти. Ее склоненная головка была повернута в нашу сторону в самом выгодном ракурсе.
– Во-первых, я не могу все это унести, во-вторых, у нас перевес, а в-третьих… ой, извините, здравствуйте! – выпалил наш фотограф.
Я учтиво поприветствовал всех участников группы. Сразу догадавшись, что все взятое женщиной совершенно необходимо ей, а значит, и нам, а равно и нашей экспедиции, я направился к стойке регистрации договариваться, чтобы вес распределили на троих.
Самым тяжелым оказался чемодан не с аппаратурой, а… ну, в общем, понятно.
В салон самолета наша красавица взяла с собой только самое необходимое, в результате чего нам всем хватило ручной клади в обе руки.
Мысленно я усмехнулся, представив эту столичную штучку в горах, с рюкзаком за плечами, топающую по осыпающимся под ногами камням, в некрасивых ботинках… Да-а, чего-то в жизни я явно не понимаю…
Самолет вздрогнул и побежал по взлетной полосе. И здесь нас ожидал первый сюрприз.
Как только Женя собрался вздремнуть, чтобы сгладить негативные впечатления от нервной встряски при посадке в самолет, сразу же выяснилось, что наша принцесса боится летать.
Что тут началось! Дама применила все известные и неизвестные женские уловки, чтобы сосредоточить на своей персоне все внимание и получить полный спектр услуг от всех участников процесса.
Были пущены в ход фразы типа: «А можно я во время взлета буду держаться за вашу руку?..» – с томным дрожанием ресниц, и конфетки, и одеяло от сквозняка… Стюардесса подошла к заигравшейся красавице ровно столько раз, сколько ко всем остальным пассажирам, вместе взятым. Дай Бог ей здоровья за ее безграничное терпение!
Полет продолжался четыре часа. Я, привыкший к самым разным жизненным ситуациям, невозмутимо уснул, а Женя так и не сомкнул глаз. Более того, он все время был чем-то занят по поручению Полины Александровны.
Когда мы приземлились, первое, что она произнесла: «Мне кажется, этот перелет продолжался целую вечность…»
Затем взяла маленькую сумочку и направилась к выходу, очаровательно улыбаясь уступающим ей дорогу мужчинам. Женщины смотрели ей вслед без теплых чувств, что, впрочем, ее нисколько не волновало.
Мы же, увешанные свертками и сумками, медленно двигались к выходу вместе с общим потоком.
На площадке у здания аэропорта нас ожидал «уазик» Геологического управления – организации, с которой мы постоянно сотрудничали. В машине на месте рядом с шофером уже восседала Полина Александровна. Она сделала строгое лицо из-за нашей задержки. Я почему-то нисколько не удивился.
Добрые и гостеприимные хозяева забрали наши вещи, отчего мне и Жене сразу полегчало.
Перебросить нас на Иссык-Куль[8] было решено в два этапа. Сегодня ужин в горах и ночлег в домике геологов на высоте двух километров – для акклиматизации и привыкания к высокогорью. А завтра – через перевалы и ущелья Кунгей Ала-Тоо на машине к озеру, около ста километров по красивым горным дорогам.
Такое предложение показалось нам весьма заманчивым. И хотя реальность несколько отличалась от нарисованной воображением картины, гостеприимство хозяев с лихвой компенсировало скромность бытовых условий.
До нашей импровизированной гостиницы мы добирались часа два по каменистой дороге.
Полина в соответствии с многолетней привычкой сразу сосредоточила на себе все внимание принимающей стороны. Однако здешние жители к гостям всегда относились почти с религиозным почтением, поэтому услужливость их и без того была неисчерпаема.
Женя, улучив момент, все же заснул и умудрился не проснуться до самого конца пути, несмотря на тряску. Вот что значит молодой здоровый организм! Или что там еще…

За линию фронта

– Милый, какая сегодня на улице температура?
– Около четырнадцати в тени.
– А на солнышке?
– Как обычно… Около шести миллионов градусов.
Из справочного пособия «Как построить отношения с умным мужчиной»
* * *
Как создается состояние предчувствия?
Знаки, которые нас предупреждают.
* * *
– Погода, наверное, опять испортится, – шофер вздохнул. Затем еще немного поглазел на стаю ворон, летающих над самым краем ущелья, и стал заводить машину.
Было раннее утро. Вся наша группа, состоящая из трех человек, медленно заполняла внутренность промерзшего за ночь автомобиля.
Не успев как следует отдохнуть после вчерашнего перелета и спартанского ночлега, мы даже не пытались прогнать утреннюю дремоту и только терпеливо ожидали, когда же наш «уазик» наконец-то заведется. Нахохлившись, словно замерзшие воробьи, мы прижались друг к другу. Шевелиться и разговаривать не хотелось. Так что беседу о погоде, начатую шофером, никто не поддержал.
Я вспомнил, что вчера перед сном Полина рассказывала, как она представляет в уме отару овец и считает их для успокоения и скорейшего засыпания. А Женя дал ей совет, что, если считать сразу по две овцы, то можно уснуть в два раза быстрее.
Добрый он все-таки парень! И здесь постарался помочь! И главное, что его совет, кажется, пригодился, потому что на этом все ночные разговоры прекратились. И нам удалось погрузиться в долгожданный сон.
Сейчас меня тоже не отпускало ощущение, будто все пассажиры зеленой «буханки» тренируются по Жениному методу.
Машина чихала и кашляла, но заводиться упорно отказывалась. Водитель снова и снова запускал стартер.
– Птицы ведут себя беспокойно, играют… – пояснил он для спящей аудитории. Парень продолжал трудиться над непослушным зажиганием, с надеждой бросая взгляд в зеркало заднего вида. Собеседников в салоне по-прежнему не было.
Мне стало его жалко. Чтобы поддержать разговор, я тихонько повернул голову к окну, стараясь не разбудить спящего товарища.
Через запотевшее стекло был виден край обрыва и птицы. Их черные силуэты мелькали на фоне рваных облаков. Они то неподвижно зависали, распластавшись в прохладном ветре, то резко бросались вниз и вверх, гоняясь друг за другом. Почему-то эта картина была какой-то тревожной.
– Д-а-а… – буркнул я в темноту. Неожиданно наш «Савраска» отозвался веселым ржанием. Совсем уже было уснувшие пассажиры зашевелились и стали потихоньку рассаживаться поудобнее, готовясь к дальней дороге.
Видавший виды «уазик» геологической экспедиции с ходу стал вытряхивать из нас остатки сна. Он упорно карабкался вверх по извилистой дороге, которая состояла из утрамбованной земли и камней.
Мы поднимались все выше и выше, а скорость… В общем, ее вообще не было. Зато трясло, качало и болтало от Души!
Я подумал, что вроде бы все налаживается: мы двигаемся к цели, аппаратура и вещи с нами. Только расслабился, собрался посмотреть в окно, чтобы полюбоваться красивыми видами горной дороги, как вдруг мотор замолчал, а шофер торжественно объявил:
– Приехали!
И вышел из кабины на воздух, зажав в руке рацию.
Щурясь от утреннего света, мы нехотя стали выбираться из машины.
И вот первый красочный утренний пейзаж: дорога закончилась, упершись в стену из большущих камней. Прислонившись к одному из валунов, наш водитель о чем-то неторопливо беседовал по рации, иногда поглядывая то на неожиданную преграду, то на нас, тупо бродивших вокруг притихшего транспортного средства.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги ''



1 2 3