А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

..
В разрушенном пригороде нагие вакханки гонятся за визжащим мальчиком. Но тут мальчики-роллеры слетают с холма на коньках с моторчиками в ливне голубых искр и кромсают вакханок 18-дюймовыми охотничьими ножами. Новообращенному мальчику выдают нож и коньки. Забрызганные кровью с головы до пят они уносятся прочь напевая
- К МАССОВЫМ УБИЙСТВАМ - БУДЕМ ГОТОВЫ!
УЧИТЕЛЬ
Вереница погромов и сожженных городов, в следующем кадре - уединенная звукоизолированная комната заседаний. Лица богачей и сильных мира сего потягивающих ледяную воду. Бронированная дверь распахивается взрыв звуков восстания Одри Карсонс в черном костюме и серой фетровой шляпе танцуя врывается в комнату заседаний с ним Чарли-Работяга и Джимми-Землеройка.
- Я - аравийский шейх.
Он разбивает об стол кувшин с ледяной водой хватает председателя за галстук зазубренный осколок в дюйме от лица.
- Все мне принадлежит...
Члены совета исчезают в серебряной вспышке. Утомленный старый голос доносится из магнитофона.
- Измазанные кровью старых кинолент мы надеемся выжить?
- Закончилась песня...
Одри показывает на ночные небеса над Сент-Луисом Миссури старое разбитое место рождения. Созвездие мигнув гаснет.
- Мертвые звезды. Мы исчезли очень давно.
- Но мелодия все звучит...
Тьма опускается на пивные капли и улицы Гарлема.
- Теперь ты и песня исчезли...
- Приходи, забирай...
- Но мелодия все звучит...
Класс бесплатной школы 1920 годов. Альберт Стерн в роли учителя оглашает список.
- Артур Флегенгеймер...
Камера снимает коридоры и столовую серый сахар жирные черные ножи.
- Артур Флегенгеймер...
Камера проходит по ванным и туалетам.
Заходи и подрочи... 17 июня 1922.
Фаллические тени на далекой стене.
- Артур Флегенгеймер.
Учитель записывает имя отсутствующего.
Экран темнеет шипение газовой плиты и звуки больницы.
Газетный снимок бесцветного трупа Альберта Стерна похожего на человечка со свадебного торта.
НИЩИЙ КИЛЛЕР БАНДЫ ПОКОНЧИЛ С СОБОЙ
Газетный снимок Голландца Шульца на смертном одре.
ГОЛЛАНДЕЦ ШУЛЬЦ МЕРТВ.
В день смерти Голландца Шульца выигрышный номер был 00. Его песенка спета.
Подвальное кабаре в Гарлеме... музыка... свет... выходит пидор в гороховом костюме и серой фетровой шляпе.
Артист:
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
А НЕ ТО
Он хватается за грудь и по-клоунски шлепается на спину. Шляпа на резинке слетает с головы. Он сжимает ноги и ловит шляпу.
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
А НЕ ТО
Он размазывает кетчуп из пакетика по лицу, хватает себя за промежность и идет вперед согнувшись виляя задом точно бродячий пес.
КЛУБ 400... Лимузины с шоферами, гостей в вечерних туалетах встречает поклонами подобострастный рычащий швейцар.
- Добрый вечер, мистер Пойндекстер...
- ОТВАЛИ ЕБАНЫЙ БОМЖ.
Перед входом в 400 останавливается грузовичок и оттуда вываливает толпа визжащих орущих пидоров во главе с АРТИСТОМ. Они проносятся мимо швейцара кто-то срывает с него шляпу они заполняют клуб повизгивая кривляясь сдирая скатерти и занавески и заворачиваются в них разыгрывая пародии. АРТИСТ прыгает на стойку бара и танцует стрип-польку.
СНИМАЙ СНИМАЙ СКОРЕЕ
КРИЧАТ ДЕВИЦЫ СЗАДИ
Девушка-гардеробщица помогает даме надеть норковую шубу. Дама прихорашивается затем принюхивается каменеет и смотрит вниз. Ее шуба в лохмотьях красные и оранжевые дымки куски дымящегося меха валятся на пол. Дама вскрикивает как ребенок.
Крик новорожденного... Открывается дверь... Доктор Стерн, печальный худой туберкулезник, стоит в дверях.
- Можете войти, мистер Флегенгеймер... здоровый мальчик... где можно помыть руки?
Голландец моет руки в туалете мясного ресторана "Палас". За его спиной открывается дверь. Шипение и запах жарящейся отбивной.
Звуки больницы, палата. Голландец на кровати два сыщика и полицейский стенограф с блокнотом.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Кто в вас стрелял?
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Не знаю сэр честно не знаю. Я пошел в туалет. Я был в туалете и когда подошел к (одно слово неразборчиво) тут появился этот мальчишка.
Полицейский стенограф записывает.
ВТОРОЙ СЫЩИК:
- Что за мальчишка?
Юный Голландец играет на улице в кости. Он бросил и лажанулся, но кости еще крутятся и их хватает мальчишка.
МАЛЬЧИШКА:
- Это мои кости.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Сколько у тебя на кону?
МАЛЬЧИШКА:
- Ни гроша.
Голландец бьет его по лицу выбивая передние зубы. В кадре изумленное окровавленное лицо мальчишки.
Снова на экране учитель читающий список в школе 12, 1922.
УЧИТЕЛЬ:
- Артур Флегенгеймер...
Голландец держится за бок в туалете мясного ресторана "Палас".
ГОЛЛАНДЕЦ:
- О МАМА МАМА МНЕ ПРОСТРЕЛИЛИ ПЕЧЕНЬ.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Хватит ныть.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Лучшая ставка - мамаша, смотри, чтоб черт не тянул тебя слишком быстро.
ВТОРОЙ СЫЩИК:
- Какого хрена мы тут сидим?
ГОЛЛАНДЕЦ:
- В старые времена только и делали, что ждали.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Не умничай.
Больничная палата несколько часов спустя. В комнате всего один сыщик он дремлет на стуле. Серый неподвижный ПИСЕЦ смотрит на замерший над бумагой карандаш. Голландец говорит голосом Альберта Стерна.
АЛЬБЕРТ СТЕРН:
- Пожалуйста пустите меня поесть.
Полицейский стенограф записывает. Сыщик просыпается.
СЫЩИК:
- Кто тебя подстрелил?
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Сам босс.
Привилегированный ночной клуб "Серебряный шнур". Владелец отстегивает знаменитый серебряный шнур, пропуская важных клиентов. Альберт Стерн в грязном вечернем пиджаке прожженном сигаретами его брюки подпоясаны веревкой подбегает к серебряному шнуру швейцар на десять футов позади.
АЛЬБЕРТ СТЕРН:
- ПОЖАЛУЙСТА ПУСТИТЕ МЕНЯ ПОЕСТЬ.
За швейцаром толпа нищих. Они прорываются внутрь, срывая шнур с крючка.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- О мама мама НЕ РВИ НЕ РАЗРЫВАЙ...
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Держи себя в руках.
Они врываются в ресторан. Официанты пытаются их остановить но они точно мешки нищего цемента лапают гостей грязными пальцами хватают еду и выпивку со столов, мочатся на пол.
Смерть ссыт гниющими пальцами. Голландец моет руки.
Шикарный сверхдорогой ночной клуб. Услужливые официанты ставят на столы кушанья накрытые серебряными крышками.
ПЕРВЫЙ ОФИЦИАНТ:
- Voila le Lapin Chasseur...
Он снимает крышку демонстрируя разбухшую дохлую крысу оскалившую желтые зубы в куче мусора.
ВТОРОЙ ОФИЦИАНТ:
- Voila le Faisan Supreme...
Под крышкой - канюк, сваренный в нечистотах.
ТРЕТИЙ ОФИЦИАНТ:
- Voila les Fruits de Mer...
Крышка поднимается, а под нею живой мечехвост на спине среди использованных презервативов измазанных говном газет и кровавых тампонов.
Гости визжат давятся прикрывают лица салфетками.
Номер в отеле "Старая гармония" в глубинке штата Нью-Йорк красные шторы ковры убранство начала века "Смерть Джексона-Каменной Стены" на стене.
- Картина жутко пыльная...
Дикси Дэвис читает журнал "Кольерс". Мартин Кромпьер смотрит на потолок. Обоим страшно надоел спор между Голландцем и Жюлем Мартеном.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Я не хочу гармонии. Я хочу гармонии. О мама мама кто ему ее даст?
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- А кто дал ее тебе Голландец?
Голландец глотает выпивку и приближается вплотную к Мартену.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Так значит Жюль Иуда Мартен думал что Голландца можно провести да? Думал что можно запустить грязную жирную лапу и прикарманить сорок тысяч вот как?
ЖЮЛЬ МАРТЕН:
- Слушай Голандец мы не должны ни цента...
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Кончай пиздеть не должны ни цента...
ЖЮЛЬ МАРТЕН:
- ДАВАЙ ПО СПИСКУ.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Заткни пасть...
С этими словами Голландец вытаскивает из-за пояса револьвер 38 калибра засовывает в рот Мартену и нажимает на курок. Жюль Мартен валится на пол визжа воя выплевывая дым и кровь.
В больничной палате врач откалывает кончик ампулы и наполняет шприц.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Можете что-то ему дать чтоб у него язык развязался доктор?
ВРАЧ:
- А с кем ему разговаривать? Он же бредит....
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Ох и тут он мне хамит... Кончай пиздеть не должны ни цента...
ЖЮЛЬ МАРТЕН:
- ДАВАЙ ПО СПИСКУ.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Ты что? Чревовещатель?
ВТОРОЙ СЫЩИК:
- Держи себя в руках.
Дикси Дэвис хватает пальто и портфель и бежит к двери. Он уже взялся за ручку но поворачивается.
ДИКСИ ДЭВИС:
- Такие вещи прямо у меня на глазах, Артур... В конце концов, я ведь профессионал...
Он распахивает дверь. Портье идет по пустому коридору насвистывая "Дом милый дом".
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Мальчик никогда не плакал и не пробежал тысячу километров.
ПЕРВЫЙ СЫЩИК:
- Вот как правда вылезает наружу.
ПИСЕЦ записывает мальчишки бегают и манят с игровых площадок и мостов. Портье с лицом похожим на череп оборачивается. На его кепке номер - 23.
УЧИТЕЛЬ:
- Артур Флегенгеймер...
ВТОРОЙ СЫЩИК:
- Так это босс тебя подстрелил?
ПЕРВЫЙ СЫЩИК
(льстиво и похабно): - Ну колись, Голландец, кто тебя подстрелил?
ВТОРОЙ СЫЩИК
(грубо и безапелляционно): - Ну колись, Голландец, кто тебя подстрелил?
Предвыборный плакат окружного прокурора его усы зловеще щетинятся растворяясь в следующем кадре - 12 человек за длинным столом. Смутные кадры с декорациями из других сцен фильма. Это зал заседаний совета, больничная палата, контора Голландца, мясной ресторан "Палас". Во главе стола старый Дон в темных очках. На другом конце Лепке Бучалтер СУДЬЯ кроткоглазый и таинственный. Формально он председатель, но ясно, что всем руководит старый Дон.
СТАРЫЙ ДОН:
- Пропихнем его в губернаторы...
АНАСТАЗИЯ:
- Или даже в президенты...
ТРЕТИЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Прокуроры приходят и уходят...
ГУРРА:
- Чего ждать? Надо его пристрелить...
ПЯТЫЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Мы сможем выкрутиться. Хрен с ним...
ЛАКИ ЛУЧИАНО:
- Сейчас 1935, а не 1925. Хватит играть в ковбоев.
ВОСЬМОЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- У меня язва разыгрывается когда я об этом думаю.
ДЕВЯТЫЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Не принял решения.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Говорю вам надо его пристрелить. Мы должны показать пример.
СУДЬЯ:
- Какой пример мистер Флегенгеймер? Похоже, мнения разошлись. Поставим на голосование... за или против?... (Смотрит на старого Дона)... Я голосую против.
СТАРЫЙ ДОН
(Трясет головой и улыбается): Против.
АНАСТАЗИЯ
(Поднимает ладони): Это естественно. Это красиво.... Но... (опускает ладони на стол) Против.
ЛАКИ ЛУЧИАНО:
- Против.
ВОСЬМОЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Я был против с самого начала.
ДЕВЯТЫЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Против.
ПЯТЫЙ ЧЛЕН СОВЕТА:
- Против.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Подождите минутку...
СУДЬЯ:
- Вы в меньшинстве, мистер Флегенгеймер.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Его нужно убрать. Если никто другой не возьмется, это сделаю я.
Старый Дон улыбается... больничные звуки... эхо голоса медсестры в холле...
МЕДСЕСТРА:
- Четверть грана морфия...
Машина в Холланд-туннеле. За рулем Хрюшка круглое гладкое приветливое лицо. Громадный рычащий душитель Венди Вайс рядом с водителем. Сзади Чарли-Клоп-Работяга и Джимми-Землеройка. Работяга - хладнокровный киллер в дорогом темно-синем костюме и серой фетровой шляпе бледное лицо холодные металлические серые глаза. Землеройка в тесном гороховом костюме и серой фетровой шляпе гладкая свежая розовая кожа обтягивает скулы видны длинные зубы цвета старой слоновой кости. Огни туннеля окружают их головы оранжевыми нимбами.
АРТИСТ:
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
ПРИХОДИ С ГОЛЛАНДЦЕМ
Задняя комната мясного ресторана "Палас". Голландец сидит за столом с Лулу Розенкранц, Эйбом Ландау и Отто Дейба Берманом. Пивные кружки на столе сигара дымит в пепельнице. Эйба Дейба за арифмометром записывает цифры в гроссбухе.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- ЭЙ, ВОНГ.
Повар-китаец появляется в верхней половине зеленой двери ведущей на кухню.
- Среднепрожаренный стейк с картошкой.
Повар кивнув исчезает.
Пресс-конференция в кабинете комиссара полиции.
РЕПОРТЕР:
- Какие-нибудь ключи к покушению на Голландца Шульца, комиссар?
КОМИССАР:
- Да, кое-что есть. По крайней мере, один из стрелявших точно опознан как Альберт Стерн.
РЕПОРТЕР:
- А кто этот Альберт Стерн?
КОМИССАР:
- Из-за очков и скромного вида его прозвали Учитель. Но лучше назвать его Дикий Мальчик. Безжалостный киллер Большой Шестерки он возможно один из самых опасных убийц современности.
Больничная палата. Сыщики пьют кофе из бумажных стаканчиков.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Ладно распечатывайте лотерейные билеты.
Звук шипящего жира.
Город после ядерной бомбардировки... щебень... волны зноя... банда мальчишек тащит обломки и блестящие металлические прутья... ненависть злоба и отчаяние на перемазанных угольной пылью лицах.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- ТРУБОЧИСТЫ ХВАТАЮТСЯ ЗА САБЛИ...
ВТОРОЙ СЫЩИК:
- Доктор велел тебе лежать смирно.
Портье насвистывает "Дом милый дом" проходя по коридору отеля "Старая Гармония".
Цветной снимок рекламы 1910-х годов, крупным планом консервная банка супа. На ней радужными буквами надпись: "Радужный фасолевый суп Джека из Французской Канады". На картинке горное озеро и рыжеволосый лесоруб держит банку с картинкой.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Фасолевый суп из Французской Канады...
Нищая комната Альберта Стерна. Он лежит возле газовой плиты краны открыты. Шипение выходящего газа смешивается со звуками больницы.
ГОЛЛАНДЕЦ:
- Я хочу заплатить. Пусть меня оставят в покое.
Учитель оглашает список в школе №12. Этот кадр быстро темнеет.
УЧИТЕЛЬ:
- Артур Флегенгеймер.
Артур Флегенгеймер.
Последний отчаянный вопль из тьмы.
- АРТУР ФЛЕГЕНГЕЙМЕР...
Темнота на экране. Тишина на экране.
ОНИ НЕ ВСЕГДА ПОМНЯТ
Это было в Монтеррее Мексика... площадь фонтан кафе. Я остановился у фонтана записать в блокнот: "сухой фонтан пустая площадь серебристая бумажка на ветру отрывистые звуки далекого города".
- Что вы тут пишете? - Передо мной загораживая проход стоял человек. Он был полный но крепкий шрамы на красном лице светло-серые глаза. Он протянул руку словно показывал жетон но рука была пуста. И тут же выхватил мой блокнот.
- Вы не имеете права. Что я пишу в блокноте - это мое дело. К тому же я не верю что вы полицейский.
В нескольких ярдах я увидел полицейского в форме большие пальцы засунуты под ремень.
- Посмотрим что скажет на это он.
Мы подошли к полицейскому. Человек, остановивший меня, быстро заговорил по-испански и передал ему блокнот. Полицейский перелистал страницы. Я собирался протестовать и дальше, но полицейский держал себя спокойно и внушительно. Он вернул мне блокнот, что-то сказал этому типу, тот отошел и встал у фонтана.
- У вас найдется время для кофе, сеньор? - спросил полицейский. - Я вам расскажу историю. Много лет назад в этом городе жили двое полицейских они были друзьями и вместе снимали квартиру. Одного звали Родригес. Он был доволен что служил простым agente вроде меня. Другого звали Альфаро. Он был талантлив, амбициозен и быстро делал карьеру пока не стал вторым в команде. Он вводил новые методы... магнитофоны... стенографию. Он даже изучал телепатию и однажды принял наркотик надеясь постичь ум преступника. Он бесстрашно бросался в бой там где более осторожные предпочитали закрывать глаза... опиумные поля... управление общественными фондами... взятки в полицейском управлении... поведение полицейских в свободное время. Сеньор, он сделал правилом что любой полицейский которого увидят пьяным с оружием будет лишен права носить оружие целый год и что важнее он это правило всегда соблюдал. Нет нужды говорить что он нажил врагов. Однажды ему позвонили и он вышел из квартиры в которой по-прежнему жил с Родригесом... он никогда не был женат и предпочитал простую жизнь вы понимаете... вот там возле фонтана его сбила машина... несчастный случай? возможно... несколько месяцев он пролежал в коме между жизнью и смертью... наконец поправился... возможно лучше б он не выжил. - Полицейский постучал по лбу. - Понимаете мозг пострадал... маленькая пенсия... он по-прежнему думает что он майор полиции но иногда старина Альфаро возвращается. Помню американского туриста, обвешанного камерами, словно грудями он протестовал тряс паспортом. Но тут он сделал ошибку. Я посмотрел паспорт и мне не понравилось то что я увидел. Так что я забрал его в comisaria и там выяснилось что паспорт поддельный а американский турист оказался датчанином которого разыскивают за использование необеспеченных чеков в двадцати трех странах включая Мексику. Трансвестит из Восточного Сент-Луиса оказался атомщиком которого ФБР разыскивало за продажу секретов китайцам. Да благодаря Альфаро я произвел важные аресты. Но гораздо чаще мне приходится рассказывать туристу историю о Родригесе и Альфаро. - Он вытащил изо рта зубочистку и задумчиво посмотрел на ее кончик. - Думаю, у Родригеса всегда есть Альфаро и на каждого Альфаро найдется свой Родригес. Они не всегда помнят. - Он постучал по лбу. Заплатите за кофе, ладно?
Я положил банкноту на стол. Родригес схватил ее.
- Это подделка сеньор. Вы арестованы.
- Но мне ее дали в Америкен Экспресс два часа назад!
- Mentiras! Думаете мы мексиканцы такие дураки? Не сомневаюсь у вас в номере целый чемодан этой дряни.
Альфаро стоял возле стола улыбаясь. Он показал полицейский жетон.
- Я из ФБР, сеньор... Федеральная полиция Мексики. Позвольте, - он взял банкноту посмотрел ее на свет улыбаясь вернул ее мне. Он сказал что-то Родригесу тот вышел и встал у фонтана. Только сейчас я заметил что у него нет пистолета. Альфаро проводил его взглядом печально покачал головой.
- У вас найдется время для кофе, сеньор? Я вам расскажу историю.
- Хватит! - я достал карточку из бумажника. - Я окружной инспектор Ли из Американского Департамента по борьбе с наркотиками и я арестую вас и вашего сообщника Родригеса за совместную деятельность с целью рекламы наркотиков... кофеин и другие средства...
Рука коснулась моего плеча. Я поднял глаза. Седой ирландец стоял рядом спокойное властное выражение лицо странное и далекое словно я очнулся после удара по голове. Они не всегда помнят.
- Иди постой у фонтана Билл. Я тут сам разберусь.
Я чувствовал как он провожает меня взглядом видел как он грустно кивнул слышал как он заказывает два кофе на великолепном испанском... сухой фонтан пустая площадь серебристая бумажка на ветру отрывистые звуки далекого города... все серое и пушистое... голова плохо работает... кто это там рассказывает мне историю о Гарри и Билле?.. Площадь снова приобрела очертания. Сознание прояснилось. Спокойно и уверенно я пошел к кафе.
ДРУЗЬЯ
У меня была хорошая постоянная работа чиновники и служащие с ними никаких проблем они все проходят психоанализ из человека выходит агрессия но иногда они становятся слезливыми во хмелю и аналитик зарабатывает деньги выслушивая на следующий день их исповеди. Я же откладывал деньги на космический корабль который строил у себя на ферме в Миссури мне нужно было еще несколько деталей, дорогих деталей. Я ловко управляюсь за стойкой, когда я ненавижу клиента я обращаюсь с ним с величайшим уважением и они думают что я самый клевый парень на свете и каждый вечер когда в бар приходят служащие раздается уважительный шепоток:
- Джонни - классный парень.
- Мой любимый бармен, - заливается смехом транссексуалка из завсегдатаев она часто приводила своих клиентов милая девка и чиновники ее любили. У меня было много таких персонажей с обезьянами собаками и мангустами которые пили коктейли а некоторые ели бритвенные лезвия. Только одного ублюдка я вышвырнул он принес семнадцатидюймовую сороконожку и пытался неожиданно бросить ее кому-нибудь в лицо. Я достал свой тупорылый револьвер 38 калибра медленно так что видна пуля в стволе и сказал:
- Убирайся отсюда с этой ебаной тварью а то пристрелю.
Но в основном они безобидные знаете я могу перепрыгнуть через трость которую держу в руках и снять жилет не снимая пальто. Я уже собирался продать заведение и купить недостающие детали и ликуя отправиться к своему Богу все-таки до чего ж гадкая планета но тут откуда ни возьмись заходит легавый Клэнси пряжка и бляха сияют улыбка во все лицо и холодные блестящие голубые глаза как солнечный свет на льдине. Мне не нравилось что он пришел ко мне и я видел как чиновники сбились в стаю точно обезьяны. Я намеренно не торопился обслужить его а потом медленно подошел и спросил
- Что вы хотите, мистер?
- Можешь называть меня Клэнси, - он улыбнулся словно это была хорошая шутка. Но мне она смешной не показалась.
- Чего ты хочешь, Клэнси? - спросил я мрачно.
- Бадвайзер.
Я налил ему пива он сделал глубокий глоток и огляделся. Все старались не смотреть на него но он все-таки поймал чей-то взгляд и спросил "как дела?" улыбаясь.
- А добрый вечер хмхмхм.
Тут Клэнси подошел и положил ему руку на плечо.
- Вижу ты честный порядочный парень так что не должен бояться говорить с полицейским... Огонька не найдется?
Рука чиновника тряслась и ему пришлось схватить ее другой за запястье чтобы Клэнси смог прикурить сигарету а тот лишь смотрел на него и улыбался.
- Ну мне надо на поезд.
- Следующий поезд будет только через двадцать минут так что у тебя есть время выпить со мной, я угощаю. На это ведь всегда найдется время, правда, дружище?
- Ух э-э да спасибо.
- Ну так выпьем. Я точно уверен в одном - мы с тобой друзья. Каждый вечер сюда приходишь, так ведь?
На следующий вечер Клэнси был моим единственным клиентом. Я грохнул пиво ему под нос.
- Вижу ты чем-то огорчен, Марти.
- Ты разогнал всех моих клиентов а я как раз собрался продавать заведение... Как мне продать бар в который ходит только один легавый разве что какой-нибудь псих согласится.
- Ну так может теперь я помогу сделать тебе клиентуру из полицейских.
- Кто ж купит такой бар где вы ублюдки нажретесь и пристрелите бармена?
Я включил свою магнитную защиту. Я ничего не боялся. На определенном уровне понимаешь что есть вещи которые каждый достигший этого уровня обязан знать. Несомненно их интересовала моя аппаратура я никогда по-настоящему не учился писать на этом земном языке ходил в прогрессивную школу вы понимаете мы все обязаны были родиться на этой планете как люди никогда больше не буду добровольцем в таких делах я уже слышал отчет Клэнси:
- Старомодная машина времени наверняка работает. Единственное оружие судя по всему примитивная лазерная система.
- Так что вы не видите опасности Клэнси?
- Этого я не сказал, сэр. На самом деле, это беспокоит меня, сэр.
- Я думал он твой друг Клэнси.
- Я тоже так думал, - сказал Клэнси печально. Что-то было в этом человеке какая-то загадка и должен же быть какой-то мотив в конце концов куда он собирался сбежать? К кому он собирался бежать? К какому-то тайному другу? Кем он был? Возможно ли что ему не нужны были друзья?
- Одно я знаю точно, Клэнси. У меня нет врагов. Я так или иначе всех сделал друзьями.
В КРАСНОМ ЦВЕТЕ
На таможне Ли заводят в будку где уже поджидают девять агентов.
- Ну-ка посмотрим что этот писака пытается протащить через приличную американскую таможню...
Однорукий агент шарит по дну плетеного чемодана и вытаскивает Фотографию... комната с розовыми обоями купается в дымном закате на медной кровати развалился рыжеволосый мальчишка с торчащим членом голое колено прижато к засаленным розовым обоям он играет на флейте и смотрит на кого-то стоящего перед ним. Агент вглядывается в красный снимок его лицо вспыхивает. Он слабо ловит ртом воздух беспомощно смотрит на других агентов а те ошарашенные озираются потеряв дар речи лица налиты кровью. Никто не может вымолвить ни слова. Агент стоит держит снимок переводит взгляд с фотографии на злобные красные лица все больше агентов набивается в будку. На Ли никто не смотрит. Он закрывает чемоданы зовет носильщика старого джанки и выходит. За его спиной треск и грохот это разваливаются стены будки.
К пирсу съезжаются полицейские машины точно электрические черепахи извергая красномордых копов. В безмолвном ступоре они толпятся вокруг снимка пялясь друг на друга агент держит фотографию перед собой словно флаг из сырого мяса внезапно две струйки крови бьют из его глаз. Не говоря ни слова он передает фотографию другому агенту и падает у края пирса. Удушливый красный туман исходит от багровых лиц. Порой раздаются приглушенные шлепки это лопаются кровяные шарики и взрываются пазухи. Волна за волной безмолвные копы накатывают на пирс который оседает и в конце концов проваливается толпы копов свинцом тонут в море.
Фотография в рамке из розового дерева плавает в зеленой воде глядя в небо а легавых становится все больше. Техасские рейнджеры с тяжелыми револьверами "магнум" и глазами линчевателей. Лица конных полицейских такие же красные как их форма.
Фотография плавает в зеленой воде а вокруг все тонет и гибнет.
Флейтист обрушил небо.
СТАРЫЙ ФИЛЬМ
Улица день три человека сидят на урнах. Один поднимает глаза и видит Агента 23. Разряд электрической ненависти между ними. В панике 23 пытается отвести взгляд. Но не может. Он сконцентрировался на одной точке и почувствовал приземление пилота. Что-то треснуло у него в голове точно красное яйцо земля под ногами закачалась он почувствовал как она забивает ему глаза. Быстро собралась толпа ненависть вспыхнула в безмолвных взглядах. 23 побежал к ним по узкой улице крутя головой в разные стороны прожигая проход в обуглившейся плоти и раздробленных мозгах взлетел очень легко по крутой каменной лестнице к небесам Марракеша весь фильм наклоняется камни изгибаются волнами у него под ногами вспышка синего и он пробивает две черные дыры в голубом небе выпуская дым с таким звуком будто падают горы небо распарывается и он перелетает через кинобарьер. Стоя нагишом перед умывальником медная блестящая раковина фильм прыгает меняется музыка лужайка для гольфа он был мальчиком подносившим шары в поисках потерянных шаров у пруда мерцающие серебристые ягодицы в темной комнате затухающие мерцающие все из старого фильма который поддается от его прикосновения.
ЭЛЕКТРИЧЕСКИЕ
- Старуха хотела отправить меня на шоковую терапию привалили трое мудаков больших крутых шли медленно я их опередил глупая морда наткнулась на мой локоть когда я "разошелся" (Инструктор по карате говорил мне: "Ты можешь "разойтись" когда это тебе нужно точно удар молнии. Хватай молнию и пользуйся"). От ударов ломались кости хрящи хрустели почки лопались под моими кулаками локтями и коленями танец сломанных костей я почувствовал как вспыхнули мои глаза вырвал дубинку и вышиб из него дух. Я надел коньки и помчался в летней ночи я хорошо вижу в темноте. Те кто замечают мои глаза во тьме говорят: "О это кошка или другой зверек конечно же безобидный". Мы видим как их медленные рефлексы и медлительные мозги расстилаются точно карта и намечаем себе путь я заметил его глаза мальчик сидел в темноте на каменном мосту никто не рискнет ходить по темным тропинкам под мокрыми деревьями здесь еще водовороты болота и змеи мы всегда можем отыскать место куда они не сунутся и перебираться из одного убежища в другое видеть в темноте это все равно что съемка скрытой камерой все тусклое и зернистое мы обитаем во тьме там где они нас не заметят в звуках которые им не слышны в красках которые они не различают там где их нет мы серые тени на мальчишеской рубашке бегущие облака озера мрака.
Джимми Кетфилд был тихим скромным мальчиком но темперамент у него был зверский. Наглый школьный задира попал в больницу когда схватил Джимми сзади за пиджак и сказал: "Смотри-ка маленький педик умеет летать". Джимми развернулся быстрый точно ласка и сломал ему челюсть тяжелым ударом. Как-то раз пятеро городских поджидали его под мостом старше выше сильнее сын аптекаря Гай Макинтош, парень из бильярдной Дока - как-то Джимми видел, как он ткнул битой бутылкой в рожу забулдыге - парень в кожаной куртке с велосипедной цепью в красном кулаке, сынок шерифа нагло поигрывавший отцовской дубинкой и жирный мальчишка дегенерат работавший в цветочной лавке Мамаши Грин. Джимми почувствовал что волосы у него на голове встают дыбом глаза вспыхивают он бросился вперед застав их врасплох. Ловкий удар по запястью и вот уже велосипедная цепь вращается у него над головой пляшет кружится распарывая рожи до костей ломая колени и локти в смертельной пляске один свалился замертво с распоротым горлом. Еще двоим придется полежать в больнице. Сынок шерифа и мальчишка из цветочной лавки помчались точно испуганные слоны по болоту. Мальчишка-цветочник провалился в трясину вопя Пресвятая Богородица. Сынок шерифа добрался до города кусты ежевики разодрали одежду в клочья.
- Что у тебя за вид сынок что стряслось?
- Нас разгромили мам. Это просто зверь какой-то. Мой друг остался там с горлом перерезанным до позвоночника его как циркулярной пилой распилили я все-таки сын шерифа и знаю когда нужно дать деру а Вонючка провалился с воплями Господи помилуй не дай бог такое еще раз увидеть трясина засосала его как большая... ох прости мама я чуть не сказал нехорошее слово как большая задница мама это ужас. Я возьму у тебя таблетку "Милтауна".
- Конечно мой сладкий прими лучше две. - Она берет телефонную трубку. Ну а с этой мразью Кетфилдом...
Как-то поздно вечером Питер смотрел на городские крыши он стал ходить по крышам перепрыгивая с одной на другую с дерева на карниз на фоне сиреневого неба он почти летал. Его сшибла полицейская пуля он оказался в инвалидном кресле... отделение 23... Нас поместили туда чтобы мы забыли эту чушь о полетах сражениях ночном зрении слишком большой ловкости слишком длинных прыжках так ласково объяснил нам немецкий психиатр. Мы разработали план Уничтожение 23. Во время шоковой терапии нужно не терять сознания. Таким образом можно оживить луч смерти в глазах. Так что мы сможем убить медсестер, надзирателей, врачей и под конец гнусных больничных поваров.
1 2 3 4 5 6 7