А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Он взял курс наперерез, и тут же застучал крупнокалиберный пулемет, пули прошлись по палубе, стекла в рубке разлетелись вдребезги. Шавасс успел заметить Капо у поручней, все еще одетого в свою охотничью куртку с меховым воротником. Его рот был открыт, он отдавал команду своим людям.
В проеме трапа показался Карло с автоматом у бедра. Он стрелял, пробегая по палубе к ограждению. На патрульном катере кто-то вскрикнул, и Капо пригнулся и исчез из виду.
Орсини уже включил двигатели на предельную мощность, но с носа патрульного катера забил еще один пулемет, и пули забарабанили по корпусу «Буона Эсперанца».
И все-таки они прорвались, нос катера поднялся вверх над волнами, и патрульный катер исчез в дымке позади. Шавасс поднялся с палубы и подал руку Лири. У нее на лице была кровь, и она поспешно ее вытерла.
– Вы в порядке? – спросил он.
Она кивнула:
– Отскочившая щепка, только и всего.
Карло повернулся к ним. На груди у него висел автомат. За все время, что Шавасс знал его, он впервые увидел, как Карло улыбается.
– Один из этих подонков меня надолго запомнит.
Шавасс пошел к двери в рубку. Окна были разбиты, осколки стекол валялись на полу, но Орсини был цел и невредим.
– Я быстро залег, – кричал он, стараясь перекрыть рев двигателей. – Ты видел Капо?
– Всего на миг, когда я думал, что он схватит нас. Нам надо было предусмотреть возможность того, что они охраняют оба выхода.
– Я думаю, что этой свинье за это снесут голову.
Орсини зло улыбнулся, и в этот момент машины дали пару сбоев, остановились, попытались было снова вернуться к жизни, но потом окончательно заглохли.
Глава 15
Последнее прощай
Как только Орсини поднял люк маленького машинного отсека, они тут же учуяли запах проливающегося горючего. Карло соскользнул вниз по короткой стальной лесенке, и Шавасс с Орсини последовали за ним.
Карло сделал быстрый осмотр и обернулся:
– Могло быть хуже. Повреждена секция трубы подачи горючего. Мы должны быть счастливы, что не взлетели к небесам.
Рваная дыра в корпусе, пробитая снарядом, была молчаливым свидетелем того, как получилось это повреждение.
– Сможем мы починиться? – спросил Орсини.
– Никаких проблем, но мне придется вырезать трубу нужного размера и припаять ее.
– Как долго?
– Двадцать минут, если вы все уберетесь отсюда к чертям и оставите меня одного.
Шавасс поднялся наверх и присоединился к Лири на палубе.
– Насколько это серьезно? – спросила она.
– Довольно плохо, если иметь в виду, что теперь мы на полчаса будем подсадными утками.
Орсини тоже выбрался из машинного отсека и грустно кивнул:
– Если эта свинья не попытается взять нас теперь, то она вообще ничего не стоит. Нам надо приготовиться, Пол.
Он открыл ящик с патронами и тщательно зарядил диск пулемета сотней патронов, а Шавасс проверил автомат и полдюжины магазинов, которые были при нем. Лири забралась на крышу рубки и наблюдала, всматриваясь в туман.
Закончив снаряжать диск пулемета, Орсини спустился вниз и вернулся со старым американским табельным автоматическим пистолетом сорок пятого калибра. Он передал его девушке.
– Лучшее, что я могу с ним делать, так это только смотреть на него, – сказал он. – У него отдача, будто это упрямый мул.
– Всю свою жизнь я имею дело с оружием, – ответила она, вынимая магазин и рассматривая его опытным взглядом.
Орсини улыбнулся ей.
– Не представляю, как ты выглядела бы в юбке и каких-нибудь благопристойных чулках и туфлях. Блестящая идея. Когда мы вернемся в Матано, я должен буду позаботиться об этом.
Она рассмеялась и раскраснелась, но туг же улыбка сошла у нее с лица.
– Мне кажется, я слышу их.
Катер поднялся на гребень волны, вода плескалась о его борта. Шавасс стоял у ограждения, напрягая слух, и вот различил вдалеке звук работающего мотора.
– Спускайтесь вниз, – сказал Орсини девушке. – Иди в рубку и ложись на пол.
У нее хватило здравого смысла не противоречить, и она сделала то, что ей было сказано. Шавасс стоял рядом, высунув ствол автомата в окно, а Орсини согнулся возле люка в машинный отсек.
– Может быть, это они уходят? – прошептала Лири.
Шавасс покачал головой.
– Никогда в жизни. Они определили, что наши двигатели остановились, заглушили свои, чтобы послушать и понять, что происходит. Капо должен догадаться, что одно из двух: либо мы захвачены другой лодкой, либо наши машины вышли из строя.
Патрульный катер подходил все ближе и ближе, делая зигзаги. Один раз он прошел так близко, что волна от него сильно покачнула «Буона Эсперанца». На мгновение Шавасс подумал, что они их потеряли в тумане, но мотор патрульного катера вновь взревел, и он появился из тумана.
Катер вышел со стороны их кормы, и воздух вокруг сразу наполнился звуками боя. Главная опасность грозила от крупнокалиберного пулемета, установленного на корме. Пулеметный расчет сидел скорчившись за изогнутым броневым щитком. На носу у ограждения стояло несколько солдат. Они стреляли из винтовок и автоматов. Позади них примостился Капо с револьвером в руке.
Шавасс открыл стрельбу из автомата, поворачивая его ствол по широкой дуге, и двое солдат тут же рухнули навзничь на палубу. Он увидел, как, нагнув голову, пробегала Франческа, тут же повел стволом автомата и пули расщепили перекладину над ее головой. Как раз в этот момент магазин автомата кончился, и она юркнула в рубку.
Он нагнулся за новым магазином, и в этот момент над его головой зазвенело разбитое стекло, стены рубки задрожали от попаданий пуль и мелкокалиберных снарядов. Как только патрульный катер отъехал, Шавасс вскочил на ноги и выпустил длинную очередь из автомата по расчету крупнокалиберного пулемета на корме. Оттуда послышался истошный крик. Пока катер не скрылся в тумане, было видно, как один из солдат свалился на ограждение и упал в море.
Звук мотора удалился в тумане, и Орсини закричал, обращаясь к Лири:
– Лежи там! В следующий заход он попытается заняться настоящим делом.
Патрульный катер описал несколько кругов, невидимый в тумане, и Шавасс с нетерпением ждал. Когда Капо наконец сделал свой ход, то он появился в другом секторе. Когда катер с ревом возник из тумана сзади, Шавасс резко повернулся и открыл огонь из автомата, стреляя с бедра.
Крупнокалиберный пулемет на корме патрульного катера открыл по ним убийственный огонь, «Буона Эсперанца» содрогнулась под ударами пуль. Шавасс расстрелял свой последний магазин и быстро скатился вниз под уже частично разрушенную крышу рубки.
А Орсини все еще продолжал стрелять, оперев ствол пулемета на стену рубки. Когда патрульный катер, идя по широкой дуге, снова оказался перед ними, Шавасс схватил гранату из ящика, стоящего около Лири, вытащил чеку и выскочил на палубу.
На какой-то момент катер оказался так близко к ним, что он мог даже рассмотреть выражение лиц солдат. Выбрав момент, он перебросил гранату за бортовое ограждение. Она покатилась по палубе, один из солдат в панике пытался сбросить ее ногой в море, но тут раздался взрыв. Словно волной, все смыло с кормы. Когда дым рассеялся, там оставались только искореженные остатки пулемета. Солдат как не бывало.
Патрульный катер снова скрылся в тумане, и все стихло. Лири поднялась на ноги, вытирая кровь с лица тыльной стороной ладони.
– Они попытаются снова?
– Определенно. В следующий раз они будут немного более осторожны, и только.
Орсини склонился над люком, ведущим в машинный отсек, потом выпрямился и сказал:
– Неважные дела. Еще по меньшей мере пятнадцать минут.
Они молча посмотрели друг на друга, отлично понимая, что это значит.
И тут совершенно неожиданно из тумана прозвучал голос Капо:
– Почему ты не хочешь сдаться, Шавасс? Тебе ведь все равно не уйти.
Лири испуганно вскрикнула, и Орсини успокоил ее:
– Не пугайся. У него радиорупор, только и всего. Чего эта свинья хочет?
– Не интересуюсь этим, – ответил Шавасс.
Снова заработал мотор патрульного катера, он вышел из тумана. Солдаты стояли у борта и стреляли из автоматов.
Шавасс упал на палубу, увлекая за собой Лири. Орсини тоже согнулся рядом, и его пулемет заработал. Он тут же прекратил стрельбу, как только патрульный катер снова исчез в тумане.
Он проверил магазин пулемета и с огорчением бросил оружие в рубку.
– А что с автоматом?
– Тоже ничего не осталось.
Орсини пошел и притащил ящик гранат, который стоял у него под штурманским столиком.
– Хоть это у нас осталось.
– Если только они подойдут достаточно близко, – заметил Шавасс.
Из тумана снова послышался голос Капо:
– Нам совершенно ясно, что у вас нет хода, Шавасс, но я буду великодушен. Сдавайся без дальнейших глупостей, и я отпущу твоих друзей. Мое слово верное. Даю десять минут на размышление. После этого мы придем снова и покончим с вами.
В наступившей тишине Орсини громко вздохнул и спустился по трапу в салон. Когда он вернулся, в руках у него был запасной акваланг.
– Быстро, помоги мне с этой штукой, – обратился он к Лири, а потом обернулся к Шавассу: – Там, в салоне, пластиковая взрывчатка, Пол, и химические взрыватели. Давай их сюда быстро.
– Что ты такое задумал, черт побери? – начал было Шавасс, но
Орсини прервал его и толкнул вниз.
– Хватит рассуждать. Делай, что сказано.
Когда Шавасс появился на палубе со взрывчаткой, уложенной в пояс, похожий на патронташ, Орсини уже надел акваланг и натянул резиновые ласты.
– Я собираюсь покончить с этим Капо раз и навсегда, – сказал Орсини, застегивая на талии пояс со взрывчаткой.
Шавасс покачал головой:
– У тебя не хватит времени.
Орсини хмыкнул.
– Вот то же самое мне твердили в сорок первом, когда я вел команду в Алекс. Но мы прошли туда и обратно, а там на дне остались два британских эсминца. Я знаю, что делаю.
Он надвинул маску, отвернулся от побледневшей Лири и перевалился за борт. У него было только самое приблизительное представление о том, где появится патрульный катер, но он знал, что это не может быть слишком далеко. Он быстро плыл, энергично работая ногами в ластах, и через пару минут скрылся в тумане.
Потом он осторожно вынырнул на поверхность и осмотрелся. Не было никаких признаков патрульного катера, но вот снова над ними загремел голос Капо, и он смог разглядеть в тумане темный силуэт катера.
– Пять минут, Шавасс, это все!
Орсини нырнул и увидел под водой неясные очертания киля патрульного катера. Он пробрался к корме и привязал пояс со взрывчаткой между ходовым винтом и корпусом. Потом вставил взрыватель, обломал его кончик и повернул назад.
Он быстро плыл, собрав все свои последние силы и яростно работая ногами. Наконец он увидел корпус своего катера, который, казалось, двигался по направлению к нему, и всплыл на поверхность.
Шавасс перегнулся через ограждение и втащил его на палубу. Где-то, сквозь шум в ушах, он услышал, как заработал мотор патрульного катера.
Когда раздался взрыв, он эхом отразился от стены дождя, и послышались вопли умирающих. Еще долгое время обломки падали в воду, а потом наступила тишина.
– Пресвятая Богородица, – сказал Карло с благоговейным страхом. – Он пойдет ко дну как камень.
Орсини медленно расстегивал крепление акваланга.
– Как там дела внизу?
– Все закончено, – ответил Карло. – Мы сможем двинуться, как только будете готовы.
Лири стаяла на коленях возле Орсини. Ее портсигар был открыт. Шавасс опустился рядом, взял сигарету и наклонил голову, чтобы прикурить от спички, которую она зажгла.
Орсини с любопытством спросил:
– Тебе жалко ту девушку?
– Получила то, что заслужила.
Шавасс отвернулся и стоял у ограждения, неожиданно для себя почувствовав спазмы в горле. Он не смог бы это логически объяснить, вспоминая нарядную, красивую молодую женщину, которую он повстречал на приеме в британском посольстве в Риме, кажется, целую тысячу лет назад. Слышал ее голос.
Голова у него болела, он устал, дьявольски устал, а она все звала и звала его. Шавасс плотно зажмурил глаза. Когда он открыл их снова, то увидел ее, плывущую по направлению к нему.
Она никогда еще не выглядела такой красивой, темные волосы развевались в воде, на бледном лице выделялись огромные темные глаза. Подплыв поближе, она умоляюще посмотрела наверх.
– Помоги мне, Пол! Помоги!
Он посмотрел на нее и вспомнил Матта Сорли, Дюмона и других его близких друзей, которые встретили жестокую смерть из-за нее.
Орсини взмолился:
– Ради Бога, Пол. Мы что звери?
Шавасс обернулся и посмотрел на итальянца, а тот пожал плечами:
– Если не хочешь помочь ей, я это сделаю.
Он двинулся вперед, но Шавасс молча покачал головой.
– Это мое дело, Джулио.
Он наклонился и втащил Франческу на борт. Она закашлялась, тяжело дыша.
– Благодарю тебя, Пол. Ты никогда не пожалеешь об этом. Я тебе обещаю.
Едва поднявшись на ноги, она сделала выпад рукой, в которой он слишком поздно заметил нож, тускло блеснувший в утреннем свете. Он попытался увернуться, но опоздал, и удар пришелся ему в бок. Нож разрезал мускулы и скользнул по ребрам.
Он покачнулся от удара и от холодной ненависти, горевшей в ее глазах. Орсини тревожно закричал. Шавасс, не отрываясь, смотрел на вновь поднятый нож, который в ее руках блеснул на солнце, пробившемся в этот момент сквозь туман. Лири дико вскрикнула. Потом двинулась вперед, держа тяжелый пулемет Орсини. Она наносила им один удар за другим, пока Франческа не перевалилась через ограждение и не рухнула обратно в воду.
Орсини склонился над Шавассом, а Лири забросила пулемет далеко в море. Шавасс глубоко вздохнул, пытаясь побороть боль.
– Я в порядке, Джулио. Все хорошо. Давай проваливать к чертям отсюда.
Орсини позвал Карло, скоро машины заработали, и «Буона Эсперанца» медленно двинулась вперед.
Они пересекали большой и все расширяющийся круг плавающих обломков катера. Лири, стоявшая у поручня, вдруг закричала, указывая на воду.
Шавасс повернул голову, стараясь понять, что она говорит. Он прижимал к боку рубашку, стараясь унять кровотечение. В его ушах стоял шум, и словно серая паутина застилала ему глаза. Он удивился, что машины остановились, Карло присоединился к Лири, а Орсини перелезал через ограждение.
Шавасс опустился на палубу, внезапно ослабев от борьбы с болью. Когда он поднял голову, то увидел, что Карло вытаскивает через борт статую Святой Девы из Шкодера.
Орсини принес ее и с почтением положил на палубу перед Шавассом.
– Посмотри, Пол, плавала среди обломков, и без единой отметины на ней. Просто чудо.
Карло вернулся в рубку и завел машины, а Шавасс сел, глядя на статую. Он плакал, что было странно и необъяснимо, а спокойное темное лицо, казалось, улыбалось ему, чтобы унять боль.
Над его головой резко закричала чайка, низко пронеслась над морем сквозь дымку дождя, словно отлетающий дух.

1 2 3 4 5 6 7