А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Студент прожил в обители еще дней десять, а потом вернулся в Гуанлин.
Получив любовное зелье и узнав секреты искусства любви, студент решил испробовать их на деле. И вот, прихватив с собой толику заветного зелья, он вышел из дому. Миновал Пошлинные ворота и скоро оказался в квартале певичек. Здесь в пятом переулке жила его давняя подружка Сюэ Мяонян, самая знаменитая блудница Пинкана.
Увидев входящего к ней студента, Мяонян кокетливо улыбнулась и заметила:
– Ба! Господин студент! Полгода ко мне не заглядывали! Отчего же?
– А все дела, дела. Вот выдалась свободная минута, и зашел повидать. – Мяонян принесла ему чаю. Юэшэн незаметно положил на язык три пилюли, и тотчас с ним произошло нечто невообразимое: едва снадобье достигло желудка, его нефритовая плоть сотряслась, восстала и стала твердо стоящей. Притом разгорячилась, точно раскаленное железо.
Мяонян и Юэшэн переругивались недолго. Взявшись за руки, они вошли за полог. Сняли платье и возлегли. Мяонян была чрезвычайно бела кожей, телом пышна и гладка, точно умащена притираниями. Она охотно легла в постель и, раздвинув «золотые лотосы» – крошечные бинтованные ножки, вскинула их на плечи студенту. Тот, не тратя время попусту, погрузился в нее. Проникнув в цветущие чертоги, он еще более взыграл духом и пустился в бой с оружием наизготове. Мяонян тотчас уловила в его поведении нечто новое, а именно ощутила в себе некое орудие, которое доставляло ей невыразимую радость. Мягким и кокетливым голосом сказала Юэшэну:
– Сегодня ваша штуковина подобна факелу и вовсе не похожа на то орудие, коим вы обладали прежде. Сколь верно гласит древнее речение: «Когда трое не видят того, что очевидно, пусть выколют себе глаза – тогда увидят».
– У великого таланта всегда много обликов, – ответил тот, и с этими словами он с неудержимой энергией принялся вставлять и вытаскивать из нее свой посох.
Мяонян вихляла и раскачивала бедрами. Из лона непрерывным потоком истекала влага естества. Ноги и руки были раскинуты, а в головке у нее вертелась одна мысль: «С давних пор, как я стала «цветком, над коим стелются туманы», многие доставляли мне удовольствие. Но никогда прежде мне не было столь хорошо».
Только около полудня Мяонян была полностью ублаготворена. Но когда подошло время зажигать светильник, Юэшэн вновь вдохновился и, воспрянув духом, снова и снова начал метать стрелы.
– Не возвращайтесь домой, – предложила Мяонян студенту. – Останьтесь у меня. Есть у меня к вам разговор.
Юэшэн склонил голову в знак полного согласия. Влюбленные, как говорится, на время «отвели солдат и сняли латы», пригубили вина, откушали яств, а потом возлегли на изголовье и снова «воодушевили полки». Мяонян проявила огромную заинтересованность в любовной игре. Она крутила под ним бедрами и желала получить от студента все, на что тот был способен. Его жезл возрос и стал невообразимо тверд, он погружал его и вытаскивал, напрочь затыкая собой вход в нефритовые чертоги. Мяонян охала и ахала, но от студента не отлипалась. Когда действие киноварного порошка кончилось, студент спустил тетиву. Влага естества изливалась толчками, словно то был бьющий из-под земли горячий источник, обжигающий и едкий.
Ублаготворенная, Мяонян загорелась мыслью стать супругой студента, и тот сделал вид, будто не возражает. Лишь утром при восходе солнца любовники заснули, а встали только тогда, когда солнце поднялось на три шеста. Откушали чжоу и условились о встрече. Юэшэн простился с ней и направился домой. Скажем наперед, что с этого раза Мяонян наглухо затворила двери и, хотя по-прежнему белилась и румянилась, с завсегдатаями квартала Пинкан более не зналась.
Между тем студент шел домой, думая о том, что Мяонян, которая была «генералом в юбке этого рода войск», похоже, воспылала к нему любовью: «Ранее я ни разу не мог одержать над ней верх, а ныне благодаря чудесному снадобью в первом же бою заставил ее сдаться. И более того, она отдала мне сердце, выказав желание следовать за мной. Полагаю, что всем этим околачивающимся подле ее ворот евнухам невозможно купить любовь Мяонян как раз из-за ее природной склонности к подлинной страсти, ибо ночью она прежде всего потребует от любовника прекрасно исполненной работы. А ведь только сейчас, когда я достиг ее тайных мест, она согласилась быть вечно со мной».
Так шел он, размышляя о Мяонян, пока не достиг ворот своего дома. Мальчишка-слуга по имени Фынлу помог ему раздеться, и хозяин и слуга улеглись спать. Но студенту не спалось, и скоро он поднялся и вышел в сад.
Стояла пора второй луны – Середина весны. Персики и абрикосы покрылись бутонами и едва распустившимися цветами. Тысячи, десятки и сотни тысяч пурпуровых и алых лепестков наподобие кулис скрыли стволы деревьев и стены сада. Студент прошелся по саду, наслаждаясь ароматом цветов. Вдруг за оградой он увидел женщину. Красотой она превосходила всех прочих. Статью и обликом изящна, без румян и пудры, а едва ли не фея. Из-под юбки выглядывали «золотые лотосы» – крохотные и милые ножки в вышитых носках. Она смеялась и что-то говорила тем, кто был подле. Душа Юэшэна встрепенулась и в тот же миг, похоже, отлетела и уже не охраняла то обиталище, где прежде обреталась. Тем временем красавица, скосив на него узкие глаза – так медленно накатывает стылая осенняя волна, – в упор разглядывала студента. Юэшэн, большой охотник до женских прелестей и, как говорится, «мастер ветки заламывать», подумал: «Чья жена и как зовут?» Но тотчас догадался, что она не иначе как из семьи Хуа, а именно жена его богатого соседа Юй Дэтэна. «А если так, – заключил он, – то зовут ее Айюэ. И как мила – милей всех женщин на свете!» Он тотчас вытащил из рукава приворожливый порошок, отсыпал в ладонь малую толику и скатал из него шарик. Но подойти близко к женщине не посмел и от досады несколько раз горестно вздохнул. Тут он увидел, как белый котенок прыгнул на колени сидящей Айюэ. И тогда он вот что придумал: принес свою кошку и бросил ее перед Айюэ. Та повернулась, желая помочь шлепнувшейся перед ней кошке, и студент, не медля ни секунды, тотчас кинул в нее шариком из снадобья. Айюэ бросило в жар, потом в холод, руки и ноги онемели. Не придав этому значения, она поднялась и заспешила домой, ибо порядки в семье мужа были строгие. Однако про себя подумала: «Этот молодой господин из соседнего сада по виду большой повеса. В сравнении с ним мой супруг – неотесанная дубина, а то и лесной разбойник. И что за ужасный жребий выпал мне – быть женой такого олуха! Да и мужское орудие у него – далеко не посох!» Так думала она, не подозревая, что любовь к пригожему соседу уже угнездилась в ней. Скоро низ живота заломило, точно изнутри его облили уксусом. Долго все в ней пылало и ныло, и, пока она не ополоснулась горячей водой, боль не утихала. Получив некоторое облегчение, она решила отправиться спать.
Тем временем студент воротился в дом. Разбудил мальчишку-слугу и отпустил его к родственнику, который жил у моста Кайциньцяо, приказав притом пораньше выйти из города и поспеть до света в храм Небесной благодати и просить тамошнего настоятеля о посещении дома. Фынлу тотчас отправился исполнять приказ молодого господина. Юэшэн тщательно запер за ним наружные ворота, а ворота, ведущие из сада на жилую половину дома, оставил незапертыми. Засветил свечу и стал ждать прихода красавицы-соседки, однако не был вполне уверен, окажет ли приворожливое средство нужное действие. «Но если красавица Айюэ придет, это будет самым удивительным событием моей жизни!» Вот уже и небеса потемнели, опустилась на землю ночная мгла, а красавицы нет и нет. И тогда студент вышел в сад.
Тем временем Айюэ смежила веки и уже собиралась отойти ко сну. Но вдруг на нее повеяло свежим ветром. Она открыла глаза – густая мгла опустилась и легла вокруг ее ложа, и среди этой туманной пелены она узрела двух пригожих девиц, кои были зримы ей только наполовину. Девицы протянули к Айюэ руки и подняли ее с постели. Вывели из спальни и направились в сад. Дошли до ворот соседской усадьбы и остановились как раз перед воротами, ведущими на жилую часть дома. В тот миг студент, засветив фонарь, стоял у ворот. И каково же было его удивление, когда он увидел перед собой Айюэ! Как он возликовал! Мало что соображая, Айюэ все же подумала: «К этим дверям меня привели две неизвестные девы – могу ли не почесть то за знак судьбы?» Студент поспешил плотно прикрыть ворота и запереть их.
– Почтенная госпожа заслуживает, чтобы ее приняли по обряду, – сказал он ей.
Но Айюэ не ответила ему. Поддерживая ее за локотки, студент повел ее в спальню. Привлек к себе, обнял и, приблизив уста, коснулся языком ее языка. Та ответила ему тем же прикосновением. И в тот же миг действие порошка из ласточек кончилось, и Айюэ пробудилась.
Господин Фын! – воскликнула она, увидя соседа. – Это вы прислали ко мне двух служанок, которые и привели меня сюда?
Дни и ночи я думал только о вас! – воскликнул тот. – Сегодняшняя встреча в саду стала роковой – я потерял над собой власть. Уповаю, простите мне это безрассудство! – Говоря так, он торопливо стаскивал с нее платье.
Айюэ застыдилась и прикрыла лицо руками. Наконец его усилиями миру было явлено лилейное тело, белизну которого можно сравнить разве что с благодатным, только что выпавшим снегом. Студент затрясся, точно с ним случился приступ лихорадки, он бросил женщину на кровать. Торопливо положил на язык катышек заветного зелья. Быстро снял платье и, не будучи в силах сдержать пыл, воткнул свою нефриту подобную плоть в нефриту же подобное лоно. Айюэ слегка вскрикнула, выражая восторг, и он, вдохновленный восклицанием, вошел в нее под самый корень. Точно умирающий от жажды, он пил ее и пил. Из груди Айюэ вырывались охи и ахи, томные и сладостные:
– Ах! Ох!.. Быстрее! Еще! Умираю!.. – восклицала она и наконец замолкла. А когда пришла в себя, то тотчас пустилась в расспросы: – Господин Фын! Что за янское орудие у вас! Откуда у вас эта столь добрая в деле вещь? И как пылает! Уже одно это способно привести в восторг. С того дня, как я вышла замуж, меня домогались многие, и мне всегда казалось, что все мужчины точно на одно лицо. Где было мне знать, что в мире есть нечто, способное доставить женщине высшую из радостей?
Слова Айюэ еще более вдохновили студента. С еще большим пылом, точно жеребец на лугу, он принялся гулять в ней. И до того толок своим пестом, что ступка ее разбухла, так что ему удалось заполнить ее нефритовые чертоги до предела. И, так дойдя до сотого раза, остановился. Айюэ, пребывая в его объятиях, уже не однажды теряла сознание. Она обмякла. Руки и ноги безвольно свисали с кровати. Казалось, и силы и чувства в ней иссякли. Но, едва почувствовав, что студент отпускает ее, она приподнялась и вновь прижалась к нему. Сказала ему:
– Ваш корень жизни способен лишить мое тело души. Начиная с сего дня, готова служить вам у ложа как наложница, но не смогу ходить к вам. Ждите, покуда мой супруг не уедет по делам, – так открылась она ему в любви.
– Конечно, я согласен. А твой муженек-то каков?
– Ах, не люб он мне! Об этом ничтожном и преступном человеке не стоит говорить. Он ничто в сравнении с вами, – и, сказав так, она приподняла его янский жезл точеными пальчиками, схожими с перышками весеннего лука, и принялась теребить его. – Кто мог подумать, что этой невзрачной штуковиной господин может одаривать такой любовью! А уж как долго пребывает в работе!
Студент, в который раз воспрянув духом, снова погрузился в нее, и Айюэ снова ахнула. Уже пробило четвертую стражу, а Айюэ все так же лежала на кровати с закрытыми глазами. Она воздела «золотые лотосы» и предоставила студенту полную волю действий. Из глубины лона нескончаемой струйкой изливалась влага естества. Айюэ была весела и радостна. Время пролетело, точно стрела, и вот уже утренний барабан отметил пятую стражу. Студент наконец спустил тетиву, и из него, словно из теплого источника, сочащегося из-под земли, потекла влага любви. Любовники заключили друг друга в объятия. Студент нашел в себе силы подняться. Он помог Айюэ встать с постели и одеться.
– Как мне уйти от вас? – спросила она его.
– Не спеши, – ответил ей студент. – И, сказав так, он посыпал ей на грудь порошок из ласточек. Ведь именно благодаря этому средству они обрели друг друга.
Ворот еще не открывали, и Айюэ немного понежилась на кровати. Она была точно в бреду. Все, что произошло с ней, было в высшей степени странным. «Уж не во сне ли привиделось?» – подумала она. Она засунула руку под юбку и ощупала себя. Лоно походило на орошенный росою цветок. Она не знала, как пришла в этот дом. Спросила студента, какими колдовскими чарами тот владеет, что заставил ее прийти. Тут только студент сам осознал, что его снадобье – поистине редчайшая на этом свете вещь. Ведь сотворило этакое чудо!
С этого раза и повелось: муж Айюэ сидит дома – студент предается страстям за пологом Мяонян; муж Айюэ из дому – студент нежится у Айюэ. У него дня не проходило без прелестной красотки. Но надобно сказать, дорогой читатель, что Юэшэн всегда с нетерпением ждал, когда же муж Айюэ уберется из дому или отправится по делам в дальние края. И чем дальше он был от дома, тем милее было любовникам.
И вот однажды, когда молодые люди вновь увиделись, Айюэ спросила:
– Почему это молодой господин Фын несколько дней не показывался у себя дома? Где он проводит время? Может, уже разлюбил свою рабыню?
– Последние дни был занят. Вот причина, почему к тебе не заглядывал, а вовсе не потому, что бросил тебя. – Поднялся спор, но, перебрасываясь бранными словами и переругиваясь, они уже пылали страстью. Обнявшись, скоро ушли за полог. Их приняла широкая постель. И вот уже он распростер себя меж прелестных ног, И вот уже с оружием наизготове был рад ринуться в бой. Он выставил перед ней пику, и Айюэ, взяв себя за талию и что есть силы изогнувшись, приподняла себя ему навстречу. И вот он уже загородил своим посохом вход в эти нефритовые чертоги. Студент крепко сжал ее благоуханное тело и четверть часа посвятил дыхательным приемам, И тогда его уд до предела заполнил лоно и даже промежность. Оба вспотели и были точно обрызганы утренней росой. Айюэ блаженствовала. Она вольно раскинулась. Жезл студента был мощнее и тверже раза в три по сравнению с прошлым свиданием. Погрузив его в недра лона, студент то вздымал его, увеличивая до непомерных размеров, то уменьшал до предела возможного. Он был точно селезень, склевывающий травку на цветущем лугу. И как в летний зной жаждут дуновения свежего ветра, подставляя его бархатному дыханию расплавленное жарой тело, так наши любовники передавали друг другу огонь страсти. Не один раз силы оставляли их, но студент снова и снова вдохновлялся, вздымая и гася в себе дух страсти, Чередуя узнанные приемы один за другим, он погружался в странное, дивное состояние. Не сдержав порыва чувств и любопытства, Айюэ в сердцах воскликнула:
– Господин Фын! В прошлый раз у вас не было ничего подобного: ни этой величины, ни этой мощи. Да и горячи вы не в пример прежнему. Откуда это у вас? Почему ваше орудие точно живое и, пребывая во мне, то удлиняется, а то укорачивается? А уж как вы меня буравите! Это же полнейшее удовольствие! Вытащите-ка свой посох – хочу взглянуть на него!
Студент исполнил ее волю. Вытащил свой янский жезл. Айюэ положила его на ладошку. Погладила, а потом с горячностью выпалила:
– Заячье отродье! Ведь несколько дней на глаза не показывался! Да с этакой штуковиной вы на всяком лугу молодец! Но сказать честно, сегодня вы нравитесь мне во сто крат больше. Поистине таких молодцов мало на белом свете! – И с этими словами она попыталась отправить то, что она поименовала штуковиной, в лоно, где оное только что пребывало, находя в том ни с чем не сравнимое удовольствие. И добилась-таки своего – скоро сознание любовников помутилось, и они вновь слились в одно целое. Когда барабан пробил четвертую стражу, они будто очнулись – были разбиты и утомлены, точно после тяжкой болезни или от непомерной работы. Но студент заглотнул воздух и медленно испустил его из себя, отчего плоть его стала наливаться силой. Айюэ поиграла его янским корешком, и вот уже он величественно вздымается перед ней. Поистине в этом красавце был избыток природных сил! Они снова предались любовным утехам, а завершив их, наконец склонили головы к изголовью и уснули. А едва забрезжил рассвет – расстались. С той поры кто-то из любовников при всякой возможности оказывался в постели другого, и так длилось не месяц и не два, а много больше, но муж Айюэ оставался в полном неведении.

Глава II
Юэшэн предается страсти с Сюэ Мяонян,
а красавица Айюэ предлагает ему бежать
с ней по причине безмерной любви
После свидания со студентом Мяонян охватило смятение. Она точно рассудок потеряла. В голове вертелось одно – как прилепиться к нему навечно. Певичка затворила двери дома и наотрез отказывала тем развратникам, кои имеют обыкновение шататься по кварталу Пинкан: не желала быть более «цветком под луной». С раннего утра и до захода солнца она ждала студента и по временам казалась окружающим едва ли не в состоянии умопомрачения, ибо вовсе оставила попечение о красоте: омоет лицо, напудрится, и все. И что вовсе казалось немыслимым, так это ее поведение по вечерам. Оборотив к луне хорошенькое личико, она играла на флейте и беспрестанно вздыхала в ожидании любезного ее сердцу студента, чая одного – чтобы тот «весенним дыханием отогрел цветок любви, расцветший у ворот».
А тем временем наступила пора Начала лета: зрели плоды личжи, вовсю распевали свои бесконечные песни цикады, небо сияло бездонной синевой, и ночи стали темны. И как раз в эту пору ранним утром студент покинул дом. Прикрыв голову платком для защиты от солнца и облачившись в халат легкотканого шелка, он взял в руки веер из перьев и отправился в путь. Пройдя около двух ли, он оставил за собой городские ворота и еще засветло был у Пошлинных ворот. Отсюда он двинулся на юг и скоро достиг Пинкана, где в пятом переулке жила Мяонян. Постучал в ворота. На стук к воротам подошла девочка-служанка и спросила:
– Кто там? Что за человек? Не стучите! Моя госпожа не принимает. Отныне она следует великому предначертанию судьбы. Вместе с князем Фыном она собирается посетить храм бога Эрлана. Потому идите в другие дома.
Студент ушам своим не поверил. Заглянул во двор через проем в стене. И вправду во дворе посетителей не было. Он снова окликнул девочку-служанку:
– Я и есть господин Фын! Пришел повидать твою госпожу. Открой мне!
Услыхав его имя, служанка бросилась со всех ног к воротам.
– Так вы, оказывается, и есть господин Фын! Госпожа ждет вас. Бегу к ней спросить ключи!
Скоро она вернулась с ключами и отперла ворота. Студент вошел. Спросил:
– А как поживает Мяонян?
Услыхав его голос, певичка выбежала во двор:
– Сегодня дует северный ветер. Похоже, это он занес вас ко мне!
Студент улыбнулся шутке Мяонян. Мяонян повела его во внутренние комнаты. Усадила. Велела служанке принести вина. Они принялись потягивать вино. Оно вдохновило их и заставило вспомнить прежние дни. Поговорили о том о сем. Засиделись до темноты. Лица их раскраснелись, страсть и желание любви охватили студента, или, как в таких случаях говорят, «сандалового господина», то есть благородного и благоуханного, как сандал, гостя. Платье Мяонян сползло с плеча и обнажило грудь. Студент был более не в силах сдерживать пыл. Тогда Мяонян велела принести таз с умыванием и положить в воду лепестки орхидей. Омылись. Она – лоно, он – себя. Мяонян сменила шелк на бинтованных ногах. Потом оба сняли платье и взошли на ложе. Мяонян откинулась на спину и легла на изголовье. Студент навис над ней. Мяонян положила ноги ему на поясницу, и нефритовый посох тотчас был направлен прямо в лоно. Мяонян охнула и приняла его. Студент вошел в нее под корень и достиг сердечка цветка. Он будто прилип к ней. Тискал груди и мял соски, играл с ней до тех пор, пока Мяонян не почувствовала, что внутри у нее все пылает, точно в ней была жаровня. Они вошли в раж и достигли предела вожделения. Пребывая в женщине, его нефритовая плоть, казалось, начала жить собственной жизнью. Нефритовый жезл буравил женщину, то взрастая, то сокращаясь в ней. Точно клюв дикого селезня, склевывающего траву на лугу, он щипал и щипал ее благодатное чрево. А то будто удав вползал в нее, готовясь заглотнуть и переварить. Мяонян была наверху блаженства. И хотя она была, как говорится, «заломленной веткой», «ивой из весеннего квартала», хотя она доставляла радость множеству гостей – знатным и низкого рода, верзилам и коротышкам, толстым и худым, коим она давно потеряла счет, она никогда ничего подобного не испытывала. Для нее эта ночь была воплощением подлинного искусства любви. Она безвольно лежала на кровати – шпильки выпали, и волосы разметались по изголовью. Но студент еще не раз вдохновлялся, снова и снова подминал ее под себя и довел до того состояния, что казалось, душа ее наполовину уже отлетела к небесам, а сама она погрузилась в нирвану. Закрыв глаза, она охала и ахала, стонала и восторгалась. Не сдержав чувств, она воскликнула:
– Старший брат! Поскорей убей свою рабыню!
В тот миг ей показалось, что над ней пронеслось само сияние весны и серебряная волна накрыла ее. Внутри нее что-то клокотало и бурлило. Студент готов был оставить эту забаву, которая была уже не по силам Мяонян, но она вновь и вновь засовывала его нефритовую плоть в себя и замирала душой, когда сердечко цветка скрещивалось с головкой удилища. Поистине если и существует кем-то написанная история любовных утех, то подобного наверняка никто еще не испытывал!
– Потомок заячьего племени! – воскликнула Мяонян. – Из всех, с кем я делила ложе, ты один такой! Вытащи-ка свое орудие и дай взглянуть! Наконец-то встретила я человека себе по сердцу. Скажи честно, не у волов ли ты обучился своему ремеслу? Студент рассмеялся:
– Дорогуша, готов вытащить его из тебя, чтобы ты могла им полюбоваться. Но только с одним условием: ты возгласишь хвалу тому господинчику, который доставил тебе столько радости.
– Ах ты, колесничий! Не затем ли ты уселся на меня со всем своим снаряжением, чтобы ездить и ездить по мне? Господин студент давно убедил меня, что то наилучшее, что принадлежит ему, поистине наидрагоценнейшая вещь на свете. И я – обладательница оного сокровища!
Студент прильнул к певичке тубами и прошептал:
– Сейчас я вытащу из тебя этот посох, подобный нефриту! Но едва твои очи узреют его великолепие, тотчас уписаешься!
Последнее замечание уже не имело смысла, так как певичка и так была точно орошена теплым дождем. Похоже, в росе любви искупалась. Мяонян погладила его жезл и в любовном восторге воскликнула:
– Добрая в деле вещь! И в сравнении с прошлым разом много мощнее. Неудивительно, что я чуть не померла. Скорее поместите его туда, где он только что пребывал. Кажется, мое второе «я» снова испытывает голод и жажду.
Студент вновь утонул в Мяонян. Он принялся резвиться и толочь пестом в этой ненасытной ступке. Но вот его подхватила горячая волна чувственной радости, и он почувствовал себя на грани блаженства. Когда Мяонян выругалась, он понял, что она в высшей степени ублаготворена. Ее изумительное по красоте тело и ягодицы вздрагивали и раскачивались, а он продолжал делать свое дело. Втыкаясь в нее, он нечленораздельно рычал и под конец стал всаживать в нее так, как если бы нанизывал на нитку жемчуг. У него пересохло в горле, а то, что находилось ниже живота, пылало, как раскаленное железо. Он был на грани – «вот-вот теплый дождь прольется из туч». И тогда он спустил тетиву и излился многими ручьями, до краев залив лоно влагой любви. Мяонян прилипла к нему, закинув ноги за поясницу. Ее сознание то угасало в ней, то прояснялось.
Здесь позволю читателю напомнить одну ходячую истину. Достоверно известно, что тот,
кто знает тонкости любви
и овладел бесстыдства мастерством,
одержит верх над всякой шлюхой
и сердцем ее завладеет притом.
Проснувшись на другое утро, Мяонян первым делом засунула руку под одеяло и, найдя там великолепное канатище, в изумлении воскликнула:
– Господин Фын! Откуда у вас эти достоинства? Ведь в прежние свои посещения вы были ох как слабы! А ныне просто герой!
– Ненасытная сестричка! Несколько дней назад произошло со мной одно удивительное происшествие. Я отправился навестить приятеля в Цзиньлин, остановился по дороге в селении Древняя Обитель, где встретил дивного мужа, который передал мне секреты любви и научил доставлять женщине радость. Не знаю, удалось ли мне это?
Певичка утвердительно кивнула головой.
– Господин Фын! Мне было едва ли шестнадцать, когда некий заезжий гость лишил меня девства – был он не то из Пекина, не то уроженец Тяньцзина, специально приехал, чтобы «сломать ветку ивы, или сорвать девственный цветок». Помню, его орудие было цуней шесть-семь. Я привела его в бешенство, ибо готова была убить за ту боль, что он причинил мне. Он провозился со мной до четвертой стражи и только тогда оставил меня. И хотя был он из себя человеком большим и тучным, плоть его была не столь уж твердостоящей. И если бы не случилось так, что именно он лишил меня девства, я бы о нем и не вспомнила, ибо не было в нем, как я ныне понимаю, ничего особенного.
Рассказывая о себе, Мяонян внезапно остановилась, как если бы прикусила язык. Подумала: «С чего это я так расхваливаю его достоинства? Ведь со своим дивным даром этот похотливый заяц стреканет куда-нибудь, станет вольничать на всяком подворье и уже не будет предан мне душой и телом. А если пустить его гулять, где он только пожелает, то придется еще и охранять его от притязаний похотливых блудниц. И тогда его уж точно не дождешься». И, рассуждая так, она предложила студенту:
– Поверьте, я обратила свое сердце к вам. Уже едва ли не месяц держу ворота на запоре и всем отказываю. Оставила заботу о красоте и не румянюсь. Желала бы до конца дней служить господину. А если не будет по-моему, то увяну до срока и поседею от горестных вздохов. Из родных у меня только мать, которая желает жить при мне. К счастью, вы еще не обзавелись женой. Уповаю, что явите жалость к презренной певичке и возьмете в жены. – Тут она остановилась и, переменив тон, воскликнула: – Ах ты, потомок заячьего племени! Скажи, каковы твои намерения? Ежели согласен, то завтра же отправимся к тебе!
Студент едва осознал смысл речей певички, но ответил согласием. Любовники вновь возлегли – плечом к плечу и не успели глазом моргнуть, как солнце поднялось на три шеста. Только тогда они встали и переменили платье. Омылись и были вполне убраны. Студент заметил, что день что-то хмурится. И вправду скоро полил дождь. Дорогу развезло: не пройти ни пешему, ни коню, и студент почел за лучшее провести у Мяонян еще два дня. Эти два дня сблизили и укрепили их чувства. Они были нераздельны – точно два ствола, выросшие на одном корню. Преисполнившись любовью к студенту, Мяонян отдала ему и привязанность и сердце. Но студент, хотя и согласился на словах взять ее в жены, решил не спешить, опасаясь и необузданного нрава, и непомерных желаний певички. Да что тут говорить, ведь и любовь может стать бременем! Размышляя о ее предложении, он колебался, принять его или не принять. Видя его нетвердость, Мяонян решила выяснить его намерения:
– Господин Фын! Согласны ли вы стать мне опорой в жизни? Если да, то завтра же пойдем в управу!
Студент не знал, как быть. Тогда Мяонян трижды повторила вопрос, и ничего иного не оставалось, как ответить согласием. Но про себя он все же был недоволен таким оборотом дела.
– Господин Фын! – снова сказала ему Мяонян. – Разрешите мне навестить мою названую сестру Дай Ичжи. Самое большее через час я вернусь. Хочу попрощаться со своей сестрицей по прозванию Золотая Орхидея.
Скоро одевшись, Мяонян ушла. Когда она пришла к Дай Ичжи, та, увидев ее, воскликнула:
– Старшая сестрица! Что произошло и отчего вы так радостны? Заранее поздравляю вас!
– Пришла попрощаться с тобой. Завтра уезжаю. Захочешь повидать меня, приезжай осенью. – И, сказав так, она стала прощаться.
– Похоже, сестрица покончила с морем бед! – сказала Дай Ичжи. – Не знаю, смогу ли я когда-нибудь тоже бросить свое ремесло!
– Не печалься, – ответила Мяонян. – Заместо тебя я отдала свое сердце одному распутнику.
Певички взялись за руки и вышли из ворот, где и расстались. Едва Мяонян показалась в дверях, студент нетерпеливо спросил ее:
– Где это ты была так долго? Может, собралась навестить каждую из своих названых сестер?
Мяонян согласно кивнула головой, сказав, что так оно и было.
– Простите, заставила вас ждать! – извинилась она.
А едва стемнело, любовники опять разделили ложе. Радость, таившуюся внутри них, они не выказывали даже друг другу.
На следующий день, поднявшись едва ли не до света, Мяонян принялась собирать вещи и складывать их в огромный, обтянутый кожей сундук. Служанку послала за паланкином и носильщиком, Еще ранее отбыл студент. Прибыв домой, он велел слуге Фынлу по приезде гостьи встретить ее у ворот. Скоро во дворе появился паланкин с Мяонян. Она вошла в дом и огляделась. И хотя дом не походил на дворец, он нашла его просторным и покойным. Певичка сказала студенту:
– Ваша младшая сестра сегодня хочет возжечь курение росного ладана и ароматные свечи пред изображением божеств. Хочу обратиться к ним с молением, дабы даровали нам долгое счастье. Чтобы были мы неразлучны, точно феникс и пава-птица, и прожили в согласии сто лет.
– Я удостоился взаимной любви, могу ли воспротивиться судьбе своей, – так ответил студент на ее просьбу.
Молодые люди совершили поклонение божеству при зажженной узорной, то есть свадебной, свече, прося ниспослать им счастье и долголетие. Мяонян сказала так:
– Наложница из рода Сюэ, рожденная у ворот чиновника, проданная обманом в квартал проституток Пинкан еще в юные годы, обращается к богу. Ответь, почему в этой земной юдоли не должна я иметь опоры? Почему не могу быть счастливой? Все богатства и сбережения мои, а также душу и тело отныне вверяю супругу. По собственной воле хочу следовать за студентом Юэшэном. Простершись ниц перед божеством, даю верное слово, что буду добродетельной и верной супругой до гроба.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12