А-П

П-Я

 нашел здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уэй Маргарет

Опаловый кулон


 

Здесь выложена электронная книга Опаловый кулон автора по имени Уэй Маргарет. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Уэй Маргарет - Опаловый кулон.

Размер архива с книгой Опаловый кулон равняется 68.38 KB

Опаловый кулон - Уэй Маргарет => скачать бесплатную электронную книгу



«Опаловый кулон»: 2003
ISBN 5-05-005787-6, 0-263-82071-8
Аннотация
Кимбара — старинная усадьба крупных землевладельцев, потомков первых поселенцев Австралии. Ослепительное солнце, синее небо, красноватые пески, которые после дождей покрывает волшебный цветочный ковер. Здесь кипят страсти. Сильные красивые люди любят, страдают, ненавидят, учатся доверять любимым. И над всеми царит всепобеждающая Любовь…
Маргарет Уей
Опаловый кулон
Глава 1
Слепящий солнечный свет заливал двор усадьбы, и, когда Брод переступил порог, прохладный сумрак холла старого дома окутал его уставшее тело, блестевшее от пота. Рубашка на нем была покрыта пылью, измазана зеленью. С рассвета Брод с работниками перегоняли стадо от высыхающего ручья Белой Цапли к Трем Лунам, цепочке мелких стариц, которые находились на расстоянии нескольких миль.
Они проделали долгий путь по жаре, к тому же животные то и дело пытались отбиться от стада. В буше эти существа явно стремились доказать свою независимость.
Не мешало бы отмыться как следует, но на это не было времени. Брод чуть не забыл, что во второй половине дня прилетает ветеринар, чтобы осмотреть другую часть стада. Времени оставалось в обрез: перехватить сандвич и чашку чая и скорее к загону для скота, устроенному под эвкалиптами.
На глаза попалась стопка корреспонденции, аккуратно сложенная на простой сосновой скамье, заменявшей столик. Тут тебе не Кимбара, мрачно усмехнулся Брод.
В Кимбаре, старинной усадьбе, жил его отец, Стюарт Кинросс, Хозяин Пустыни. Предоставив сыну надрываться при перегонах скота, он сам почивал на лаврах. Впрочем, мой день еще придет, думал Брод. Им с Элли принадлежала солидная доля в разных предприятиях Кинроссов, а родовое поместье Кимбара, центр их скотоводческой империи, было самым блистательным украшением в короне.
Дедушка Кинросс никогда не заблуждался относительно своего сына Стюарта. Сейчас деда, Эндрю Кинросса, о котором ходили легенды, давно уже не было в живых, а его внук жил в Марлу чуть ли не изгнанником все последние пять лет, с того времени, как его сестра Элисон, тяжело переживая разрыв с Райфом Кэмероном, своим возлюбленным, уехала в Большую Дымогарню — так местные жители окрестили огромный, шумный, космополитический Сидней.
Элисон говорила тогда, что хочет попробовать себя на театральном поприще, как их знаменитая тетя Фиона. Та покинула родовое гнездо в восемнадцать лет, мечтая сделать блистательную карьеру на лондонской сцене. И чудо произошло: Фи действительно добилась успеха, несмотря на бурную личную жизнь, которая не давала покоя досужим журналистам. Сейчас она вернулась и снова жила в Кимбаре, писала мемуары.
Фи была весьма яркой личностью и слишком известной, чтобы считаться паршивой овцой в семье.
Но на ее счету имелись два скандальных брака, в одном из которых она родила дочь, прекрасную, словно английская роза. Леди Франческа ди Лайл, воплощенное изящество и утонченность, кузина Элли и Брода, отличалась не только красотой, но и добротой. Чудесное сочетание, если вспомнить, чьей дочерью она была.
Тетю Фи всегда одолевали неуемные сексуальные аппетиты. Теперь она старалась изложить на бумаге свою бурную жизнь, пребывая в убеждении, что ее биография будет иметь колоссальный успех.
Для обработки рукописи Фи пригласила Ребекку Хант, молодую журналистку из Сиднея, на счету которой уже была хорошо принятая читателями и критикой биография одной ушедшей на покой австралийской дивы.
Стоило Броду только подумать о Ребекке Хант, как где-то глубоко в нем вспыхнул опасный огонек.
Такова власть женской красоты, констатировал он с отвращением. Образ Ребекки возник перед его глазами. Блестящие темные волосы обрамляют лилейно-белое спокойное лицо, на котором выделяется дьявольски соблазнительный рот. Этот рот и выдает ее. И все же Ребекка выглядит безупречно, а ее самообладание сообщает ей нечто таинственное.
Невозможно представить, чтобы кто-нибудь вроде него посмел взлохматить эти гладкие волосы или коснуться нежной, словно цветок магнолии, кожи.
Она для него чересчур совершенна. В одном Брод не сомневался: за патрицианской внешностью мисс Хант скрывается весьма целеустремленная женщина.
Он ни за что не поверит, что она очарована его отцом. Хотя Стюарт Кинросс — крупный красивый мужчина, уверенный в себе, ухоженный, баснословно богатый. Ему пятьдесят пять, но выглядит он на десяток лет моложе. На его недобрый нрав можно не обращать внимания. А вот дикое великолепие Кимбары, несомненно, вызвало интерес мисс Хант с ее потрясающими огромными серыми глазами — глазами словно спокойная прозрачная вода в углублении скал. Но Брод сразу догадался: мисс Хант в любой момент готова променять свою перспективную карьерку на положение хозяйки Кимбары. Начинающая журналистка среди богатств, не поддающихся воображению. Одно плохо: все это будет принадлежать ей лишь при жизни отца. Потом все переходит к нему, Бродерику.
Эта традиция Кинроссов никогда не нарушалась. Кимбара, дом предков, фамильное владение, переходила непосредственно от отца к старшему сыну. Никто никогда не отказывался от наследования в пользу брата. Хотя Эндрю Кинросс был вторым сыном: его старший брат Джеймс погиб во время Второй мировой войны. Джеймс умер на руках у брата в далекой пустыне, совсем не такой, как пустыня их родины. Одна из бесчисленных страшных трагедий войны.
Печально покачав головой, Брод стал просматривать почту. Ее доставил верный Уолли, полукровка, который раньше трудился на ферме. С тех пор как Уолли, упав с лошади, сильно покалечил ногу, его обязанности ограничивались работой в этой небольшой усадьбе и на ее огороде. К тому же из Уолли получился неплохой повар. Во всяком случае, получше, чем сам Брод.
Его внимание привлекло лишь одно письмо, потому что он его даже ждал. Вскрыв конверт, Брод мрачно усмехнулся. Зачем старику видеться с сыном, когда он такой мастер на письма? Брод шумно вздохнул. На этот раз никакого тебе «Дорогой Брод!». Никаких вопросов о здоровье. Отец устраивает большой праздник, чтобы произвести впечатление и развлечь мисс Хант. Турнир по игре в поло через десять дней. Матчи начинаются в субботу утром, главная встреча состоится в три часа пополудни. Затем бал в Большом зале в субботу вечером.
Отец, естественно, возглавит основную команду, наберет туда лучших игроков. Броду будет позволено возглавить вторую команду. Отца страшно злит, что сын так хорошо играет. Бедный отец! Он словно ненавидит все, что делает сын. По правде говоря, с тех пор как сын стал взрослым мужчиной, отец относится к нему как к сопернику. Как к врагу у ворот. Все это чертовски странно. Неудивительно, что им с Элли пришлось нелегко, но оба они с этим справились.
Их мать ушла из семьи, когда Броду было девять, а Элли всего четыре года. Как она могла так поступить? Хотя со временем они с Элли все поняли. Поняли, когда лучше узнали отца — с его перепадами настроения, непомерным высокомерием, холодностью и язвительностью. Возможно, мать действительно собиралась бороться за право опеки над детьми, но не прошло и года, как она погибла в автокатастрофе. Брод хорошо помнил тот день, когда отец позвал его к себе в кабинет, чтобы сообщить о несчастье.
— Никто безнаказанно не уходит от меня, — сказал Стюарт Кинросс с ледяной улыбкой на лице. В этом был он весь.
Какое-то время детей поддерживал дедушка Кинросс. На свете не было прекраснее человека. Самые приятные для себя слова Брод услышал от близкого друга деда, сэра Джока Мак-Тавиша.
— Ты, Бродерик, весь в деда: горячее бойцовское сердце и благородный дух. Я знаю, ты будешь достоин его памяти.
Джок Мак-Тавиш умел правильно оценить человека. В многочисленных столкновениях с отцом Брод старался не забывать слова сэра Джока. Хотя это было не так-то легко, потому что отец никогда не оставлял попыток подчинить сына своей воле.
Брод вздохнул и сунул письмо отца в карман джинсов. У него нет желания тащиться в такую даль, сказал он себе. Чертовски тяжелое это путешествие, дорога от Марлу до цитадели Кинроссов, расположенной далеко на юго-западе гигантского штата Квинсленд. К тому же он дико занят, так что придется лететь, а отец и не подумал предложить прислать за ним вертолет. Значит, надо звонить Кэмеронам, что Брод часто делал даже после разрыва между Элли и Райфом.
Они росли вместе с братьями Кэмерон — Райфом и Грантом. Их шотландские предки когда-то осваивали здешние земли, о которых ходили легенды. Обе династии выстояли. Выстояли и достигли процветания.
Внезапно Брод вспомнил так ясно, словно это было вчера, как Элли пришла к нему и сказала, что не может выйти замуж за Райфа. Она уезжает. В путешествие, чтобы открыть саму себя, так она это объяснила. Их роман с Райфом слишком подавляет ее.
— Черт побери, Элли, ты же любишь его! — Он словно слышал собственный растерянный голос. — И он от тебя без ума, это уж точно.
— Я люблю его всем сердцем, — со страстью в голосе ответила Элли, резким движением смахнув слезы. — Но ты не знаешь, каково это, Брод. Все девушки влюбляются в тебя, но ни одна пока не затронула твоего сердца. А Райф отнимает у меня мое сердце, понимаешь? Я сыта им по горло. Его слишком много для меня.
— Он так сильно давит на тебя? Ну, мужчина есть мужчина. Но он совсем не похож на нашего отца. В Райфе нет ничего пугающего, если тебя беспокоит именно это. Он чертовски славный парень. Какая муха тебя укусила, Элли? Райф — мой лучший друг.
Кинроссы и Кэмероны — почти родственники, черт побери! Мы все думали, что твой брак с Райфом окончательно объединит наши семьи. Даже отец за ваше соединение.
— Не могу я, Брод, — стояла на своем Элли. Сейчас не могу. Мне надо узнать себя, прежде чем связывать свою жизнь с Райфом. Мне ужасно жаль, что я тебя разочаровала. Отец, конечно, придет в ярость. — Ее прозрачные зеленые глаза потемнели.
Брод обнял ее, крепко прижал к себе.
— Тебе никогда не удастся разочаровать меня, Элли, я слишком сильно тебя люблю. И уважаю твою мудрость и душевную силу. Может, ты просто еще очень молода. Тебе ведь едва исполнилось двадцать. У тебя впереди вся жизнь. Я благословляю тебя, поезжай, но, ради всего святого, возвращайся к Райфу.
— Если он меня примет. — Элли попыталась улыбнуться сквозь слезы.
Они с Райфом никогда больше не говорили об Элисон. Райф ничем не выдавал своей боли, но Брод знал, что сестра нанесла его другу почти смертельный удар.
Прошло уже пять лет, а Элли так и не вернулась.
Как у тети, у Элли обнаружился немалый актерский талант. Совсем недавно она получила премию за лучшую женскую роль, сыграв в телесериале молодого сельского врача. Ее красота, обаяние, умение придать своей героине жизненность и убедительность сделали Элли очень популярной. Брод гордился сестрой, но ему ее по-настоящему не хватало. И он не знал, как Райфу удается справляться с горечью отказа, наверняка поразившего его в самое сердце. Райф никогда не говорил о своей обиде, но его младший брат Грант несколько раз высказывался по этому поводу. Райф с Грантом были так же дружны между собой, как Брод и Элли. Обидеть одного значило обидеть и другого. Оба брата, конечно, будут участвовать в основном матче по поло в будущую субботу. Оба они отличные игроки, хотя Райф чуточку резковат.
Броду нравилась жесткая, опасная игра, и он надеялся, что ему без особого труда удастся уговорить одного из братьев или обоих играть в его команде, пусть даже отцу это и не понравится. А кроме того, ему нужна была их помощь, чтобы добраться до Кимбары.
Имение Опал, историческое владение Кэмеронов, граничило с Кимбарой на севере и северо-востоке. Там Райф занимался животноводством, там же находилась вертолетная служба Гранта.
Но даже если Райф и Грант согласятся подбросить его, он отнюдь не горит желанием встретиться с отцом или этой Ребеккой, у которой кожа цвета магнолии. По правде говоря, ему невыносимо видеть их вместе. Видеть, как отец оказывает этой молодой женщине такое изысканное внимание, какого никогда не оказывал ни дочери, ни жене.
Нужно побольше узнать об этой мисс Ребекке Хант, решил он. Она на редкость мало говорила о своем прошлом, но из аннотации на обложке недавно вышедшей книги ему было известно, что ей сейчас двадцать семь — на три года меньше, чем ему. В аннотации перечислялись немалые достижения, которыми была отмечена короткая карьера Ребекки Хант.
В двадцать четыре года она получила звание «Молодой журналист года». Работала в Австралийском комитете телевидения и радио, на SBS и на Канале 9. Два года в британской прессе. В ее активе — книга интервью с богатыми и знаменитыми людьми. И вот теперь она работает у тети Фионы.
И ничего не известно о ее личной жизни. Но при всей своей невозмутимости мисс Ребекка Хант была так обворожительна, что было бы странно, если бы в ее жизни не было любовных историй.
Нет, ему не хочется туда ехать, сказал он себе и вдруг понял, что хочется, и даже очень.
Глава 2
Ребекка стояла на балконе и любовалась великолепным видом. Там и нашел ее Стюарт Кинросс, выследив, словно охотник свою добычу.
— А, вот вы где, моя дорогая! — покровительственно улыбнулся он, останавливаясь рядом с ней у балюстрады. — У меня есть новость, которая может вас заинтересовать.
Она повернулась к нему — такая прекрасная, что он не мог оторвать от нее глаз.
— Какая же? — с живостью отозвалась Ребекка, гоня от себя подозрение, что хозяин дома неспроста дарит ей свое внимание. Да, Стюарт Кинросс был богат, обходителен и обаятелен, но по возрасту годился ей в отцы. Бесспорно, он привык завоевывать любую женщину, какую пожелает. Но не ее. Ребекка хотела сейчас сохранить спокойствие. И тела, и ума, и сердца.
— Чтобы доставить вам удовольствие, я собираюсь устроить свой знаменитый уикенд с игрой в поло. Положительно в ее присутствии он с каждым днем чувствовал себя моложе. — По окончании игр, в субботу вечером, состоится грандиозный бал, а в воскресенье с утра и до полудня я устраиваю большой ленч.
После этого наши гости разъедутся по домам.
— Очень интересно. — Ребекка постаралась придать своему тону оттенок энтузиазма. Сердце ее тревожно забилось, хотя лицо осталось спокойным. — Я никогда еще не видела, как играют в поло.
— Вот поэтому я и организовал этот уикенд, — довольным тоном сказал Стюарт. Его красиво очерченные губы под густыми, великолепно подстриженными усами улыбались. — Я подслушал, как вы говорили это Фи.
Ребекка вдруг всем существом ощутила опасность. Стюарт Кинросс привык получать желаемое.
Произойдет катастрофа, если он захочет получить от нее то, чего она не может дать.
— Вы очень добры ко мне, Стюарт, — проговорила она. — И вы, и Фиона. Я вам искренне благодарна.
— А с вами очень легко быть добрым, моя дорогая. — Он старался говорить нейтральным тоном, но ему это не удавалось. — И Фи просто в восторге от того, как вы работаете над ее книгой.
— У Фионы есть что рассказать, и она это делает захватывающе. — Ребекка слегка отвернулась и прислонилась к балюстраде. — Она знает всех, кто что-либо значит на английской сцене, и знакома со многими, кто известен в международных кругах. Фактического материала очень много, просто горы.
— Фи жила полной жизнью, — сдержанно согласился Стюарт. — Она прирожденная актриса, как и моя дочь Эдисон.
Это прозвучало весьма прохладно. Похоже, отец не слишком гордился своей дочерью.
— Да, я видела телевизионный сериал с ее участием, — с восхищением отозвалась Ребекка. — Некоторые эпизоды получились очень волнующими именно благодаря чудесной игре Элисон. Она изобразила сельского врача удивительно реально, живо.
Я бы очень хотела с ней познакомиться.
— Вы вряд ли увидите Элисон здесь. — Стюарт вздохнул с явным сожалением. — Она прочно осела в Сиднее и редко приезжает навестить нас. Да и то, думаю, лишь для того, чтобы повидаться с Бродом, а не с отцом, которого совсем забыла.
— Этого не может быть, — с сочувствием сказала Ребекка. — Я уверена, что ей вас не хватает. Но положение телезвезды наверняка требует от нее постоянного напряжения. Могу себе представить, как мало у нее свободного времени.
— Эдисон выросла здесь, в Кимбаре. Поверьте, ей нет нужды работать, — недовольно произнес Стюарт Кинросс.
— Неужели вы бы стали препятствовать ее успеху на выбранном поприще? — Ребекка была неприятно поражена.
— Разумеется, нет. — Он мгновенно уловил ее тон. Но Элисон своим отъездом огорчила многих. И главное, человека, который любил ее и верил ей, — Райфа Кэмерона.
— Да, Кэмероны! — Ребекка вспомнила все, что она слышала. — Я изучала историю этой семьи одновременно с историей вашей. Две известные семьи первопроходцев. Легенда аутбэка.
Стюарт воспринял ее слова так, словно эта похвала была адресована лично ему.
— Наши семьи были всегда очень близки. Я горячо желал, чтобы Элисон вышла замуж за Райфа.
Прекрасный молодой человек. Но она предпочла актерскую карьеру, пошла по стопам Фи. Вы увидите Райфа на игре в поло. Райф никогда не простит, никогда не забудет того, как поступила с ним Элисон, и, хотя я ее отец, я его не виню. Райф — лучший друг Брода и, мне кажется, оказывает на моего сына положительное влияние. Брод — бунтарь, возможно, вы слышали об этом. И был таким с самого детства. К несчастью, это создает массу трений между нами.
— Какая жалость, — ответила Ребекка. — Он приедет на ваш уикенд?
— Во всяком случае, он приглашен. Но Броду нравится, чтобы я его упрашивал. Дело в том, что он нужен в качестве капитана другой команды. Хорошо хоть, что он унаследовал от меня эти способности. Я очень хочу, Ребекка, чтобы ваше пребывание здесь было для вас как можно приятнее.
— Здесь у вас чудесно, Стюарт. — Ребекка почувствовала, как у нее упало сердце, когда она заметила его взгляд.
— Что вы скажете, если я приглашу вас прогуляться верхом во второй половине дня?
— Это было бы замечательно, Стюарт, — ответила она, постаравшись, чтобы в ее словах прозвучала нотка сожаления, — но я нужна Фионе. Работа над книгой у нас действительно неплохо продвигается.
Он снисходительно склонил к ней красивую голову.
— Вы не можете отказать мне, моя дорогая. Я умею уговаривать. Я договорюсь с Фи, и мы с вами поедем. Замечательно, что вы так хорошо ездите верхом. Я хочу, чтобы ваше пребывание здесь было не только работой, но и каникулами.
— Благодарю вас, Стюарт, — пробормотала Ребекка, чувствуя, что оказалась в западне, но одновременно почему-то ощущая себя неблагодарной.
Стюарт Кинросс — добрый, внимательный хозяин дома. Может, это ее прошлый опыт заставляет видеть опасность там, где ее нет?
Ближе к вечеру позвонил Бродерик Кинросс. Ребекка как раз проходила по коридору и сняла трубку.
— Усадьба Кинроссов.
На другом конце провода помолчали, потом она услышала мужской голос, такой звучный и волнующий, что у Ребекки перехватило дыхание.
— Полагаю, это мисс Хант.
— Вы не ошиблись. — Она с гордостью подумала, что ее голос звучал совершенно спокойно.
— Говорит Брод Кинросс.
— Как поживаете, мистер Кинросс?
— Просто замечательно, и так приятно слышать ваш голос.
— Наверное, вы хотите поговорить с вашим отцом, — быстро произнесла Ребекка.
— Я думаю, в данный момент он наслаждается предобеденным бокалом, — произнес Брод, растягивая слова. — Нет, не беспокойте его, мисс Хант.
Только скажите ему, пожалуйста, что я буду в Кимбаре… Не дома!
— ..на уикенд для игры в поло. Грант Кэмерон меня подбросит. Отец, знаете ли, горячо предан поло. — В голосе сына слышалась откровенная насмешка.
— Я передам ему, мистер Кинросс.
— Надеюсь, со временем вы сможете называть меня Брод. — Снова тень насмешки.
— Друзья зовут меня Ребеккой, — помолчав, сказала она.
— Вам это имя очень подходит, — ответил он и повесил трубку.
Ребекка перевела дыхание и дрожащей рукой положила трубку на рычаг. Их единственная короткая встреча привела ее в смятение и помнилась очень живо. Это произошло в конце прошлого месяца, когда Брод неожиданно прилетел в Кимбару…
Она надела широкополую соломенную шляпу и вышла на дневное пекло. У Фионы немного болела голова, и они решили сделать перерыв. Ребекка не упускала ни малейшей возможности узнать поближе этот фантастический окружающий мир под названием Кимбара. Скульптурные очертания деревьев, кустарников и скал, красные волны дюн на южной и юго-западной границе владений — это был поистине удивительный мир: огромные расстояния, слепящий свет, выжженные солнцем цвета. Ей очень нравились оттенки жженой охры, темного багрянца, ярко-фиолетового и аметистового цветов, которые так изумительно контрастировали с терракотовым фоном.
Стюарт обещал ей поездку в пустыню, как только минует самый пик жары, и Ребекка заранее предвкушала это путешествие. Жаль, что нельзя будет увидеть, как пустыня цветет. Дождя не было уже много месяцев, но Стюарт показывал ей великолепные фотографии Кимбары, покрытой ярким цветочным ковром, и они поразили ее. Он рассказывал ей, что, когда далеко на севере, в тропиках, начинается сезон дождей, когда разливаются реки, потоки воды устремляются к югу, орошая тысячи квадратных миль. Сказочная земля, сказочная жизнь! И Стюарт Кинросс, который живет словно лорд-феодал в своей цитадели посреди пустыни.
Ребекка как раз дошла до конюшен, когда услышала голоса спорящих. Мужские голоса, несколько схожие по тембру и тональности. Голоса звучали сердито, и она замерла на месте.
— Я не собираюсь подчиняться твоим приказам, резко прозвучал голос Стюарта Кинросса.
— Именно это ты должен делать, если не хочешь провалить проект, — отвечал без особой почтительности другой, более молодой голос. — Посмотри правде в глаза, отец, не всем нравится, как ты ведешь дело.
Джеку Ноулесу, например, а он нам нужен, если мы хотим, чтобы наше хозяйство процветало.
— Ты это нутром чувствуешь, не так ли? — Это было сказано с такой издевкой, что Ребекку передернуло.
— Неплохо было бы и тебе обладать хоть какой-нибудь интуицией, — отпарировал сын.
— Обойдусь без твоих лекций, — прорычал отец. Твое время еще не пришло, не забывай об этом.
— Не бойся, не забуду, ты ведь без конца мне об этом напоминаешь, — ответил сын. — Спор, папа, вот и все, на что я вообще могу рассчитывать. Но мне, черт побери, уже все равно! На тот случай, если ты забыл: я делаю почти всю работу, а ты себе посиживаешь и пользуешься всеми благами.
В ответ Стюарт Кинросс разразился криком, но Ребекка уже не слушала. Она резко повернулась и ушла, потрясенная яростью спора. До нее доходили слухи, что отец с сыном не ладят, но она не думала, что неприязнь между ними так глубока. Она слышала и о том, что Бродерик Кинросс в свои тридцать лет управлял всей скотоводческой империей Кинроссов из далекого Марлу. И, похоже, он сейчас говорил именно об этом. Все это вызвало у Ребекки сильное беспокойство. Стюарт Кинросс открылся ей с другой стороны. Фиона уверяла ее, что Брод и Элисон — замечательные молодые люди, и всегда говорила о них с большой любовью, но вот о своем единственном брате рассказывала на удивление мало.
Встревоженная, Ребекка стремилась поскорее отойти от конюшен. Но мужчины, должно быть, пошли в том же направлении, что и она, потому что через минуту ее окликнул повелительный голос Стюарта Кинросса.
Ребекка обернулась и заслонила глаза ладонью.
Два мужских силуэта. Оба высокие, один — зрелый мужчина, другой — крепкий и поджарый молодой человек. Оба в традиционных австралийских шляпах, причем у молодого человека она щегольски сдвинута набок. У него потрясающая походка, подумала она, легкая, размашистая.
От почти невыносимого света у нее заслезились глаза, и она пожалела, что не захватила солнцезащитные очки.
Они без труда догнали ее, и Ребекка впервые увидела Бродерика Кинросса, наследника скотоводческой империи Кинроссов.
Он несомненно был красив, как все в этой семье.
Но кроме того, в нем чувствовался внутренний огонь. Его яркие синие глаза словно приковали ее взгляд. На секунду ей стало трудно дышать.
— Ребекка, позвольте представить вам моего сына Бродерика. — Стюарт Кинросс смотрел на нее сверху вниз, а его интонация ясно говорила, что он предпочел бы обойтись без этого представления. Он приехал с очередным отчетом. Брод, это Ребекка Хант, та самая умная молодая женщина, которая работает с Фи над ее мемуарами. Ты наверняка слышал об этом.
Ребекка, взбудораженная против воли, протянула Бродерику руку и посмотрела на него снизу вверх. Худое выразительное лицо, прекрасные, сверкающие синие глаза. Она так долго и упорно трудилась, чтобы создать себе имидж невозмутимой женщины, что сейчас, ощутив жар во всем теле, растерялась.
— Здравствуйте, мисс Хант. — Брод держался вполне любезно, хотя и немного официально, но она почувствовала его внутреннее напряжение и враждебность. В чем тут дело? — Когда я последний раз разговаривал с Фи, она была очень довольна тем, как у вас получилось начало книги. Она явно питает к вам доверие.
— Я очень благодарна ей за то, что она пригласила меня, — сказала Ребекка, стараясь унять дрожь в руках. — Я не пользуюсь большой известностью.
— Не надо так скромничать, моя дорогая, — сладким голосом произнес Стюарт Кинросс. Жестом собственника он положил руку ей на плечо, чего раньше никогда не делал. — Я читал вашу книгу и получил огромное удовольствие. — Он мягко повернул Ребекку кругом, откровенно любуясь ее лицом. — Вам не следует выходить на прогулку в такую жару. Даже в этой очаровательной шляпке вы рискуете обгореть.
Почему бы тебе, черт возьми, не обнять ее? мрачно подумал Брод.
Он никогда не предполагал, что ему доведется увидеть обожание в глазах отца, но сейчас было очень на это похоже. Фи потихоньку сказала ему:
«Твой отец сильно увлекся Ребеккой». Пожалуй, вернее — потерял голову.
Брод и сам не остался равнодушен, а уж у него недостатка в подружках не было.
Ее красота была совершенно не в его вкусе. Тепличный цветок. Тоненькая, изящная, словно танцовщица. И очень маленького роста: не выше пяти футов и трех дюймов. Большие лучистые серые глаза, блестящие, как атлас, темно-каштановые волосы, немного не доходящие до плеч. Их кончики подгибались внутрь под подбородком. И эта фантастическая кожа. У всех его знакомых девушек кожу покрывал золотистый загар, они были высокие, со спортивными фигурами и не носили таких изумительно дурацких шляп с опущенными полями, украшенных цветочками и ленточками. Да, мисс Ребекка Хант — не полевой цветок. Она экзотическое растение. Образ холодной красоты.
— Полагаю, на сегодня мы закончили дела, Брод, обратился к сыну Стюарт Кинросс.
Брод на секунду отвел глаза от мисс Хант.
— Не дави на меня, отец. Не могу же я уехать, не поговорив с Фи.
— Ну, тогда идем с нами, — ответил Стюарт Кинросс с любезной улыбкой, но со странным блеском в глазах. — Миссис Мэтьюс, — он имел в виду экономку, которая работала в Кимбаре много лет, — напоит тебя чаем.
— Итак, вы уже успели составить мнение о нашем мире, мисс Хант? — спросил Брод, идя рядом с Ребеккой. Он был рад, что отец убрал руку с ее хрупких плеч, потому что у него было желание самому сбросить ее.
— Я полюбила его. — Ее нежный голос звучал вполне искренне. — Это может показаться странным, но свою страну я знаю хуже, чем некоторые места за границей.
— Такое возможно — ведь Австралия велика. — Брод показал на расстилающиеся вокруг просторы. — И вы, наверное, не так давно закончили университет? — Он бросил на нее многозначительный взгляд.
— Мне двадцать семь. — Она холодно взглянула на него.
— Ну, моя дорогая, в этой шляпке вам не дашь больше семнадцати, — галантно произнес Стюарт Кинросс.
— Скарлет O'Xapa, — пробормотал Брод ерик Кинросс без особого восторга. — Так вы ни разу не были в аутбэке?
— Я же сказала: как ни странно, не была. — Ребекка почувствовала необходимость объясниться. — Работа требовала моего почти постоянного присутствия в Сиднее. Я провела два чудесных года за границей, в основном в Лондоне, хотя с Фионой там не встречалась. Побывала в столицах всех штатов, много раз была в Северном Квинсленде. Там чудесно. Я отдыхала на Большом Барьерном рифе, но здешний мир разительно отличается от пышного цветения побережья. Почти сюрреалистический бескрайний пустынный пейзаж, монолитные скалы и поразительные меняющиеся краски. Стюарт обещал взять меня в поездку по пустыне.
— Вот как? — Бродерик Кинросс кинул быстрый взгляд на отца. — И когда же?
— Как только немного спадет жара, — почти самодовольно произнес Стюарт Кинросс.
— Магнолии вянут от жары. — Бродерик Кинросс слегка наклонил голову, чтобы видеть щеку Ребекки.
— Можете мне поверить, мистер Кинросс, — Ребекка вскинула голову и искоса глянула на Бродерика, — я не завяну.
— С нетерпением жду продолжения вашего дальнейшего рассказа о себе, — ответил Брод с едва уловимым смешком в голосе. — Уверен, что у такой красивой молодой женщины, как вы, наверняка есть друг.
— А у меня, как ни странно, нет. — Ей хотелось закричать: «Оставьте меня в покое!» Он начал доставать ее, чего, очевидно, и добивался.
— Что это такое, Брод, допрос? — спросил его отец, сдвинув густые черные брови.
— Вовсе нет. Если так показалось, прошу прощения, — ответил он. — Мне всегда интересны твои гости, папа. А мисс Хант, похоже, самая интересная из всех.
Интересная — это слабо сказано. Она настоящая роковая женщина.
Они как раз подошли к главным воротам усадьбы, массивным, из кованого железа, замыкавшим окружающие усадьбу побеленные стены. И в этот момент с дерева на них спикировала сорока. Она пролетела так низко у них над головами, что Ребекка невольно вскрикнула. Она знала, что эти птицы могут быть опасны, когда защищают гнездо. Бродерик Кинросс с приглушенным восклицанием одной рукой притянул Ребекку к себе, а другой отмахнулся от нахальной птицы, сорвав с головы черную шляпу.
— Пошла отсюда, живо! — властно крикнул он.
Птица отлетела на безопасное расстояние.
Оказавшись прижатой к Броду, Ребекка с ужасом ощутила слабость, которая, как она надеялась, была давно похоронена и забыта.
— Сорока вам ничего не сделает. — Он почти тут же отпустил ее и посмотрел на небо, которое переливалось над ними всеми оттенками синевы.

Опаловый кулон - Уэй Маргарет => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Опаловый кулон автора Уэй Маргарет дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Опаловый кулон у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Опаловый кулон своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Уэй Маргарет - Опаловый кулон.
Если после завершения чтения книги Опаловый кулон вы захотите почитать и другие книги Уэй Маргарет, тогда зайдите на страницу писателя Уэй Маргарет - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Опаловый кулон, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Уэй Маргарет, написавшего книгу Опаловый кулон, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Опаловый кулон; Уэй Маргарет, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/gelendzhik/dry