А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Ламур Луис

Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов


 

Здесь выложена электронная книга Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов автора по имени Ламур Луис. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Ламур Луис - Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов.

Размер архива с книгой Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов равняется 156.5 KB

Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов - Ламур Луис => скачать бесплатную электронную книгу






Луис Ламур: «Земля Сэкеттов»

Луис Ламур
Земля Сэкеттов


Сэкетты – 1



Оригинал: Louis L'Amour,
“Sackett’s Land”
Луис Ламур
Земля Сэкеттов
(Сэкетты-1) Предисловие Существует расхожее мнение, что все мы и каждый из нас в отдельности являемся детьми иммигрантов и переселенцев-чужестранцев, включая и американских индейцев, хотя они появились здесь немного раньше нас. То, чем является человек от рождения и чем потом становится в жизни, частично зависит от его наследственности. То же самое в полной мере можно отнести к мужчинам и женщинам, которые появились и осели на Западе, они тоже не возникли внезапно из преисподней. У каждого из них были предки, семьи и прошлая жизнь. Точно так же, как домашний скот, привезенный из Европы, постепенно эволюционировал и превратился в диких длинноногих техасских «лонгхорнов», американским пионерам-первопроходцам присущи особые свойства и характерные черты.Физически и психологически стремление к перемене мест зародилось у пионеров еще в странах их прежнего проживания, когда у них возникло желание эмигрировать. В большинстве случаев решение эмигрировать принималось самостоятельно, его никто никому не навязывал. И даже в тех случаях, когда власти кого-то вынуждали к такому решению, попросту изгоняли из страны, то те, кто выживал, отличались физической силой, жизненной стойкостью, выносливостью, а зачастую и бунтарской натурой.Историю творят не только короли и парламенты, президенты, воины и генералы. История — это прежде всего судьбы людей, их любовь, доброе имя, вера, надежда и обыкновенные человеческие страсти. История — это также и личная жизнь человека от рождения до смерти, это также и голод, холод и жажда, страдания от одиночества и печали. Когда я начал писать свои повести и рассказы, то неожиданно обнаружил, что все чаще и пристальней сам начинаю вглядываться в прошлое, для того чтобы выяснить происхождение людей и яснее представить себе прототипы и прообразы будущих пионеров.Некоторое время тому назад я решил написать об истории новых американских земель, освоенных пионерами на Западе США, через показ судеб представителей трех семей — вымышленных персонажей, но на основе изложения фактов и сведений, базирующихся на документальной достоверности. Я произвольно выбрал для своих героев следующие фамилии — Сэкетт, Чантри и Тэлон. В процессе исследований и работы над фактическим материалом я установил, что семья Сэкеттов действительно существовала в реальной жизни и происходила из Айл-оф-Или, английского графства Кембриджшир. Ради исторической достоверности я решил вывести моих вымышленных Сэкеттов из тех же мест.Графство Кембриджшир — это край сплошных болот и топей, низкая болотистая местность частично покрыта водой. Мужчины — обитатели болот — всегда отличались независимым характером и прямотой суждений, этими же качествами обладали и мои вымышленные Сэкетты. Вдобавок ко всему, они еще были и охотниками, и рыбаками, что являлось весьма немаловажным фактором, так как из всех людей, впервые достигших берегов Америки, мало кто имел реальное представление о науке выживания. Оказавшись на земле, буквально кишащей дичью и птицей, изобилующей съедобными дикими растениями, многие переселенцы страдали от голода, и поэтому должны были научиться охотиться и рыбачить у местных индейцев.Совершая увлекательное путешествие по страницам романов вслед за его героями, читатель сможет проследить, как эти семьи из поколения в поколение упорно прокладывали себе путь на Запад. После завершения этого долгого путешествия, когда будет достигнут конец пути и когда будут прочитаны сорок с лишним книг, у читателя сложится довольно точное представление об американских пионерах, заселявших и осваивавших Запад.В предлагаемом вниманию читателя произведении его ждет знакомство с первым прибывшим в Америку Сэкеттом. Луис Ламур Глава 1 Мой собственный дьявольски азартный и отчаянный характер был причиной многих моих огорчений, а самообладанию и умению искусно обращаться с оружием меня научил отец.Не обладай я этими премудростями, давно бы уже моя кровь омыла мощенные булыжником мостовые Стамфорда, а запасы моих жизненных сил иссякли бы с последними каплями крови… И ради чего?До того случая, который произошел со мной в Стамфорде, считалось, что во всем болотном крае не сыскать более степенного молодого человека, чем Барнабас Сэкетт, и никто не собирал лучшего урожая со своего поля, чем я, и никто не был более удачлив при ловле угрей в болотах, которые были моим вторым родным домом.Но вот однажды я случайно поймал капризный взгляд незнакомой девушки, лицо находившегося рядом незнакомца вспыхнуло от бешеной ревности; завязалась жестокая потасовка, в результате которой моя жизнь могла легко улетучиться, испариться подобно туману над болотами под лучами летнего солнца.В то время, а это был 1599 год, человек моего общественного положения не мог позволить себе ударить человека благородного, дворянского происхождения, не рискуя при этом жизнью, ну а если ему и удавалось остаться в живых, он постоянно чувствовал нависшую над ним безжалостную карающую десницу.Возмездие не заставило себя долго ждать. Кара обрушилась на меня совершенно неожиданно.Это произошло в тот день, когда вблизи городка Рич я поскользнулся, упал в грязь на Сатанинской запруде.Запруда — это большой земляной вал, протянувшийся приблизительно на шесть миль в длину, который был сооружен в древние времена людьми, которые, по всей вероятности, были моими далекими предками. Насколько мне известно, это были люди из древнего кельтского племени исени, которые жили на территории моей страны задолго до нашествия римлян в Великобританию.После того как я поскользнулся на мокром откосе запруды, я чуть было не упал лицом в грязь, но удержался на вытянутых руках. В этот момент неожиданно для себя я заметил торчащее из грязи нечто очень похожее на ребро золотой монеты.В то время люди моего сословия вообще никакими монетами не пользовались, поскольку мы обходились простым натуральным обменом. Разумеется, лавочники и торговцы пользовались монетами, но до простых людей они не доходили. И все же здесь, прямо передо мной, была золотая монета.Немного изменив положение тела, я ослабил нагрузку на руки и смог сжать пальцы, в которых оказалась сперва одна монета, а вскоре за нею и вторая.Я медленно поднялся и, делая вид, что стряхиваю с рук грязь, очистил монеты от налипшей на них глины. Прямо у моих ног была большая лужа с дождевой водой, в которой я окончательно отмыл монеты.Монеты оказались старинными… очень, очень старинными. Это были явно не английские монеты, судя по надписям и изображенным на них лицам. Первая монета — тяжелая и, судя по весу, довольно дорогая. Вторая — меньших размеров, тоньше, и отличалась по внешнему виду от первой.Я небрежно бросил монеты в карман и огляделся по сторонам.Раннее предрассветное утро сулило пасмурную погоду. Небо было затянуто тяжелыми дождевыми тучами, а ночью прошел сильный ливень. Место, где я теперь оказался, было уединенным и находилось приблизительно на половине пути от Рича до Вуд-Диттона. Мы добывали камень из карьера вблизи Рича, а ночи проводили на полу в местной таверне, чтобы иметь возможность отогреться у огня.Проснувшись задолго до рассвета, я еще немного полежал, размышляя о дальнейшем пути, который мне предстояло пройти, поскольку наша работа здесь закончилась. Я молча встал, накинул плащ на плечи и, исходя из погодных условий, направился в сторону Дайка.В те времена мало кто удалялся от порога собственного дома на расстояние более одной-двух миль, если не считать мореходов и рыбаков. А я был непоседой, и в поисках заработка бродил от одного места к другому, где находил наконец применение своим умелым рукам. Я поставил перед собой цель — скопить немного денег, прикупить земли и, таким образом, улучшить свое положение.И вот я вдруг наткнулся на золото! Его было столько, сколько я не смог бы заработать своим трудом даже за целый год, подумал я, хотя понятия не имел тогда ни о золоте, ни о его цене. Окажись рядом со мной отец, он наверняка смог бы объяснить мне, чего стоила каждая из этих монет.Продолжая делать вид, что счищаю с колен прилипшую глину, я тем временем незаметно и более внимательно огляделся по сторонам.Вокруг не было ни души. Это место повсюду было обсажено ивняком, чуть поодаль виднелись несколько дубов, за которыми начинались заросли кустарника. В слабом свете наступающего дня я не заметил каких-либо признаков присутствия людей, после чего решил более внимательно обследовать место своего падения. Ведь там, где я нашел две монеты, могло оказаться и три, и… четыре.В лужице, из которой тонкой струйкой вытекала вода, я обнаружил нечто похожее на остатки сгнившего кожаного кошелька или мешочка. После того как я немного покопался в жидкой грязи, у меня в руках оказалось еще три кусочка золота, а через минуту еще один.Это уже была огромная сумма денег. Я разровнял грязь ногой, раз-другой огляделся по сторонам и тяжелой походкой усталого человека продолжил путь, останавливаясь время от времени, чтобы снова и снова оглядеться по сторонам.Приблизившись к очередной яме, заполненной водой, я остановился, чтобы отмыть зажатые в руке монеты от грязи. Шесть золотых монет! Это было целое состояние!Две монеты оказались римскими. Похоже, некий дюжий легионер проходил по этой дороге, возвращаясь с поля брани, и, опасаясь встречи с противником, решил закопать свое золото. Должно быть, он погиб в схватке, поскольку не вернулся за своими монетами.Каким же прочным оказался кожаный кошелек, если он столько лет пролежал под плотным слоем земли и все еще не сгнил до конца! Впрочем, этот кошелек мог случайно обронить какой-нибудь путник в более позднее время. Но кем бы ни был обладатель этого кошелька, его давнишняя утрата обернулась ценным даром для меня.Теперь передо мной встал новый вопрос: что воспоследует, когда я явлюсь домой с шестью золотыми монетами?Каким-либо обманным способом или ловким мошенническим приемом эти монеты, безусловно, у меня отберут. Бедные люди, и даже йомены Йомен — мелкий землевладелец; поселянин Запада (англ.).

, к сословию которых принадлежал и я, имели очень мало шансов для защиты своих прав. Для этого было создано множество хитроумных законов, поэтому бесчестные мошенники наверняка найдут какой-либо коварный способ лишить меня находки.Я был фригольдером, свободным землевладельцем, и жил в собственном небольшом владении на самом краю болот. Это был небольшой участок земли, подаренный моему отцу за его боевые заслуги. Мне принадлежал также и весьма обширный участок болот, но это была, в сущности, бесполезная собственность, там можно было разве что ловить угрей да иногда скашивать небольшое количество травы.Вплотную к моему владению прилегал небольшой участок хорошей, плодородной осушенной земли, на которую я давно положил глаз. Теперь эта земля могла бы стать моей, да и другая тоже, если бы они были выставлены на торги.Однако если бы я появился на торгах и начал расплачиваться золотом, то дал бы тем самым повод для сплетен и пересудов доброй половине жителей графства, поэтому мне предстояло хорошенько подумать, как наилучшим образом решить эту проблему.Именно тогда я и вспомнил о некоем человеке из Стамфорда, слывшем ученым мужем и книгочеем. Случайный прохожий, с которым я разговорился на улицах Чаттериса, много чего рассказал мне о нем. И в частности о том, что это весьма любознательный человек, который готов прошагать несколько миль, лишь бы увидеть руины какой-нибудь древней крепостной стены или монастыря.Фамилия этого человека была Хазлинг. Иногда он покупал различные старинные предметы, которые находили ремесленники или землевладельцы. По слухам, он также писал научные статьи о подобных находках и читал лекции в Кембридже.По-видимому, это был добрейший и обходительнейший человек. Мне рассказывали, что однажды он заплатил целую гинею за обыкновенный бронзовый топорик, найденный кем-то в поле. Этим и объясняется мое решение отправиться в Стамфорд.Когда утром я отыскал жилище ученого, моему взору предстал не какой-нибудь великолепный особняк, а скромных размеров уютный коттедж в окружении высоких деревьев с пышной кроной, а позади дома находилась лужайка с подстриженной травой. Повсюду были высажены цветы, и птицы чувствовали себя здесь вполне вольготно.Я постучал в дверь. На мой стук вышла женщина в белом чепце, весьма миловидная — судя по всему, ирландка, — но она не удостоила меня приветливой улыбкой, и я понял, что причиной тому моя простая одежда грубого покроя.Когда я сказал, что пришел к Коувени Хазлингу по делу, она, видимо, не поверила. Однако стоило мне упомянуть о некой старинной вещице, которую я хотел бы ему показать, как дверь сразу же широко распахнулась, и незаметно для себя я очутился в кресле с чашкой чаю в руке, хотя я предпочел бы держать в руке стакан крепкого эля.Весь кабинет Коувени Хазлинга был завален какими-то бумагами и книгами, а лежащий на столе череп с трещиной? — рассекающей его на две равные половины, взирал на меня своими пустыми темными глазницами. Рядом с черепом я заметил бронзовый топорик… тот самый.У меня в голове созрел вопрос: а не этим ли самым топориком был некогда рассечен череп некоего его обладателя, когда появился Хазлинг. Кивнув мне в знак приветствия, он устремил на меня свой пытливый взгляд.— Так, так, молодой человек, — сказал он, склонив голову набок, — значит, у вас ко мне какое-то дело?— Да, сэр. Я слышал, вы интересуетесь старинными вещами.— А вам удалось что-нибудь найти? — У Хазлинга загорелись глаза, как у ребенка. — Так что же это? Ну-ка, давайте, показывайте!— Я хотел бы вас только попросить сохранить это в тайне. Я должен иметь себе от этого профит.— Профит?! Вы говорите, профит? Да прежде всего вы должны подумать об истории, молодой человек, об истории!— Об истории могут думать такие люди, как вы и подобные вам, которые живут в таких прекрасных домах. А лично меня заботит профит, поскольку я не живу в таком доме.— Вы из сословия фригольдеров?— Да, и владею небольшим наделом.— Ясно, ясно. Да вы усаживайтесь поудобней. Как я понимаю, вы что-то принесли с собой? Известны ли вам дороги, по которым следовали римляне?— Да, известны, а также известны мне и дамбы, и запруды, и возведенные ими стены и прочие земляные укрепления. Я даже могу отличить пол, украшенный римской мозаикой.— Молодой человек! Похвально! Вы бы могли сослужить добрую службу мне, а также и своей стране! Все то, о чем вы говорите… упомянули… необходимо во что бы то ни стало сохранить. Ведь это часть нашего общего исторического наследия!— Да, конечно. Но в данный момент я думаю прежде всего о моем собственном наследстве. Могу я наконец попросить вашего внимания?— Конечно, конечно.Я достал из кармана первую монету, которую он с благоговейным восторгом взял у меня из рук и поспешил к окну, чтобы получше разглядеть. Голос его дрожал от радостного возбуждения.— Вы хотите это продать, не так ли?— Да, хочу.— А есть у вас еще монеты? Или только эта одна?Я заколебался, не зная, что ответить, а он, не скрывая лихорадочного блеска глаз, продолжал:— Вы просили сохранить нашу сделку в тайне. Я обещаю.— Всего у меня есть шесть монет, но все они разные.— Я был бы весьма удивлен, если бы было иначе. Римская армия состояла из легионеров разных стран, а кроме того, они прошли через многие страны и воевали в разных местах. А кроме того, они играли на деньги между собой.— Я захватил с собой еще одну монету.Хазлинг взял вторую монету, снова отошел к окну и, вернувшись, сел за свой стол.Комната была обставлена в соответствии с тогдашней модой, хотя многие предметы являли собой образцы старинного обихода. Когда я вошел в дом, то обратил внимание на стоявшее на лестничной площадке кресло-сундук — тяжелый и громоздкий предмет, который даже двое сильных мужчин едва ли смогли бы сдвинуть с места. А вот рядом со столом стояло три стула более современного стиля, обтянутые кожей и с высокими спинками.Я полагаю, ученый спал в другой комнате, однако и здесь стоял громадных размеров сундук-кровать, точь-в-точь такой, на каких обычно спали мужчины во времена детства моего отца. С недавних пор вовнутрь таких сундуков стали вставлять выдвижные ящики, поэтому большинство из них использовались для хранения вещей как комоды, но многие продолжали на них спать. Превосходная декоративная ткань из Уорика украшала стены комнаты. В других домах, которые я посещал, стены обычно обивали обычными тканями или кожей с нанесенным на них рисунком.— Расскажите мне об остальных монетах.— Давайте сперва решим вопрос с этими.Хазлинг дружески улыбнулся.— Молодой человек, вы мне определенно нравитесь. Вы никому не рассказывали об этих монетах?— Нет.— И правильно. Все же золото — большая редкость в нашем обиходе, даже если иметь в виду сокровища, которые капитан Дрейк конфисковывал у испанцев и доставлял сюда. Я мог бы позволить себе приобрести не более одной из этих монет, хотя у меня есть приятель, тоже большой любитель старины, который как раз коллекционирует монеты.Он изучающе посмотрел на меня из-под густых бровей.— Не желаете ли еще чашечку чаю, молодой человек?Я кивнул в ответ, и он позвал женщину, которая тотчас же появилась с чайником в руках. Я испытывал чувство вины, упиваясь чаем, будто это была простая вода. Ведь подумать только, за один фунт чая этот ученый муж мог бы взять в аренду пять акров земли на год, да еще в придачу и тот клочок земли, который я унаследовал от своего отца; весь тот участок земли за болотом вместе с домом и конюшней едва ли составит пять акров.Правда, откровенно говоря, у меня было еще несколько потайных полезных акров земли, которые находились среди болот, но об этом я никому не болтал, да и мало кто вообще мог догадаться об этом. Вся территория наших болот представляла собой громадных размеров топкую болотистую местность. Следует упомянуть, что в разных местах из-под воды выступали обнаженные островки известняка. Такими островками время от времени пользовались отчаянные головы, промышлявшие контрабандой, но об этом знали лишь мы, обитатели болот.— А вам известно что-нибудь о римлянах? — спросил ученый.— Да, сэр. Мой отец служил в армии. Там он наслушался всяких рассказов о римлянах: об их военных походах, о том, как они строили свои боевые укрепления и о том, как они утоляли жажду кислым уксусом.— Они покорили весь мир, — заметил Хазлинг.— Да нет же, — возразил я, припомнив рассказы отца, — только часть его. Они знали о существовании такой страны, как Китай, но не пошли против них воевать.Хазлинг крякнул от удовольствия, по-видимому, его удивили мои познания.— Вы правы, молодой человек, действительно, об этом мало кто знает, даже в Кембридже. Вы — необыкновенный болотный человек.— В мире развелось столько необыкновенных людей, что самый обыкновенный человек может показаться диковинным.Взгляд ученого скользнул по моему лицу и снова обратился к монетам.— Ваш отец состоял на военной службе? А ваша фамилия?..— Барнабас Сэкетт. Есть еще одна семья в Айл-оф-Или, у которой точно такая же фамилия, но мы не родственники. А моего отца звали Иво Сэкетт.— Иво Сэкетт! Ну конечно же! Ваш отец прославился геройством. Он оставил о себе добрую память!— Я знаю. Он участвовал в нескольких войнах.— Да, да, он отличился в боях. Такие люди, как ваш отец, большая редкость! — Он снова посмотрел мне в глаза. — Ну, так как же насчет других монет? Можете ли вы принести их мне?— Да, могу. А когда я смогу получить причитающееся мне серебро за эти?Ученый удалился на несколько минут, а вернувшись, вручил мне весьма значительную сумму.— Примите вот это, — сказал он, — и будьте уверены, я ваш друг. Принесите мне остальные монеты, и я найду вам хорошего покупателя. Антикварные ценности не пользуются большим спросом на английском рынке, молодой человек, но есть еще люди, которые питают пристрастие к старинным вещам.Он взял монеты со стола.— Эти предметы являются нашим вкладом в мировую историю, именно с помощью подобных предметов мы можем восстанавливать факты давно минувших дней и событий. На протяжении тысячелетий здесь, на территории Англии, сменилось множество поколений, но каждый отдельный человек, по всей видимости, оставил после себя некий след, а не один только прах. Изучая предметы материальной культуры, собирая их по крохам и складывая воедино, мы можем воссоздать забытые страницы нашей истории. История творится руками человека. Разум — великое благо. Но чего он стоит без тех рук, которые способны претворить в жизнь идеи, рожденные разумом.Мне было крайне интересно слушать увлекательные рассуждения ученого о древней истории, однако в данный момент все мои интересы сфокусировались на личной судьбе, так как история моей собственной жизни до настоящего времени была не столь привлекательна, как мне хотелось бы.Теперь, обладая такой кучей денег, я мог бы выкупить примыкающую к моему владению землю, принадлежащую Уильяму, и зажить достойной жизнью состоятельного йомена. И пока я размышлял подобным образом, в голове у меня возникла другая мысль, породившая чувство неудовлетворенности собою: «И что же — это предел моих возможностей? Разве я не могу достичь большего?»Отец мой был военным человеком, и ему довелось повидать мир, а что, вы думаете, он завещал мне? «Имей в своем владении пару акров земли, сынок, не обременяй себя долгами и не закладывай землю, и ты всегда будешь жить в достатке и не умрешь с голода. Уж несколько кочанов капусты ты всегда на ней сможешь вырастить».Да разве одной капустой сыт будешь? Владеть парой акров земли, конечно, хорошо, а если попробовать тронуться с насиженного места… Я чувствовал, что именно это мне и следовало сделать.Уильям был степенным и надежным человеком, и если бы я решился отправиться странствовать по свету, то он наверняка смог бы обрабатывать мою землю до моего возвращения и не только сохранить ее в целости и сохранности, но и извлечь из нее кое-какой профит.Вот с какими мыслями я распрощался с Хазлингом.
Не успел я отойти на почтительное расстояние от дома Хазлинга, как на мою голову свалилась неприятность. Когда я, поглощенный своими мыслями, шагал по улице, ведущей из города, и поравнялся с таверной, что-то заставило меня вскинуть голову, и мой взгляд неожиданно встретился со взглядом девушки, сидевшей в экипаже, который стоял возле таверны, и когда я взглянул на нее, она, как мне показалось, приветливо мне улыбнулась.Мною овладело бурное, неудержимое веселье. Природная общительность и доброжелательность были у меня в крови. А в кармане приятно позвякивало серебро, и было его столько, сколько я отродясь не видал и, наверное, никогда не увижу.Это была девушка, уже вышедшая из детского возраста. Вполне взрослая или даже молодая женщина и, как мне показалось, обладавшая редкой красотой. Когда она улыбнулась, я улыбнулся ей в ответ и в знак приветствия с величайшей важностью снял шляпу, словно она была украшена плюмажем.Судя по всему, молодая особа принадлежала к сословию джентри. Экипажи в те времена были большой редкостью, и только избранные лица могли себе позволить пользоваться ими. Безусловно, это была девушка дворянского происхождения, и чем меньше на таких красоток будут заглядываться мужчины, тем будет лучше. Когда я поравнялся с экипажем, я услыхал обращенные ко мне слова, произнесенные тихим голосом:— Я хочу пить.Как я должен был поступить? Рядом находился родник с хорошим песчаным дном и студеной прозрачной водой. Наполнив ковш до краев, я протянул его ей.Не успела она принять ковш из моих рук, как кто-то выбил его у меня из рук.Я резко обернулся и увидел перед собой молодого дворянина, голову которого украшала шляпа с плюмажем, какой у меня никогда не было, его лицо пылало гневом.— Керрион! Ты ведешь себя неприлично!.. — воскликнул он и бросился на меня с кулаками. Его рука в кожаной перчатке промелькнула у меня перед глазами, но поскольку у меня был большой опыт в кулачных боях, я успел уклониться от удара. Молодой дворянин промахнулся и, потеряв равновесие, шлепнулся в грязь.Я рассмеялся… и девушка тоже рассмеялась.Барахтаясь в грязи, он какое-то мгновение с недоумением взирал на меня, а затем с неистовой яростью вскочил и снова бросился на меня. В следующее мгновение он обнажил свою шпагу.Девушка пронзительно вскрикнула:— Руперт! Нет!Но он уже сделал стремительный выпад в мою сторону.Он совершенно утратил контроль над собой и обезумел от бешенства. Не оставалось сомнений, что он намеревался лишить меня жизни.Только хорошая отцовская выучка спасла меня от верной гибели. Шпаги у меня при себе не было, зато была твердая трость из терновника. Хорошо отработанным приемом я автоматически сделал контрвыпад и, отбив его шпагу, сам нанес ему чувствительный колющий удар прямо в солнечное сплетение.Ошеломленный дворянин пошатнулся и снова рухнул в грязь.Крепкая мозолистая ладонь неизвестного мне человека стиснула мою руку.— Ты безрассудный осел! Ведь это же Руперт Дженестер, племянник самого графа! Глава 2 Вокруг быстро образовалась толпа любопытных. Не раздумывая, я бросился бежать со всех ног прямо через толпу, в которой образовался небольшой просвет. Я нырнул в узкий переулок между домами, а оттуда помчался дальше по лесной просеке.В жизни я совершил довольно много ошибок, но никогда виной тому не были нерешительность или неспособность принять правильное решение. Что заставило Дженестера, или как там его, внезапно наброситься на меня, мне неизвестно, может он подумал, что человек столь скромного происхождения, как я, вознамерился отравить его даму.Он нанес мне удар, но хуже того был мой ответный удар, сбивший его с ног, а в довершение ко всему я еще и посмеялся над ним — вместе с тоже заливавшейся от смеха его дамой. Окажись я на его месте, я бы тоже наверняка пришел в неистовство.Мои решения определялись соображениями самообороны, а действия были чисто рефлекторными, инстинктивной ответной реакцией. Удар — защита, выпад и отбив — ответный удар… все эти естественные реакции были заложены в моих мышцах и в той части мозга, которая контролировала их работу. Когда молодой дворянин поднялся наконец с земли, он имел явное намерение убить меня.Тем временем кто-то догнал меня и побежал рядом. Прерывисто дыша, он крикнул:— Давай сюда! Через лес!Мы бежали сквозь густые заросли деревьев. Он ловко лавировал между ними, и вскоре мы оказались в открытом поле. Здесь мы перешли на быстрый шаг, чтобы перевести дыхание.— У меня есть лошадь, — сказал незнакомый доброхот.Его лошадь мирно паслась, пощипывая траву в тени разрушенного старинного сооружения. Я не стал расспрашивать, зачем он оставил свою лошадь, спрятав в таком месте. Наконец я смог внимательно разглядеть человека, помогшего мне улизнуть от преследования.Это был стройный мускулистый молодой парень ниже меня ростом, с землистым цветом лица и глубоко посаженными темными глазами. Он производил впечатление осторожного и ловкого человека. При нем была шпага, чему в данный момент я очень позавидовал, и флорентийский кинжал. Его двойник находился у меня дома на болоте, поблизости от Айлхема.— Только одна лошадь? — поинтересовался я.— Мы будем ехать поочередно: один едет, другой бежит следом. Таким образом мы сможем передвигаться очень быстро.Он настоял, чтобы первым сел на коня я, и мне пришлось подчиниться. Мы выбрались из укрытия и вскоре очутились на лесной тропе, парень бежал рядом, держась одной рукой за стременные ремни. Через полмили мы поменялись местами, на этот раз уже я бежал рядом с лошадью.Во время одной очередной перемены парень сказал:— Сожалею, но я не могу предложить ни одного надежного укрытия. Я не из здешних мест.— Ничего, об этом не волнуйся, — ответил я. — Я знаю такие места, где нас никто никогда не отыщет.Я начал быстро соображать. Кто в Стамфорде может меня знать? Никто, кроме Хазлинга и его домохозяйки. Но даже они понятия не имели, где находится мой дом. В те времена не так уж много людей отлучались далеко от дома, поэтому, на мое счастье, свидетели моего «геройства» никогда прежде меня не видели и не знают, из какой я деревни. Но даже если бы в толпе и оказались лица, способные меня опознать, то, как только я доберусь до болотного края, я стану недосягаемым.Я был уверен в этом, ибо хорошо знал, что наш край — это безграничная низкая болотистая местность, край мелких озер и запутанных водных систем, край непроходимых топей с неожиданно выглядывающими из воды то тут, то здесь белесыми холмиками известковых пород, подобными миниатюрным островкам, край одиноко растущих берез и вековых дубов.Если издалека смотреть на болотистую местность, то на ее обманчиво плоской поверхности ничего интересного нельзя заметить. Однако если оказываешься на извилистых и запутанных водных путях, то чувствуешь себя навсегда затерявшимся там. В зарослях ивняка и ольхи можно было в случае необходимости спрятаться, а в зарослях камыша удобно пробираться на лодке, оставаясь незамеченным кем-либо со стороны. Но самой сокровенной тайной топких болот были вот эти разбросанные по их поверхности небольшие островки, топографию которых знали только мы, болотные люди. Именно эти островки часто служили нам прибежищем в случае опасности и надежно укрывали в тяжелые времена. Большинство водных путей были скрыты камышом, высота которого порою достигала более десяти футов.Мирт болотный, пузырчатка, болотный папоротник и осока, а также десятки других видов разнообразных растений и кустарников произрастают на территории болот, и только мы — жители болот — знаем все их наименования. Здесь же, в болотах, находили прибежище люди из племени исени, когда им приходилось спасаться от набегов морских разбойников, которые на своих пиратских кораблях заплывали в устье реки Уз и добирались даже до Кэм.Наш край топей и болот является малонаселенной местностью, здесь живут обособленные и замкнутые в своем кругу люди, кому нет дела до чужаков, оказавшихся там случайно.Я и мой спутник миновали Линкольншир, двигаясь окольными путями. Я стремился вывести его к прелестной деревеньке Торни, где находился громадный старый монастырь и где можно будет надежно укрыться. Мы избрали именно этот путь из-за опасения, что видевшие нас люди могли проболтаться об этом.В зарослях молодого кустарника, в лощине между холмами, мы разожгли костер и оставили лошадь на привязи, чтобы она могла пощипать травы.

Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов - Ламур Луис => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов автора Ламур Луис дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Ламур Луис - Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов.
Если после завершения чтения книги Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов вы захотите почитать и другие книги Ламур Луис, тогда зайдите на страницу писателя Ламур Луис - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Ламур Луис, написавшего книгу Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Сэкетты - 1. Земля Сэкеттов; Ламур Луис, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн