А-П

П-Я

 

Мне говорят, что есть. Ну я и жду скидки, и тут слышу совершенно чудовищную фразу: «Семья должна состоять из трех человек – матери, отца и ребенка». Я пожимаю плечами и растерянно говорю, что, к сожалению, не у всех жен есть мужья и не у всех детей есть отцы, разве я вместе со своей дочкой не являюсь семьей? Ну и совершенно кошмарный ответ, что для неполноценных семей скидок нет. Это ж надо такое придумать! Вроде бы на дворе демократия, а совковые комплексы прочно засели в сознании наших людей. Прямо бред какой-то.
Димка нахмурил брови, разлил остатки шампанского и произнес тост:
– Ну что ж, давай выпьем за твой курортный роман. Будем надеяться, что твой придуманный новорусский хохол уже парит ласты под жарким ялтинским солнышком в плавках, привезенных из Майами на прошлой неделе.
– За нового русского хохла! – восторженно согласилась я и допила свой бокал до дна. Затем поправила упавшую прядь волос и стала рисовать на крышке стола какие-то незамысловатые узоры.
– Знаешь, иногда я вспоминаю свою самую первую поездку в Ялту. Я тогда была совсем глупой, несмышленой девчонкой. Однажды почувствовала себя как труп и поняла, что меня может воскресить только море. У меня не было денег на жилье, еду, но я не очень сильно комплексовала по этому поводу. Думала, что это не главное. Подцеплю какого-нибудь буржуя, раскручу его на гостиницу и ресторан, а затем – полный вперед.
– Ну и что, подцепила?
– Не перебивай. Я приехала в Симферополь на поезде, закинула сумку в камеру хранения и села на автобус до Ялты. Хожу по пляжу и тяжело вздыхаю. Кругом одни семейные парочки да мамаши с маленькими детьми. Выбора вообще никакого нет. Ну, думаю, невезуха. Прямо не отдых, а сплошные мытарства. Вдруг вижу одинокого мужичка, читающего какую-то книгу. На вид около сорока лет. В меру упитанный. У меня глаз нормально наметан. Я сразу почуяла, что он утомлен не только солнцем, но и одиночеством. Я тут же решила идти на абордаж. Расчистила рядом с ним площадку, не обращая внимания на грубые реплики семейных парочек, которым пришлось изрядно подвинуться, и в одних купальных трусиках легла на полотенце. Самое главное в тактике захвата – умение выждать паузу и не нападать с первой минуты. В общем, не прошло и десяти минут, как этот мужик стал засыпать меня разными вопросами. Надо обставить дело так, чтобы мужик осознал, что атаку производит он, а не ты. Я сделала невинное лицо и, показывая всем своим видом, что это ужасно неприлично, согласилась пойти с ним в ресторан. Я же прекрасно понимаю, что он женат и у него дети, что человек вырвался из семейных уз и просто одурел от свободы. Затем он снял мне номер в гостинице и оказался сумасшедшим любовником.
– А что было дальше?
– Ничего. Это же курортный роман. Я уже устала говорить тебе о том, что курортный роман не имеет продолжения. Он оставил мне номер своего мобильника, но я как нормальная, здравомыслящая девушка ему, естественно, не позвонила.
Только я успела это сказать, как раздался пронзительный звонок в дверь.
Глава 2
– Ты кого-нибудь ждешь? – настороженно спросил Димка.
– В общем-то нет. Может, соседка за солью пришла?
– А почему именно за солью? Она что, в магазин не ходит?
– Ну, это я так, образно говорю. Обычно говорят, что соседи приходят за солью.
Я включила видеокамеру. На лестничной клетке стоял знакомый молодой человек и переминался с ноги на ногу. Уж кого-кого, а его мне хотелось видеть меньше всего на свете. Тяжело вздохнув, я посмотрела на подошедшего ко мне Димку растерянным взглядом и почесала затылок.
– Кто это? – спросил он. – Твой новый поклонник?
– Даже не знаю, как тебе объяснить… Так, один знакомый. Крайне неприятный тип.
– Да ладно, говори, чего уж там.
– Позже, – буркнула я себе под нос и вышла на лестничную клетку. Закрыв дверь поплотнее, я презрительно посмотрела на этого знакомого и сквозь зубы произнесла:
– Послушай, какого черта тебе здесь надо? Я же сказала еще в прошлый раз, чтобы ты не смел сюда заявляться.
Молодой человек опустил глаза:
– Я хочу, чтобы наши отношения имели продолжение. Я уже говорил, что могу повторить прошлую ночь за бесплатно.
– Только не это, – всплеснула я руками. – Ни за платно, ни за бесплатно! Я не хочу тебя видеть, я ничего не хочу о тебе знать, я даже не хочу о тебе вспоминать!
– Почему? Мне показалось, что нам было неплохо…
– Вот именно – показалось! Знаешь, какое чувство я испытывала после нашей с тобой ночи?
– Какое?
– Грязи и чудовищного разврата.
– Я подумал, что тебе понравилось…
– Ты ошибся, милый. А теперь у меня просьба. Садись в лифт и уматывай из моего дома на все четыре стороны.
– Я никуда не пойду. Я хочу отдать тебе твои деньги и остаться с тобой.
– Мне не надо ни этих денег, ни тебя самого. Проваливай!
Закрыв за собой дверь, я вновь подошла к видеокамере. Молодой человек трясущимися руками пытался прикурить сигарету. Я закусила губу:
– Вот, сволочь, не уходит. Ты даже не представляешь, какой он настырный. Теперь так и будет сидеть всю ночь за дверью. Господи, как же нам его отвадить?
– Кто это? – уставившись на монитор, спросил Димка.
– У меня даже язык не поворачивается сказать, – смешалась я.
– Говори, я уже привык к твоим сюрпризам. Ты женщина, от которой можно ожидать все, что угодно.
– Это раб, – глухо сказала я, продолжая смотреть на монитор.
Молодой человек присел на корточки и оперся о дверь.
– Какой еще раб? – опешил Димка.
– Самый обыкновенный раб, – сквозь зубы процедила я. – Таких рабов полные фирмы досуга. Ты же прекрасно знаешь, что я одинокая, разведенная женщина и что мне очень тяжело обходиться без секса.
– Но ведь тебе же мужчину найти – раз плюнуть!
– О нет, только не это. Я еще не готова к тому, чтобы встречаться с мужчиной. Я так от них устала, что просто упиваюсь своим одиночеством. Мне однажды так захотелось секса, что просто не передать словами. В общем, я позвонила в фирму досуга и заказала себе профессионального раба.
– Почему именно раба? – округлил глаза Димка.
– Потому что мне хотелось унизить мужчину, – призналась я. – Потому что мне не хотелось разыгрывать из себя влюбленную женщину, охать, стонать и играть в любовь. Мне хотелось заказать какого-нибудь гада и поиздеваться над ним по полной программе.
В общем, открыла первую попавшую газету, а там объявление такого рода: —«Молодой, симпатичный раб ищет свою госпожу для того, чтобы доставить ей массу удовольствий и незабываемых впечатлений. Гарантирую абсолютную покорность, здоровье, тайну и исполнение всех желаний и капризов. Люблю все неординарное. Полное подчинение». Ну, я взяла и позвонила. Поиздевалась… Только сам видишь, какие теперь последствия.
– Ты сумасшедшая. И что же было у вас?
Я залилась краской и опустила глаза.
– Не прошло даже часа, как он ко мне приехал. А потом… Потом, сам догадываешься, что было дальше. В общем, когда все кончилось, он предложил мне встречаться совершенно бесплатно. Естественно, я выпроводила его за дверь и сказала, что больше не нуждаюсь в его услугах. Он стал надоедать мне звонками по телефону и даже предложил вернуть деньги, которые я ему заплатила.
– И сколько ты ему заплатила?
– Сто долларов.
Димка присвистнул и покрутил пальцем у виска:
– У тебя что, много денег?
– Нет. Ты же знаешь, после развода я в дерьмовом положении. Но ведь на сексе нельзя экономить…
– Могла бы попросить кого-нибудь из своих.
– Например?
– Например, меня. Я бы тебе все сделал совершенно бесплатно. Хоть каждый день.
Я села на пол, поджала ноги и истерично рассмеялась. Димка сел рядом и нервно закурил.
– Тебе кто-нибудь говорил, что ты ненормальная? – наконец спросил он.
– Я слышу об этом каждый день. Дима, ну это первый и последний раз в жизни. Мне просто хотелось узнать, как это все бывает.
– Ну и еще тебе хотелось унизить мужчину.
– Это тоже немаловажный фактор.
– Могла бы унизить и меня.
Я посмотрела на Димку с грустью, смахнула выступившие слезы и произнесла тихим голосом:
– Тебя я унизить не могу.
– Почему?
– Потому что ты у меня единственный. Знаешь, так здорово, что наши отношения приняли новое качество. Мы просто друзья, и нам так легко вместе. У меня нет никого ближе тебя.
– Но ведь много лет назад мы были страстными любовниками и нам было довольно комфортно. Что же произошло?
Я пожала плечами:
– Наверно, мы оба поняли, что слишком далеко зашли. Довольно часто в жизни бывает именно так: двое людей доходят до той грани, когда им надо или жить вместе, или разбегаться…
– Но мы же не разбежались…
– В том-то вся и фишка! Мы поняли, что можем остаться вместе, но только в качестве друзей. Да и вообще, зачем ворошить прошлое. Что было, то прошло, а то, что прошло, уже не вернешь.
– Но ты ведь тогда вообще исчезла, не оставив ни записки, ни письма. Я искал тебя долгих два года. Можно было хотя бы объясниться.
– Дим, ты знаешь, что я никогда не объясняюсь. Я просто ухожу, исчезаю, и все. Бог с ним, с этим прошлым. Давай лучше подумаем, что нам делать с этим рабом.
– А что мы должны с ним делать?
– Нужно его как-то отвадить.
– Господи, у него хоть имя есть?
– Есть. Костя.
– Тебе было с ним хорошо?
– Наверно. Только утром мне стало как-то паршиво. Какое-то дикое ощущение грязного разврата. Ровно в пять утра я вытолкала его за дверь. А затем он начал меня преследовать. Я позвонила в его фирму досуга и стала возмущаться насчет ее гребаных сотрудников. Это где же такое видано! Покупаешь на одну ночь, а затем черт знает сколько времени не можешь отделаться. Непонятно, что у них там за порядки. Прямо никакой дисциплины!
– А в фирме что сказали?
– В фирме мне принесли извинения и сказали, что он будет уволен. Только от его увольнения мне ни жарко ни холодно. И почему у меня в жизни все не так, как у других людей…
– Наверно, оттого, что другие люди не заказывают себе рабов.
Я пропустила последнюю Димкину фразу мимо ушей, потому что в голову мне пришла замечательная идея. Я пристально посмотрела на Димку.
– Ты что так смотришь? – подозрительно спросил он.
– Димка, я, кажется, знаю, как нам отвадить этого ненормального раба.
– Ну и как?
– Сейчас ты наденешь кальсоны, а я взъерошу твои волосы, словно ты только встал и вообще ничего не понимаешь.
– Зачем?
– Затем, что сейчас ты сыграешь роль моего мужа! Этот придурок увидит, что я замужем, и больше не будет мне надоедать.
– А где ты возьмешь кальсоны?
– Не задавай лишних вопросов и раздевайся. Кальсоны у меня остались от бывшего супруга. Правда, размерчик тебе будет немного великоват, но ничего страшного.
Димка моментально натянул кальсоны и посмотрел на меня обиженным взглядом:
– Я в них на Карлсона похож.
– Не на Карлсона, а на мужа, – поправила я, взлохмачивая волосы.
– Что ты делаешь?! – возмутился он.
– Хочу, чтобы они хоть немного свалялись.
– Зачем?
– Я же тебе говорила, сделаем вид, что ты как будто только встал и вообще пока не можешь сориентироваться в ситуации. Ты лежал, спал, потом читал газету и смотрел телевизор, а затем твоя жена сказала, что к ней пришли, и ты пошел разузнать, в чем дело.
– Ну у тебя и представления о семейной жизни! – покачал головой Димка, подошел к зеркалу и громко рассмеялся.
– Ничего смешного не вижу, – пожала я плечами. – Сейчас ты похож на мужа, который сутками лежит на диване, читает газеты и смотрит телевизор.
– Ну не все же мужья такие.
– Не знаю, все не все, но другие мне не встречались. Ладно. Давай не будем терять времени. Открывай дверь и прогони этого ненормального.
Димка тяжело вздохнул и в сердцах произнес:
– Ты сумасшедшая!
Я быстро сунула ему газету.
– А это зачем?
– Для правдоподобности. Ты же не мог лежать на диване просто так! Как будто звонок в дверь оторвал тебя от чтения…
Димка вздохнул, открыл дверь и вышел на лестничную клетку. Молодой человек встал с корточек и стал с интересом разглядывать моего так называемого мужа. Смяв газету, Димка артистично скрестил руки на груди и суровым голосом произнес:
– В чем, собственно, дело? Какого хрена тебе здесь нужно?!
Я вышла следом и, приобняв Димку за плечи, нежно проворковала:
– Костя, знакомься, это мой муж. Он сейчас лежал на диване и просматривал свежую прессу, а ты звонишь в дверь и отвлекаешь его от столь важного дела.
Лицо молодого человека как-то сразу осунулось, а глаза значительно округлились.
– Ты разве замужем?
– Да. Я замужем всю свою сознательную жизнь, – четко произнесла я и приняла вызывающую позу.
Димка нахмурил брови и сделал шаг вперед:
– Так ты не ответил на мой вопрос! Какого черта ты поднял меня с дивана?! Я вообще не люблю, когда меня с него поднимают!
– Вы что, постоянно лежите на диване? – опешил молодой человек.
– Сутками, – язвительно сказала я. – Не переживай, тебя ждет такая же участь. Вот когда женишься, тогда и узнаешь. Главное, диван всегда застилать покрывалом, а то будет дырка, а поменять обшивку нынче стоит больших денег.
Молодой человек тяжело вздохнул:
– Что-то, когда я проводил с тобой ночь, я не видел, чтобы на диване лежал муж…
– Оно и понятно. Он лежал в другой комнате. В моей квартире не один диван, а целых три, – выкрутилась я.
– Но ведь ты орала от удовольствия, как дикая кошка! Почему же тогда твой муж ничего не слышал?!
– Потому, что он спал. Когда он спит, он кладет развернутую газету прямо себе на лицо и ничего не слышит. У него сон крепкий. Когда столько прессы перечитаешь, просто голова кругом идет. Сразу спать хочется.
– Я спал, – кивнул головой Димка. – И вообще, ты сделал приятное моей жене, мы заплатили тебе деньги из нашего семейного бюджета, можешь быть свободен. Больше в тебе необходимости нет. Я думаю, что со своей женой я справлюсь сам.
Молодой человек достал платок и вытер выступивший на лбу пот. Подозрительно посмотрев на Димку, он чуть слышно сказал:
– Тебе повезло, дружище. У тебя классная жена. Ты, пожалуйста, уделяй ей внимание и трахай хоть раз в неделю.
– Разберемся, – кивнул головой Димка и обнял меня за плечи.
– Ладно, Костя, нам некогда, – вмешалась в разговор я. – Ступай на работу и смотри, работай на совесть.
– А ты звони, если муж слишком зачитается. Я приеду за бесплатно.
– Буду иметь в виду, – бросила я и затащила Димку в квартиру.
Как только за нами закрылась дверь, мы бросились к монитору и с облегчением вздохнули. Молодой человек сел в лифт и удалился из поля зрения. Димка моментально скинул с себя кальсоны и посмотрел на диван.
– Если бы ты только знала, как я его ненавижу! Я никогда на нем не лежал.
– Это потому, что ты холостяк.
– Но ведь я был женат целых семь лет.
– И что, за эти семь лет ты ни разу не лежал на диване?
– Нет.
– Верится с большим трудом.
– Неужели твой муж все время лежал на диване?
– Димка, я вообще не хочу говорить про своего мужа. Я хочу просто вычеркнуть его из своей жизни, и все. Ничего не было. Не было этих страшных пяти лет замужества. Я за эти пять лет чуть не потеряла себя. Знаешь, это самое страшное – если потеряешь себя, потом уже вряд ли найдешь… Мужчина – тормоз женщины. С ним она теряет свою индивидуальность, непосредственность, привлекательность.
– Может быть, тебе просто такие мужчины попадались.
– Не знаю. Я вообще над этим не задумывалась. Вот возьму и поменяю ориентацию.
– Так уж и поменяешь…
– Запросто.
Мы вновь сели за стол, и Димка открыл бутылку шампанского.
– Я сейчас сыграл роль идиота, – грустно сказал он.
– Не идиота, а мужа.
– По-твоему, все мужья – идиоты?
– Димка, что ты цепляешься к словам? Мы просто отшили наглого молодого человека из фирмы досуга, и все!
– Какого черта ты его заказала?!
– Потому что я уже полгода без мужика. Меня просто приперло. Так приперло, что хоть на стенку лезь. Я же живой человек.
– Могла бы и меня попросить.
– И ты бы сделал это совершенно бесплатно, – рассмеялась я.
– Помнишь, как нам было хорошо много лет назад?
– Помню, но это было много лет назад… Наверно, мы стали старше.
Мы просидели за столом около часа, потом я постелила Димке в детской комнате и, нежно чмокнув его в щеку, ушла спать. Около восьми утра соседка привела мою дочку. Я приготовила завтрак и разбудила Димку. Я опаздывала на самолет. Он быстро выпил кофе и побежал на стоянку за машиной.
– Ну что, солнышко, поехали на море? – Я присела перед дочкой на корточки.
– Поехали, – радостно кивнула она и взяла меня за руку.
Через несколько минут мы уже мчались в аэропорт. Димка заметно нервничал и никак не мог успокоиться.
– Послушай, а что будет, если ты не найдешь своего курортника?
– Найду.
– Откуда такая уверенность?
– Кто ищет, тот всегда найдет. Он уже там, я это чувствую. Он лежит на пляже и ждет, пока рядом расположусь я.
– Ты сумасшедшая.
– Я это слышу каждый день.
– В Симферополе тебя встретят?
– Конечно. Моя подруга.
– Та самая, которая поет в ресторане?
– Та самая.
– У нее есть машина?
– У нее изумительная машина.
– Думаю, вы неплохо проведете время.
– Я тоже так думаю. Сегодня вечером я пойду в ресторан и буду наслаждаться ее пением, а завтра с утра отправлюсь на пляж искать своего курортника. Я узнаю его среди тысячи отдыхающих и обязательно с ним познакомлюсь.
Димка грустно пожал плечами и припарковал машину у аэропортовской стоянки. Как только мы прошли регистрацию, он поцеловал меня в щеку и растерянно сказал:
– Позвони, как устроишься.
– Обязательно. Я же обещала. Позвоню, как приеду в Ялту, а затем как только найду своего курортника.
Димка помахал мне рукой и пошел на стоянку. Я долго смотрела ему вслед и в который раз подумала о том, что мы стареем. Что-то произошло, что-то надломилось и больше никогда не вернется…
Глава 3
Я с волнением ждала встречи с Катькой. Когда самолет пошел на посадку, сердце учащенно забилось.
Катерина была очаровательной женщиной. Мы познакомились много лет назад за границей. В поисках новых впечатлений и достойных заработков я уехала за рубеж и устроилась певицей в довольно приличный – даже по заграничным меркам – ресторан. Катерина пела неподалеку в ночном клубе. Мы быстро подружились. Вернувшись на родину, я полностью покончила со своей неудачной певческой карьерой, а вскоре получила письмо от Катерины, в котором она поведала мне о том, что уехала в свою родную Ялту и теперь работает в одном из ялтинских ресторанов. Мы не виделись целую вечность и лишь изредка баловали друг друга незначительными звонками. Катерина успела пару раз выскочить замуж и каждый раз убеждалась в том, что семейная жизнь – ошибка, от которой приходится отходить долгие и долгие годы. Я волновалась оттого, что в последний раз мы виделись, когда были совсем молоденькими девчонками, а теперь… Теперь мы превратились в привлекательных женщин, у которых все та же самая молодая душа и масса амбиций.
В зале прилета кто-то бросился мне на шею и стал трясти за плечи. Это была Катерина. На моих глазах выступили слезы, и я была готова разреветься, как маленькая девочка, которую поставили в угол и лишили конфет.
– Ты плачешь? – Катерина достала платок и стала вытирать мое лицо.
– Просто столько лет… А их как будто и не было. Ты нисколько не изменилась.
Катерина оглядела меня оценивающим взглядом и пожала плечами:
– Послушай, а почему ты больше не блондинка? У тебя же были ослепительно белые волосы.
– В душе я по-прежнему блондинка. – Я прижала Катерину к себе.
Через несколько минут мы уже сидели в Катькином «Ягуаре» и делились новостями. Катерина рассказала о своих неудачных замужествах, и мы обе пришли к выводу, что все мужики – сволочи и что не стоит их воспринимать как божий дар и подарок небес.
Я закрыла глаза и вспомнила все, что мы вытворяли с ней, когда работали за границей. Дочка была занята своими игрушками.
– Катька, а помнишь наш дикий пляж? – спросила я.
– Конечно, помню. Разве такое можно забыть! – звонко рассмеялась она.
Это был умопомрачительный пляж. Там было народу меньше, чем на всех остальных, да и нравы куда свободнее. Конечно, иногда мы щеголяли и на городском пляже без верхней части купальника, и нам было приятно, когда одуревшие японцы пялились на наши груди. Хотя большинство смотрело осуждающе. На диком пляже мы раздевались полностью, ощущая себя совершенно свободными, ничем не стесненными. Мы любили лежать на горячем песочке и чувствовать, как нежный ветерок ласкает наши тела.
Я посмотрела на дочку и сказала шепотом:
– А помнишь, как мы ложились против ветра, раздвигали ноги и ощущали такое, что не может сравниться даже с самым теплым и приятным языком. Мы даже и подумать не могли, что это так здорово, когда ветер задувает прямо между ножек, игриво ерошит волоски, будто хочет проникнуть внутрь. И мы пытались помочь ветру и раздвигали ноги все шире и шире.
– А помнишь японца, – поддержала меня Катерина, – он смотрел на нас, не отрываясь. Он просто опешил и не мог произнести ни слова – две молодые, симпатичные девчонки с раздвинутыми ногами! Согласись, завораживающее зрелище. Мы получали неописуемое удовольствие. Наверно, оттого, что он так пристально нас разглядывал. Между ног все будто набухло, стало ужасно горячо.
– А затем мы бросились в море, чтобы остудиться, – продолжила я. – От холодной соленой воды мы получили просто потрясающий оргазм. И это было так бурно, так сладко и так романтично! Я никогда не испытывала такого с мужчинами. На другой день собралось целое скопище японцев. Они показывали на нас пальцами, смотрели открыв рот, а потом все ходили мимо и поправляли свои плавки, потому что их мужские достоинства почти торчали наружу.
– Все это осталось в прошлом, – задумчиво сказала Катя.
«Но мы на всю жизнь запомнили те дни, когда лежали на пляже совершенно голые с раздвинутыми ногами и ощущали устремленные на нас взгляды мужчин», – подумала я.
Увы, теперь об этом остается лишь вспоминать. Мы слишком повзрослели, а может быть, даже и постарели. Один раз я со своим бывшим мужем ездила отдыхать в Испанию и хотела раздеться догола, но муж так разбухтелся, что пришлось забыть об этой затее.
Мы не заметили, как добрались до Катиного дома. Дочкой занялась Катина мама, а мы с подругой открыли бутылку нашего любимого виски и уютно расположились у камина.
– Сегодня вечером едем в ресторан. Ты должна послушать мою новую программу, – сказала Катя и наполнила наши бокалы. – А как сложилась твоя певческая карьера?
– Никак. У меня был жуткий нервный срыв, и я потеряла голос.
– Говорят, что голос может вернуться.
– Не знаю, пока этого не произошло. Сегодня я с удовольствием послушаю тебя, а завтра с утра я беру дочку и иду искать своего курортника.
– Какого еще курортника?
– Самого обыкновенного. Который сейчас парит ласты на одном из ялтинских пляжей и ждет, когда я прилягу рядом.
– Здорово! Решила завести курортный роман? Ты всегда была умной женщиной.
– Я хочу завести такой курортный роман, чтобы перехватило дыхание, а в жилах стыла кровь. Хочу дать сумасшедшую встряску своему организму. Хочу чувствовать волнующий трепет, дрожь в коленях и сухость во рту!
– Но ведь у курортного романа не бывает продолжения?
– А на кой черт оно мне нужно?!
– Будь осторожна. Мужики нынче шарахаются от красивых женщин, как от огня. Они нас боятся. У красивых женщин есть один талант, которым не обладают другие. Мы умеем делать вид, что у нас все хорошо, что мы счастливы и вполне довольны своей жизнью. Это серые мышки плачутся и ждут, когда их пожалеют, а нам нельзя, потому что мы красивые, а если мы красивые, то это значит, что мы сильные. Красивым женщинам особенно одиноко, и никто об этом даже не подозревает.
– Нужно просто уметь прислушиваться к чувствам. В моей жизни было очень много мужчин. Одни нравились мне, другим нравилась я, но все они либо были женаты и хотели видеть во мне только любовницу, либо лентяи, не скрывающие, что хотят жить за счет женщины, не давая ничего взамен. Были и весельчаки, любители шумных пирушек с возлияниями, переходящими все границы. Это мое право определять границы отношений с мужчинами, и никто не сможет его у меня отнять. Я разошлась с мужем, потому что ушла любовь, и я не хотела доживать свою жизнь с человеком, который уже давно остыл. Я поняла, что самое главное – это дети. Когда мне становилось совсем плохо, дочка садилась ко мне на колени и говорила: «Мамочка, ну не плачь, пожалуйста, я ведь люблю тебя больше всех на свете, ты же самая красивая в мире». И горечь, отчаяние отступали, я всегда находила выход из положения. Самое главное – быть сильной во всем. Нужно полагаться только на себя, потому что твои проблемы – это только твои проблемы, и никому нет до тебя дела. Я изменила имидж, стиль одежды, прическу. Нам с тобой уже никогда не выйти замуж, потому что здесь, в России, мужчины ужасно меркантильны, стараются найти женщину только с плюсами: без детей, но обязательно с жильем. Да пошли они все на хрен!
Катерина кивнула:
– Нам пора. За дочь можешь не переживать. Ее моя мама к себе заберет. Она недалеко живет. Завтра утром привезет. Она там с моими детьми подружится. В общем, все будет хорошо. Короче, катим в ресторан, я тебе сейчас так спою, что у тебя глаза из орбит вылезут.
Я посмотрела на часы:
– Катя, мне нужно Димке позвонить, а то он волнуется. Я обещала сразу позвонить, как только устроюсь.
– Пусть переживает. Больше будет ценить. С мужиками так и надо.
– Да у нас с ним все не так. Мы друзья… Он моя подруга, понимаешь?
– Он что, голубой, что ли?
– Нет, но мы не спим.
– Он импотент?
– Нет. Раньше у него все нормально функционировало. Мы с ним просто друзья… Я даже не знаю, как это объяснить, но иногда мне и самой кажется, что так не бывает.
Катя встала, сделала несколько кругов по комнате, затем резко остановилась и удивленно пожала плечами:
– Послушай, он что, совсем дурак? Разве такую женщину можно не хотеть?! Ему лечиться надо.
– Он меня хочет…
– Тогда в чем дело?
– Просто я ему не даю. Если это произойдет, то это будет возврат к прошлому, а значит, мы опять разбежимся на несколько лет… Тот вариант, который мы сейчас придумали, самый нормальный и долговечный. Ладно, я ему завтра позвоню. Пусть думает, что я еще не устроилась.
– Вот это правильно! Мужика нужно держать в ежовых рукавицах, – произнесла Катерина довольно ехидным голосом и стала собираться. – Все, едем. Время не ждет.
В ресторане я зашла вместе с Катей в гримерную и плюхнулась в огромное кресло. Катька принялась наводить марафет, изредка поглядывала в мою сторону.
– Послушай, а какой он хоть, твой курортник? – не выдержала она.
– Он… – Я мечтательно закатила глаза и провела языком по нижней губе. – Он самый, самый, самый. Ну, в общем, если ты хочешь, я тебя с ним обязательно познакомлю.
– А ты уверена, что найдешь его? Тут вообще ловить нечего. Одни хохлы, ей-богу. Ну, местная мафия в нашем кабаке отирается… В общем, одно дерьмо.
– Я найду его. Может, конечно, не завтра, но я его найду.
Катька тяжело вздохнула:
– Послушай, подруга, а ты случайно не перепутала Ялту с Кипром или Канарами? Мне твои запросы хорошо известны. Ты сильно не обольщайся, а то настроишься на нормальный вариант, а тут только дырки от бубликов.
– Я найду бублик, в котором не будет дырки, – решительно сказала я. – Я чувствую, что он прилетел за день до меня, что он где-то рядом. Ему скучно, и он тоже повсюду ищет меня. Он уже тысячу раз пожалел о том, что прилетел именно сюда. С завтрашнего дня я перерою носом все ялтинские пляжи, и я его найду. Он лежит под жарким солнышком, ест черную икру и мучается от одиночества и изжоги.
– Кто же ест черную икру в такую жару? Ты как что-нибудь скажешь, так хоть стой, хоть падай!
– Он ест ее независимо от времени года. Для него черная икра, что для нас питьевая вода из-под крана.
– Ну ты и загнула! – громко рассмеялась Катька, припудривая нос. – Завтра ты пойдешь на пляж и вернешься в довольно скверном настроении, потому что тут таких вариантов нет и никогда не было.
– Я найду такой вариант, – сказала я и сердито посмотрела на Катерину.
Катерина слегка съежилась и потупила глаза.
– Конечно, найдешь. Только бы твои поиски не затянулись слишком надолго. Тут черную икру даже в магазинах не продают… Я же тебе сразу сказала, что тут нищета страшная. Живем только за счет отдыхающих. Зимой вообще глухо. Ялта словно вымерла, да и «Интурист» пустой. Поляки иногда наведываются, но они жадные, как черти. Послушай, а может, я тебе лучше пропуск на интуристовский пляж сделаю? Там вода горячая есть, да и публика посолиднее. Может, ты там своего курортника найдешь? Тем более скоро день города, что-нибудь да всплывет. Это, конечно, не Москва… Это у вас там богатенькие Буратино на каждом шагу встречаются.
Я откинулась на спинку кресла и немного раздраженно произнесла:
– С этими богатенькими Буратино целая проблема.
– Какая?
– С ними нужно разыгрывать влюбленную женщину. Их нужно хвалить, поощрять, в общем, играть в любовь. Я пока к этому не готова. Не хватает остроты ощущений. Все так гладко, ровно, банально. Хочется какой-то вспышки, какого-то всплеска, и чтобы это прошло так же быстро, как началось.
Разместившись за столиком у сцены, я слушала Катьку и получила просто невообразимое наслаждение. Какой, к черту, Кипр, если в Ялте живет моя потрясающая подруга, которая поет так, что останавливается сердце.
Я хорошо помню тот день. Была ужасно скверная погода, я шла по чужому ночному городу и пыталась разобраться в своих проблемах. Я смахивала слезы и куталась в теплую кофту. Это был тяжелый период. У меня были сумасшедшие проблемы на работе и точно такие же проблемы в личной жизни. Я открыла дверь ближайшего ночного клуба, на ломаном японском заказала двести граммов виски со льдом и обратила внимание на поднявшуюся на сцену русскую девушку. Увидев меня, девушка помахала рукой, словно знала меня уже тысячу лет. Я постаралась изобразить подобие улыбки. Спев пару песен, девушка подсела ко мне и спросила: «Тебе сильно паршиво?» – «Очень», – почти шепотом сказала я, с трудом сдерживая слезы.

Это ознакомительный отрывок книги. Данная книга защищена авторским правом. Для получения полной версии книги обратитесь к нашему партнеру - распространителю легального контента "ЛитРес":
Полная версия книги 'Курортный роман, или Звезда сомнительного счастья'



1 2 3