А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

В свою очередь, туда же
отправляется и Родимов. (Как секретоноситель президент АО
"Проминформбизнес" не имел права выезжать за рубеж до 2006 года.
Тем не менее он сумел незаконно получить несколько
загранпаспортов. Много раз пересекал границу.)
Естественно, мы захотели выяснить, какая сила потянет
этих людей к берегам Темзы. Вместе с правительственной
делегацией в Лондон отправились наши сотрудники. Им необходимо
было установить, как поведут себя "объекты": где встретятся, куда
поедут.
Задача не из легких. Не удивительно, что у ребят ничего не
получилось. Петелин тоже не лыком шит. Правда, вскоре наши
источники подтвердили, что интерес Петелина и Родимова к
"Барклай-Банку" есть. Скорее всего, там находятся их счета.
Не сладилось в одном - получилось в другом. Совершенно
неожиданно на нас свалилось сенсационное известие - счет
Петелина обнаружен в Словакии.
* * *
К середине 90-х гг. в Словакии сложилась своеобразная
ситуация. В этой маленькой бедной стране сосредоточились
интересы Чечни, России и Азербайджана. Полным ходом здесь шла
"отмывка" нефтяных и газовых денег. Ковались состояния наших
магнатов. Миллионы и миллиарды бесследно исчезали из России,
чтобы всплыть в Братиславе. (Не потому ли никому неведомый
Сергей Ястржембский, тогдашний посол России в Словакии, так
быстро взлетел? Стал пресс-секретарем президента, заместителем
главы ельцинской администрации?)
Вот что писал в Министерство внешнеэкономических связей
(МВЭС) в мае 95-го первый зампред Центробанка Хандруев:
"...основные каналы утечки валютной выручки от экспорта сырьевых
ресурсов - это:
1. Открытие российскими экспортерами счетов в иностранных
банках.
2. Снижение цен на экспортируемые товары в целях уменьшения
налогообложения и образования неучтенных фондов за границей.
3. Неэквивалентный обмен при бартерных сделках".
Тот же Хандруев приводил страшные цифры: только за 1994
г. в Россию в срок не вернулись 1,6 миллиарда долларов, вырученных
от экспорта сырья. Нет сомнений, что эти деньги были прокручены
аферистами международного масштаба. А сколько всего страна
потеряла в результате операций сырьевых магнатов?
СБП пыталась следить за развитием ситуации. Велся сбор
информации.
Однажды от одного из наших зарубежных источников
поступил сигнал: в Словакии замешаны интересы некоего
высокопоставленного российского чиновника.
Мы попросили более подробную информацию. На следующей
конспиративной встрече источник сказал:
- В 1992 г. люди, с которыми я работаю, спрашивали: "А
кто такой Черномырдин?" Я объяснил, что это вице-премьер
правительства России. Тогда же они сообщили, что в Словакии были
открыты счета на некоторых россиян, в том числе вроде бы и на
Черномырдина.
Мы забеспокоились. Стали проверять. В итоге оказалось,
что счет есть, но не Черномырдина, а... Петелина.
Счет находился в братиславском отделении банка
"Австрия". В середине 1995 г. на нем лежали... миллионы долларов.
Сумма немалая. Чтобы получить столько денег, нужно
провернуть не одну операцию. Что, в принципе, Петелин и делал.
Одновременно, пока шла раскрутка дела о пропаже 100
нефтяных миллионов долларов, сотрудники отдела "П" выясняли,
чьи еще интересы мог лоббировать руководитель секретариата
премьера.
Результаты оказались ошеломляющими. Именно через
Петелина банк "Национальный кредит" пытался стать
уполномоченным банком правительства. Более чем тесные
отношения связывали его с нефтяной фирмой "Балкар-Трейдинг"
(глава фирмы Петр Янчев в конце 1995 г. был арестован, обвинялся в
даче взяток и. о. генпрокурора Ильюшенко) и с "Альфа-групп".
Стало очевидно, что помощь коммерсантам для Петелина
не просто хобби. Это источник его настоящих доходов.
* * *
Государственная машина неповоротлива. Большинству
чиновников глубоко наплевать на интересы страны. Собственный
карман волнует их куда больше.
В начале 1995 г. мы попросили Контрольное управление
президента провести проверку нефтяных квот АО
"Проминформбизнес". Начальник ГКУ Зайцев ответил, что
выделение этой фирме нефти совершенно необоснованно, хотя бы
потому, что подобные квоты даются только предприятиям-
производителям (постановление правительства от 6.11.94 № 854)
под конкретные целевые программы. АО "Проминформбизнес" же
ничего не производило, целевой программы не имело. Но и это не
главное. Проверка показала, что ни одной копейки от продажи 2,5
миллиона тонн нефти Минфин на свои счета не зачислял. А
Министерство внешней экономики, вообще, не контролировало эту
сделку.
"Полагаем, - заключал Зайцев, - что указанное АО должно
внести на счет Минфина РФ соответствующую сумму в валюте
(ориентировочно - свыше 100 миллионов долларов США),
полученную от экспорта нефти".
Казалось бы, все понятно. Но нет. Генеральная прокуратура,
куда в феврале 95-го обратилось Контрольное управление,
возбуждать уголовное дело отказалась. Как написал в своем ответе
зам. генерального Давыдов, им не удалось отыскать никаких
нарушений налогового и валютного законодательств.
Тогда Коржаков, уже от своего имени, послал все материалы
в генпрокуратуру вторично. Ильюшенко отписал, что отчеты по
использованию валютной выручки АО "Проминформбизнес" должно
было предоставить в правительство. О такой мелочи, как запросить
эти документы, в прокуратуре даже не подумали.
К этому времени нам уже было известно, что из себя
представляет Ильюшенко. Поэтому пришлось перекладывать часть
его обязанностей на себя.
Разумеется, никаких отчетов в правительстве не нашлось.
Их там не было и быть не могло. Более того, чистейшей "липой"
оказались и другие материалы, на которые ссылались в
генпрокуратуре. Не исключаю, что к появлению всяческих
подложных документов приложил руку и Петелин. Он очень боялся,
как бы ему не пришлось со скандалом уходить в отставку. Покинуть
такое хлебное место. Надо отдать должное Черномырдину - за
своего любимца он стоял горой.
- Кругом воруют, - заявил как-то премьер, когда я пришел к
нему совсем по другому вопросу, - шпионы в "Белом доме" косяками
ходят. А вы тут под Петелина копаете.
Я тогда сделал вид, что ничего не понял. В полемику
вступать не стал - это было бессмысленно.
Был ли Черномырдин в курсе проделок подчиненного?
Убежден, что да.
Осенью 1995 г. на стол президента легло письмо, подписанное
руководителями двух спецслужб - Коржаковым и Барсуковым -
директором ФСБ. В письме излагалась суть этой грязной истории.
Благо, материала накопилось предостаточно.
Никакой реакции от Ельцина не последовало. Зато, как
отреагировал премьер, известно хорошо. В книге Коржакова "От
заката до рассвета" приводится ночной разговор с премьер-
министром.
"Я же знаю про Петелина, - бил себя в грудь Виктор
Степанович. - Пусть его проверяют. Если что-то есть, я уберу его в
две минуты".
И еще:
"Представляешь, Петелин со мной уже десять лет.
Поверить не могу, что меня предают..."
Кто познакомил Черномырдина с материалами на
Петелина? Президент? Или генеральный прокурор Юрий Скуратов?
В октябре 95-го он сменил обнаглевшего Ильюшенко. Вскоре
после этого, когда Скуратов приехал в Кремль, Коржаков пригласил
его в свой кабинет. Третьим при разговоре был я.
Генеральный внимательно просмотрел толстую папку
документов.
- Да, интересный материал, - изрек он. - Готовьте
письмо на мое имя.
Письмо мы подготовили, документы отослали. Что с этими
материалами теперь - одному Богу известно. Нам же известно
другое: Геннадий Васильевич Петелин, обладатель многомиллионного
счета в банке, живет и здравствует. Он по-прежнему пользуется
неограниченным доверием премьера. Властвует в "Белом доме" как
царь и Бог.
Не удивлюсь, если за это время его счет значительно вырос.
Две черномырдинские минуты длятся уже несколько лет...
АКАДЕМИКИ НИОТКУДА
"СБП хочет присвоить себе функции гестапо!" - в гневе однажды вскричал
тогдашний руководитель администрации президента Сергей Филатов.
Сергея Александровича очень возмутило то, что Служба попыталась навести
порядок в решении кадровых вопросов. Как бы мы ни ругали коммунистические
времена, но нельзя не признать: работа с кадрами была тогда на высоте.
Случайные люди во власть попасть не могли.
С развалом Союза во властные структуры самого разного уровня просто-таки
потоком хлынули авантюристы и проходимцы.
Скажем, когда отдел кадров СБП просматривал анкеты кандидатов
на должности начальников управлений администрации президента,
то всплывали интереснейшие факты: некоторые кандидаты
попросту присваивали себе награды и звания. Писали в
автобиографиях: награжден медалями в 1991 и 1993 гг. Однако в
Службе государственных наград их фамилий не значилось.
Кадровые вопросы были пущены на самотек. Назначения
людей на высокие посты не проверяли ни в правительстве, ни в
администрации. Не делалось самое элементарное - запрос в МВД и
ФСБ.
Только в России такое возможно: лицо с иностранным
гражданством получает доступ к госсекретам. (Я имею в виду
гражданина Израиля, зам. секретаря Совета Безопасности РФ
Березовского. Или председателя Госкомимущества Максима Бойко,
который, по оперативным данным, получил вид на жительство в
США.) Во всех цивилизованных странах власть очень серьезно
относится ко всякого рода проходимцам. У нас же - полная
неразбериха и хаос...
Березовский и Бойко - лица весьма значительные. Но наш
отдел занимался не только высокопоставленными сановниками.
Параллельно велась ежедневная, рутинная работа. (Впрочем, именно
из такой рутины и состоит нормальная жизнь оперативника.)
О двух случаях, когда стараниями СБП удалось отсечь от
правительства хоть и мелких, но достаточно опасных
авантюристов, я и хочу рассказать.
* * *
В начале 1995 г. в поле зрения отдела "П" попал некто Петр
Короткевич. Академик Академии естественных наук РФ. Бывший
зампред Экспертного совета при правительстве России. Званий и
титулов у него было больше, чем у английского лорда. В одном из
"высоких" кабинетов он прямо заявил: "Я руководитель группы
консультантов Службы безопасности президента". После этого
добавил, что действует от имени Ельцина и по поручению
Коржакова и ему необходимо ознакомиться с документами рабочей
группы по сопровождению финансовых проектов при председателе
правительства.
Рабочая группа - организация серьезная. Именно здесь
скапливается вся информация о всевозможных финансовых
проектах, направленных премьеру. Документы группы составляют
если не? государственную, то уж коммерческую тайну точно.
Разумеется, никакого академика Короткевича в кадрах СБП
не значилось. Как следовало из собранных отделом материалов, Петр
Леонидович Короткевич до 1991 г. работал в НПО "Энергия" и в
Министерстве общего машиностроения СССР. В 1991-м стал
президентом американской фирмы "КорБен Интернэшнл
Импресайдс Корпорейшн" (данные о которой в регистрационной
палате найти мы не смогли).
В августе 1991 г. тогдашний первый вице-премьер Олег Лобов
пригласил Короткевича в свои заместители по Экспертному совету
при правительстве (Лобов одновременно являлся председателем
этого совета). Короткевич, конечно, согласился.
Что заставило Лобова пойти на этот поступок, мне
непонятно. Впрочем, зная Лобова, не удивлюсь, если он это сделал
просто так. Не от большого ума, но от чистого сердца. (Зачем,
спрашивается, он приглашал к себе главу "Аум Синрикё" Асахару?
Тоже по простоте душевной.)
Лафа Короткевича длилась недолго. После того как в августе
92-го на страницах "Независимой газеты" он приписал себе лавры
создания "разработки нового поколения ядерно-стратегических
вооружений", из состава Экспертного совета академика вывели.
(Кстати, вопрос о незаконности избрания его академиком РАЕН
тоже широко обсуждался на Экспертном совете.) Обиженный
Короткевич пробился на прием к только что назначенному
председателю Экспертного совета Георгию Хиже. Бил себя в грудь и
кричал, что его оклеветали. Но воздействия это не возымело.
Короткевич оказался на улице. Правда, с властью
расставаться он не захотел. В офисе своей фирмы на Чистопрудном
бульваре академик добился установки телефона правительственной
связи АТС-2. (Что было абсолютно незаконно: установка
"вертушек" у представителей иностранных компаний запрещена.)
Имелся у Короткевича и пропуск в Кремль, куда он регулярно
наведывался. Явно не просто так. Используя старые связи, этот
проходимец пытался решать всяческие проблемы.
Можно только догадываться, зачем ему понадобились
документы рабочей группы по сопровождению финансовых проектов
при председателе правительства.
Если бы я был авантюристом подобного толка, то
действовал бы, видимо, по следующей схеме.
Получив список фирм, которые направили свои предложения
правительству, прошелся бы по этим конторам. Объяснил бы, что
без дополнительного вознаграждения пробить их проекты
невозможно. И за приличную плату предложил бы свою помощь.
Типичный прием институтских взяточников: собрать с
абитуриентов деньги и пустить все на самотек. Кто-то ведь
наверняка поступит, наивно полагая, что без мохнатой "лапы" дело
не обошлось. Оговорюсь: все это не более чем мои догадки.
Я же привык оперировать только фактами. Да и не наша
это была задача - выяснять, какие планы строят те или иные
авантюристы. От нас требовалось одно - оградить "Белый дом"
от мошенников разного калибра. Что мы и сделали.
После того как я доложил Коржакову об этом "племяннике
лейтенанта Шмидта", шеф приказал отобрать у него пропуск.
Документ изъяли через несколько дней, прямо на проходной в
Спасской башне. Сняли и "вертушку".
Охота посещать столь высокие заведения пропала у
"академика" надолго...
* * *
Другой авантюрист действовал с еще большим размахом.
Илхомидин Шокиров не только сумел получить удостоверение-
вездеход, но и выбил себе кабинет в "Белом доме". До июля 1995 г.
Шокиров работал консультантом Управления по вопросам
гражданства администрации президента. Однако, когда отделу СБП
"К" (это подразделение обслуживало администрацию) стало
известно о теснейших связях Шокирова с криминальными
структурами, со Старой площади его выгнали.
Как водится, ни служебное удостоверение, ни ключ от сейфа
в кабинете Шокиров не сдал. И вдобавок инициировал письмо
председателя президентской комиссии по вопросам гражданства
Микитаева заместителю руководителя аппарата правительства
Орлову. В письме сообщалось, что Шокиров - исполнительный
директор общественного движения "Конгресс гражданского согласия
в России". И ему позарез необходим кабинет в "Белом доме".
На удивление Орлов расстарался по полной программе. Мало
того, что Шокирову выделили кабинет, оборудованный связью АТС-2.
За ним еще и закрепили машину из правительственного гаража. Дали
право заказывать пропуска в "Белый дом".
Конечно, никаким "гражданским согласием" Шокиров не
занимался. Свое пребывание в Доме правительства он с размахом
использовал для лоббирования интересов всевозможных
коммерческих структур. В одном из ТОО был даже учредителем. А
ТОО это было непростое, - по оперативным данным, фирма
находилась в теснейшей связи с криминальными структурами,
которые занимались торговлей оружием. Короче, Шокиров имел к
правительству не большее отношение, чем бомж из перехода на
Тверской. Но зам. руководителя аппарата Орлова это не тревожило.
Подобная трогательная забота о людях с подозрительной
биографией не могла пройти мимо нашего внимания.
Посему Орлов был взят на заметку. В феврале 1996 г.
удостоверение сотрудника администрации президента у Шокирова
изъяли, а самого выгнали из "Белого дома".
Возмущаться он даже не пытался. Понимал, что с СБП
шутки плохи.
* * *
За два года работы в "Белом доме" я повидал много
авантюристов и проходимцев. Одни (как герои моего рассказа)
куролесили по-мелкому. Другие наживали целые состояния.
И не наша вина, что разобраться в основном удалось лишь с
мелюзгой. Большинство настоящих хищников продолжают свою
охоту. Я регулярно вижу их на экранах телевизоров, когда они
вещают о судьбах России, о том, как много сил и здоровья положили
на благо Родины. Единственное, что я могу сегодня сделать, -
рассказать об истинной сути этих людей.
"ЗОЛОТОЙ" КОШЕЛЬ
Иногда природа награждает людей весьма говорящими
фамилиями.
Шахрай, например, в переводе с украинского - "плут, мошенник". Какие еще
характеристики нужны Сергею Михайловичу?
Фамилия помощника Черномырдина по внешнеэкономическим связям тоже как
нельзя лучше отвечала состоянию души этого человека - Кошель.
Неудивительно, что помощник премьера пытался всеми правдами и неправдами
набить свой кошель. И без того уже достаточно тугой.
* * *
Для крупных финансовых авантюристов Россия - настоящий лакомый кусок.
Затрата минимума денег позволяет получить максимум прибыли. (Добрая часть
расходов, как правило, уходит на взятки и угощение чиновников.) С подобными
дельцами и СБП, и ФСБ сталкивались неоднократно. Некоторые их схемы были
нам неплохо известны.
Ну, например, какая-либо несерьезная иностранная компания
с минимальным уставным капиталом предлагает России
беспроцентный и даже безвозмездный кредит. Условие одно -
гарантии правительства. Затем компания страхует сделку в
международных страховых обществах. Срывает ее. Получает
страховку.
Или другой вариант: мелкая фирма пытается "пробить"
гарантию правительства под крупный кредит. При удачном
стечении обстоятельств находится действительно солидная
фирма, готовая этот кредит предоставить. А мелкая получает
приличный процент от сделки.
Все упирается в гарантии правительства. Дело в том, что
обычно гарантий "Белый дом" старается никому не давать.
Получить их можно лишь при одном условии: есть свой,
прикормленный чиновник, готовый лоббировать такое решение...
В нашем случае все развивалось примерно по такому же
сценарию. В сентябре 1994 г. в правительство поступило письмо от
некой фирмы "Петройл энд Арабко" на имя Черномырдина,
зарегистрированной в княжестве Лихтенштейн...
"Фирма "Петройл энд Арабко", - говорилось в документе, -
имеет возможность оказать гуманитарную помощь в проведении
социальных программ".
Иными словами, бизнесмены предлагали правительству
совершено безвозмездно крупную сумму денег на строительство
больниц, школ, дорог и электростанций. С чего бы такая щедрость?
Стали выяснять.
По поручению Департамента международного
сотрудничества аппарата правительства резидентуры внешней
разведки навели справки об этой фирме. Оказалось, что состоит она
всего из трех человек; уставной капитал незначителен. И что самое
главное, опыта проведения таких крупномасштабных сделок нет.
В общем, элементарные аферисты. Правительство от
предложения отказалось.
Но "буржуи" не отчаивались. В феврале 1995 г. они передали в
"Белый дом" новое письмо, где предлагалось уже 15 миллиардов
долларов безвозмездной помощи.
Свои посреднические услуги представитель "Петройл энд
Арабко" Рудольфе Вайбль оценил очень скромно - 5% от суммы
сделки. Это 750 миллионов долларов. За такие деньги стоило
побороться.
Не исключено, что в результате бизнесмены и добились бы
своего. Если бы не наше нежданное вмешательство.
Прожекты "Петройл энд Арабко" стали последним звеном
недолгой, но очень трудоемкой работы, касающейся близкого
премьер-министру человека - помощника Черномырдина -
Геннадия Кошеля...
Впервые в поле зрения отдела "П" Кошель попал в самом
начале 1995 г. От наших источников стало известно, что в 1993 г. он
и еще 3 человека учредили в Австрии торговое товарищество с
ограниченной ответственностью "Делия", которое занималось
перепродажей российских сырьевых ресурсов. В качестве взноса в
уставной капитал Кошель внес 17,5 тысячи австрийских шиллингов
(примерно 1,5 тысячи долларов США).
Мы заинтересовались. Нашу обеспокоенность вызывал
профиль деятельности Кошеля. Все-таки он был помощником
премьера по внешнеэкономическим связям. Полученные документы
торгового суда Вены (нечто вроде нашей регистрационной палаты)
подтвердили: из состава учредителей "Делии" Кошель не вышел.
Налицо было грубейшее нарушение закона: госслужащий не имеет
права получать деньги в коммерческих структурах.
За первый квартал 1995 г. торговый оборот фирмы составил
20 миллионов долларов, а ее учредители получили 1,5 миллиона
долларов на руки.
По имеющимся данным, Кошель был даже оформлен в фирме,
как сотрудник, постоянно находящийся в служебной командировке в
России. Его командировочные затраты, регулярно выплачиваемые
"Делией", составили значительные суммы.
Кошель был не одинок. Его компаньонами по фирме "Делия"
стали мэр Оренбурга Геннадий Данковцев, директор концерна
"Ориентрикотаж" (бывшая оренбургская трикотажная фабрика)
Леонид Скубков и гражданин Австрии Рудольфе Вайбль (!). Это имя
уже встречалось нам. Именно Вайбль стал управляющим фирмой
"Делия". Он же внес при регистрации самый больший пай - 447
тысяч 500 австрийских шиллингов (около 40 000 долларов).
Было понятно, что этот деловой человек не преминет
воспользоваться огромными возможностями своего компаньона -
помощника премьера. Тем более что находились они в весьма тесных
отношениях. По имеющейся информации помимо "Де-лии" Кошель
- Вайбль являлись соучредителями и других западноевропейских
фирм, в частности австрийской "Донау Центер ГМБХ", где Вайбль
занимал должность вице-президента по правовым вопросам, а
также швейцарской "Трансэкшн экспорт-импорт".
То, что в марте 1995 г. со счетов "Донау Центер" было снят
1 800 000 долларов и тремя чемоданами перевезено в Россию, лишний
раз доказывало: дело не чисто.
Австрийская полиция даже зафиксировала на видео часть
этой операции: деньги снимают со счета в банке; меняют на
доллары; проносят на борт самолета "Австрийских авиалиний",
который следовал 601-м рейсом по маршруту Вена - Москва.
Непосредственное участие в перевозке денег принимал наш
старый знакомый Рудольфе Вайбль.
Круг замкнулся...
* * *
Как вы, наверное, уже догадались, компаньон Кошеля и
представитель "Петройл энд Арабко", выторговывающий себе 750
миллионов долларов за посреднические услуги, одно и то же лицо -
австрийский гражданин Рудольфе Вайбль.
Свои отношения с помощником премьера этот делец
пытался использовать по полной программе. Именно через Кошеля
он передал в "Белый дом" одно из обращений "Петройл энд Арабко".
Кошель в свою очередь добился того, чтобы это письмо попало к
нему. Как помощник премьера по внешнеэкономическим связям, он
лично взялся прорабатывать этот вопрос. В помощь себе пригласил
заместителя руководителя черномырдинского секретариата М. И.
Триногу.
При поддержке такой "тяжелой артиллерии" австриец
Вайбль наверняка сумел бы добиться своего.
Убежден, что в случае победы 750 миллионов долларов были
бы поделены между всеми, кто принимал в этом участие. Геннадию
Кошелю достался бы не последний кусок...
Но жадность фраера сгубила. Мечты о миллионах так
вскружили голову помощнику премьера, что он утратил чувство
страха.
В марте того же 95-го года нам удалось перехватить
адресованный Кошелю факс. Из его "родного" товарищества "Делия".
"Братья по оружию" просили Кошеля помочь им заключить
соглашение о поставке в Россию крупной партии сливочного масла.
Опять же небезвозмездно.
Эта капля переполнила наше терпение. Если раньше мы
считали, что следует дождаться каких-то более конкретных
действий Кошеля, все задокументировать, то теперь стало понятно
- медлить больше нельзя.
Дальнейшее нахождение Кошеля в "Белом доме" могло бы
дорого обойтись государству. Коржаков, который с самого начала
операции был в курсе всего, позвонил Черномырдину. Попросил, чтобы
премьер принял меня.
В назначенное время я вошел в режимную зону. Открыл
тугую дверь.
Второе лицо в государстве читало подготовленную отделом
"П" справку очень долго. Наконец сняло очки и воскликнуло:
- Не может быть! Я знаю этого человека.
- Как не может, Виктор Степанович. Вот все документы.
Черномырдин пробежал глазами бумаги, устало потер лоб и
изрек:
- Какой негодяй!.. Не волнуйтесь, я разберусь. И разобрался.
Через некоторое время он вновь вызвал меня.
- Кошель все отрицает. Утверждает, что, как только
пришел в правительство, тут же подал заявку на выход из числа
акционеров. Просто документы очень долго идут.
О попытках лоббировать интересы западных фирм
Черномырдин не произнес ни слова. Видно, ему самому было
невыгодно поднимать эту тему. Потом я понял почему.
- Кошель плакал, как ребенок. Просил его простить.
"Больше всего, - говорит, - мне стыдно за то, что я подставил
вас". И тем не менее я приказал ему написать заявление "по
собственному".
Геннадий Кошель действительно написал заявление. С
должностью черномырдинского помощника ему пришлось
проститься. Но только с должностью. Из "Белого дома" его так и
не выгнали. Сделали представителем Оренбургской области в
правительстве. (Благо, в Оренбурге он начинал свою карьеру. Прошел
от второго секретаря Центрального райкома ВЛКСМ до зав.
отделом обкома партии.) Такими людьми, как Кошель, не
бросаются. Уже после увольнения из Службы я узнал: как только
СБП разогнали, Кошель вновь всплыл на поверхность. Его
назначили... руководителем секретариата вице-премьера и шефа
аппарата правительства, "всемогущего" НДР-овца Владимира
Бабичева.
Недаром в народе говорят: рыбак рыбака видит издалека.
Стоит ли удивляться тому, что после выхода моего
интервью в "Московском комсомольце", где я вкратце рассказал
историю Кошеля, Черномырдин весьма бурно отреагировал на
публикацию.
- Никого там, ничего, - кричал с трибуны премьер-
министр. - Ни коррупции не было. Просто нужно было наехать
какой-то частью на Черномырдина. Все ко мне подбирались со всех
сторон. Это мракобесие, которое разворачивается и цепляет,
выдергивает по одному.
Однако рисковать и на сей раз не стал. Убрал Кошеля из
правительства в ..."Газпром". Как говорится, газета помогла.
ВЕЧНЫЙ И. О.
Народная примета гласит: пришла весна или осень - жди президентского
"похода против коррупции".
Правда, "походы" эти носит весьма оригинальный характер.
Высокопоставленных чиновников, снятых в ходе таких кампаний, можно
пересчитать по пальцам - Кобец, Кох, Ильюшенко, Казаков, Бойко.
Все остальные "бизнесмены от власти" продолжают
разъезжать на машинах с мигалками и трехцветными номерами. И
ждать очередной весны или осени, как дети в пионерлагере ждут
вечернего показа художественного фильма "Призрак замка
Моррисвиль". Показушность походов известна им слишком хорошо...
Дело бывшего и. о. генерального прокурора Ильюшенко,
безусловно, войдет в историю России: никогда еще в камере СИЗО не
оказывался человек столь высокого ранга, вдобавок поставленный
отвечать за закон.
Журналисты неоднократно писали на тему вечного и. о.
Подробности его уголовного дела достаточно известны. Но то, что
предшествовало снятию и аресту и. о., в действительности знает
очень ограниченный круг людей.
* * *
Почему-то многие считают, что дело Ильюшенко имело под
собой чисто политическую подоплеку: то ли и. о. генпрокурора
перешел кому-то дорогу, то ли "банду Коржакова" не устраивала его
позиция, то ли что-то еще...
Ерунда! Будучи непосредственным участником всей этой
истории (и даже в некотором роде ее зачинателем), уж я-то точно
знаю, откуда растут ноги. Никакой политической подоплекой в деле
Ильюшенко и не пахнет. Обычная уголовщина...
Все началось с разработки шефа черномырдинского
секретариата Петелина. Среди прочих вопросов нас интересовало, с
кем еще из коммерческих структур кроме АО "Проминформбизнес"
связана правая рука премьера.
Проанализировав всевозможные материалы, мои ребята
пришли к выводу: чаще других в "Белый дом" "нырял" "Балкар-
Трейдинг". Все нити замыкались именно на Петелине.
Мы стали собирать информацию об этой структуре,
запросили документы в ФСБ и МВД, активизировали агентуру.
Скоро подоспели результаты. Из ФСБ и РУОПа Московской
области нам сообщили, что разработки по "Балкару" ведутся. Глава
фирмы Петр Янчев подозревается в контрабанде, хищениях,
укрытии доходов от налогов.
Тогда впервые в этих материалах и всплыло имя Ильюшенко.
Спецслужбы располагали информацией о купленных им у Янчева
автомобилях за бесценок, о специально привезенной в подарок и. о.
импортной мебели. Существовали и записи телефонных разговоров
Янчева и Ильюшенко, дающие четкое представление об истинных
отношениях двух "добропорядочных" граждан. (Впоследствии все
это легло в уголовное дело.)
К сожалению, руководство ФСБ и РУОПа не решалось
направить эти материалы в прокуратуру. Да и кому направлять?
Самому же Ильюшенко?
Генералы явно хотели дождаться лучших времен.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13