А-П

П-Я

 кровать классика купить по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лоррен Джин

Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC


 

Здесь выложена электронная книга Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC автора по имени Лоррен Джин. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лоррен Джин - Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC.

Размер архива с книгой Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC равняется 404.64 KB

Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC - Лоррен Джин => скачать бесплатную электронную книгу



Звездный путь - 38


Джин Лоррен
Эпидемия IDIC
Глава первая

В столовой Совета Найсуса были доступны только синтетические продукты. Кухня была закрыта из-за продолжающейся эпидемии. Мастер Корсал набрал на панели репликатора черный кофе, как любила подавать ему Кэти, и отправился к столу, за которым уже сидели двое: вулканец и андорианин.
– Корсал, – мягко прошипел сзади его имя знакомый голос. Это был Борт, орионский представитель в Совете. – Садитесь со мной.
Он оттащил Корсала от стола с двумя людьми и активировал щит секретности. Клингон потянулся к выключателю, чтобы убрать щит и проворчал:
– Нам незачем скрываться от остальных; зачем провоцировать их подозрительность.
Борт блокировал его руку.
– Они и так нас подозревают; какая разница. Я хотел бы знать, что вы планируете делать с этой чумой.
– Я инженер Борт, – ответил Корсал. – Я ничего не могу сделать. Только отдать свой голос за более сильные карантинные меры. Если вы спрашиваете, буду ли я голосовать, чтобы просить Совет Федерации о медицинской помощи, да, конечно я буду.
Орионец покачал головой и с отвращением поджал губы. Плоский головной убор закрывал его глаза, из-за чего он со своей зеленой кожей на первый взгляд был похож на рептилию.
– Нет, идиот. О чем вы сообщите в Клингонскую Империю? Отчеты коммуникаций показывают, что в последние шестнадцать дней вы не посылали никаких сообщений.
– В условиях карантина научный прогресс невозможен. Мне нечего им сообщить.
Корсал сделал длинный глоток кофе, игнорируя тот факт, что оно было слишком горячим. Он не впервые задавался вопросом, почему это горькое варево считают успокаивающим. Он наоборот брал от него силу, и давно понял, что в этом было нечто общее между клингонами и людьми.
– Нет? – продолжил его мысль Борт. – А вы не подумали, что как оружие эта чума могла бы…
– Не продолжайте! – гневно бросил Корсал, и вскочил. Он повернулся лицом к другим столам, затем наклонился вперед и положил руки на стол, и, стараясь держать их в пределах щита секретности, заглянул в холодные желтые глаза.
– Оружие, которое может повернуться против своего хозяина так же легко, как и против врага, не оружие вовсе. Попробуйте продать этот вирус моим людям, Борт, и вы получите Империю Клингонов в качестве личного врага!
Корсал выпрямился, и смял пластмассовый стакан, даже не заметив, как остатки кофе обожгли ему руку. Он бросил его в репликатор, и вышел из столовой.
Не было смысла идти куда-то еще: все помещения в Гражданском Центре как и во всех других общественных зданиях были закрыты – поэтому он вернулся в зал заседаний.
Гражданский Центр, в котором находился зал заседаний Совета научной колонии Найсуса, был расположен около гигантской дамбы электростанции, которая обеспечивала водой и электричеством долину внизу. Дамба была изделием инженерной мысли Земли, технологией прошлого столетия, старой для той водной планеты, но только не для старшего поколения трех клингонских миров, где голод был побежден благодаря такими дамбам уже при жизни Корсала. Инженер клингон подошел к огромному окну, выходящему в долину. Вид гор загораживался огромной массой дамбы. Некоторые говорили, что твердый серый бетон был уродливым, но Корсала привлекала красота его мощи. Он наблюдал как прирученная речная волна кувыркается через шлюзы, и спускаясь под уклон дает управляемую энергию. Ниже поток разделялся в систему ирригационных каналов для обработанных фермерами-геманитами полей для предотвращения эрозии, и в водную систему для маленького городка, в котором жили и работали ученые всех рас Федерации… И не только Федерации.
Корсал был обеспокоен своим положением на совете Найсуса, потому что он был инженером, а не политическим деятелем. Даже не социологом. Даже не лидером среди своего народа, где "стратегия независимости" в сражении или в политике была отличительной особенностью тех, кто стоял у власти.
Его положение на Совете Найсуса доставляло ему неудобство; каждая раса, представленная в научной колонии, выбирала из своих рядов члена, который должен был заседать в Совете. А так как его коллеги возвратились в Империю семью годами ранее, Корсал оказался единственным клингоном на Найсусе.
В зале еще никого не было. В одиночестве Корсал выплеснул свое расстройство, ударив кулаком по окну: не стекло, а прозрачный алюминий – другое изобретение землян. Мало того, что он не смог сломать его; он почувствовал отдачу твердого металла в знак тщетности своей попытки.
Не один Корсал приходил в очаяние. Совет принял его предложение о перерыве только после четырех часов обсуждений. Наконец в зал начали возвращаться другие представители Совета. Самый большой контингент представляли люди, те, кто последние три столетия осваивали галактику, создавая колонии столь непохожие в управлении и в культуре, что они были не способны договориться о большинстве проблем лучше, чем вулканцы и клингоны.
Вулканцы были второй по величине группой, потому что их родная планета и каждая из их колоний имела своего собственного представителя. Хотя все колонии были частю одного центрального вулканского правительства, их представители в совете не были представлены в справедливой пропорции, и из-за этого население Найсуса было обеспокоено. Наука была сердцем вулканской культуры, поэтому научная колония состояла на сорок процентов из вулканцев, на тридцать два процента из людей, и только на двадцать восемь процентов из телларитов, геманитов, андориан, ригелиан, лемнориан, орионцев, тракескиан, джованиан и… одного клингона.
Корсал вернулся на свое место за столом и сел в кресло, которое напоминало довольно неудобный куб, до тех пор пока человек не садился в него. Тогда оно сканировало размеры, форму, температуру тела, и напряженность мускулов, и делало слепок непосредственно с контуров тела, предотвращая усталость мышц, но не позволяя расслабление, переходящее в сон, потому что оно предназначалось для рабочего места.
Даже Кески, представитель лемнориан в Совете, сел на точно такой же куб. Тот немедленно изменился, чтобы приспособиться под гигантский рост, расширил спинку, чтобы поддержать длинное туловище лемнорианца, который даже сидя возвышался над всеми. Такая мебель была изобретением склонных к комфорту телларитов. Трикодеры на столе были вулканским изобретением.
В то время подобные изделия считались само собой разумеющимся и им не придавали особого значения. Изо дня в день жизнь людей в галактике улучшалась различными технологиями. Сотрудничество среди рас здесь в научной колонии не раз порождало технологические прорывы, доселе неизвестные в галактической истории.
Только теперь… оно породило чуму.
Корсал не хотел ни с кем говорить, не хотел рассказывать кому-либо о своем споре с Бортом, поэтому он достал свой трикордер. Взглянув на свою руку он обнаружил пузырь на ладони в том месте где обжегся горячим кофе. Но это было не страшно.
Он направил на рану трикодер и запустил его. В это время T'Саен, биохимик, начала перечислять имена погибших тем монотонным голосом, каким обычно говорили вулканцы, когда контролировали свои эмоции.
– Мы продолжаем предполагать, что это быстро видоизменяющийся вирус. Пока мы оказались неспособны изолировать его из-за скорости его мутации. Он устойчив ко всем антимутагенам, известным науке.
Потом Териан, андорианский эпидемиолог, выдал статистику о чрезмерно быстром распространении болезни, и о тенденции к увеличению этой скорости.
Корсал покачал головой. Биохимия была не его областью, но математика была проста: в пределах шестидесяти дней каждый человек на Найсусе должен был заболеть. Вирус не выказывал уважения ни к какой расе; он нападал одинаково на существ с кровью, основанной на железе, меди, или кремнии.
Они закрыли школы и отменили все встречи, театральные представления, и другие сборища двенадцать дней назад, но вирус продолжал распространяться. Незначительные общественные здания были закрыты, маски и перчатки стали привычной одеждой, но тем не менее вирус все еще продолжал распространяться.
И убивать.
В своей первоначальной форме болезнь была всего лишь неприятностью. Она проявлялась в лихорадке, головных болях, брюшных судорогах – чрезвычайно неприятных, но не смертельных симптомах. Болезнь шла своим чередом, и через пять дней оставляла свою жертву ослабевшей, но без особых последствий. Биохимики начали работать над вакциной, и никто не волновался.
Потом все повторилось. Вторая волна началась с тех же самых симтомов продолжавшихся три дня, но на четвертые сутки жертва внезапно входила в почечную кому. Больница начала заполняться, но они по крайней мере имели достаточно систем жизнеобеспечения, чтобы спасти этих пациентов.
До того дня, когда одна из жертв, подключенная к системе жизнеобеспечения, забилась в конвульсиях, сопровождавшихся печеночной недостаточностью и остановкой сердца. Первой был десятилетняя девочка землянка. Она была так ослаблена, что даже самых героических усилий врачей не хватило для ее спасения.
Но она не была последней; смертность возрастала, и отказ всех систем организма был добавлен к симптомологии болезни. Какие бы органы не отказывали, в зависимости от вида, но они были всегда жизненно важны.
В числе смертельных случаев оказались доктора и медсестры, которым не помогли обычные меры предосторожности, применяемые для предотвращения распространения болезни за пределы больницы.
И при всем при этом самые ранние признаки болезни не указывали, какой именно вид заболевания имеет жертва. Больница переполнялась испуганными людьми, которые не могли знать, принесет ли им четвертый день смерть или нет.
Тем не менее два дня спустя восемьдесят семь процентов жертв более вирулентной версии поправились. Это выглядело так, будто нашелся способ управлять течением болезни, но это еще не означало окончательного изгнания болезни из колонии.
А затем внезапно болезнь, изменившись, вернулась снова. Новые жертвы больше не чувствовали лихорадку, и что было главным – недомогания; вместо этого без предупреждения первыми признаками стала невыносимая головная боль и мгновенная параноидальная вера в то, что любой оказавшийся поблизости человек был врагом, желающим их убить!
Внезапно каждая новая жертва стала оружием, обученным убивать всех, находящихся поблизости, даже тех, кто пробовал им помочь. Только в течении первых двух дней мать убила своих двух детей, двое мужчин расправились со своими женами, сотрудник убил доктора и двух медсестр в больнице, и четырнадцать человек были ранены членами своих семей, друзьями, или коллегами, внезапно впавшими в неистовство. Все очень скоро удостоверились, что знания, полученные о болезни не помогают новым жертвам, потому что почти половина заболевших умерла в течении первых часов после выхода из стадии обострения, а остальные осталась в критическом состоянии.
Идея Борта относительно использования вируса как оружия, вызывала отвращение у Корсала. Клингоны с удовольствием готовы сражаться в любое время. Но они борются с несправедливостью, враг против врага, независимо от того, была ли это битва умов или оружия. А эта ужасная чума была постыдной тактикой; это было бы все равно что приглашение для противника использовать точно такие же ответные меры. Позвольте кому-либо использовать это в первый раз, и вирус освободится и уничтожит население галактики.
Немного успокоившись Корсал признал, что был не прав, сбежав от орионца. Борт не был глуп; он сам видел чуму, и знал, что орионцы не обладают иммунитетом. Он наверняка прислушался бы к его доводам.
Совет возобновил работу, и начал с голосования по вопросу о помощи со стороны Федерации. Единогласно, отметил про себя Корсал.
Потом получил слово один из людей, доктор Джон Тредвелл. Это был высокий, худощавый человек, исследователь, который редко выступал на Совете.
– Я думаю, –сказал он нерешительно, – что в то время как мы ждем помощи, мы можем быть неправы подходя к исследованию этой эпидемии традиционными способами, пытаясь изолировать тех, кто еще не заразился.
– Что вы предлагаете, доктор Треадвелл? – спросила T'Саен.
– Мы все еще пробуем изолировать вирус, чтобы найти лекарство или вакцину. Это стандартная процедура. В то время, как наши лучшие усилия терпят неудачу, болезнь становится более смертельной, и в то же самое время не поддается антисептике. Двадцать восемь процентов населения Найсуса получили рецидив. Прогноз гораздо хуже для других семидесяти двух процентов из-за новой разновидности.
Человек с трудом сглотнул и покраснел, но продолжил.
– В истории Земли, было время, когда существовала болезнь даже более страшная чем эта чума. В то время никто не делал прививок. И была другая болезнь, называемая коровьей оспой; ей часто заражались рабочие молочных ферм. Симптомы этой болезни были очень похожи на симптомы человеческой оспы, но эта болезнь было гораздо менее серьезной. Она почти никогда не убивала и никого не калечила. Оказалось что те, кто перенесли коровью оспу, никогда не болели человеческой оспой. Поэтому спасаясь от болезни, некоторые люди преднамеренно заражали себя коровьей оспой.
T'Саен кивнула.
– Вы предлагаете, чтобы мы преднамеренно подвергли незараженных людей меньшему риску?
Тредвэлл снова сглотнул; его кадык судорожно подпрыгнул на худой шее.
– Я… предлагаю это обсудить.
Гинг, телларит, задумчиво произнес.
– Идея стоящая если мы можем гарантировать, что действительно подвергнем их меньшему риску.
– Да, – согласился Столос высоким голосом геманита; кисточка на его головном уборе заколебалась от нетерпеливого движения его головы. – Каждый на этом Совете имел или первый или второй вид болезни, но мы все поправились. Раз мы не имеем к настоящему времени вакцины, устойчивость к смертельному вирусу конечно стоит боли, связанной с первой разновидностью заболевания.
– Вы не правы, Столос, –сказал Корсал. – У меня не было никакой разновидности этой болезни. Но самая последняя разновидность пугает меня; предыдущее заражение делает вас… менее уязвимыми, в то время как у меня нет антител. Клингоны не боятся никакого видимого врага, но болезнь, которая нападает незримо, крадя разум человека, – он возбужденно развернулся к землянину. – Доктор Тредвелл, я готов быть добровольцем, чтобы проверить вашу теорию.
Он почувствовал себя готовым к действию, не смотря на то, что предложил себя в пассивной роли. В своем страхе стать недееспособным, Корсал был истиным клингоном.
Ворнер Юргенс, председатель Совета, направил запрос о помощи на станцию коммуникации, и Совет вернулся к материально-техническому обеспечению новой стратегии.
– Мы будем брать образцы от всех жертв, поступающих в больницу, –сказала Рита Эспозито. – Как только мы увидим, какое направление принимает болезнь, мы сможем использовать материал людей с менее вирулентным видом забелевания, чтобы подвергнуть действию вируса добровольцев, которые никогда не были больны. Если это защитит их, то эти пробы будут использованы на других, хотя это не очень приятный опыт.
– Нет! Проклятье вам, люди! Вы хотите убить нас всех!
Кески, лемнорианин, ринулся на Эспозито, схватив пораженную женщину одной рукой за горло, а другой замахнулся на нее трикодером. В зал Совета запрещалось приносить оружие, но трикодер был тяжелым инструментом, а у Кески было больше чем достаточно сил, чтобы пробить им череп женщины. Все сидящие за столом бросились на выручку, но Корсал достал Кески первым, блокировав его руку раньше, чем лемнорианец смог нанести удар. Кески сопротивлялся Корсалу, но его сопротивление было сломлено.
Пока два землянина пытались разжать пальцы лемнориана и освободить шею женщины от захвата, T'Саен подошла сзади к Корсалу и попробовала достать до плеча Кески. Но тот был слишком высок для нее, поэтому ей пришлось встать на его стул, который уже возвратился к кубической форме.
Лемнорианин покачнулся, приложив большое усилие, и вулканка упустила свой шанс. С бессмысленным ревом Кески отпустил Эспозито и замахнулся на Корсала, стараясь при этом задеть и Т'Саен. Клингон увернулся, заметив трикодер, летящий в его голову, и отклонился в противоположном направлении.
Кески обрушил инструмент на крышку стола. Трикодер разбился в черепки, поранив руку Кески. Лемнорианин закричал, и развернулся в тот же момент, потому что T'Саен снова оказалась в позиции, удобной для приема. Он нанес ей удар слева, но вулканка сумела приземлиться на ноги, упав со стула.
Столос схватил Кески за лодыжки и толкнул его словно шкодливого пса. Кески сжал обе руки вместе, готовый нанести удар, который разбил бы голову Т'Саен. Корсал ударил его под колени, и Кески свалился, в пылу ярости увлекая за собой клингона.
Корсал увернулся от его ноги и блокировал первый неуклюжий удар лемнорианца рукой, чувствуя как она немеет от удара. Со скоростью, не свойственной своей гигантской расе, Кески бросился на Корсала, подняв кулак.
Стоя спиной к столу, Корсал не мог пригнуться. Инстинктивно он попробовал откатиться назад за стол, чтобы уйти от Кески, но лемнорианин ожидал этого, и прыгнул вперед ему в ноги, схватил их, и упустив возможность ударить, попробовал задушить Корсала.
Корсал схватил запястья Кески, и удерживал его до тех пор, пока наконец T'Саен смогла его отключить, и потерявший сознание лемнорианин резко обмяк на клингоне.
Кто- то помог стащить обмякшее тело. Тредвелл, единственный врач на Совете, уже достал медсканер. Он провел им по Эспозито, произнеся:
– У вас нет никаких серьезных повреждений, но я хочу понаблюдать за вами в больнице. Кто-нибудь, вызовите санитарную машину –я должен доставить Кески в больницу раньше, чем он придет в себя. Корсал, – он повернулся, меняя настройку сканера, и направил его на клингона.
– Никаких повреждений, если не считать руку, –сказал он, – но…
Это "но" прозвучало в зале Совета так зловеще, что каждый затаил дыхание, чтобы понять его значение. Корсал поднял свою руку и посмотрел на ладонь. Во время борьбы пузырь от ожога, вызванного горячим кофе, прорвался, и теперь кровоточил. Кроме того его рука была измазана оранжевой кровью Кески. Не было никакой надежды счистить ее: он только что подвергся тому же самому вирусу чумы, которая превратила обычно уравновешенного лемнорианца в бешенное животное.
Но Корсал не стал задерживать дыхания.
– Кески уже болел однажды! –сказал Столос. –Это означает…
– …что мутация развилась от ее первоначальной формы, что устойчивость к предыдущим заражениям не имеет никакой силы, – заключил доктор Тредвелл; его лицо смертельно побледнело. – Нам всем немедленно нужно попасть в больницу, в изолятор и переждать инкубационный период.
– Я вызову еще санитарные машины, –сказал Териан.
Корсал встал, и подумал о своей семье, зная, что каждый на его месте сделал бы то же самое. Почти каждый. Они стояли обособленно, каждый глубоко погруженный в свои мысли. Корсал снова подошел к окну. Борт последовал за ним.
– Уйдите, –попросил Корсал. – У вас тоже есть жена и дети, подумайте о них.
Орионец кивнул.
– Думаю о них будут хорошо заботиться, если то, что я подозреваю, верно. Каждый член этого Совета переболел чумой, но не вы, Корсал –все государственные служащие, кто не мог просидеть в изоляции дома. Ваша жена переболела самой ранней формой, но вы не заразились, и никто из ваших сыновей не заболел, хотя они жили в том же доме. Теперь, – сказал он, касаясь пальцем поврежденной руки Корсала, – мы будем знать точно, обладают ли клингоны иммунитетом.
– Этого не будет, потому что вы отлично знаете, что орионцы иммунитетом не обладают.
– Будет, если только я выживу, а я выживу, Корсал. Я не знаю, кто вы. Наверное предатель?
– Что вы имеете в виду? – Корсал оскорбленно посмотрел на орионца, его губы дрогнули, обнажая зубы в хищном оскале. Но Борт не испугался.
– Если клингоны не восприимчивы к болезни, вы ведь не станете сообщать Империи об этой болезни.
– Клингоны не уничтожают население планеты с помощью болезни, чтобы увеличить свою территорию. Мы сражаемся, позволяя им защищать свои дома.
– Против очень превосходящих сил и вооружения, – сказал Борт с масляной улыбкой. – И вы, Корсал, это не одобряете. Я вижу это по вашим глазам. Вы не клингон, вы слабак подобно этим людям. Но я орионец, и я думаю, что в Клингонской Империи найдутся фракции, которые заплатят за этот вирус. Особенно если клингоны обладают иммунитетом.
– Для аргументации скажите еще, что мы только пока обладаем иммунитетом, – сказал Корсал. – Путь, по которому видоизменяется болезнь, нельзя предсказать. Сможет ли она стать смертельной для моих людей?
Борт пожал плечами.
– Пока мне хорошо платят, я готов рисковать. Держу пари, что этой заразе хватит времени, чтобы вычислить, как поразить и клингонов. Но к тому времени я буду далеко от Клингонской Империи.
Корсал впился в него взглядом.
– Вы делаете меня больным без любого вируса, Борт. Какой же вы ученый, если основываете свою теорию на единственном случае. Но если я заболею, я не умру. Кто-то из тех, кто действительно знает вас, должен быть рядом!

Глава вторая

Капитан Джеймс Т. Кирк сидел в своем кресле на мостике «USS Энтерпрайза», чувствуя себя отдохнувшим и сосредоточенным в естественной земной гравитации. За месяц, проведенный им на Вулкане, он привык к постоянному ощущению усталости. Правда в последние дни он перестал обращать на это внимание. Но тем не менее теперь он чувствовал определенное облегчение.
С другой стороны, он акклиматизировался к более высокой температуре Вулкана и теперь чувствовал легкий озноб от температуры на звездолете, предназначенной для человеческого комфорта. Возможно ему стоит носить нижнюю рубашку, как это делал Спок в течение нескольких дней.
Тихая смена утомляла. Он хотел бы обойти звездолет, но никак не мог найти достаточно оправданий, чтобы побродить по коридорам, которые он не видел достаточно долго. Если он не найдет себе дело, он…
– Капитан! – раздался взволнованный женский голос по системе внутренней связи, который он не узнал.
– Кирк здесь!
– Это Валенски, сэр. Наши вулканские гости причиняют беспокойство. Двое из них хотят бороться смертельным оружием! – Он слышал напряженность в ее голосе, и вспомнил, что часть ее обязанностей включала слежение за использованием помещений корабля. Она принадлежала к обслуживающему персоналу, а не к службе безопасности.
– Где они?
– Палуба пять, гимнастический зал A.
– Иду! – бросил Кирк Валенски. – Мистер Спок, примите мостик. И вызовите службу безопасности в гимнастический зал.
Проклятый Сендет и его толпа, не иначе! На борту «Энтерпрайза» они были не гостями, а политическими заключенными, транспортируемыми к новой необитаемой вулканской колонии, где они будут оставлены, чтобы искать свой собственный путь развития, который они сочли бы верным.
За исключением Сендета, однако, последователи Т’Вет, как они назвали себя, не совершили никакого преступления, потому что они были пойманы прежде, чем смогли осуществить свои планы о свержении правительства Вулкана. Высокий Совет Вулкана предоставил им выбор: или умственное перепрограммирование, или ссылка. При таких обстоятельствах, Кирк не сомневался в их выборе!
Когда Звездный Флот приказал «Энтерпрайзу» перевезти мятежников, Кирк решил, что нет никаких причин перевозить их как заключенных. Пусть уж лучше чувствуют себя гостями; к тому же это означало меньше работы для его команды.
Насколько он их понял, последователи Т’Вет поддерживали веру в расовую чистоту, что Кирк с трудом принимал; их философия была своего рода верой здравого смысла в выживание сильнейших, и соответствовала многим другим верованиям. Он не ожидал неприятностей, во всяком случае не через два дня после того, как они покинули Вулкан!
Гимнастический зал был большим, с открытой трибуной для аудитории, чтобы было удобно наблюдать за соревнованиями, которые часто проводились среди членов молодой неугомонной команды космического корабля. Но он не предназначался как арена для кровавых игр.
Когда Кирк прибыл, два мускулистых молодых вулканца уже кружились друг перед другом на циновке. Если бы они были безоружны, Кирк просто присоединится бы к зрителям, но эти двое сжимали в руках лирпы, вулканское оружие на одном конце которого крепился камень, а на другом острое как бритва изогнутое лезвие, которым наносили хлесткие удары. Любой конец мог убивать.
– Капитан!
Это должно быть Валенски. Маленькая женщина в красной униформе службы обеспечения стояла на открытой трибуне в окружении вулканок.
– Тише, человек! – сказала ей одна из них. – Бой не должен быть прерван.
– Ну конечно! –воскликнул Кирк, шагая между борцами. – Kroykah!
Он кричал, надеясь что даже последователям Т’Вет известно слово, которое использовалось в вулканских церемониях Начала времен и означало "остановитесь!"
Получилось. Не протестуя оба борца прекратили кружиться, повернулись друг к другу и опустили оружие.
– Как вы смеете осквернять вулканские традиции!
Человек, отделившийся от группы вулканцев, был столь же высокого и внушительного роста как и отец Спока Сарек, того же примерно возраста, и от него исходила уверенность человека, привыкшего видеть повиновение. В отличие от других вулканцев, которые были одеты как узнал Кирк в повседневную одежду, этот человек носил одежды из тяжелого коричневого материала с зеленой вышивкой спереди, украшенной золотом и драгоценными камнями.
Когда вулканец выступил вперед, Кирк заметил Сендета среди других молодых людей, который наблюдал за ним с улыбкой превосходства на губах. Кирк обратил внимание на приближающегося к нему человека.
Вулканец был почти на голову выше Кирка и подошел к нему настолько близко, чтобы вынудить человека обратить на себя внимание. Но Кирк никогда не позволил бы такой уловкой запугать себя ни вулканцу, ни человеку, ни кому либо еще. Он остался стоять и твердо ответил:
– Вы теперь не на Вулкане. Вы находитесь на моем корабле, и здесь мое слово закон. Я не допущу боя смертельным оружием на моем корабле. Если желаете, можете использовать наши средства для невооруженного боя или же можете попрактиковаться в стрельбе…
– Достаточно! – властно бросил вулканец. – Продолжайте бой.
Он отвернулся и зашагал назад к своему месту в первом ряду на трибуне. Не смотря на то, что Кирк все еще стоял посреди ковра, оба борца снова подняли свое оружие; казалось, что, если он не уйдет с их пути, они пройдут прямо через него.
Но Кирк не отошел!
Где же служба безопастности?
Кирк стоял между борцами всматриваясь в их лица. Эти вулканцы не верили в философию Сурака. Они хотели жить подобно воинам древних вулканских кланов, и не желали изменяться и учиться эмоциональному контролю. В их глазах светился гнев, но также и неуверенность. Эти два борца были молоды. Правда трудно было судить по внешности о возрасте вулканцев, но на обоих лицах были признаки юнцов на пороге зрелости. Взгляд, типичный для младших кадетов Академии, физически зрелых, но все еще растущих психически и эмоционально.
Кирк нарочно встал прямо между ними, ближе к младшему, который носил синюю набедренную повязку и амулет из зеленых камней. Как он и ожидал, юноша сделал выпад к нему, очевидно надеясь оттолкнуть Кирка в сторону черенком липры и продолжить бой со своим противником.
Но вместо этого Кирк перехватил липру, качнулся назад и упал спиной на ковер. Он перебросил юношу через голову заученным движением, и отвесил ему сильный пинок в солнечное сплетение. Вулканец приземлился, с трудом переводя дыхание.
Кирк уже вскочил на ноги и теперь стоял перед другим борцом. Второй юноша, который носил черную набедренную повязку и ленту с искуссной серебряной вышивкой, не стал повторять ошибку своего соплеменника. Он махнул концом липра в сторону Кирка
– Прекратите это!
Когда приказ не остановил смертельную атаку, воздух зашипел от фазерного разряда, и юноша шлепнулся к ногам ошеломленного Кирка. Лейтенант Нельсон и шестеро громил из службы безопасности вошли в гимнастический зал с фазерами наготове.
– Долго же вы! – прокомментировал Кирк.
– Мне показалось, что вы контролировали ситуацию, капитан, – ответил Нельсон в своем обычном лаконичном стиле. – Что прикажете сделать с нашими неугомонными гостями?
– Чтож, давайте займемся этим, – ответил Кирк, – Валенски, спуститесь пожалуйста.
– Да, сэр, – молодая женщина бросилась вниз с очевидным облегчением.
– Теперь, – Кирк повернулся к вулканцам, положив руки на бедрах. – Кто среди вас может дать обещание, что такое больше не повторится?
Пожилой мужчина в церемониальных одеждах снова поднялся.
– Я могу. Я Сатат, военный руководитель кланов Т’Вет. Все другие кланы, представленные здесь поклялись мне в преданности.
– Отлично, Сатат, – сказал Кирк, – я дам вам еще один шанс и если вы нарушите свое слово на этот раз, то проведете остаток пути под арестом.
– Мы не нарушали свое слово, – невозмутимо с достоинством ответил Сатат. – Мы не вмешивались в управление вашим кораблем и не мешали вашему персоналу. Это ваши люди мешали нам.
Проклятье. Сатат был прав. Таков был договор. Согласно распоряжениям, полученным Кирком от Звездного Флота: по усмотрению капитана последователи Т’Вет могли путешествовать как гости, пока они не мешали управленю кораблем или его экипажу. Коммодор Брайт, который заключил это соглашение, был кабинетным служакой, который никогда не командовал звездолетом. Иначе он добавил бы в соглашение то, что Кирк был вынужден добавить теперь.
– Вы нарушили правила Звездного Флота и моего корабля и помешали моему экипажу.
– Этот бой был назначен, когда на арене не было никого из команды вашего судна, – ответил Сатат. – Все, что ваш экипаж был должен сделать, – добавил он кивая на Валенски, – так это уйти с нашего пути.
– Только не тогда, когда она видела, что вы используете смертельное оружие, – объяснил Кирк. – Использование такого оружия в гимнастическом зале запрещено. Удержав мисс Валенски, когда она пробовала вас остановить, вы помешали выполнению ее обязанностей. Теперь, если вы дадите мне слово, что будете соблюдать все инструкции Звездного Флота и «Энтерпрайза», то сможете продолжить поездку в качестве гостей.

Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC - Лоррен Джин => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC автора Лоррен Джин дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лоррен Джин - Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC.
Если после завершения чтения книги Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC вы захотите почитать и другие книги Лоррен Джин, тогда зайдите на страницу писателя Лоррен Джин - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лоррен Джин, написавшего книгу Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Звездный путь - 38. Эпидемия IDIC; Лоррен Джин, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 burberry weekend for men купить москва