А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/nina-ricci-premier-jour-855/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Да, он вылупился! Вопреки судьбе, вопреки воле самого Манвэ, птенец вылупи
лся здоровым и сильным. Я дал ему имя Соран, что на древнем языке моих пред
ков значило «Орел».
Соран родился в сером пуху, голодным и крикливым. Я смастерил нам хижину п
од нависшим обломком стены Барад Дура, а Альк загодя изловил несколько д
есятков змей, поскольку мы знали, как прожорливы все птенцы. Однако орлен
ок отличался от других птиц.
Он ел редко и помногу. Иногда он целыми днями сидел, нахохлившись, в своем
гнездышке из бараньей шкуры, и молча наблюдал как мы с Альком стараемся в
дохнуть жизнь в мертвую землю Мордора. Я не раз пробовал мысленно говори
ть с птенцом, но орленок был слишком юн и ничего не понимал.
Жилось нам не очень весело. Я каждый день уходил на охоту, добывал змей, гр
ифов или мелких грызунов, Альк ловил рыбу в мутном озере у подножия погас
шего Ородруина. Большая часть семян, которыми мы засеяли с трудом вспаха
нный клочок земли, так и не взошла, а из оставшихся выросли чудовищно урод
ливые, искаженные растения, на них даже смотреть было больно. Однако почт
и все семена этих уродов оказались жизнеспособны, и спустя полгода у нас
с Альком появился грубый и невкусный, зато сьедобный хлеб.
Весной, устав от однообразной пищи, я решился сделать вылазку за пределы
Мордора, наказав Альку присматривать за орленком. На последние Кайманов
ы деньги купил двух коз и овцу, нагрузил их тюками с овсом и ячменем. А верн
увшись, обнаружил что Альк не терял зря времени и построил из камней непл
охой домик для Сорана. Заметно подросший орленок бегал по пустыне, гоняя
сь за ящерицами.
С этого дня нам стало немного легче. Овцу пришлось забить, но уродливая, от
равленная земля Мордора все же давала жизнь кое-какой растительности, т
ак что козы приспособились и выжили. Их молоко приятно разнообразило наш
рацион.
Соран быстро рос и уже начинал учиться «говорить». Причем и я, и Альк с оди
наковой легкостью улавливали эти попытки. Серый пух давно исчез, теперь
орленок Ц он был уже с гуся размером Ц щеголял снежно-белыми блестящим
и перьями. Хотя охотники при мне не раз говорили, что птицу невозможно нау
чить любить, отношение Сорана к нам трудно было назвать иначе. Ночами он ч
асто подбирался к нашей хижине, залезал на грудь мне или Альку и пушистил
перышки, довольный и счастливый. Он любил играть, как щенок, а соображал го
раздо лучше любого ребенка его возраста. Спустя полтора года, сидя, орлен
ок уже достигал мне до пояса, а размах его крыльев превышал мой рост. К это
му времени он окончательно освоил мыслеречь.
Жизнь неторопливо текла своим чередом. Альк всерьез увлекся творчество
м и целыми днями пропадал у подножия Ородруина, пытаясь высечь каменное
изваяние Сорана, я тренировался в стрельбе из лука. Нас никто не тревожил
и ничто не предвещало грозы. Увы Ц нет лучшего грозового знамения, чем по
кой и тишина.
В начале осени, когда Сорану уже исполнилось два года, он напугал меня до п
олусмерти. В тот день я с утра отправился на охоту. Вернулся днем, со связк
ой тушканчиков. Альк, как обычно, колдовал над своей скульптурой, орленок
сидел на крыше хижины, зажмурив яркие глазки и полностью расправив крыль
я. Что-то в его позе меня настрожило.
«Ты здоров?» Ц спросил я. Соран содрогнулся и открыл глаза, посмотрев на м
еня так, словно раньше никогда не видел.
«Юрми...» Ц он по-птичьи наклонил голову и распушил воротник перьев. Ц «М
ою маму звали Калима?»
Застыв на месте, я поднял взгляд. Соран явно был испуган.
«Мне неведомо имя твоей матери», Ц сказал я после долгой паузы. Ц «Ты ве
дь знаешь, как все было.»
«Я видел ее!» Ц отозвался орленок. В мыслеголосе отчетливо читались воз
буждение и тревога. Ц «Я видел ее! Или... Вспомнил... Она была белая-белая! С к
арими глазами...»
Содрогнувшись, я опустился на камень. Глаза орлицы и в самом деле были кар
ими, в отличие от ярко-синих очей ее сына, но я никогда не говорил этого Сор
ану. Возможно ли? Неужто орлы способны передавать детям свою память?!
«Да, ее перья сверкали белизной», Ц сказал я. Ц «Прости, но больше я ничег
о о ней не знаю».
Орленок нервно переступил с ноги на ногу.
«А отец? Ты знал его? Я помню серого орла, громадного, впятеро больше меня! О
н часто приносил в гнездо вкусные ломтики мяса и угощал меня... То есть не м
еня, а маму... Помню, мы жили высоко в небе. Облака!» Ц Соран внезапно вскину
л голову и широко раскрыл глаза. Ц «Облака были внизу!»
«Верно», Ц ответил я. Ц «Раньше твои родители жили высоко в горах, выше о
блаков. Но ты не можешь это помнить, тебя тогда еще не было.»
Орленок задумчиво кивнул.
«Я понимаю, Юрми. Но я вижу их, как тебя. Вижу мать...» Ц он вздрогнул. Ц «И от
ца... Всегда отдельно, то отца Ц то маму. Наверно, это не я их вижу, а они видят
друг друга. Не знаю, как объяснить...»
Я улыбнулся.
«Не надо объяснять. Пошли мне образ, дай взглянуть на то, что видишь.»
«Как это?!» Ц растерялся Соран.
Я подался вперед:
«Твоя мать таким способом указала мне путь к гнезду, где я нашел тебя. Ты д
олжен вспомнить.»
Но в тот день орленок так и не вспомнил. Еще много недель память родителей
возвращалась к нему по капле, это было и жутко, и занимательно Ц наблюдат
ь, как молодой орел обретает личность. Чем больше он вспоминал, тем сильне
е менялся его характер. Спустя три месяца, в декабре, Соран уже ничем не по
ходил на невинного птенца, которого растили мы с Альком.
Теперь рядом с нами жил юный орел, мудрый и благородный, как полагается ег
о племени. Он помнил почти все, что знали его родители, и даже кое-что из пам
яти их предков.
С тех пор, как Соран научился передавать мысленные картины, наша жизнь в п
устыне полностью изменилась. Теперь большую часть времени мы вместе с мо
гучими орлами парили в небесах, глядели на мир с высоты птичьего полета. П
о сравнению с памятью Сорана, наша реальная жизнь была тукслой и жалкой. Н
емудрено, что воспоминания орленка поглотили меня и Алька даже сильнее,
чем его самого.
Я узнал вещи, о которых едва ли ведали смертные и бессмертные жители Арды.
Вместе с матерью Сорана, благородной Калимой Ц что значит «Яркая» Ц мы
парили в лучах вечного Солнца, проносились над неведомыми долинами и зас
тывшими водопадами льда. Я видел гробницу Эола! Крылом к крылу с другими о
рлами мы ныряли во тьму подгорных пещер и охотились на летучих мышей раз
мером с олифанта, мы купались в источниках белой воды, что истекает из-под
самых корней земли и несет крупинки истинного серебра... Я стал наполовин
у орлом, этим наградил меня Соран.
Но и мы, бескрылые, одарили орленка новыми знаниями. Соран часто просил ме
ня Ц а еще чаще, Алька Ц вспомнить тот или иной эпизод жизни, и внимал наш
ей памяти, размышляя о неведомых материях. Время летело на крыльях орлов,
четыре года промчались как четыре дня. За эти годы мы прожили интересную,
яркую жизнь и узнали о мире больше, чем когда-либо хотели.
Альк изменился больше всех. Из нас троих, перьерукий обладал наименьшим
сроком жизни, потому и взрослел быстрее. К восемнадцати годам Альк стал и
скусным молодым зодчим, творившим подлинные чудеса с помощью молота и ру
била. Его совсем не угнетала скучная жизнь в пустыне, напротив Ц казалос
ь, юноша наслаждается миром и покоем. Хотя, если вспомнить, каким было его
детство...
И все же мы понимали, что долго так продолжаться не может. Альку и Сорану п
редстояло найти подруг жизни, мне до этого рубежа еще оставалось много л
ет, однако даже меня начинало тревожить столь длительное затишье. Хуже в
сех изгнание переносил орел.
Соран легко научился летать. Хотя мы не могли, подобно родителям, учить ег
о на своем примере, память о полетах была слишком яркой, и юный орел всего
за месяц завоевал небо. В шесть лет Соран уже достиг размеров взрослой пт
ицы Ц в полтора раза крупнее любого коня. И хотя для орлов, живших веками,
шестилетний возраст значил не более нескольких мгновений, мудрость и жи
зненный опыт родителей сделали орленка по-настоящему взрослым. Когда на
рассвете он взмывал в пламенеющее небо и садился на острый обломок башн
и, где некогда жил Саурон, его гордый силуэт слал немую угрозу всем, кто об
рек нас на изгнание.
Каждое утро я просыпался рядом с могучим, мудрым существом и гадал, почем
у Соран до сих пор нас не покинул. Ведь от настоящих родителей птенцы улет
али уже в пятилетнем возрасте, а Сорану скоро должно было исполниться се
мь. Однажды я спросил его об этом.
Орленок посмотрел на меня очень странно.
«Мы братья,» Ц он ответил спокойной мыслью. Ц «Больше, чем братья. У нас о
дна судьба и один путь. Я еще слишком молод, чтобы отправиться в этот путь,
но время идет, брат. Скоро.»
«Куда ведет твой путь?» Ц спросил я после паузы. Соран накрыл меня крылом
и нежно привлек к себе.
«Наш путь, брат,» Ц отозвался он тихо. Ц «И мне не ведомо, куда он ведет. Зн
аю лишь, что мы выжили вопреки стараниям всего мира, а так не бывает.»
Я улыбнулся.
«Судьба?»
«Судьба тут ни причем,» Ц коротко ответил орел. Ц «Просто я знаю, из-за че
го мои родители были прокляты.»
Он поднял голову и посмотрел на запад, прищурив глаза, крепко сжав могучи
й клюв.
«Там тоже знают», Ц в мыслях Сорана отразился скрытый гнев.
Будто отвечая орлу, далеко впереди, над руинами Кирит Унгола, сверкнула о
динокая молния.

3

Еще год провели мы в пустыне, прежде чем орленок достаточно возмужал. К ко
нцу срока изгнания, Соран уже великолепно летал и не раз носил нас по небу
. По его совету я начал обучать Алька мастерству стрельбы из лука, хотя юно
ша явно не стремился стать воином.
Был май, прекрасная солнечная погода, когда орел расправил могучие крыль
я и сказал: «В путь». Сборы отняли немного времени. Мы взмыли в чистое сине
е небо и понеслись на юго-восток, обратно к Туманным горам. Где-то там, в ук
ромном тайнике, известном лишь отцу Сорана, хранилось нечто, погубившее
семью орленка.
Мы мчались над мирными селами и городами, сквозь грозовые тучи, навстреч
у неведомой судьбе. Впереди высились горные пики. Соран летел так уверен
но, словно всю жизнь провел здесь, в родных краях. Альк весело смеялся, вов
сю наслаждаясь долгожданными приключениями, а я... Мною овладело странно
е безразличие.
Это чувство и раньше посещало меня в минуты душевной тревоги, и с каждым г
одом в пустыне оно все усиливалось. Я часто ловил себя на мысли, что абсолю
тно не воспринимаю окружающий мир Ц своим. Я будто смотрел издали, сквоз
ь дымчатое стекло. Возможно, причиной этому явился мой побратим-орел, или
я просто взрослел, но в самой глубине души, в сердце, я мечтал УЙТИ.
Объяснить это невозможно. Даже Альк, мой верный друг, меня не понимал. Он ж
ил полной жизнью, мечтал и жаждал приключений, он Ц как и юный орел Ц мча
лся на бой со всем миром, ничуть не сомневаясь что победит. А я... Я был их поб
ратимом, я спас их обоих и многому научил. Но я не чувствовал того жидкого
огня, что струился по жилам Алька и Сорана. Мир, с которым они сражались, не
был моим.
Я хорошо знал, как называется эта апатия и куда она ведет. Все мои сородичи
рано или поздно ощущали ЭТО. Да, мы гордо называли себя «Невозжелавшими».
Да, после атаки принца Форве на Валинор, рабы Манвэ считали нас еретиками
и истребляли хуже, чем орков. Да, чертоги Мандоса закрылись навсегда Ц но
Запад по-прежнему влек нас, и сопротивляться зову было непросто. Думаю, Со
ран чувствовал мое настроение. Хотя едва ли понимал.
Альк, напротив, ничего не подозревал и наслаждался полетом. За годы в пуст
ыне он ни разу не стриг волос, и сейчас они развевались по ветру, как языки
фиолетового пламени. Раскинув пернатые руки, юноша мчался навстречу суд
ьбе. Его влекла жизнь...
«Не грусти,» Ц мысль орла нарушила меланхолию. Улыбнувшись, я потрепал е
го перья.
«Это не грусть.»
«Я знаю, но сейчас не время.»
«Никто не знает, когда придет его время,» Ц отозвался я мрачно. Соран пове
рнул голову.
«Ты шутишь или не выспался?»
Я рассмеялся.
«Не бери в голову, брат. Лучше умерь скорость, как бы не пролететь мимо.»
«Я не промахнусь», Ц уверенно заявил орленок. Ц «Видишь ледник, там, на с
клоне?»
«Где?» Ц я подался вперед.
«Прямо по курсу! Еще миль сорок!»
Губы мои невольно расплылись в улыбке.
«У меня же нет орлиных глаз.»
«А-а-а...» Ц Соран смущенно опустил голову. Ц «Извини...»
Ц Юрми, вы опять секретничаете? Ц Альк ущипнул меня сзади. Ц А как же я?

Сконфуженный орел принялся объяснять ему содержание разговора, а я вгля
делся вперед. Что нас там ожидало?..
Тайник нашли быстро. Это был стальной сундук, прибитый клиньями к обломк
у скалы под нависшим языком ледника. Клеймо на крышке ни о чем мне не говор
ило, Альк тоже не знал подобного символа. Мы с трудом вытащили сундук на от
крытое место и я взломал крышку.
Внутри лежала толстая, короткая трубка из истинного серебра. Отломив вос
ковую печать на торце, я вытащил прекрасно сохранившийся свиток пурпурн
ого пергамента. Пока мы читали вступление, орленок возбужденно топтался
рядом.
«Нашедший сие, коли жизнь и душа дороги тебе, вложи свиток обратно и забуд
ь к нему путь. Иначе знай: ты держишь в руках последнее слово Дорри Черного
, сына Наугрима, сына Алатара. Я добровольно ухожу к Дьюрину, не желая жить
со знанием, изложенным здесь, но я не в силах уйти вместе со знанием. Помни,
незнакомец: то, что прочтешь ты далее, погубило меня. Я верю, что ты бессмер
тен, ибо я попрошу орлов отнести сей свиток в место, недоступное смертным,
и наложу на него заклятие. Молю: обдумай свои поступки, бессмертный. От себ
я не спастись...»
Я поднял голову и встретился взглядом с Альком.
Ц Читаем дальше? Ц спросил он негромко.
«Конечно читаем!» Ц встрял Соран. Ц «Юрми, продолжай!»
Я медлил.
«Дорри Черный был один из последних истинных волшебников. Переведи это А
льку.»
«И зачем?» Ц недовольно спросил орел.
«Альк не бессмертен!» Ц я отправил Сорану эмоцию гнева. Ц «Для него этот
свиток может быть опасным!»
Орленок кивнул и повернул голову к юноше. Тот выслушал очень внимательно
.
Ц Юрми, я рискну, Ц сразу сказал Альк, едва Соран «умолк». Ц Все равно я т
еперь не смогу жить, не узнав что там написано.
«Ты дурак!» Ц жестами сообщил я.
Альк весело улыбнулся.
Ц А нечего было дразнить!
«Читай, Юрми» Ц вставил орел. Ц «Мы ведь все равно не утерпим...»
Я тяжело вздохнул.
«Потом не говорите, что вас не предупреждали.»
Орленок накрыл меня крылом, другим притянул Алька поближе, и мы все вмест
е прочли свиток до конца.

***

Дорри Черный, сын Наугрима, сына Алатара, не солгал. Мало кто решился бы жи
ть, зная то, что узнали мы.
«Отец и мать не ведали о содержании свитка...» Ц мысленно прошептал орел,
когда все немного пришли в себя. Когти Сорана сжались в гневном жесте. Ц
«Их убили просто так, из опаски!»
«Теперь охоту откроют на нас», Ц заметил я.
Соран вскинул голову и издал яростный клекот.
«Пусть прилетают!»
Ц О чем вы говорите? Ц нервно спросил Альк. Он был бледен.
Орленок коротко пересказал нашу беседу. Юноша вздрогнул.
Ц Соран, Юрми... Но это же ерунда! Страшилка, сказка для детей! Ц он замотал
головой. Ц Что за Прямой Путь? Почему, если сделать как тут сказано, Арда д
олжна разделиться? Это же... глупо! Ц отчаяно крикнул Альк. Ц Как может ра
зделиться весь мир?!
Орленок покрепче обнял его крылом и что-то беззвучно ответил. Альк еще яр
остнее замотал головой.
Ц Не верю! Мир не состоит из энергии! Вот! Ц он зачерпнул горсть снега и г
невно сунул его под клюв Сорану. Ц Где тут энергия?! Просто снег! Энергия
Ц это когда... Ну... Вот пока Ородруин еще не погас, там была энергия!
«Соран, передай ему все, что я скажу» Ц попросил я мысленно. Орленок нехот
я кивнул.
«Альк, слушай внимательно. Слушаешь?»
Юноша вскинул глаза, в них стояли слезы. Я отвел взгляд.
«Мир не так прост, каким кажется. Арда, Валинор, все сущее Ц лишь островки
в море бесконечного пламени. Тысячи лет назад, маленький-маленький кусо
чек этого пламени случайно обрел разум и сотворил все, что мы знаем. Илува
тар, Эру, слышал имена?»
Ц Слышал, Ц буркнул Альк. Ц Ну и что? Если ты скажешь такое любому охотн
ику Манвэ тебя самого сделают частичкой пламени!
«Не обижай побратима,» Ц наставительно заметил Соран.
Альк вскинулся:
Ц Ты, вылупившийся на моих глазах! Ты меня учить собрался?!
«Еще как,» Ц невозмутимо заявил орел. Ц «Я-то понял все о чем писал Дорри
. И Юрми понял. А ты делаешь вид, словно дурак Ц вот и не обижайся, коли за ду
рака примут!»
Альк стиснул зубы.
Ц Хорошо. Поговорим серьезно, Ц он ткнул пальцем в свиток. Ц Почему я до
лжен верить этому Дорри? С чего он взял, что разгадал сущность Эру?
«А там все написано,» Ц парировал Соран. Ц «Дорри знал, как появился Вел
икий Орлангур, знал срок, потребовавшийся Золотому Дракону для осознани
я себя, знал результат сражения едва-едва родившегося духа с могуществе
ннейшими из Валар, и рассчитал необходимую энергию. Орлангур и Эру Ц сущ
ества одного вида. Мне его вычисления кажутся весьма убедительными!»
Ц Допустим, Ц Альк упрямо скрестил на груди руки. Ц Но дальше он пишет,
что... Ц юноша поднял пергамент и прочитал вслух: Ц «...можно создать миниа
тюрную флюктуацию в Предвечном пламени, это вызовет турбулентное завих
рение потока вокруг препятствия и породит резонансное колебание, котор
ое станет само себя поддерживать», Ц отложив свиток, Альк воззрился на о
рленка. Ц Только не хвастай, будто понимаешь смысл этой фразы!
«Конечно понимаю,» Ц Соран излучил веселость. Ц «Это знает любой крыла
тый, хоть раз видевший смерч. Дорри говорит о камешке Ц маленьком камешк
е, который, будучи брошенным в текущую воду, порождает водоворот.»
Он распростер левое крыло над снегом, резко опустил его и поднял. Завихре
ние воздуха потянуло следом за крылом несколько маленьких воронок, снеж
ная пыль разлетелась в стороны.
«Дорри пишет, что резонансное колебание внутри Предвечного пламени мож
ет нарушить тончайшее равновесие, в котором пребывает разум Эру, и он поп
росту расстворится Ц перестанет существовать,» Ц очень серьезно сказ
ал орел. Ц «Это шанс для всех нас, даже для Валар, обрести наконец свободу.
»
Ц Какую свободу?! Ц Альк схватил побратима за крыло. Ц А если вместе с Э
ру погибнет и все, что он создал?!
«Соран, передай ему!» Ц я подался вперед. Ц «Альк, Арда не может погибнут
ь, она материальна. Это островок, плывущий в потоке Предвечного пламени. К
олебание породит небольшую волну, Дорри рассчитал даже сколько времени
продлится эффект. Мы просто ничего не заметим Ц а воля, державшая всех на
с в цепях, погубившая Нуменор, превратившая наш прекрасный мир в очаг неп
рерывной войны Ц эта преступная воля исчезнет навсегда!»
Орленок передал слова Альку и обернул ко мне голову:
«Я еще добавил, что нет более достойного подвига, если смертный, самый сла
бый из творений Эру, победит создателя, доказав всем свое право на свобод
у!»
«Молодец,» Ц я потрепал его по крылу. Ц «Хорошо сказано.»
Но Альк мрачно мотнул головой.
Ц В этом деле я вам не помощник. Соран, отнеси меня вниз, в долину. Я поеду в
Гондор и стану скульптором. Буду жить, как полагается смертному.
Изумленный орленок моргнул и что-то сказал побратиму. В ответ, тот неожид
анно вскочил и с силой топнул ногой:
Ц Не хочу! Я не хочу вас бросать! Это вы... Ц он запнулся и пару мгновений не
мог говорить. Ц Ну зачем вам это?! Мы же прекрасно жили в пустыне, никому н
е мешали! Думаете, если вы совершите свой «подвиг»... Ц он пнул пергамент
Ц ...вам за это «спасибо» скажут?!
«Нас сожгут» Ц ответил я жестом.
Альк, сглотнув, уставился на меня.
Ц Юрми... Ц взмолился он. Ц Ты же эльф. Ты самый спокойный из нас, эльфы ни
когда не спешат. Ну скажи, ЗАЧЕМ вам это надо? Тебе мешает Эру? Или тебе?! Ц о
н обернулся к орлу.
«Знаешь, мои родители тоже спокойно жили и никому не мешали,» Ц сурово от
ветил Соран. В его глазах мерцал недобрый огонек. Ц «И родители Юрми. И на
ши дети, если мы успеем их завести Ц они будут недоумевать, за что весь ми
р ненавидит их отцов!»
Альк поник.
Ц Но ведь должен быть иной путь... Ц прошептал он едва слышно. Ц Зачем ун
ичтожать? Зачем нести смерть? Одумайтесь, вы же не люди! Почему для вас нет
иной дороги?!
«Укажи!» Ц я резко шагнул вперед. Ц «Укажи нам дорогу!»
Ц Я не знаю! Ц крикнул Альк. Ц Я не знаю верного пути! Мне ясно лишь, что в
аш путь неверен!
Он схватил меня за руки.
Ц Юрми, так нельзя. Только не так. Это же чудовищно глупо! Как мы смеем назы
вать себя разумными существами, если не видим ни одного выхода кроме зве
риного?!
Альк обратил блестящие от слез глаза к Сорану.
Ц Вцепиться в горло, убить любого, кто стоит на пути Ц так сделает зверь.
Зверь! А мы не звери, мы не должны убивать!
Орленок грозно приоткрыл клюв.
«Ты слышал о Нуменоре?» Ц спросил он с такой яростью, что даже я вздрогнул
.
Альк с трудом кивнул.
«Ответь: как назвать того, кто уничтожил Нуменор? Разумным? А? Разумным?!»
Ц Соран смотрел на побратима с высоты своего роста. Ц «Я тебе скажу, как!
Тех, кто истребляет народы, мы зовем чудовищами! И не смей оскорблять звер
ей сравнением!»
Он расправил крылья и схватил Алька громадной лапой за телогрейку. Я вск
очил:
«Соран, не надо!»
«Не бойся, я просто отнесу его в долину и оставлю там,» Ц все еще гневно от
озвался орленок. Ц «Потом мы за ним вернемся. Может быть.»
Ц Юрми! Ц испуганный Альк пытался вырваться. Соран что-то сказал ему и, п
режде чем юноша ответил, рванулся в небо, взвихрив за собой снежную пыль. К
рик Алька быстро пропал вдали.

4

Соран не возвращался целую вечность. Я нервно ходил по снегу, пару раз пер
ечитал пергамент. Дорри, очевидно, был очень мудрым гномом, но даже его вол
я не выдержала подобного знания. А мы? Разве мы лучше? Мудрец, вникнувший в
самые сокровенные тайны мироздания, не счел себя вправе перейти к действ
иям. Мы же всего лишь юнцы, дети трех незначительных народов, обученные по
лубезумным стариком и насмотревшиеся памяти орлов. Только час миновал с
тех пор, как мы узнали секрет Дорри, а многолетняя дружба уже дала трещину
... О, Элберет, что если мы и в самом деле не достойны? Что, если в стремлении к
мнимой свободе, мы уничтожим нечто стократ более мудрое и лучшее, чем мы с
ами?!
Сомнения грызли меня подобно пожирателям гор. Ко времени, когда вдали по
казался Соран, я уже не был уверен, что с радостью приму его план. Но судьба
подготовила мне гораздо более страшное испытание.
Орленок летел, как-то странно припадая на левый бок, будто одно из его кры
льев работало хуже. Дурное предчувствие кольнуло меня задолго до того, к
ак Соран приземлился. И чем ближе он подлетал, тем это чувство становилос
ь сильнее.
Наконец, орленок с шумом опустился на снег. Я бросился к нему... И понял все,
увидев две стрелы, торчавшие из-под белых перьев.
«Нет...» Ц покачнувшись, я закрыл глаза. Ц «Скажи, что это был не Альк. Скаж
и!»
Соран тяжело дышал.
«Он выстрелил мне в спину,» Ц орленок повернул голову, недоверчиво гляд
я на стрелы. Ц «Он выстрелил мне в спину! Я оставил его у перевала, а он выс
трелил мне в спину!»
Я опустился на снег.
«Как же так...»
«Он кричал, что не позволит нам совершить ошибку», Ц глухо отозвался Сор
ан. Ц «Он хотел убить меня, Юрми. А я считал его братом.»
«Где он сейчас?» Ц спросил я, заранее содрогнувшись.
Орел покачал головой
«Нет. Я его не тронул. Просто улетел.» Ц Соран обратил ко мне яркие синие г
лаза. Ц «Я не такой, как он. А ты?» Ц он наклонил голову. Ц «Ты бы выстрелил
мне в спину?»
Подняв взгляд, я посмотрел на орленка. Он ждал.
«Не знаю,» Ц сказал я наконец. И лишь одной Элберет ведомо, чего мне это ст
оило.
Соран легонько вздрогнул.
«Почему?» Ц только и спросил он.
«Если бы я столь же сильно верил, что спасаю весь мир...» Ц я зажмурился. Ц
«Не заставляй меня думать об этом, брат.»
Орленок долго молчал. Затем мотнул головой в сторону:
«Помоги вытащить стрелы.»
Потом мы долго сидели, глядя на алые точки в снегу.
«Дай мне образ,» Ц сказал наконец орел. Ц «Все свои сомнения, все страхи.
Прежде, чем принять решение, я должен знать: ты выстрелишь или нет.»
Меня передернуло. Но Соран был прав. Собравшись с мыслями, я отправил орле
нку яркую картину, где высказал все, о чем размышлял пока его не было. Перн
атый зажмурился.
«Ты и в самом деле так думаешь, Юрми?»
«Меня грызут сомнения.»
«Но почему? Разве не о свободе мечтали мы вечерами, вспоминая как наших пр
едков унижали и убивали? Разве не грезили, как врываемся в замки врагов, не
ся им отмщение?!» Ц в мыслях орленка ясно угадывалось отчаяние.
Я придвинулся ближе и обнял побратима за могучую шею.
«Ты прав,» Ц сказал как можно ласковей. Ц «И мечты наши никуда не исчезл
и. Просто я не уверен, что путь, открывшийся здесь, ведет к цели.»
«Другого шанса у нас не будет,» Ц глухо возразил Соран. Ц «Конечно, я тож
е хотел бы решить все как в сказке. Ррраз Ц и Эру из тирана превращается в
доброго творца, два Ц и Валар вместо смерти несут просвещение... Да только
знаешь где они, эти сказки?!» Ц орел гневно дернул здоровым крылом. Ц «В А
лой книге!»
Он вскочил на ноги, распушив жемчужные перья.
«Садись мне на спину, брат! Гони прочь сомнения!»
Я медленно покачал головой. Орленок сник.
«Юрми?» Ц спросил он робко.
«Прости,» Ц я опустил голову. Ц «Это твой путь. Не мой.»
Соран покачнулся. Сейчас он вновь выглядел беспомощным птенцом, а ведь о
н и был всего лишь птенцом Ц сиротой, которого взрастили, а затем предали
двое других сирот.
«Брат, не бросай меня,» Ц тихо попросил громадный орел.
В ответ я собрался с силами и отправил ему самый яркий образ, который когд
а-либо создавал. Ноги Сорана подкосились, он бессильно рухнул на снег.
«Но... но...» Ц отчаяние захлестнуло его с головой. Ц «Почему?! У нас же есть
шанс... Впервые есть шанс! Принести всем свободу! Навек!»
«От себя не убежишь», Ц грустно ответил я. Ц «Мой путь окончен здесь, бра
т. Теперь я понимаю, что шепнула мне судьба в тот далекий день.»
Наклонившись вперед, я ласково погладил свою белую птицу.
«До встречи с твоей матерью я жил как растение. Выжить, по возможности с ко
мфортом Ц больше никаких мыслей мне не являлось. Потом я встретил орла М
анвэ... И увидел свой путь. Но только сейчас я понял, Соран, что уже прошел ег
о до конца. Я спас тебя и Алька, помог вам вырасти. И чем старше вы становили
сь, тем сильнее влек меня Запад. Ты ведь знаешь, когда мои сородичи уходят
за море?»
«Когда чувствуют, что их земной путь окончен,» Ц тихо сказал орел. Я улыбн
улся.
«Раньше это казалось мне глупыми людскими сказочками, дикарским суевер
ием. Пока не испытал на себе...»
Подняв голову, я оглядел изумительный мир, окружавший меня. Далеко внизу,
скрывая землю, мчались облака, снег сверкал так, будто горы были усыпаны з
вездами. Слепящее солнце купалось в ультрамарине, играя мириадами отбле
сков на перьях моего побратима.
«Это твой мир, крылатый,» Ц сказал я мысленно. Ц «Тебе за него биться.»
Соран молчал целую вечность.
«Не делай этого, брат. Не сдавайся. Ты ведь совсем молод, впереди столько и
нтересного!» Ц орел легонько дрожал. Ц «Не стреляй мне в спину...»
«Я не смогу», Ц ответил я тихо. Ц «Прости. Я не могу остановить тебя, и не с
мею идти за тобой. У всех должна быть родина, которую следует защищать. Ты
теперь знаешь, как оборонять свою. Позволь же и мне вернуться домой.»
Орленок опустил голову.
«Я отнесу тебя на берег. Там всегда ждут... Корабли...»
«И будут ждать, пока в Арде остаётся хоть один эльф,» Ц улыбнулся я. Ц «А к
огда нас не останется вовсе... Возможно, тогда и пригодится этот свиток»,
Ц я кивнул на пергамент.
Соран проследил мой жест.
«Я не стану ждать,» Ц сказал он серъезно. Ц «Прости.»
«Это твой мир и твое право,» Ц спокойно ответил я.

***

Альк сидел на земле, обхватив себя за плечи. Длинные волосы скрывали его л
ицо, но мне не требовалось видеть слезы, чтобы ощутить бездонную пропаст
ь, где бился сейчас разум моего друга. Услышав свист крыльев, Альк судорож
но дернулся и поднял голову. Орленок опустился на камни в десяти шагах от
бывшего побратима.
Ц Соран? Ц дрожащим голосом спросил Альк. Ц Вы передумали?
«Нет,» Ц жестко бросил орел. Ц «Юрми хотел проститься.»
Юноша перевел взгляд на меня. Я долго не шевелился, вспоминая, сколько све
тлого и доброго было в нашей жизни. Сколько дружбы и верности... Видимо, Аль
к догадался о моем настроении.
Ц Я не хотел, Ц взмолился он. Ц Юрми, я не хотел стрелять! На меня что-то н
ашло. Мне показалось... Я увидел горящие города, я видел матерей, чьи дети пы
лали, как факелы, под пламенем с небес!
«Браво!» Ц гневно бросил орленок. Ц «Добро пожаловать в Нуменор!»
Альк судорожно замотал головой.
Ц Нет! Нет... Просто я подумал, всего на миг.
1 2 3