А-П

П-Я

 мебель для ванной липецк 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Латынина Юлия Леонидовна

Только голуби летают бесплатно


 

Здесь выложена электронная книга Только голуби летают бесплатно автора по имени Латынина Юлия Леонидовна. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Латынина Юлия Леонидовна - Только голуби летают бесплатно.

Размер архива с книгой Только голуби летают бесплатно равняется 146.02 KB

Только голуби летают бесплатно - Латынина Юлия Леонидовна => скачать бесплатную электронную книгу






Юлия Латынина: «Только голуби летают бесплатно»

Юлия Латынина
Только голуби летают бесплатно



OCR Leo
«Только голуби летают бесплатно»: Олма-Пресс, Экслибрис; 2004

ISBN 5-94847-454-2 Аннотация Аня не была в России восемь лет из прожитых на свете девятнадцати. Восемь лет она ждала этого звонка от своего отца, Семена Собинова – генерального директора АО «Авиарусь» и самого лучшего на свете мужчины! Но за несколько часов до ее возвращения из Лондона бизнесмен был убит.Теперь дочь руководит компанией и отвечает по долгам отца. Кто стоит за его гибелью? Начатое расследование открывает Ане другую сторону жизни отца. Кто же он был на самом деле – солидный бизнесмен и надежный партнер или убийца и мошенник? Юлия ЛатынинаТолько голуби летают бесплатно Деньги не жизнь. С ними нельзя расставаться так быстро. Ответ члена правительства талибан на просьбу российского бизнесмена вернуть СССР долги Афганистана. Глава первая Москва встретила ее моросящим дождем. В Англии в это время стояла теплая, по-осеннему дивная погода, и в Гайд-парке, куда она любила ходить гулять, на воде плавали крупные утки, а лебеди, подбирающие корм, не разлетались, когда мимо них пробегали утренние любители трусцы.В Москве было сыро и темно, буквы, глядящие со здания аэропорта, пьшали в глубине замасленных луж, и вместо того, чтобы препроводить пассажиров по рукаву прямо в здание аэровокзала, к трапу самолета подали длинный и желтый, как гусеница, автобус. Какая-то немка начала громко возмущаться.– Das ist unmoglisch! – Да это невозможно! (нем.)

– кричала она.У паспортного контроля стояла очередь, человек наверное на двести. У очереди были большие баулы и постные лица. Стоек пограничного контроля было всего четыре, и на двух было написано: «Для лиц, имеющих российские паспорта», а на других – «Для прочих лиц».Она подбежала к началу очереди.– Oh so sorry! – сказала она седовласому джентльмену, переминавшемуся с ноги на ногу у рассекавшей бетонный пол черты. – I have to catch another plane. My daddy is waiting for me in Yakoutsk Ой, извините! Мне надо к другому самолету, мой папа ждет меня в Якутске, (англ.)

.Она улыбнулась, и седовласому джентльмену показалось, что под плохо освещенным потолком зажглась еще одна лампочка.Разумеется, он пропустил ее.Пограничник, проверявший документы, долго изучал ее красненький паспорт, а потом нажал на какую-то кнопку. Она испугалась. Она не была в России восемь лет – восемь лет из прожитых на свете девятнадцати, – и две русские девушки, учившиеся вместе с ней в London School of Economics, рассказывали, что все неприятности в России начинаются тогда, когда какое-то должностное лицо нажимает на кнопку.Когда рядом с ней появилась строгая сорокалетняя дама в черной юбке и белой кофте, она испугалась еще больше. Но дама только сказала:– Вы Анна Семеновна Собинова? Разве вы не слышали объявления? Вас встречают в VTP-зале.Анна с трудом поняла русскую речь.– Me? I?Потом она просияла и чуть не бросилась на шею даме:– Это daddy! – закричала она, – daddy сам приехал меня встретить! Вы увидите, все будет хорошо! Наконец все будет хорошо, я буду с ним, всегда буду с ним!Она влетела в VIP-зал, как шутиха, и завизжала:– Daddy!В зале все было очень чинно. Джентльмен в покойных креслах читал свежий номер «Тайме». Пожилая дама в удобных туфлях на низком каблуке и длинной юбке строчила на компьютере. Молодой человек, потягивая стакан пива, давал по мобильнику последние распоряжения насчет сделки.Посреди зала стоял высокий сухощавый человек, очень старый – лет тридцати шести. У него были светлые волосы и глаза цвета горького шоколада. На нем были дорогой свитер и кожаный плащ от Kenzo, и когда Аня скосила глаза, она заметила, что на правой его руке нет пальцев, кроме большого и указательного. Рядом с беловолосым стояли двое в кожаных куртках.– Daddy! – громко закричала Аня.Она не могла поверить, что отец сам не приехал ее встречать. После восьми лет разлуки! После восьми лет Англии! Когда он приезжал в Англию, он всегда привозил ей игрушки и гулял вместе с ней по Regent Park. Он кормил лебедей и говорил, как опасно в Москве и как хорошо гулять по парку без охраны.В Москве у него всегда была охрана.Еще у него всегда были любовницы.Именно любовницы и были главной причиной, почему жена с дочкой жили в роскошном доме в районе Бельгравии. О, как она завидовала его любовницам! Они были такие красивые, она видела только одну, но они все должны были быть красивыми, первоклассными, потому что отец не признавал некрасивых вещей.Она специально занималась три года шейпингом. Как только ей исполнилось восемнадцать, она заплатила большие деньги за операцию по коррекции зрения, чтобы больше никогда не ходить в ненавистных очках. Она стала ходить в фитнес-клуб и покрасила свои ненавистные темные волосы в пепельно-белый цвет, такой же, какой был у девушки Вики, жившей с отцом в президентском номере Ritz'a.И теперь, когда он ее позвал в Россию, он увидит, что она красивее всех его любовниц.– Daddy!Беловолосый шевельнулся, и Аня внезапно заметила, что волосы его, русые от природы, наполовину седы. До Ани долетели слова его спутника: «Она темненькая и в очках».– Вы Собинова? – спросил беловолосый. И плавным движением, каким полицейские в кино вырывают пистолет, достал из-за спины букет цветов. Белых орхидей. В Англии они стоили сумасшедшие деньги. Интересно, сколько они стоят в России? Ведь они, кажется, под Москвой не растут.– Да. А вы… начальник охраны?Аня не знала, почему она назвала беловолосого человека именно начальником охраны. Наверное, было что-то неуловимое в его позе. Или во взгляде его спутников.– Нет, – сказал человек, – я… акционер. Партнер. Станислав. То есть Стас.Он глядел на Аню и как-то тревожно улыбался.– Какой партнер? – спросила Аня. – У папы… не было никаких партнеров… только один, ну, которого убили. В позапрошлом году.– В России трудно без партнеров, – сказал Стас.Букет каким-то образом оказался в Аниных руках. Он обворожительно пахнул. Аня ткнулась в букет носом, подняла глаза и внезапно увидела, как Стас на нее смотрит: каким-то растерянным и очень жадным взглядом.– А папа сам не мог меня встретить? – обиженно спросила Аня.– Не мог, – ответил Стас, – его убили пять часов назад. * * * Спустя некоторое время – она не помнила, какое, – Аня оказалась на улице. Она стояла перед длинным BMW, блестящим, как кусок каменного угля, и стриженый парень в кожаной куртке придерживал перед ней заднюю дверцу.Стас держал ее за плечи, спокойный и уверенный в себе. Его спутников прибавилось, их стало человек пять или шесть, они стояли, глядя в разные стороны, и глаза их, как локаторы, непрерывно обшаривали отведенный каждому сектор пространства, а чуть поодаль за ними, образуя второй рубеж, стояли несколько человек в иссера-белом камуфляже и с короткими тупорылыми автоматами.Аня села в машину, Стас запрыгнул на заднее сиденье с другой стороны, и BMW рванул с места. Следом за ним покатились два джипа с белыми фарами и серебряными мордами, сверкавшими под каплями дождя.– Куда тебя отвезти, – спросил Стас, – домой или в гостиницу?Аня молчала. У охранника на переднем сиденье была короткая красная шея, и из-под воротника куртки высовывалась толстая золотая цепочка.– Я все поняла, – вдруг сказала Аня, – вы похитители. Мой отец опоздал к самолету, а вы похитили меня и сейчас будете требовать выкуп. Но ведь он жив? А, но ведь он жив?Аня завизжала и вдруг вцепилась в Стаса.– Он жив?Она упала лицом вниз, в кожаное пальто Стаса. От него терпко пахло дорогими сигарами и дорогим одеколоном.– Он заплатит выкуп, слышите, любой выкуп…– Тебя куда отвезти, – повторил Стас, – домой или в гостиницу?– В морг, – сказала Аня, – отвезите меня в морг. Это так называется по-русски, да?Когда машины – черный BMW с мигалкой и джипы сопровождения – остановились у желтого здания где-то на задворках трамвайных путей и больничных дворов, было одиннадцать вечера. Из джипов сопровождения высыпала охрана Стаса и собровцы.Стас остался сидеть в машине, а человек с переднего сиденья вышел и постучал в дверь здания. Аня отвернулась.– Пошли, – сказал Стас, когда охраннник вернулся.Желтые лампы в коридоре морга гудели как шмели, и от гранитных стен несло мертвечиной.Отца выкатили на каталке в маленькую комнатку. В комнатке были застеленный диван и колченогий стол. На столе была разложена газетка, и студент из Первого медицинского ел на газетке колбасу и запивал ее пивом. Каталка не пролезала в дверь, студент оставил колбасу и помог прозектору, а потом вернулся к еде.– Вскрытие было? – спросил Стас.– Не, – ответил студент. – Завтра будут вскрывать. А чего вскрывать-то? Диагноз что ли неясный?Тело отца было в черном мешке, похожем на тот, в котором в Лондоне возят мусор. Прозектор раздернул молнию на мешке, и Аня заглянула внутрь.– Как его убили? – спросила Аня.– Он когда с дачи едет, там такая асфальтовая дорожка, где-то метров семьсот, и не все участки просматриваются. Около выезда на шоссе лежала дохлая собака. Собака была нашпигована взрывчаткой. Погибли трое: Семен, водитель и охранник.Стас и его люди двигались по моргу легко и бесшумно и были более привычны к смерти, чем студент, который ел колбасу.– Похороны послезавтра, – сказал Стас, садясь вместе с ней в машину, – все расходы на мне. Если что, сразу обращайся ко мне за помощью.Кортеж мчался по загородной дороге, ослепляя дальним светом шарахающихся от него ментов. На мгновение мелькнул указатель – Жуковка.– Кто его убил? – спросила Анна. Стас пожал плечами.– Много было желающих… Кстати, со следователями тебе общаться не надо.– Почему? Я ничего не знаю.– Ну вот и не общайся. Это мой дружеский совет, – повторил Стас.Дача отца пряталась в самом дальнем конце узкой дороги, обсыпанной желтыми мокрыми листьями. У ворот дачи был караульный домик, и из него вышел человек в камуфляже и с автоматом.Человек в камуфляже внимательно осмотрел гостей и что-то скомандовал в рацию. Ворота растворились, и Аня увидела заасфальтированный пятачок, освещенный прожекторами, и уходящие ввысь рублевские сосны.BMW медленно покатился по дорожке и остановился у трехэтажного особняка с башенкой и островерхой крышей.На стене прихожей висели две шкуры: медведь – справа, и зебра – слева. Откуда-то громко говорил телевизор, и первой к гостям вышла опрятная полная женщина в переднике и резиновых китайских шлепанцах – видимо, экономка.В гостиной сидела и пила чай красивая девушка в синих джинсах и белом пушистом свитере. Она была года на три старше Ани. У девушки были бездонные синие глаза и шапка темных каштановых волос. Она была тоненькая и высокая, как крик сойки.– О, Стасик! – сказала девушка, вставая. – Вот уж кого не ждали. А это кто – твоя новенькая?Стас усмехнулся. Аня подошла к девушке вплотную. Она была ниже девушки на полголовы.– Вы расписаны? – спросила Аня.– Что?– Вы и мой отец были расписаны?Девушка расхохоталась.– Вон, – сказала Аня.– Что?Аня вцепилась ей в свитер, как коршун в цыпленка.– Вон из моего дома! – завизжала она. Стас прислонился к притолоке и улыбнулся.– Отцовская кровь, – сказал он охраннику.Девушка выдралась из рук Ани и бросилась вверх по лестнице. Аня поймала ее за брючину. Девушка чуть не упала.– Куда? – закричала Аня.– Дура, за вещами!Аня метнулась к столу и схватила там первое, что попало под руку, – двузубую маленькую вилку, которой накалывают маслины.– Вон! Вон немедленно! – закричала она, замахиваясь вилкой.Девушка взвизгнула, как кошка, брошенная под трамвай. Чьи-то крепкие руки обхватили Аню. На одной из них не было пальцев, кроме большого и указательного.– Тише, – сказал Стас, – у девочки убили отца. Миш, отвези Маньку.Маня мышью проскользнула в прихожую. За ней последовал один из охранников Стаса. Стас развернул Аню к себе и стал разгибать ее пальцы.– Все, – сказал Стас, – Маня уехала. Мани здесь больше нет. А вилку отдай. Вилкой человека убивать неудобно.Аня уткнулась в кожаный плащ и зарыдала. * * * Когда Аня проснулась, было уже десять часов утра. Она никогда так поздно не просыпалась. Наверное потому, что в Лондоне было всего семь. Дождь перестал, и сквозь мокрые ноябрьские сосны проглядывало встающее солнце.Было очень странно – папы нет, а солнце по-прежнему всходит.Аня оделась и сошла вниз, в гостиную, а оттуда—в зимний сад. Двери в зимнем саду открывались наружу, Аня толкнулась в них и вышла во двор.Вдалеке дворник сметал с черного асфальта желтые листья, да около ворот маялся охранник с автоматом.Аня подошла к охраннику и спросила:– Вы бандиты?– Не, – удивился охранник, – мы СОБР. А вон те – не СОБР.Аня повернула голову и увидела двух ребят, играющих в футбол. Кажется, вчера они бьши в машине сопровождения.– Их Стас оставил, – добавил охранник, – сказал, чтобы вы без них никуда не ездили.Ребята подошли поближе. При свете дня они были симпатичные и совсем не страшные, только очень уж коротко стриженые. На улице было холодно, и ребята бьши в теплых тренировочных фуфайках и перчатках.– Игорь, – представился тот, что подлинней, – я раньше вашего отца возил, Анна Семеновна, а это у нас Баклажан. Ой, то есть Петя.Второй был совсем смешной, маленький и гибкий, как тринадцатилетний мальчишка, и в перепачканных рукавичках он сжимал футбольный мяч.– Проводите меня, – сказала Аня, – до того места, где его взорвали. Это ведь недалеко?Ребята переглянулись, потом кивнули.На месте, где взорвали отца, бьши иссеченный осколками асфальт и много-много битого стекла. Машину уже увезли, а кровь, наверное, смыл дождь. Пока Аня лазила по кустам, мимо нее проехала белая серебристая «мазда». Игорь и Петя напряглись, но «мазда» чуть притормозила и проехала мимо.Когда Аня вернулась домой, «мазда» стояла на асфальтированном пятачке перед домом, а в гостиной пил чай улыбчивый молодой человек в черном свитере и черных брюках.– Здравствуйте, – сказал человек, – я следователь Арлазов. Николай Арлазов. Вас ведь Машей зовут, если не ошибаюсь?– Меня зовут Аня.– А, ну все равно. Вы давно проживаете с покойным?– Я его дочь.Следователь смутился.– А… э-э…– Я ее вчера выгнала, – сказала Аня, – приехала из Англии и выгнала.– А вы… много времени провели в Англии?– Восемь лет.– И вы восемь лет не видели отца?– Он приезжал в Англию. Пять раз.Отец приезжал чаще. Гораздо чаще. Но виделась она с ним только пять раз.Аня взяла стул и села напротив следователя.– Вы жили с матерью?– Да.– И почему вы приехали сюда?Аня вспомнила вчерашнее предупреждение Стаса – не общаться со следователями. Ну и пусть. Стас ей не отец.– Он попросил меня приехать.– А мать?– Она умерла год назад.– Отец вам написал или позвонил?– Он позвонил. Вчера. Просил меня прилететь. Ну, я поехала в аэропорт и прилетела.– Вы прилетели лондонским рейсом? – спросил следователь.– Нет. Лондонский рейс уже улетел. Я посмотрела, что если я куплю билет во Франкфурт, из Франкфурта успею сделать connection до Москвы. Я прилетела из Франкфурта.Следователь взглянул на нее с внезапным подозрением.– Он позвонил вам домой?– Нет. На мобильный.– И где вы были?– В LSE. London School of Economics.– И вы не заезжали домой?– Нет, я поехала в аэропорт.– Что же он такое вам сказал?– Ничего. Просто попросил приехать.– Простите, Анна Семеновна, но это нелогично. Ваш отец позвонил вам, когда вы были на занятиях. По вашим словам, вы, не заезжая домой, бросились в аэропорт. Багажа у вас с собой нет?– Нет.В Heathrow ее досмотрели очень тщательно, потому что у нее не было багажа.– Ну, вот видите. Вы помчались в аэропорт сломя голову, даже не узнав, не опоздали ли вы на московский рейс, и в результате летели с пересадкой. А вы говорите, что отец вам ни о чем не сказал.– Он просто попросил приехать.Теперь Анна поняла, о чем говорил Стас, когда советовал не разговаривать с полицией. Она рассказала следователю чистую правду. Отец позвонил и попросил ее приехать. У него был совершенно спокойный голос. Он даже не сказал «приезжай немедленно». Он сказал: «Я хотел бы тебя повидать». Она спросила: когда? Он ответил: хоть завтра.Она ждала этого звонка восемь лет. Шесть раз по триста шестьдесят пять дней и два раза по триста шестьдесят шесть. И в каждом дне было двадцать четыре часа, и каждый час она ждала этого звонка. Поэтому она взяла такси и поехала в Хитроу. Следователь никого не ждал восемь лет. И поэтому ему казалось, что отец сказал ей что-то очень важное. Небывалое.Конечно небывалое. Он сказал: «Мне надо тебя видеть».– Вас встречали в аэропорту? – спросил следователь Арлазов.–Да.– Кто?– Не знаю, – ответила Аня, – по-моему, какие-то сотрудники отца. Я… я не помню. Они сразу сказали, что его… больше нет.– Как звали сотрудника?– Я… не помню.Следователь Арлазов смотрел на нее с удвоенным подозрением. Аня поняла, что сделала еще одну глупость. Следователь наверняка узнает, кто привез ее на дачу. Вон, охранники скажут. Которые у ворот. Стас с его черным BMW и охранниками в снежно-сером камуфляже не тянул на сотрудника отца. Вряд ли он даже был его партнером. Партнер – это английское слово. А для таких отношений, что были между отцом и Стасом, английских слов, вероятно, нет. Потому что в Англии нет таких отношений.Следователь решит, что Стас запугал ее.– У вас есть какие-нибудь предположения, кто мог его заказать? – спросил следователь Арлазов.– Заказать? В каком смысле – заказать?Она не знала этого слова. Она слишком долго прожила в Англии.– Заказать – в смысле убить, – пояснил следователь.– Нет.Следователь посмотрел на нее и сказал:– Ну что же, я поехал. Спасибо за чай.Аня вышла проводить его на крыльцо. Дождь прекратился. Охранники, оставленные Стасом, играли в футбол с водителем «мазды».– А вы… как вы думаете, кто его… убил? – спросила Аня.– Не знаю, – сказал следователь, – но вообще бизнесменов очень часто убивает их «крыша». Особенно если это очень крупные бизнесмены. И очень крупная «крыша». Такая, что считается уже не «крышей», а партнером.Следователь Арлазов на серебристой «мазде» уехал, Аня проводила его и поднялась на второй этаж.Кабинет отца располагался в самом конце холла. Паркет в кабинете был как лед на горном озере, в сверкающих лаком половицах отражалась лепнина на потолке и тяжелые в форме львиных лап ножки старинного письменного стола. Высокие окна протянулись от пола до потолка, и стекла их отливали мрачной синевой: уже потом Аня поняла, что стекла были бронированные.Сейф около телевизора был отделан породистым темно-бордовым деревом и уставлен фотографиями в серебряных рамках. На одной из фотографий были отец и Стас. Они сидели за столом с какими-то девушками, и рука Стаса лежала на плече отца.Дверца сейфа была перехвачена белой полоской, в замке торчал ключ. Аня повернула ключ, и сейф отворился. Внутри лежали какие-то бумаги и пачки наличных денег. Денег, по меркам Ани, было очень много. Пять пачек. Пятьдесят тысяч.Аня закрыла сейф на ключ, положила ключ в карман и спустилась вниз, в гостиную. Гостиная в доме бьша огромная, метров с полсотни и больше, и справа к ней был пристроен двусветный зимний сад. Можно было стоять на втором этаже и любоваться на листья пальм, изящные, как веера гейш. Дверь слева вела в кухню, и из-под этой двери сочились вкусные запахи.Аня толкнула дверь.Кухня была большая и сверкала чистотой. На плите в пузырях масла скворчали картофельные оладьи, возле оладий хлопотала полная женщина в синем переднике. У ног женщины терлись два кота. На звук открывающейся двери женщина повернула голову, и Аня увидела, что лицо у нее доброе и морщинистое, как скорлупа грецкого ореха.– Там в кабинете… сейф опечатанный, – сказала Аня, – кто обыскивал дом? Следователи?– Нет, следователи дом не обыскивали, – сказала женщина. – Так, приезжали… как все случилось. А потом появился Станислав Андреевич, и они сразу ушли.– А… Станислав Андреевич давно уехал? – спросила Аня.– Часа в четыре, – ответила женщина.– Поздно, – сказала Аня.– Для него не поздно. Он раньше пяти не ложится.– А он часто здесь бывал?– Ну, бывал. Когда блядки бывали, приезжал. Он двух пацанов оставил. Сказал, если из дома кто хоть ложку унесет, по рогам получит.– А кто еще в доме живет?… Кроме отца?– Я и муж, – сказала женщина. – Меня Лида зовут, а мужа Коля. Мы во-он в сторожке живем, рядом с охранниками. Я экономка, а он шофер.– Как – шофер? – спросила Аня, – шофер ведь тоже…– Бог моего Колю сберег, – с чувством сказала пожилая украинка, – его вчера Семен Аркадьевич новое радио ставить услал. А из офиса другую машину прислали. Наша-то бронированная, а ту-то вон, весь низ вынесло. Как дуршлаг, чистое слово. И Семен Аркадьича, и Мишу, и другого водителя, всех на месте… Коля-то вчера на радостях… ты уж извини.– Радио в машине поставили?– Дак… поставили, Анечка.– Велите Коле приготовить машину. Я еду в офис.– Анечка, – сказала Лида, – ну зачем тебе в офис? Ты поплачь, отдохни…– Вы не понимаете, – сказала Аня. – Я – наследница. * * * В том году в Москве было уже полно новых офисных зданий, – огромных и стеклянных, как в Сити. Арендаторам там предлагалась вся мыслимая инфраструктура, начиная от службы безопасности и связи, и кончая ресторанами на первых этажах.Однако компания Семена Собинова занимала небольшой трехэтажный особнячок в заарбатских переулках. На воротах особнячка не было никаких вывесок, а там, где обыкновенно висит табличка с названием улицы и номером дома, с кронштейна таращилась видеокамера.Когда «мерседес» с Аней въезжал в ворота, она невольно подумала, сколько же стоили отцу дополнительные расходы по самостоятельному содержанию охраны, обеспечению связи, доступа в Интернет и так далее. Ане показалось, что свой особняк – это куда менее выгодно, чем аренда современного офиса. Это была вполне естественная мысль для студентки Лондонской школы экономики.К улице особняк был повернут спиной и скромной калиткой. Парадный вход располагался во дворе. Мраморные ступени вели к круглым стеклянным шлюзам, напоминающим пуленепробиваемые барокамеры, и сквозь эти шлюзы, как сквозь двери рая, посетитель видел фонтан в холле и фотографически-неподвижных охранников.Аня не видела таких шлюзов даже в Сити. Чтобы пройти сквозь них, посетителю надо было с помощью выданной тут же карточки отворить одну из дверей и потом ждать, пока подозрительная аппаратура не изучит тебя и не выдаст добро: только после этого отворялась вторая дверь. Сумки надо было сдавать отдельно.Однако при виде спутников Ани охранники заблокировали шлюзы в положении «открыто» и не спросили ни у кого документы. Один из сопровождающих остался болтать с охранниками, другой проводил ее на третий этаж: там, отдельно от всех помещений здания, располагалась приемная ее отца с белозубой секретаршей.Возле двери кабинета черным по латуни было вырезано: «Семен Аркадьевич Собинов. Генеральный директор АО „Авиарусь“.В кабинете были письменный стол, аквариум с пираньями и – сто квадратных метров паркета, бронзы и красного дерева. В углу, как ростральная колонна, высился сейф. Стол был занят – за ним сидел человек, похожий на крысу в галстуке. Перед человеком на тонкой бронзовой ножке стоял белоснежный самолет с надписью «Авиарусь».Аня подошла к человеку вплотную. Почему-то она глядела на него снизу вверх, хотя он сидел, а она стояла.– Здравствуйте, – сказала Аня, – вы Семен Собинов?– Нет, – ответил человек, – меня зовут Алексей Измаилович Защека, и я исполняю обязанности…– Тогда убирайтесь из этого кресла, – сказала Аня.Шея Защеки от изумления вылезла из галстука.– Но позвольте… почему?– Потому что это кресло Собинова, а я его дочь.Защека встал.– Это заметно, – сказал он.– Кто назначил вас исполняющим обязанности?– Собственно, никто. Но на четыре назначен совет директоров…– Кто по российскому законодательству назначает генерального директора: совет директоров или собрание акционеров?Защека сморгнул.– В этой компании – совет директоров.– В таком случае потрудитесь объяснить совету директоров, что генеральным директором буду я. И до четырех часов я буду исполнять обязанности.Защека пожал плечами.– С великим удовольствием, Анна Семеновна, – сказал он, – а простите, нас в переговорной посетители ждут. С ними кто будет общаться – я или тоже вы?– Разумеется, я, – сказала Аня.Защека помолчал и нажал на селектор.– Вика, – сказал он, – там Зубицкий в нижней переговорной, пусть поднимется. Поклонился и вышел из кабинета. * * * Посетителей оказалось трое. Двое были в серых пиджаках, белых рубашках и подобранных в тон галстуках. Они напоминали репринт одного и того же издания, напечатанного пятьдесят и двадцать лет назад. Третий был угрюмый сорокалетний человек с бритой головой и вытатуированными на пальцах перстнями.– Зубицкий, Михаил Александрович, – представился тот экземпляр, которому бьшо пятьдесят.– Зубицкий, Игорь Михайлович, – представился тот, кому двадцать.– Анна Собинова, – сказала Аня.Третий, в перстнях, не представился никак.Аня усадила всех троих за круглый столик для совещаний, как раз около аквариума с пираньями. Все расселись кто куда, и только человек в перстнях обошел стол и уселся лицом ко входу.– Чаю? – спросила Аня.Посетители кивнули. Аня нажала кнопку, и вошла секретарша Вика.– Принесите чай, – сказала Аня, – вам какой: черный? зеленый?– Зеленый, – сказал старший.– Черный, – сказал младший.– А у вас чай в пакетиках? – спросил тот, который с перстнями.Секретарша кивнула.– Мне, пожалуйста, полчашечки кипятка, а остальное – пакетики.Аня посмотрела на свое отражение в аквариуме с пираньями и вдруг поняла, что она одета не очень хорошо. На ней были футболка и джинсы, в которых она прилетела из Лондона. Это была очень правильная одежда для студентки Лондонской школы экономики, но Аня не была уверена, что эта одежда подходит для стометрового офиса с дворцовым паркетом и южноамериканскими пираньями. Кроме того, это была не траурная одежда.Наступила неловкая пауза, в течение которой человек с перстнями наблюдал за пираньями, а Зубицкий-старший смотрел на Аню. Он смотрел на нее так, что Аня невольно снова покосилась на аквариум, чтобы проверить, на порвалась ли ее футболка на груди.Никто не имел права так на нее смотреть!Особенно, когда отец мертв!Зубицкий Ане страшно не понравился, но еще больше ей не понравился человек, который попросил полчашки кипятка. А остальное – пакетиками. Она вспомнила, как это называется. Чифир. Да, чифир – очень густо заваренный чай. Этот чай пьют в тюрьме. Значит, этот человек был в тюрьме. Спрашивается, зачем этот человек пришел вместе с кредиторами ее отца?Надо было что-то делать. Но что? Аня вспомнила, что Стас предлагал ей свою помощь. Можно было встать, выйти в комнату отдыха и набрать номер Стаса. А можно было попросить подняться в кабинет тех двух парней, Игоря и Петю. Но это означало – сдаться. И с самого начала отказаться от самостоятельного расследования. А если это Стас убил ее отца? Как она может просить его о помощи?Послышался цокот каблучков, и в кабинет вошла секретарша с подносом. На подносе стояли два чайничка с чаем и стакан с чифирем.Секретарша Вика расставила чашки, очень-очень сладко улыбнулась Зубицкому-младшему и вышла. По ее походке было видно, что она принимает пол этого кабинета за подиум. Наверное, отцу это нравилось. Аня про себя порешила секретаршу уволить.Зубицкий-старший налил себе чашку и откашлялся перед разговором.– Простите, – сказала Аня, – вы все… от одной организации?–Да.– А я – одна. Мой отец не советовал мне вести переговоры, если я одна, а собеседников – трое. Поэтому у меня предложение: либо мы переговорим с вами вдвоем, либо, – Аня широко улыбнулась и очень пристально взглянула на человека, пившего пакетики от чая, – с моей стороны нас тоже будет трое.Зубицкий и человек с перстнями переглянулись. Человек с перстнями еле заметно поднял брови. Зубицкие вышли из кабинета, как игрок, удаленный с поля по свистку судьи.– Олег, – сказал человек с перстнями. – Если Стас будет спрашивать, кто приходил, скажи, что приходил Олег Васильевич.– Что вам надо от компании?– Денег.– Сколько?У Олега Васильевича были очень странные глаза. Нельзя сказать, чтобы они бегали. Скорее они походили на локаторы, которые медленно обследовали все узловые точки комнаты, – и вместе с тем всегда смотрели прямо на Аню.– Три миллиона, без штрафов и пеней. За поставленный керосин. Акты сверки возьмешь у коммерсантов, – последовал кивок в сторону дверей. – Два миллиона девятьсот шестьдесят тысяч, если быть точным.– Акты сверки? Это… за сколько?– За два года. Больше мы ждать не намерены.– А почему вы раньше ждали?– Раньше в компании денег не было. Теперь есть. За самолеты.– За какие самолеты?– Твой отец продал самолеты. Три старых Ила, три Ту-154, десять новых Ту-204. Покупатель – авиакомпания «Скайгейт». Васька Никитин. Он уже летает по этим маршрутам.Слово SkyGate было произнесено с неподражаемым рязанским выговором. Судя по акценту, Олег Васильевич не знал не только английского языка, но и латинского алфавита.– Отец продал шестнадцать самолетов? Но это… это весь бизнес!– В общем, да.– А почему он тогда не продал компанию?– Если бы он продал компанию, «Скайгейт» вместе с самолетами получил бы долги. А долги у твоей компании больше активов. Так что это такой способ отделаться от кредиторов. Он же получал деньги не на компанию – на оффшорку.Олег Васильевич помолчал, потом улыбнулся.– Только нам безразлично, где эти деньги – здесь или на оффшорке. Главное, что они есть. И если нам даже сейчас не заплатят, мы будем считать эти долги безнадежными. А когда кредитор понимает, что долгов получить нельзя… все самое страшное случается из-за безнадежных долгов, ты меня понимаешь, Аня?Аня понимала. Аня не понимала другое. Ее отец был замечательный, умный человек. Он был самым проницательным бизнесменом. Он был ловок, все говорили. Как же так получилось, что он в течение двух лет не платил за топливо для самолетов? Или не доплачивал, по крайней мере?И сколько еще таких долгов?Господи боже мой! Господи мой боже! Ане отчаянно хотелось убежать в другую комнату и позвонить Стасу. А еще больше ей хотелось убежать и позвонить отцу. Если бы это было возможно!– Олег Васильевич, – сказала Аня, – я правильно понимаю, что компания должна многим и очень многим?– Да.– И ни денег, ни активов у нее нет, потому что активы проданы компании SkyGate, a деньги от сделки попали не в Россию, а в оффшор?

Только голуби летают бесплатно - Латынина Юлия Леонидовна => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Только голуби летают бесплатно автора Латынина Юлия Леонидовна дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Только голуби летают бесплатно у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Только голуби летают бесплатно своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Латынина Юлия Леонидовна - Только голуби летают бесплатно.
Если после завершения чтения книги Только голуби летают бесплатно вы захотите почитать и другие книги Латынина Юлия Леонидовна, тогда зайдите на страницу писателя Латынина Юлия Леонидовна - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Только голуби летают бесплатно, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Латынина Юлия Леонидовна, написавшего книгу Только голуби летают бесплатно, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Только голуби летают бесплатно; Латынина Юлия Леонидовна, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/tom-ford-grey-vetiver-1010/ 

 Булычев Кир - Алиса Селезнева - 19. Конец Атлантиды http://www.libok.net/writer/324/kniga/315/bulyichev_kir/alisa_selezneva_-_19_konets_atlantidyi