А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь выложена электронная книга Маска смерти автора по имени Баантьер Альберт Корнелис. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Баантьер Альберт Корнелис - Маска смерти.

Размер архива с книгой Маска смерти равняется 75.23 KB

Маска смерти - Баантьер Альберт Корнелис => скачать бесплатную электронную книгу



OCR Larisa_F
«Маска смерти. Нидерландский и бельгийский детектив»: Ветеран МП; Москва; 1993
ISBN 5-900328-01-5
Альберт Корнелис Баантьер
Маска смерти
1
Инспектор Де Кок из Амстердамского полицейского управления на Вармусстраат медленно шагал в сторону площади Драмак с ее широкими тротуарами. Время от времени он жмурясь смотрел на яркое солнце, которое, словно опровергая неутешительный прогноз погоды, упорно не желало прятаться за облака и вот уже несколько дней радостно и беззаботно сияло на ясном небе.
Де Кок наслаждался. Его настроение, точно барометр, всегда соответствовало погоде: в холодные дождливые дни лицо инспектора становилось хмурым, как бы означая «бурю», а при ясной солнечной погоде сияло улыбкой, от чего резкие складки вокруг рта исчезали и словно разглаживались, а старая шляпа, казалось, сама собой съезжала набекрень.
Он улыбнулся, взглянув на свое отражение в стеклянной витрине рекламной тумбы, пересек Дамрак, проскочив прямо перед носом у катившего ему навстречу трамвая, и медленно, словно нехотя, побрел мимо морской биржи к Вармусстраат.
Перед входом в здание полицейского управления он остановился и внимательно оглядел голубую каменную ступеньку, полустершуюся от множества ступавших на нее ног – и полицейских, и правонарушителей.
Неожиданно ступенька показалась Де Коку непреодолимым барьером, и его охватил безотчетный страх, сковавший все тело. Он с трудом совладал с собой и переступил порог.
Когда инспектор поднялся на второй этаж и вошел в комнату следователей, его молодой помощник Фледдер смерил его настороженным взглядом.
– Что случилось, инспектор? У вас такой встревоженный вид!
– Неужели?
Де Кок небрежно бросил на вешалку шляпу и стянул с себя плащ. Он перекинул его через спинку стула и уселся за свой письменный стол.
– Ты веришь в предзнаменования, Фледдер?
– Какие такие пред… знаменования? В дядюшку Виллема или дядюшку Кейса?
Де Кок нахмурился и покачал головой.
– Этими вещами не шутят! – строго сказал он. – Предзнаменования – это тайный знак… предупреждение свыше: что-то должно случиться… Что-то очень страшное… – Он на миг уставился в одну точку. – Вот сейчас я подошел ко входу и вдруг почувствовал, что сегодня мне лучше бы не ходить в управление. Как будто эта голубая ступенька предупреждала меня о чем-то…
Фледдер улыбнулся.
– Какая чепуха! Все это чистейший вздор! Ступенька… предупреждение… – Шляпа у него съехала набок, и он наклонил голову, чтобы она не упала. – Я думаю, что у вас просто-напросто простуда. Сейчас многие болеют. Знаете, когда у человека повышается температура, у него нередко возникают странные фантазии.
Де Кок отмахнулся.
– Нет у меня никакой простуды, и температура тут совсем ни при чем. – В его голосе зазвучали раздраженные нотки. – Одним словом, выбрось все это из головы, считай, что я тебе ничего не говорил ни о каком предзнаменовании. Ты спросил, почему у меня был такой испуганный вид, когда я вошел, вот я и ответил.
Фледдер улыбнулся.
– А все дело было в этом дурном предзнаменовании…
– Вот именно!
Молодой следователь наклонился поближе к инспектору.
– Сегодня утром сюда заходил комиссар, спрашивал вас.
– Зачем я ему понадобился?
– Он хотел с вами поговорить.
– О чем, не знаешь?
Фледдер поднял брови.
– В коридоре я слышал, как кто-то сказал, что он собирается предложить вам возглавить бригаду по борьбе с карманниками.
Де Кок поморщился.
– Мне? Бригаду по борьбе с карманниками?!
– На следующей неделе начинается морской праздник «Сейл Амстердам», – пояснил Фледдер. – Сюда съедется множество народа со всех сторон. Все места в отелях уже забронированы. Идеальные условия для международной мафии карманников, уж они не упустят случая и непременно посетят эти гонки старых калош.
– Что с тобой, Фледдер? Ты сегодня, кажется, недоволен всем на свете! Сначала тебя разозлили мои предзнаменования, а теперь ты, попирая морское величие страны, называешь нашу знаменитую регату «гонкой старых калош»!
Молодой помощник поднял на инспектора простодушный взгляд.
– А разве не так?
Де Кок, прищурив глаз, назидательно произнес:
– «Сейл Амстердам» – великолепное зрелище. Я, коренной житель Урка, очень люблю эти… старые калоши, как ты их называешь. Мой дед рыбачил на замечательном паруснике, что когда-то ходил по Зейдерзее. В те времена еще не изобрели этих рычащих вонючих моторов, а плавали под парусами, обращаясь с молитвой к Богу и к попутному ветру. Уж на сей раз я постараюсь насладиться этим праздником на реке, ведь во время последних соревнований мне почти ничего не удалось увидеть: мы с утра до ночи раскручивали тогда дело о наследстве психиатра, Помнишь? На этот раз я своего не упущу. Так что комиссару придется поискать кого-нибудь другого для бригады по борьбе с карманниками.
– Вы что же, возьмете отпуск? Де Кок решительно кивнул.
– Вот именно! Доставлю себе удовольствие, повидаюсь со старыми друзьями: с «Америго Веспуччи» из Италии, с датчанином «Георгом Стеже» и немцем «Георгом Фоком»! – На его губах заиграла мечтательная улыбка. – Парусная регата – это такая красота… это живое напоминание о прошлом… о временах неподдельной романтики… об эпохе шанти…
Фледдер удивленно вскинул брови.
– А это еще что такое?
Де Кок только развел руками.
– Это такие морские песни. Во время тяжелой и однообразной работы на парусных судах моряки обычно пели шанти… замечательные свои песни… – с жаром объяснял инспектор.
– Я чувствую, морская романтика у вас в крови! Де Кок расхохотался.
– Да уж! Что есть, то есть!
В дверь постучали, оба одновременно повернулись, и Фледдер крикнул:
– Войдите!
Дверь медленно отворилась. На пороге стоял высокий худощавый молодой человек лет двадцати с небольшим. У него было нервное узкое бледное лицо со срезанным подбородком. Одет он был в темно-коричневый пиджак из грубой ткани с кожаными заплатами на локтях и светло-серые брюки с почти исчезнувшей складкой. Из-за коротких рукавов руки юноши казались слишком длинными. Движения у него были замедленные, на губах дрожала застенчивая улыбка. Не дойдя двух метров до стола инспектора, юноша остановился и поднял глаза на Де Кока, потом перевел взгляд на Фледдера и снова уставился на инспектора.
– Она исчезла! – высокий голос его дрожал и в нем слышались какие-то виноватые нотки.
– Она исчезла… – снова повторил странный посетитель.
Де Кок внимательно рассматривал юношу. Он отметил открытый простодушный взгляд серых глаз, низкий лоб и взъерошенные каштановые волосы. Юноша казался таким потерянным и беспомощным, что у старого сыщика невольно дрогнуло сердце. Он сделал ему знак подойти и указал на стул рядом со своим столом.
– Кто исчез? – участливо спросил Де Кок.
– Розочка…
– Розочка? – удивленно переспросил инспектор. Молодой человек кивнул.
– Да. Я ее так называю. Вообще-то ее зовут Розалинда… Розалинда ван Эвертсоорд. Она из дворян. – И почему-то смутившись, странный юноша добавил: – Из обедневших дворян…
– А вы сами кто?
Молодой человек мгновенно вскочил со стула и неловко поклонился.
– Да, извините. Это очень неучтиво с моей стороны, – извиняющимся тоном произнес он. – Я должен был вам сразу представиться. Я Недервауд… Рихард Недервауд. – Он снова присел на стул и исподлобья взглянул на инспектора. – А вы, насколько я понимаю, инспектор Де Кок?
Седой сыщик кивнул.
– Де Кок! – отчетливо и громко повторил он. Молодой человек мягко улыбнулся.
– Меня уверяли, что именно так вы и отреагируете на мое появление.
Лицо инспектора слегка порозовело.
– Кто уверял?
– Мои друзья. Это они посоветовали мне обратиться к вам.
– По поводу исчезновения Розочки?
– Ну да. Сначала я обратился в полицейское управление на Лодовейк ван Досселстраат. Но там даже не соизволили меня выслушать… я имею в виду: не дали все рассказать по порядку.
– А почему вы направились на Лодовейк ван Досселстраат?
Рихард Недервауд сделал неопределенный жест.
– Но ведь именно им положено заниматься этим делом!
– Почему?
– Да случилось-то все в больнице Южного Креста, мне сказали, что этот район относится к управлению на Лодовейк ван Досселстраат.
Де Кок почесал щеку.
– Ну и что же случилось в больнице Южного Креста?
– Она там исчезла…
– Что?! Просто так исчезла?
Рихард Недервауд беспокойно заерзал на стуле.
– Вы правы. – Он покачал головой. – Я излагаю все немного бессвязно… Вы должны меня извинить: я просто никак не могу прийти в себя после всего случившегося… Попробую вам все рассказать по порядку.
Де Кок ободряюще кивнул.
– Начните с того, какое отношение вы имеете к Розочке.
– Она моя подруга. Вот уже несколько лет у нас с ней так называемая свободная любовь… Я живу на Керкстраат, неподалеку от Амстела, а у Розочки двухкомнатная квартира в Пюрмеренде. Уик-энд мы чаще всего проводим у нее и в отпуск обычно ездим вместе.
Рихард Недервауд порылся в карманах пиджака, достал бумажник и, вытащив из него фотографию, протянул ее Де Коку.
– Вот она!
С фотографии на инспектора смотрела улыбающаяся молодая женщина с коротко подстриженными светлыми волосами. Лукавая улыбка, ямочки на щеках – все говорило о шаловливом кокетстве. Де Кок невольно подумал: интересно, что нашла прелестная молодая женщина в этом неловком смешном верзиле, но благоразумно промолчал. Еще раз бегло взглянув на фотографию, он протянул ее владельцу, но Рихард решительно отвел его руку.
– Оставьте ее у себя, она может пригодиться вам для расследования. Да, конечно, я уверен: эта фотография вам непременно понадобится!
Де Кок опустил снимок на стол.
– Каким образом Розочка оказалась в больнице Южного Креста? – спросил он.
– Ее послал туда домашний врач, доктор Ян Ван Акен.
– Она была больна?
Рихард Недервауд неопределенно пожал плечами.
– Розочка никогда не болела. Она спортивная девушка… играет в баскетбол, входит в лучшую команду страны. Но в последние дни она почувствовала себя неважно, стала какой-то грустной, вялой, немного покашливала. Она сказала мне об этом по телефону, мы ведь звонили друг другу каждый день. Я посоветовал ей обратиться к ее домашнему врачу.
Де Кок с любопытством посмотрел на молодого человека.
– И тот направил ее в Амстердам, в больницу Южного Креста?
– Да.
– А почему не в местную больницу – в Пюрмеренде?
Молодой человек пожал плечами.
– Не знаю. Честно говоря, я об этом не задумывался.
– В какое отделение ее положили?
– В неврологическое.
Де Кок положил на стол вытянутые руки.
– Ну и что же дальше?
Несколько секунд Рихард Недервауд молчал, уставившись в одну точку, и, казалось, вспоминал, как все было.
– Розочка, – сказал он хрипло, – предъявила направление врача в регистратуре…
– Когда это произошло?
– Позавчера, в среду, в одиннадцать часов.
– Вы были с ней?
Рихард Недервауд слабо кивнул.
– Она очень просила, чтобы я пошел вместе с ней. Она приехала в Амстердам из Пюрмеренда на своей машине – такой нелепо раскрашенный «гадкий утенок» – заехала за мной на Керкстраат, и мы вместе отправились в больницу Южного Креста. По дороге мы почти не разговаривали – так были оба подавлены.
Де Кок улыбнулся, стараясь подбодрить юношу.
– Понимаю. Что же было дальше? Рихард Недервауд торопливо облизал губы.
– Возле больницы есть большая площадка для парковки машин, Розочка поставила там своего «гадкого утенка», и мы вылезли. Должен сказать, мне почему-то сразу не понравилась эта больница. Здание показалось мне таким громоздким, таким холодным и неприветливым, что даже стало как-то не по себе. Я чуть было не остановил Розочку, когда она направилась ко входу. Меня охватил какой-то безотчетный страх, хотя я понимал, что все это просто глупо…
Лицо Де Кока стало серьезным.
– Да, иной раз кажется, что для страха нет никакой причины… и все же это чувство, я убежден, никогда не бывает беспричинным и безосновательным.
Рихард Недервауд посмотрел на него с благодарностью.
– Я почти физически ощущал этот страх! Меня всего трясло. Пока мы шли к дверям больницы, я крепко держал Розочку за руку… словно боялся ее потерять. – Он глубоко вздохнул. – Но когда мы вошли, я вынужден был, конечно, отпустить ее. Розочка подошла к окошку регистратуры, подала свое направление, и ее попросили немного подождать.
– Немного?
– Да, минуты две-три, не больше. Потом появилась медсестра, назвала ее фамилию и увела Розочку с собой.
– А вы остались ждать в приемной?
Рихард, словно извиняясь, прижал руку к груди.
– Я подумал, что она пробудет там недолго… Ну, минут пятнадцать… может, полчаса… Однако я прождал целый час. – Он смущенно усмехнулся. – Я не из тех, кто чуть что начинает бить тревогу, беспокоить людей. Однако я не мог справиться с каким-то внутренним тревожным чувством, которое росло с каждой минутой. Я не мог больше сидеть там молча, выбежал из приемной и принялся шагать взад-вперед по вестибюлю. Наконец я набрался смелости и решил навести справки. Но тут появилась та самая медсестра и пригласила меня пройти вместе с ней. Я думал, что она ведет меня к Розочке или к ее врачу, который объяснит мне, что с ней такое, но медсестра привела меня в комнату, похожую на лабораторию, и там лаборантка взяла у меня кровь на анализ.
Де Кок наморщил лоб.
– Вот как? – удивился он. – У вас взяли кровь на анализ?
Рихард Недервауд кивнул.
– Ну да.
– И вы позволили им сделать это? Юноша дернул правым плечом.
– Я… я подумал… – пробормотал он, – что это как-то связано с медицинским обследованием Розочки… возможно, им было важно знать, нет ли у меня какой-нибудь инфекционной болезни.
Де Кок глубоко вздохнул.
– И потому вы разрешили им взять у вас кровь! Это прозвучало как обвинение.
Рихард Недервауд кивнул.
– Когда они закончили, сестра, которая привела меня, сказала, что теперь все в порядке и я могу идти. Я ответил, что никуда отсюда не пойду и буду ждать мадемуазель Розалинду ван Эвертсоорд. Медсестра как-то странно посмотрела на меня и почти удивленно повторила: «Мадемуазель Розалинду ван Эвертсоорд?..» Я объяснил, что так зовут девушку, которую она увела от меня. Медсестра поджала губы и покачала головой. «Я ни-ко-го ни-ку-да не уводила!»
Де Кок нахмурился.
– А это была действительно та самая медсестра?
– Ну конечно!
Инспектор дружески улыбнулся юноше и наклонился к нему.
– Я понимаю, вы были в несколько возбужденном состоянии, – мягко сказал он, – после всего случившегося нервы у вас были напряжены до предела… Могу себе представить, что вы тогда чувствовали.
Однако Рихард Недервауд, словно не замечая его сочувствия, сурово сжал губы и оборвал инспектора:
– Ошибка исключена! – сказал он раздраженно. – Это лицо… эту полную фигуру я не забуду никогда! – Он постучал указательным пальцем по лбу. – Все запечатлелось здесь, словно на фотографии. – Лицо юноши покрылось пятнами, он с шумом втянул в себя воздух, ноздри его трепетали. – Она молча удалилась, – упавшим голосом произнес он.
– Кто?
Рихард Недервауд безнадежно махнул рукой.
– Медсестра, конечно! Она удалилась, но я бросился за ней по коридору и остановил ее, схватив за плечо. «Где Розочка? – крикнул я. – Что вы с ней сделали?» Медсестра разозлилась и, стряхнув мою руку со своего плеча, сказала, чтобы я к ней не приставал с глупыми расспросами. Затем она юркнула в какую-то дверь и исчезла. Я прямо остолбенел на месте. Меня словно молотком по голове ударили. Наконец я пришел в себя, подбежал к человеку, сидевшему за стойкой регистратуры и заговорил с ним, стараясь держаться как можно любезнее: «Сегодня утром я приехал сюда с женщиной, ее звали мадемуазель Розалинда ван Эвертсоорд, у нее было направление от доктора Ван Акена из Пюрмеренда!» Мужчина заглянул в регистрационную книгу и сказал: «Такой нет в списке». Я снова занервничал. «Но она же приходила к вам сегодня в одиннадцать часов утра, я присутствовал при том, как она показывала вам свое направление». Мужчина посмотрел на меня как на сумасшедшего. «Если ее нет у меня в списке, – заявил он, – значит, она ко мне не обращалась».
Рихард Недервауд закрыл лицо руками. Он дрожал всем телом, пот выступил у него на лбу. Наконец молодой человек взял себя в руки.
– Мне показалось, что я и в самом деле сошел с ума, – сказал он. – Я так и остался стоять у стойки. Мужчина больше не смотрел на меня, он вел себя так, будто меня вовсе не существовало. Совершенно растерянный, я выбежал из больницы, было такое ощущение, что у меня разом развинтились все мозги, я ничего не соображал. На улице я вдруг вспомнил об автомобиле Розочки и со всех ног бросился к стоянке. Де Кок встревоженно взглянул на него.
– И что же? – спросил он.
Рихард Недервауд устало уронил голову.
– Ее машина исчезла!
2
Рихард Недервауд вышел, и в комнате следователей наступила тишина. Казалось, что странный рассказ юноши все еще продолжает звучать в этих стенах. Фледдер первым нарушил тишину:
– Если на улице крикнуть: «Эй, красавчик!» – этому Рихарду лучше не оборачиваться. Ну и тип! – с усмешкой покачал головой Фледдер. – Неужели вы, Де Кок, верите его россказням?
Инспектор строго посмотрел на своего помощника.
– А ты нет?
Фледдер сделал неопределенный жест.
– Ну это же… сущий абсурд! Видите ли, его подружка внезапно таинственно исчезла… Честно говоря, я ее понимаю.
– Ты хочешь сказать, что она решила от него отделаться?
– Ну конечно! – кивнул Фледдер.
– Что за странная и в общем-то довольно неприличная манера рвать отношения! – возмутился Де Кок.
Фледдер засмеялся.
– А мне кажется, в этом есть даже своеобразный юмор. Современные молодые люди не очень-то церемонятся в таких случаях. Девица оставила этого вруна в приемной, а сама села в машину и уехала. Совершенно очевидно, что она хотела от него отделаться.
Де Кок искоса посмотрел на него.
– А как понимать поведение медсестры? Почему она отрицала, что увела Розочку?
Фледдер пожал плечами.
– Может быть, эта Розалинда ван Эвертсоорд поделилась с ней, рассказала, что она задумала проделать со своим дружком, и та тоже включилась в игру?
– А как же быть с тем мужчиной за стойкой регистратуры?
– Все то же! – Фледдер показал большим пальцем на дверь, за которой исчез молодой человек. – Этот парень просто напрашивается на такое отношение.
Де Кок не понял и вопросительно уставился на своего помощника.
– Что ты имеешь в виду?
– Да все, наверное, посмеиваются над этим типом. Седой инспектор ущипнул нижнюю губу.
– Ты считаешь, что он что-то вроде деревенского дурачка?..
– Ну нет, это уж слишком! – возразил Фледдер. – Просто подобных молодых людей особы женского пола не воспринимают всерьез и чаще всего над ними подсмеиваются.
– Итак, ты полагаешь, что эта девица просто-напросто натянула нашему Рихарду нос?
– Скорее всего. – Фледдер наклонился и взял со стола Де Кока фотографию. – Милое, прелестное, жизнерадостное существо! – Он втянул в себя воздух. – Бьюсь об заклад: никаких интимных отношений между ними не было, парень просто выдумал все это.
– Значит, он все-таки деревенский дурачок… Фледдер положил фотографию на стол.
– Не знаю, как вы, а я лично и цента не дал бы за эту сказочку!
Де Кок, словно не слыша его замечания, сухо приказал:
– Позвони, пожалуйста, в полицейское управление на Лодовейк ван Досселстраат и для полной уверенности спроси, что они предприняли по этому делу. Думаю, что ничего. Если это так, свяжись с главным врачом больницы Южного Креста и договорись с ним о встрече сегодня в полдень. Затем пошли телекс в розыскную службу, чтобы они помогли установить местонахождение Розалинды ван Эвертсоорд. – Он поднял вверх указательный палец. – Да, и не забудь про ее автомобиль!
У Фледдера отвисла нижняя губа.
– Вы все-таки решили взяться за расследование, Де Кок? – удивился он.
Седой инспектор, не отвечая, вышел из-за стола, не спеша приблизился к вешалке и снял с нее свою старую шляпу.
Молодой помощник тоже поднялся из-за стола.
– Куда вы сейчас направляетесь? Де Кок обернулся.
– К доктору Яну ван Акену. Хочу узнать, почему домашний врач из Пюрмеренда послал эту спортивную молодую женщину, внезапно почувствовавшую легкое недомогание, к амстердамскому неврологу.
Сидя за рулем старого полицейского «фольксвагена», Де Кок медленно катил через туннель под рекой Ей. Не любил он эту езду в автомобиле: слишком оживленное движение на городских улицах.
Де Кок понимал, почему Фледдер так недоверчиво отнесся к рассказу этого юноши, ему самому Рихард Недервауд тоже показался довольно нелепым существом, он производил впечатление человека не только странного, но и несколько глуповатого. И одет он был как-то нелепо, и держался весьма необычно… И было в его рассказе что-то такое, что заставляло задуматься.
Он подумал: может, стоит попросить Рихарда Недервауда показать то место на руке, откуда у него в больнице Южного Креста взяли кровь… Следы от укола должны были сохраниться. Но потом Де Кок решил, что это было бы истолковано, как проявление явного недоверия, и он оставил эту мысль.
Добравшись до Пюрмеренда, Де Кок отыскал в новом районе Веермолен улицу Хедерсфлейтстраат, где у доктора Ван Акена был врачебный кабинет.
Инспектор припарковал свой «фольксваген» возле тротуара, прошел к дому номер пять и взялся за ручку двери. В вестибюле его встретила симпатичная ассистентка доктора и молча вопросительно посмотрела на него. Инспектор снял шляпу.
– Доктор Ван Акен у себя?
– Да, разумеется.
– Я хотел бы поговорить с ним.
– Вы условились с доктором о встрече? Де Кок покачал головой.
– Нет. Я не пациент, я инспектор полиции из Амстердама. Может быть, доктор не откажется уделить мне несколько минут?
Ассистентка исчезла за дверью, скоро вернулась и указала глазами наверх.
– Поднимитесь, пожалуйста, туда. У доктора сейчас больная, как только она выйдет, господин Ван Акен готов вас принять.
Де Кок понимающе кивнул и направился вверх по лестнице. Он остановился перед дверью кабинета, и дождавшись, когда в дверях появилась пациентка, вошел к врачу.
Доктор Ян ван Акен оказался высоким стройным узколицым мужчиной лет сорока. При виде инспектора он поднялся из-за стола и протянул ему руку.
– Какие заботы привели амстердамского инспектора полиции в Пюрмеренд? – приветливо улыбаясь, спросил он.
Седой инспектор посмотрел на него в упор и встретился с дружелюбным открытым взглядом, полным нескрываемого любопытства.
– Необходимо внести ясность в один странный сюжет…
Доктор Ван Акен рассмеялся.
– Внести ясность? – повторил он.
Де Кок кивнул.
– Вы спросили, доктор, какое дело привело меня в Пюрмеренд? Я начал расследовать одно запутанное дело, связанное с исчезновением молодой женщины…
Доктор Ван Акен подал инспектору стул и снова уселся на свое место.
– И я могу вам чем-то помочь, инспектор? – с сомнением в голосе спросил он.
Де Кок положил свою шляпу на пол рядом со стулом, на котором сидел, и медленно расстегнул пиджак. Он старался выиграть время, обдумать, какую тактику лучше сейчас применить. Доктор Ван Акен, судя по всему, не из тех, кого легко расколоть.
– Не скрою, я очень рассчитываю на вашу помощь, доктор, – осторожно произнес он. – Мои познания в медицине, к сожалению, не очень велики. Скажите, доктор, что вы предпримете, если кто-нибудь из ваших подопечных пожалуется на внезапную странную вялость и слабость?
Ван Акен поправил очки на носу.
– Вы хотите сказать, инспектор, что вы испытываете вялость и слабость? – улыбнулся доктор.
Де Кок внимательно наблюдал за ним. Несмотря на открытую улыбку доктора, инспектор заметил, как в глазах его за стеклами очков удивление сменилось настороженностью. Старый сыщик поставил вопрос иначе.
– Скажите, имеются ли в Пюрмеренде специалисты-неврологи?
Ван Акен кивнул утвердительно.
– Да, здесь есть два невролога, и оба работают у нас, в больнице Святого Людевика.
– Хорошие специалисты?
– Да, очень.
Де Кок ухмыльнулся.
– Почему же в таком случае вы посылаете вашу пациентку, живущую здесь, в Пюрмеренде, на консультацию к амстердамскому неврологу?
Доктор нахмурился.
– Я направил свою пациентку в Амстердам? – удивленно спросил он.
Де Кок вместе со стулом придвинулся к нему поближе.
– Да, вы направили свою пациентку в отделение неврологии в больнице Южного Креста.
– Такого не могло быть! – твердо сказал доктор. Де Кок не сводил с него глаз.
– Я говорю о Розалинде ван Эвертсоорд… На лбу у Ван Акена собрались морщинки.
– Кто это?
Де Кок протянул к нему руки.
– Ваша пациентка, – повторил он, – которую вы два дня назад отослали в отделение неврологии амстердамской клиники.
Лицо доктора окаменело, доброжелательное выражение с него как рукой сняло. Он плотно сжал губы.
– Это не моя больная. – Он вскочил со стула и сердито проговорил: – Так и запишите: я никого не посылал в больницу Южного Креста!
Фледдер с улыбкой смотрел на Де Кока.
– Итак, доктор Ван Акен из Пюрмеренда заявил, что не знает никакой Розалинды ван Эвертсоорд?
– Да, он сказал, что у него нет такой пациентки. Молодой следователь усмехнулся.
– И разумеется, он никого не посылал в больницу Южного Креста…
Де Кок вздохнул.
– Когда я стал его уверять, что два дня назад некая Розалинда ван Эвертсоорд обратилась в больницу Южного Креста с его направлением, он ужасно разозлился. Мне не хотелось накалять обстановку, и я счел за благо прекратить расспросы. Старый инспектор грустно улыбнулся. – С врачами лучше не портить отношения, не то они выпишут тебе какие-нибудь не те таблетки…
Фледдер рассмеялся. Пододвинув к себе стул, он перевернул его задом наперед и сел.
– Вот видите, – торжествующе воскликнул он. – Я же сразу сказал: ни одного цента не дам за рассказ этого Рихарда Недервауда!
Де Кок вытянул губы трубочкой.
– А мне его рассказ о том, что случилось в больнице Южного Креста, показался очень любопытным: там было много интересных деталей.
Фледдер ухмыльнулся.
– Все выдумано от «а» до «я».
Де Кок удивленно взглянул на него.
– Почему ты так решил?
Лицо молодого следователя стало серьезным.
– Этот юноша подвержен ложным иллюзиям – типичный признак паранойи. Наш Рихард Недервауд – обыкновенный параноик.
– Кто?
– Больной, страдающий навязчивой идеей. Как правило, такие люди нормально ведут себя в обществе, но вдруг наступает момент, когда их поступки становятся странными и нелогичными.
Де Кок внимательно слушал его, слегка наклонив голову.
– Откуда ты набрался всех этих премудростей?
– От доктора Ван Беммелена.
– И кто же такой доктор Ван Беммелен? – прищурившись спросил Де Кок.
– Очень важная персона… Главный врач больницы Южного Креста.
– Он знает Рихарда Недервауда?
– Нет.
– Как же он может тогда говорить о паранойе? Фледдер вздохнул.
– Выполняя ваше поручение, я сегодня утром позвонил главному врачу больницы Южного Креста и попросил его о встрече. Он, естественно, спросил меня, о чем я собираюсь с ним беседовать. – Молодой следователь лукаво подмигнул инспектору. – Но тут я рассказал ему о Рихарде Недервауде и о том, как его подружка Розалинда ван Эвертсоорд в прошлую среду бесследно исчезла в больнице Южного Креста.
– Что он ответил?
– Доктор Ван Беммелен посмеялся от души, а потом сказал, что велит посмотреть в анатомичке, не подбросили ли туда какой-нибудь новый труп.
– Довольно мрачная шутка. – Де Кок покачал головой. – И по-моему, недостойная главного врача. – Он внимательно посмотрел на Фледдера. – Если я правильно понял, он не воспринял всерьез эту историю?
– По всей видимости, да. Он сказал, что день у него сегодня очень загружен, поэтому он не сможет принять меня, но непременно даст указания своим подчиненным, чтобы они оказали мне необходимое содействие. Доктор обещал также послать нам список сотрудников, которые в то утро дежурили в больнице.
– Очень любезно с его стороны.
– Я тоже так считаю, – согласился Фледдер. – Доктор Ван Беммелен посоветовал нам не очень-то доверять рассказу этого молодого человека и предупредил, что люди, страдающие параноей, обычно преподносят самые бредовые идеи в абсолютно естественной манере.
Де Кок почесал затылок.
– Значит, нам следует считать Рихарда Недервауда параноиком?
Фледдер развел руками.
– Почему бы и нет? – Он пожал плечами. – Можно и так объяснить его странный рассказ…
Де Кок с интересом взглянул на него.
– Любопытно, этот молодой человек говорил то же самое, когда обратился в управление на Лодевейк ван Досеелстраат?
– Почти дословно та же самая версия, – подтвердил Фледдер.
– И что же?
– Коллеги на Лодевейк ван Досеелстраат, так же как и я, не поверили в эту фантастическую историю.
– Ты хочешь сказать: они не восприняли ее всерьез?
– Да, они не стали ничего предпринимать, а когда узнали, что вы отправились в Пюрмеренд, чтобы поговорить с доктором Ван Акеном, сочли, что это чистое безумие.
– И это не в первый раз! – весело заметил Де Кок.
– Что вы имеете в виду?
– Не впервые меня объявляют сумасшедшим. На столе у инспектора зазвонил телефон. Фледдер снял трубку, послушал с полминуты и положил трубку на рычаг.
– Они нашли машину!
– Кто? Где?
– Водолазы… Нашли ее машину в Северо-голландском канале.
– А сама Розочка?
– Ее тело пока не обнаружено.
3
– Ну теперь у тебя, кажется, есть все данные? Фледдер придвинул к себе листки с записями.
– Господин Элле Хукстра, – начал читать он, – шкипер с «Трех братьев», – сообщил, что он наткнулся на что-то в Северо-голландском канале – вблизи Пюрмеренда. Он сразу же дал знать об этом охране шлюза, а та в свою очередь известила полицию. По требованию полиции двое водолазов спустились под воду и обнаружили в реке автомобиль Розалинды ван Эвертсоорд. Пожарные подняли его на поверхность.
– Автомобиль без пассажиров?
– Да, – кивнул Фледдер. – Обе дверцы были открыты. Водолазы предполагают такую возможность: тело Розалинды ван Эвертсоорд потоками воды из-за проходящих по реке пароходов как бы «вымыло» из кабины и теперь оно покоится где-то на дне канала.
Де Кок взъерошил волосы.

Маска смерти - Баантьер Альберт Корнелис => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Маска смерти автора Баантьер Альберт Корнелис дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Маска смерти у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Маска смерти своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Баантьер Альберт Корнелис - Маска смерти.
Если после завершения чтения книги Маска смерти вы захотите почитать и другие книги Баантьер Альберт Корнелис, тогда зайдите на страницу писателя Баантьер Альберт Корнелис - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Маска смерти, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Баантьер Альберт Корнелис, написавшего книгу Маска смерти, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Маска смерти; Баантьер Альберт Корнелис, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн