А-П

П-Я

 купить шкаф по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Мэй Джейн

Он, она и собака


 

Здесь выложена электронная книга Он, она и собака автора по имени Мэй Джейн. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Мэй Джейн - Он, она и собака.

Размер архива с книгой Он, она и собака равняется 185.86 KB

Он, она и собака - Мэй Джейн => скачать бесплатную электронную книгу






Джейн Мэй: «Он, она и собака»

Джейн Мэй
Он, она и собака



OCR: Аваричка; Spellcheck nathalte
«Он, она и собака: Роман»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2008

ISBN 978-5-17-049417-0, 978-5-9713-7496-1, 978-5-9762-6521-9 Аннотация Если б не Майлс, кто знает, что стало бы с Бобом и Джейн. Они наверняка порвали бы друг с другом.И все потому, что люди не умеют прощать.А Майлс умеет. Тех, кого любит, – запросто! Ведь Майлс – собака. А людям, согласитесь, далеко до собак.Майлс просто душка. Хитер и сообразителен, как все дети улиц. И очень воспитан, хотя кто мог научить дворнягу хорошим манерам?На свете есть двое, которые души в нем не чают.И эти двое – Боб и Джейн… Джейн МэйОн, она и собака Посвящаю эту книгу своим родителям, чтобы они перестали постоянно спрашивать, чем я занята все дни напролет. Все бесконечное множество вопросов и ответов заключено в одном-единственном существе – собаке. Франц Кафка Пролог Боб одним глотком прикончил пиво, швырнул банку в мусорную корзину и промахнулся.– Не понимаю, – пожаловался он, вываливая в открытый чемодан содержимое очередного бельевого ящика, – ведь я всегда хранил Джейн верность, никогда не изменял, даже не пытался! – Боб вопросительно посмотрел мне в глаза. – И знаешь, что самое обидное?Я не имел ни малейшего представления, но знал, что Боб все равно ответит на собственный вопрос. Он постоянно так делает, когда говорит со мной.– Ты всегда был рядом, парень! – просветил меня Боб. – Ты был свидетелем каждого моего шага, ты знаешь, что я честен, но из тебя плохой свидетель защиты!К сожалению, он был прав. Свидетель из меня был никудышный. Сколько раз я ругал себя за то, что не могу защитить Боба перед Джейн!– Мой единственный свидетель совершенно бесполезен! – простонал Боб, хватаясь за голову. – И все потому, что он – без обид, дружище – собака!Да уж, я собака, это правда, Собака, от черного носа до кончика хвоста. Смешное, мохнатое существо, задирающее ногу на каждый куст.Вообще мне всегда казалось, что псом быть гораздо лучше, чем человеком, но в этот момент, глядя в полные тоски глаза Боба, я пожалел, что не могу стать двуногим и обрести способность говорить. Все, что угодно, лишь бы Джейн и Боб помирились! Глава 1 Когда они впервые появились в приюте, я решил, что на них и время тратить не стоит. Чего ради стараться? Видно было, что эти двое ни за что меня не возьмут.В общем, прыгать на сетку и вилять хвостом, словно щенок, я не стал. Проходили мы это: прыгаешь, виляешь, а потом объект твоей страсти равнодушно сваливает к соседней клетке, оставив тебя наедине с жирным, как навозная муха, разочарованием.Остальные парни всячески пытались привлечь к себе внимание новых посетителей. Идиоты! Они думали, у них есть что предложить этим двум! Отовсюду несся лай с подвываниями, клетки ходили ходуном. Собаки прыгали, махали хвостами так сильно, что рисковали свернуть себе позвоночник. В общем, изо всех сил просили: меня, меня возьмите! Конечно, иногда подобная тактика срабатывала, и кто-то из псов обретал желанную свободу. Но я, признаться, редко выражал восторг столь бурно. Мне всегда казалось, что взять в свой дом жизнерадостного придурка могут только такие же придурки. А лично мне жить с придурками не хотелось.Пока мои товарищи лаяли и выли, я оставался спокоен, и потому не пропустил шагов поварихи, которая обычно приносила по вечерам кости и даже обрезки мяса. Я услышал, как она идет по коридору, и приподнял уши.Почему-то этот жест очень умилил Джейн. Она оказалась очень миниатюрной женщиной и постоянно болтала. В собачьем мире Джейн была бы, скорее всего, неугомонным йоркширским терьером. Боб казался ее полной противоположностью, с этим крупным подбородком, крепкой шеей и широкими плечами. У него был такой уверенный вид, какой обычно бывает у боксеров или ротвейлеров. Только уши у Боба были не обрезанными и не висели на хрящах, но ведь это не главное.Я попытался на глаз определить, сколько этим двоим лет. По моим подсчетам выходило, что лет по шесть в пересчете на собачий лад. Уже давно не зеленые щенки, но до старости далеко.Моя клетка стояла на углу таким образом, что я видел посетителей, когда они только входили в приют, и мог наблюдать, как разглядывают каждую собаку. Джейн и Боб внимательно смотрели на каждого, хотя нигде не задержались надолго. Бассет (у парня были проблемы с глазами) их не заинтересовал, равно как и кудрявый белый пудель с трясущимся задом и парочка психованных братцев-питбулей, успевших покусать друг друга за холку в борьбе за место у сетки. Немецкий шепард, страдающий чесоткой, обладатель облезших штанин, вызвал на лице Джейн только жалость. Возле старого глухого далматинца Боб какое-то время топтался сочувственно, пока подруга не увлекла его под локоть к следующей клетке.Я видел, как тают надежды обитателей приюта. Впрочем, я видел это не раз. И таких, как Джейн с Бобом, я тоже видел. Им не нужна была собака, они пришли просто поглазеть, что-то для себя прикинуть, а потом купить пса с отличной родословной в каком-нибудь клубе.Пока я безрадостно размышлял на эту тему, парочка оказалась перед моей клеткой. Мне не хотелось, чтобы Джейн принялась сочувствовать очередному «выброшенному на улицу бедняжке», поэтому я предпочел замереть на лежанке и не обращать на визитеров внимания. Я надеялся, что подобная тактика заставит их побыстрее убраться.Однако Джейн повела себя непредсказуемо. Она приблизилась к сетке, прижалась к ней носом и одарила меня очень странным взглядом. Ее глубоко посаженные внимательные глаза словно заглянули мне в самую душу, голова чуть заметно наклонилась вбок. Меня явно оценивали.– Ну, привет, – негромко сказала Джейн и улыбнулась.Кажется, ее дыхание пахло сыром.– Ужас, до чего ты хорошенький, – заявила она.Мой хвост – одна из двух частей тела, которые ведут себя так, словно живут отдельно от меня – медленно шевельнулся в ответ на комплимент. Шевельнулся, стукнул по полу и выжидательно замер.Следующие слова Боба стали для меня ледяным душем.– Он слишком мелкий, Джейн. Мой последний пес, Билл, приносил палки большего размера, чем эта дворняжка.– А я думала, что размер не имеет значения, – хихикнула Джейн.Боб засмеялся:– Только в постели, милая. Но когда речь идет о собаке, размер очень важен. Маленькая собачка… в общем, это вроде как и не собака вовсе!Признаться, подобное заявление показалось мне оскорбительным. Я еще подумал, мол, пусть я слишком мал, чтобы достать до горла этого мерзавца, зато вполне способен прокусить ему ногу.Джейн вздохнула, и я снова почувствовал запах сливочного сыра… ням-ням.– Ты сам-то себя слышишь? В каждой увиденной нами собаке ты находил какой-то изъян. Быть может, тебе претит сама мысль, что мы, как состоявшаяся пара, готовы взять собаку? Может, ты не веришь в наше будущее? – обиженно предположила Джейн.Это был хитрый ход, и я его оценил.– Все совсем не так, милая, – тотчас (очень предсказуемо!) возразил Боб. – Просто я стараюсь предусмотреть каждую деталь, чтобы потом не пожалеть. Сама понимаешь, взять собаку из приюта – дело рисковое. Никогда не угадать, какими сюрпризами чревато такое предприятие.– Вся наша жизнь – игра, – заявила Джейн. – Отношения – это тоже вроде рулетки, так?– Может быть, но отношения строятся годами. А взять собаку из приюта – дело пары часов. Можно купить кота, то есть пса, в мешке.Я уже сообразил, что Боб относится к той категории людей, которые все тщательно взвешивают и планируют загодя. Вот только причем тут был мешок, я так и не понял.В общем, я встал с лежанки, неторопливо потянулся и уже собрался демонстративно отойти в дальний конец клетки (так сказать, намекнуть, что аудиенция окончена), когда дверь приюта распахнулась и вошла наша Главная.Я знал, что сегодня нас ждут свежие косточки с рынка по соседству. Их запах, оглушительно-прекрасный, заметался в воздухе. В ту же минуту приют наполнился многоголосым лаем и тявканьем.– Тихо! – рявкнула Главная. – Тихо, все!Лай стих. Обитатели приюта знали, что самым крикливым попросту ничего не дадут.Меж тем Главная направилась к моей клетке.– Добрый вечер, – сказала она Джейн и Бобу. – Меня зовут миссис Конклин. Вижу, вы рассматриваете нашего Майлса.Мои уши непроизвольно дернулись, тело подобралось. Я уже некоторое время жил с этим именем, чтобы откликаться на него почти инстинктивно.– Майлс? – переспросил Боб, округляя глаза. – Как… Майлс Дэвис?– Вы угадали, – кивнула Главная. – Я – ярая поклонница игры на трубе.– Боб тоже! – воскликнула Джейн. – Видишь, милый? Это знак!– Только давай не будем во всем искать перст судьбы, Джейн, – поморщился Боб. – Мы ничего не знаем об этой собаке.Главная тотчас принялась цитировать заученный наизусть текст, который, по моему мнению, является полной ерундой:– Майлс хорошо воспитан, потому что это домашний пес, а не бродяга. К сожалению, хозяева выбросили его на улицу, поэтому мы его и подобрали.Редкое вранье! Никто меня на улицу не выбрасывал.– Как все домашние собаки, Майлс не писает в помещении, а просится на прогулку. Кстати, это умный песик, – все гундела Главная. – Именно поэтому он ведет себя довольно недоверчиво и редко расположен к случайным прохожим.– Вот это правильно, – похвалила Джейн. – Мы же в Нью-Йорке живем. Тут не стоит доверять каждому встречному.– С этим не поспоришь, – сказала Главная, поджав губы. – Вот я в свое время была слишком доверчивой и вышла замуж за своего первого мужа. Ух, и намучилась я! И этот ужасный развод…Боб и Джейн обменялись взглядами, которые я не сумел расшифровать. Боб даже чуть поморщился, словно сразу после слов Главной его укусила в спину здоровенная блоха.– Как вы считаете, – спросила Джейн, – у Майлса были жестокие хозяева? Как можно выгнать на улицу такого очаровашку? Объявлений о пропаже не было? Может, Майлс просто потерялся.– Увы, никаких объявлений за несколько месяцев. – Главная вздохнула. – Мы нашли его в Бронксе. Бедняжка лежал на пороге старого здания, которое собирались сносить. Он был очень слаб, нога сломана, он сильно отощал. Вы бы видели, как он трясся. Нам пришлось повозиться, чтобы привести его в норму.У Боба вытянулось лицо.– Как можно быть столь жестокими к животным! Выкинуть из дома в зимнюю стужу!Я немедленно потеплел к этому парню, хотя никто не выкидывал меня из дома. Ведь каждая собака знает, что это значит – неприкаянно скитаться по холодным улицам, когда живот сводит от голода.Главная тяжело вздохнула:– К несчастью, такое случается нередко. Скольких бы несчастных мы ни спасали, число бродячих собак по городу не уменьшается. Каждый год без крова остается не менее сорока тысяч животных.– Вот видишь? – сказала Джейн. – Именно по этой причине мы должны взять собаку из приюта, а не покупать в клубе. Боб, милый, у тебя всегда были собаки с родословными, но не пора ли дать шанс менее удачливым парням?О, как она была права!Боб трижды почесал затылок, потеребил волосы и подвигал подбородком.– У вас есть мысли, какие именно породы перемешались у Майлса в крови? – спросил он.Главная нахмурила лоб и вперила в меня неподвижный взгляд. Мне показалось, что меня сканируют.– Ну, эти большие уши и глаза явно принадлежат чи-хуахуа…«Моя мамочка», – подумал я.– А вытянутое тело и короткие ноги… хм, пожалуй, от таксы.Мой папаша. Мы не встречались, потому что ублюдок смотался раньше, чем мать поняла, что произошло.– Однако у Майлса такая морда… и эти черные пятна… есть что-то от немецкой овчарки, видимо, несколько поколений назад была и такая вязка. – Главная задумалась. – И самое забавное! Видите, какой у мальчика хвост? Словно тугая баранка с белым кончиком. Это от бассенджи, очень дружелюбная порода, которая – только представьте! – не умеет лаять! А шерсть… хм, возможно, фокстерьер или корги. Сами видите, Майлс – редкий экземпляр…Ага, предлагаю свой перевод: уродливая дворняга.– На мой взгляд, – вмешалась Джейн, – он симпатяга.Вот это да! Как только меня в жизни не называли, но «симпатягой» никогда прежде.Я повнимательнее вгляделся в лицо Джейн, пытаясь понять, искренне она говорит или просто пытается быть вежливой. Она улыбнулась и протянула руку ко мне сквозь прутья решетки. Я с достоинством приблизился, понюхал и лизнул ее пальцы. Они оказались солеными.– Щекотно, – сообщила она, хихикнув, и потрепала меня по загривку. – Небось, жаждешь убраться из этого неуютного местечка?«О, – подумал я с тоской, – ты даже не представляешь, как сильно жажду!» Пожалуй, следовало показать этой девице, насколько дружелюбным я умею быть. А то, чего доброго, решит, что я необщительный.Словно прочитав мои мысли, Главная открыла дверцу клетки. Я с визгом бросился к Джейн. Она радостно прижала меня к себе, и я почувствовал, как в ее груди торопливо бьется сердце. Кстати, у этой мадам оказались на удивление крепкие и большие сиськи!Я принялся в восторге облизывать ей лицо. Может, это вообще был мой последний шанс найти себе хорошую любящую семью. Новый дом, новая жизнь, ласковая хозяйка и… и Боб. Боб, разобраться в котором мне еще не удалось.Джейн засмеялась и передала меня своему спутнику.– Малыш, ты не меня должен убеждать, а этого сурового парня. Ну-ка обслюнявь ему лицо!Я колебался лишь секунду. Признаться, до этого момента я никогда не целовал мужчину. Не то чтобы это меня смущало, но был страх перегнуть палку. Мужчины ведь не слишком любят сантименты. Однако я был просто обязан завоевать сердце Боба. В общем, настороженно понюхав его нос, ухо и подбородок, я выбрал подбородок. Кожа оказалась щетинистой и очень мужественной на вкус. В общем, не встретив сопротивления, я лизнул еще и нос, и ухо.– По-моему, только дворняжки способны на подобную любвеобильность, – заметил Боб, чуть отстраняясь и внимательно меня разглядывая. – Помню, самым ласковым моим псом был пудель, которого мы завели еще с Кэти. Да и тогда меня разве что клевали влажным носом в щеку.– Ты о пуделе или о Кэти?Боб поднял бровь и обратился почему-то ко мне:– В этом вся Джейн, приятель. Иногда она бывает стервой, но я все равно схожу по ней с ума.Сам я был знаком с Джейн всего ничего, но был готов подписаться под этой репликой.В это время Главная, которая внимательно изучала какие-то записи в блокноте, подняла голову и уставилась на Джейн немигающим взглядом.– Мисс Леви, как я вижу из вашей анкеты, раньше вы не держали собак.– Только потому, что мать страдала аллергией на шерсть. А мой бывший муж недолюбливал собак, да и дочь, Миа, не проявляла интереса к животным. Она все больше училась или проводила время с друзьями, понимаете? Уход за собакой лег бы на мои плечи, но я много работала, так что вопрос отпадал. Но я очень люблю собак! – с пылом сказала Джейн. – Я с самого детства мечтала иметь собаку. А у Боба есть опыт. У него уже были собаки.– Понятно, – сухо сказала Главная. – Значит, вы живете вместе?– Не совсем. То есть… и да и нет. В общем, – залепетала Джейн, тушуясь под изучающим взглядом, – мы много времени проводим вместе. У Боба квартира в центре города, но… пока мы в ней не живем… понимаете, он сейчас разводится с женой. То есть не совсем так. Они расстались, но суда еще не было, она не подписывает бумаги. В общем, это очень длительный процесс, если вы понимаете…– Джейн, детка, тебе не кажется, что мисс Конклин не обязательно вдаваться в детали?Словно желая это подтвердить, Главная зевнула. Она так широко распахнула рот, что в него смогли бы поместиться Джейн вместе с Бобом целиком, да еще осталось бы место для компании. Главная всегда так зевала, и при этом меня охватывал почти священный ужас.– Прошу меня извинить, но я очень устала, – сказала она. – У меня был трудный день. Мне не хотелось бы давить на вас, но решение надо принимать скорее, приют закрывается до утра. Мне пора кормить питомцев. Джейн, Боб, вы берете Майлса?Я с замиранием сердца ждал прекрасного слова «да», но почему-то эта парочка молчала. Это был очень дурной знак!Лицо Джейн стало растерянным, она покусала губу.– Боюсь, что…У меня подвело живот.– … что мы еще ничего не решили. Мы ведь просто проезжали мимо и зашли посмотреть. Боб и я не планировали так быстро приобрести собаку. Точно не сегодня…Точно не сегодня… Точно не сегодня!Эти слова заметались в моей голове, эхом отдаваясь от стенок.Эту ночь я, жалкий неудачник, провел в кошмарах.На другое утро я проснулся в крайне подавленном состоянии. Как я мог позволить проклюнуться даже робкой надежде на счастливое будущее! Наивный, глупый, безродный пес без права на удачу. Неужели я попался на удочку, поверил в то, что Джейн и Боб могут взять парня вроде меня?Уходя, оба обещали, что всего лишь берут тайм-аут. Джейн даже сказала, что вернется за мной.Но я-то знал, что меня обманут. Обманут и забудут об этом обмане, едва выйдут за ворота приюта. Выкинут из памяти, словно обглоданную высохшую кость.Однако я оказался чудовищно, не по-собачьи, волшебно не прав! Джейн и Боб вернулись. Я был так счастлив увидеть их вновь, что прыгал на всех четырех лапах и так визжал, что разбудил даже глухого далматинца из соседней клетки.Чуть позднее я и мои новые хозяева вышли (то есть вышли Джейн с Бобом, а я несся ракетой) из собачьего приюта. Я нарезал пять кругов по газону, выкопал ямку и весь уляпался грязью. В общем, я пребывал в восторге до того самого момента, как мы оказались у проезжей части.Я замер от ужаса.Шерсть на загривке поднялась дыбом, уши прижались к голове.Оно ждало меня, припаркованное у тротуара на той стороне дороги. Оно скалило зубы и кисло воняло отбросами.Именно в тот момент в моей памяти всплыло все то, о чем я так долго пытался забыть.Мэри, лежащая на полу в луже собственной крови. Ее глаза слепо смотрят вверх, рот перекошен. Кожа Мэри так бледна, что кажется белее шапки седых волос.Я приблизился, втягивая в ноздри острый запах крови, лизнул лицо хозяйки, подтолкнул в щеку мокрым носом. Она не шелохнулась.Я медленно повернулся и залаял на него. Что ты сделал с моей Мэри? Что ты сделал с моей хозяйкой?Незнакомец протянул ко мне руку с зажатым в ней ножом.– Заткни пасть, ублюдок, или я выпущу тебе кишки, – пригрозил он.Я не слушал, продолжая лаять.Он бросился на меня, но промахнулся.– Вернись, тварь, вернись немедленно!Он рванулся ко мне, и я выскочил в открытое окно. Приземлившись на зеленую лужайку, я со всех лап бросился прочь. Как раз в этот момент из-за угла выехал мусоровоз и сбил меня с ног…Так вот каким он оказался, воздух свободы. Вонючим, протухшим… страшным.Я попятился назад, затравленно глянул на Джейн с Бобом, решив, что в приюте все-таки безопаснее.– Куда это ты направился? – спросил Боб.В свою тесную конуру за толстой сеткой. На свою линялую плоскую подушку. Подальше от металлического чудовища и полного страшных воспоминаний мира.Джейн присела рядом со мной на корточки, взяла за ошейник, потянула. Я не двигался, уперев в асфальт все четыре лапы. Она взяла меня на руки и поднялась.– Да ты весь дрожишь, маленький…Если бы она знала, через что мне пришлось пройти, дрожала бы не меньше.Боб сообразил, что добираться до дома прогулочным шагом – гиблое дело, поэтому подозвал такси. Раньше я никогда не ездил в машине, тем более в такси, поэтому не знал, хорошо мне в нем будет или не очень.Водитель, увидев меня на руках Джейн, категорически отказался нас везти. Я слышал, как он возмущается.«Новая обивка», «наблюет или напрудит лужу», «ищите другую машину» – вот что он говорил.Боб поймал другое такси.Джейн держала меня на коленях всю дорогу. Мои уши постепенно приподнялись, а шерсть на загривке улеглась, потому что в объятиях новой хозяйки меня не смогли бы достать ни страшный убийца, ни железное чудовище, испускающее смрадный запах.Расслабившись, я стал с любопытством глядеть за окно. Мимо проносились незнакомые дома и странные постройки. Людей было много, они все куда-то спешили. Я ничего не узнавал и лишь надеялся, что водитель знает, куда нас везет. Порой я все-таки тревожно поглядывал на Боба, но тот не выказывал признаков нервозности.– Черт, кто учил этого парня водить машину? – возмутилась Джейн, приклонив голову Бобу на плечо. – Стиви Уандер, что ли?– И не говори! У меня желудок уже раза три узлом завязался.По крайней мере, этого таксиста совершенно не беспокоило, что собака может «наблевать или напрудить лужу».Резкое торможение заставило Боба ткнуться носом в переднее сиденье. Они с Джейн застонали в один голос. Я не понимал, чем они недовольны. Лично мне езда в машине понравилась. Особенно было приятно, когда на каких-то ямках и выпуклостях дороги такси трясло, и грудь Джейн приятно колыхалась возле моей головы.Прошло не так много времени, и машина затормозила у высокого бордюра. Боб, пригнув голову, выбрался наружу, Джейн последовала за ним и потянула меня за ошейник. Я не шелохнулся, предпочитая оставаться там, где тепло и не страшно.– Выходи, глупый, – увещевала меня новая хозяйка. – Здесь совсем нечего бояться. В этом районе безопасно, никто на тебя не нападет.– Если только не пойдешь в пятницу вечером в бар для одиноких, – хмыкнул Боб.– Ха-ха-ха! Или попытаешься пробиться в «Бергдорф» в период распродаж! – подхватила Джейн.Думаю, нет смысла сообщать, что я шутки не понял. Ни первой, ни второй.Судя по всему, таксист тоже не смог разделить веселья моих новых хозяев, потому что сказал недовольно:– Если будем стоять вечно, я включаю счетчик.– Идем же, малыш. – Джейн наклонилась и сунула руки в машину, намереваясь снова потянуть меня за ошейник.Я подался назад.– Неужели ты не хочешь поскорее увидеть свой новый дом?Признаться, увидеть новый дом хотелось. Очень. Таксист нажал на гудок, и я подскочил от неожиданности.– Майлс, пожалуйста, – взмолилась Джейн. – Нам действительно надо выходить.Тут из-за ее спины выдвинулся Боб и ткнул в мою сторону указательным пальцем.– Так, приятель, я с тобой церемониться не буду, – деловито сказал он. – Твое поведение мне не нравится, имей в виду.Я сразу понял ультиматум: если не подчинюсь, меня вернут в приют.В общем, пришлось глубоко вздохнуть и вывалиться из машины прямо в новую прекрасную жизнь. Глава 2 Насколько я теперь знаю, квартира с двумя спальнями и двумя ванными комнатами на последнем этаже здания в Манхэттене считается весьма солидной недвижимостью. А тогда, впервые вступив в свое новое жилище, я совершенно не разбирался в данном вопросе, однако сразу сообразил, что вытянул счастливый билет. Для меня, мелкой дворняжки, привыкшей жить в крохотной комнатушке, окна которой выходят на помойку с вонючими баками и полчищами крыс, квартира Джейн и Боба показалась настоящим дворцом.Здесь было великолепно. Оставалось надеяться, что мне позволят ходить по дорогому полу и спать в том месте, которое я выберу сам, а не запрут в темной кладовой, дабы не позориться перед гостями.С самого первого дня Боб дал мне понять, кто в доме Главный Самец. Он вел себя подчеркнуто вежливо, никогда не кричал и был справедлив, и это внушило мне не просто уважение, а настоящее благоговение перед хозяином. Он хотел, чтобы я усвоил несколько простых правил, и я прилагал все усилия, чтобы их не нарушить. Когда Боб говорил «нет» – это означало только «нет» и никогда ничего другого. Если он произносил «не попрошайничай», я старательно запихивал поглубже рвущиеся наружу просительные поскуливания и пританцовывания возле стола. Я отходил подальше, садился и принимался сверлить хозяев взглядом, от которого Джейн ерзала на стуле.Боб считал, что люди должны есть человеческую еду, а собаки – собачью. Любые подачки он запрещал, косточки и печенье я мог получить только за хорошее поведение, а не за красивые глаза.Были и другие правила, которым я старался неукоснительно следовать. Кроме одного. Его я нарушал постоянно и ничего не мог с собой поделать.Мне запрещалось лаять, когда звонят в дверь, но держать пасть закрытой было выше моих сил. Я так отчаянно желал защищать моих дорогих хозяев от подозрительных незнакомцев, что каждый раз заходился в лае. Мое рвение хвалили, а суматошность и крикливость осуждали, потому что я гневно налетал как на продавцов и доставщиков, так и на общих знакомых моих хозяев. Единственным исключением, в отношении которого мне позволялось любое сколь угодно безобразное поведение, была «бывшая жена» Боба. Как я понял, хозяин был о ней не самого высокого мнения, потому что мне официально дали понять: я могу драть когтями ее колготки, жевать ремешки ее туфель и лаять сколь душе угодно. Даже мягкосердечная Джейн признала, что это будет только справедливо, учитывая, какую крупную сумму успела «высосать» жена Боба с какого-то «банковского счета».До этого мне не приходилось жить вместе с мужчиной, поэтому поначалу я относился к Бобу настороженно. Но со временем мне стало ясно, насколько мы, мужчины, похожи. Мы оба любим возлежать на диване в гостиной. Мы ворчим, если нам что-то не нравится. Нам доставляет удовольствие, когда с нами возятся, словно со щенками, почесывают загривок, целуют в морду и всячески предугадывают желания. Мы беззастенчиво пукаем и наслаждаемся тем, какой громкий звук получается. Мы ужасно тупим, когда надо ответить на элементарные вопросы. А главное, мы оба искренне обожаем нашу Джейн, которая заботится о нас и разгребает за нами бардак.Кстати, Джейн с первого же дня принялась меня баловать, превращая в обласканного чрезмерным вниманием ленивого сибарита. Незадолго до моего переезда она лишилась постоянной работы. Непохоже, чтобы это очень ее расстраивало, видимо, работа была так себе. Я же вообще был очень рад, что моя обожаемая хозяйка целый день принадлежит только мне. Боб уходил рано утром и частенько возвращался ближе к ночи. При этом выглядел он так паршиво, словно весь день убегал от своры доберманов.Джейн часто говорила, что правильные вложения дают ей полное право сидеть дома и ничего не делать. Не знаю, о каких вложениях она твердила, но я не имел ничего против. В какой-то момент хозяйка дозрела до создания первого романа, поэтому стала много времени проводить за компьютером.Я всегда лежал у ее ног, пока она щелкала клавишами, сидя в кресле и глядя в белый экран монитора. Порой она тяжело вздыхала и начинала жаловаться на отсутствие вдохновения. По ее словам выходило, что найти это самое «вдохновение» так же трудно, как анус у складчатого шарпея. Особенно когда он сильно похудел, и шкура на нем обвисла.Моя жизнь на новом месте довольно скоро превратилась в череду наполненных приятной рутиной дней. Когда Джейн завтракала, я сидел у нее на коленях. Она читала свежую газету, а я ловил носом запах ее бутерброда. Когда Джейн работала, я лежал рядышком, обычно на любимой подушке, уткнувшись мордой в ее тапочки. Когда хозяйка принималась ругаться сквозь зубы на свой компьютер, я вздрагивал и хмурился, переживая за нее. Если Джейн вдруг приходила в голову дурацкая идея «прибраться», я, ощетинившись, лаял на пылесос.В общем, все шло своим чередом.Больше всего мне нравилось, когда Джейн крутилась на кухне, что-нибудь готовила. Мне частенько перепадали вкусности, потому что (в отличие от строгого Боба) моя дорогая хозяйка плевать хотела на дисциплину. И особенно если речь шла о еде. Бобу, конечно, мы не рассказывали о своих шалостях, потому что… в общем, мы не желали его расстраивать, да.Но все, о чем я рассказываю, вовсе не означает, что моя жизнь была сахарной, как коровий мосол. Например, я ужасно мучился одиночеством, когда хозяев не было дома. Если Джейн шла на встречу с каким-то «спортзалом», я буквально не находил себе места. Пытаясь заснуть и поскорее миновать период вынужденного одиночества, я прикладывался на подушке, на пороге и в кресле, однако уже через пять минут снова начинал слоняться по квартире.За покупками меня тоже не брали, но хотя бы результатом таких отлучек Джейн становилась какая-нибудь очередная вкуснятина, немного примирявшая меня с ее отсутствием.Еще хозяйка уходила на ужин с Бобом. Она смотрела на меня извиняющимся взглядом и обещала, что вернется через пару часов. Какая разница, через пару или нет? У собак нет чувства времени! Для нас даже десять минут одиночества ужасны.Пожалуй, отлучки хозяйки были для меня самыми мучительными моментами в новой жизни. Я ужасно обижался, когда меня не брали с собой, но лишь до того момента, пока в замке не начинал поворачиваться ключ.Боже, как же мы, собаки, предсказуемы, воскликнете вы.Не только мы, но и большинство людей. Разве нет? * * * Я был потрясен, когда впервые увидел, что Боб и Джейн делают «это».Начиналось все довольно невинно. Мы с Бобом вернулись с вечерней прогулки и обнаружили Джейн раскинувшейся на кровати. В спальне был выключен свет, но горело с десяток свечей. Когда мы с Бобом вошли и замерли на пороге, Джейн сладко потянулась, выгнувшись, словно змея.– Новое белье? – спросил Боб с совершенно дурацкой рожей, выражения которой я не смог разгадать.– Это? Да что ты! Старье. – Джейн засмеялась странным, воркующим смехом.– Очень сексуальное.Джейн распахнула объятия:– Тогда иди ко мне.Признаться, я подумал, будто зовут нас обоих, и ломанулся на постель.– Извини, приятель… – Боб быстро спустил меня на пол. – Третий лишний.«Говори про себя», – упрямо подумал я, снова впрыгивая на кровать. Ужом просочившись между Бобом и Джейн, я лег между ними.– Ха-ха! – рассмеялась Джейн. – Глянь, кто пришел.Боб предостерегающе поднял палец и погрозил мне.– Разве я не сказал тебе, что ты здесь лишний? Кто, я?Пришлось прикинуться очень удивленным.– Не злись на него. Майлс привык спать с нами, ты же знаешь.– Предлагаешь делать это при свидетелях?– Это же просто собака, Боб. Возьми и сними его с постели.Я попытался оказать сопротивление, упершись лапами в одеяло, но Боб просто спихнул меня на пол.– Так-то, приятель, – победным голосом сказал он.Обиженный, я отошел подальше от постели и свернулся в кресле клубочком. На самом деле я глядел во все глаза, все еще не понимая, к чему ведут эти двое. Занимались они скучнейшими вещами – целовались, обжимались. Все это я видел и раньше, поэтому не мог понять, из-за чего сыр-бор. А потом Боб вдруг начал целовать мою хозяйку в плечи и грудь, спустился ниже. Меня бы это не обеспокоило, но тут Джейн принялась громко стонать.Я забеспокоился. Вдруг Боб специально прогнал меня, чтобы беспрепятственно причинять Джейн боль? Мысль была нелепая, и я тотчас отбросил ее прочь, однако решил удостовериться, что с хозяйкой все в порядке. Короче, я беззвучно спрыгнул с кресла, поставил передние лапы на край кровати и понюхал ее лицо.

Он, она и собака - Мэй Джейн => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Он, она и собака автора Мэй Джейн дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Он, она и собака у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Он, она и собака своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Мэй Джейн - Он, она и собака.
Если после завершения чтения книги Он, она и собака вы захотите почитать и другие книги Мэй Джейн, тогда зайдите на страницу писателя Мэй Джейн - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Он, она и собака, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Мэй Джейн, написавшего книгу Он, она и собака, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Он, она и собака; Мэй Джейн, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/tom-ford-tuscan-leather-1663/