А-П

П-Я

 здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Летте Кэти

Алтарь эго


 

Здесь выложена электронная книга Алтарь эго автора по имени Летте Кэти. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Летте Кэти - Алтарь эго.

Размер архива с книгой Алтарь эго равняется 181.79 KB

Алтарь эго - Летте Кэти => скачать бесплатную электронную книгу



OCR & SpellCheck: Larisa_F
«Алтарь эго»: Red Fish; Санкт-Петербург; 2004
ISBN 5-94278-527-9
Аннотация
Не желая мириться с возрастом, тридцатидвухлетняя героиня романа мечется между благопристойной семейной жизнью и плотской страстью. Озорная, очень откровенная книга для тех, кто любит не только посмеяться, но и поразмышлять над жизненными проблемами.
Кэти Летт
Алтарь эго
Моим сестрам, с любовью
Часть первая
Свадьба
1
Буду
«Если я сбегу со своей собственной свадьбы, будет ли это нарушением этикета?» – спрашивала я себя, вылезая из окна ванной комнаты в доме моих родителей и предвкушая трехметровый прыжок и приземление в вонючие металлические глубины мусорных баков под окнами.
В ванной стоял зеркальный шкафчик, и я могла наблюдать за собственным жалким побегом. В неверии уставилась я на платье, расшитое ленточками: чтобы влезть в него, пришлось сократить свой рацион до одной минеральной воды. (Традиция надевать на свадьбу белое незыблема, даже для меня, установившей рекорд на предсвадебном девичнике: девять минут между знакомством и сексом.)
Из окна родительской квартирки в Ислингтоне я видела идиллическую каменную церквушку, напомаженных гостей в блестках, сверкающий «роллс-ройс» с шофером… Это была сказочная свадьба. Да-да. Будто по сценарию братьев Гримм. И как же я, Ребекка Стил, отважная тридцатилетняя (с лишним) «новая феминистка» (таких Джулиан, мой суженый, называл «Лондонской клиторомафией»), всегда в погоне за мужчинами, как я умудрилась так вляпаться?
* * *
Все началось с минета. Вот когда я впервые задумалась о том, как выпутаться из этой истории.
* * *
Накануне вечером у нас был традиционный девичник – ну, знаете, такой вечер, когда девушки врут друг другу, что хорошо выглядят в облегающем трикотаже с лайкрой, обмениваются рецептами нанесения туши, сравнивают размеры груди (у кого самая большая), задницы (у кого поменьше) и степень дряблости тела (причем всегда кажется, что у тебя – хуже всех). А еще лечатся иглоукалыванием, при каждом глотке коктейля тыкая себе в нос декоративным зонтиком, причем название этого коктейля настолько двусмысленно, что в сильном подпитии кажется жутко смешным. Еще обсуждаются анатомические детали партнеров: у кого длиннее (или короче), у кого шире (это непременное условие для будущих мам в нашей среде), а через двадцать четыре часа участницы вечеринки приходят в сознание в садомазообъятиях какого-нибудь гладиатора.
Около полуночи типичный разговор на тему «Самое странное место, где вы занимались сексом» плавно перешел в обсуждение способов того, как можно отвертеться от глотания мужской спермы.
– Послушай меня, куколка, я просто говорю парню, что у него такой большой, что я могу подавиться. А если я подавлюсь, у меня точно возникнет желание укусить его, – призналась богатенькая Анушка, приободренная вином, которое она только что пролила на крохотного размера костюм от «Прада».
– Это ужа-а-а-асно! – не выдержав, вступила Кейт, растягивая слова со своим небрежным австралийским акцентом и перекрикивая пульсирующую музыку, под которую бился стриптизер. – И он это проглотил без возражений?
Последовало ведьмовское гоготание, которое сопровождает подобные девичьи посиделки.
– Моя сестра, – продолжала Анушка, – ну, вы знаете ее, Вивиан…
Раздался всеобщий стон. Вивиан была старшей единокровной сестрой Анушки, правильным, «нааэробикованным» персонажем, ее компетентность по всем вопросам была вне сомнения и признана во всем мире.
– …так вот, она говорит своему муженьку, что не может глотать, потому что хочет похудеть, ну, после родов… – Анушка выдержала театральную паузу. – А ребенку-то уже семь!
Снова ведьмовское гоготание. Кейт так заливисто смеялась, что пинаколада полилась у нее из ноздрей.
Заведение, в котором мы сидели, было насквозь прокурено и битком набито ненасытными женщинами, которые жаждали лицезреть мужскую наготу, вид спереди. Смущенные стриптизеры искали поддержки у девушек «на подпевках», но те только выделывали особые телодвижения, выдававшие самые низменные желания. Однако беспокоиться не стоило. Ведь женщины устраивают девичник, чтобы насладиться психологическим стриптизом.
– Но если ты не в настроении, зачем вообще этим заниматься? – сказала я, лениво раскусывая мараскиновую вишню.
– Не в настроении? – вопрошала Анушка. – Да для таких дел никто никогда не в настроении.
С минетом нужно просто смириться, куколка. Это как плохая погода…
– Точно. – Кейт зубами разорвала упаковку чипсов с солью и уксусом. – Мужчинам нравится минет, ведь они точно знают, что, пока у нас занят рот, мы не можем разговаривать… Вот вам доказательство того, что все мужчины – сумасшедшие. Если бы я была мужчиной, неужели бы я решилась положить его в рот, где есть зубы? Зубы женщины, которая веками страдала от дискриминации по половому признаку?!
И вот тогда я совершила ошибку.
– А мне нравится делать минет.
Настала пугающая тишина, пока все переваривали эту шокирующую новость.
– О да, этот вкус члена во рту, – хором ответили мои лучшие подружки Кейт и Анушка.
– Нет, мне правда нравится.
– Ты говоришь так просто потому, что не замужем. В упряжке можно уже и прекратить притворяться, что тебе это, черт возьми, нравится, – заявила Кейт.
– Да уж, – простонала Анушка, – а нам еще придется поглотить литры и литры эякуляционной жидкости.
– Брак для того и существует, чтобы чем-то заняться после того, как тебе уже безумно наскучил секс, – тайно торжествовала Кейт. – Секс в браке – это спаривание при карантине.
Я была единственной, кто ее слушал. Взгляды остальных были прикованы к сцене. Даже Анушка, уткнувшаяся лицом в гуакамоль, воспряла духом.
Проблема с танцующим обнаженным мужчиной в том, что не все заканчивается вместе с музыкой.
Я сжала подбородок Кейт и повернула его в сторону волнообразно двигающихся танцоров.
– Только лишь потому, что ты не испытываешь полового влечения… – поддразнила я ее.
– Дело не в том, что мне не хочется секса, тупица моя родная, – резко отвела мою руку Кейт. – Просто избыток холостяцких замашек. Я ничего не имею против полуголых мужчин… Черт… Лучше бы имела… Да просто я ненавижу брак. – С пугающей свирепостью она забросила горсть чипсов в рот.
Кейт, моя лучшая подруга и моя начальница в Институте современного искусства, в свои тридцать пять настоящая героиня нашего времени, не всегда была профессиональным скептиком. Все дело в несчастной любви: последовав за своим возлюбленным англичанином в Лондон, она обнаружила, что он ЖД (женатый, с детьми). Эта история воспитала в ней привычку никому не доверять. Она в совершенстве овладела мастерством негативного мышления. По ее мнению, близость означала конец любых отношений. Теперь она ест только в тех ресторанах, где на стенах висят плакаты, объясняющие, что делать, если подавишься, и волнуется, что пассажиры в самолетах сливают воду в унитаз прямо над ее головой. Кейт Мак-Криди больше всего любит атмосферу, способствующую мыслительному процессу.
– Понимаешь, брак – это медицинский термин, который означает, что женщина парализована от талии до пят и от шеи до затылка, – зло пошутила Кейт. – От вступления в брак нужно воздерживаться так же строго, как… ну, не знаю… от употребления в пищу британской говядины.
Я давно привыкла к «феминацизму» Кейт, однако за ночь до собственной свадьбы – это было уж слишком.
– Да пошла ты… – ответила я, еще раз доказывая, что карьера благообразных леди явно не для меня.
Анушка заступилась за меня, вытирая следы авокадо со своих темно-рыжих волос.
– Брак – это новый рок-н-ролл… Посмотри на «Спайс Герлз»… ну…
– Ха! – Кейт решила вылить остатки своего раздражения на Анушку. – Ты говоришь так просто потому, что сама уже исходишь на говно, только бы заполучить муженька.
– Тебе-то откуда знать, хочу я замуж или нет? – выстрелила задетая Анушка.
– Да уж, откуда мне знать, – ответила Кейт, кривляясь. – А как насчет «Руководства по подготовке к свадьбе», исчирканного маркером с седьмой по шестьдесят вторую главу? Трудно не догадаться… Больше половины браков заканчиваются разводом. Если бы брак был лошадкой, ни один умный игрок не поставил бы на нее. Скажи, а какого черта ты-то хочешь замуж? – требовательно спросила Кейт, набив рот чипсами. – А?
У Кейт и Анушки нет ничего общего, кроме меня. Кейт начальствует по крайней мере над десятью группами меньшинств в институте. Единственный политический жест Анушки – это когда она присоединилась к группе, ратующей, чтобы универмаг класса люкс «Харви Николс» работал круглосуточно. Если Кейт надеется стать самой молодой женщиной премьер-министром и получить пару-тройку Нобелевских премий за заслуги в гуманитарной сфере, то мечты Анушки ограничиваются появлением в колонке светской хроники в глянцевом журнале.
– Ну? – рявкнула Кейт, и ее короткое светлое каре приобрело такую отчетливую форму каски, что я чуть не отдала ей честь.
Съежившись, Анушка вяло ответила:
– Я… я просто так создана, понимаешь?
– Создана для любования расцветкой китайской фарфоровой посуды?
– Ты завидуешь, потому что тебе никто никогда не предлагал выйти замуж! – парировала Анушка.
– Надевать паранджу, когда тебе исполнилось двенадцать, – какой стыд!
– Все… все должны вступать в брак, – пролепетала Анушка. – Так устроен мир. Конечно, если у тебя нет каких-либо веских причин, то есть если ты не лесбиянка или евнух, если у тебя нет проблем с внешностью, да таких, что приходится застраховывать зеркала! – сказала она многозначительно.
Я побледнела и украдкой взглянула на Кейт. Не поймите меня неправильно: Кейт была довольно симпатичной, но, поступив в университет, словно подсела на какие-то таблетки уродства: вместо нормальных туфель, стала носить ботинки-говнодавы, не пользуется косметикой, а из волос, выросших у нее вокруг сосков, можно связать кашпо. В качестве средств предохранения в постели Кейт Мак-Криди предпочитает использовать маленький карманный пистолетик.
Однако, если ее и задели Анушкины слова, она этого не показала.
– Я не хочу в присутствии кого-то заниматься личной гигиеной, нет уж, спасибо. И если на мыле у меня в ванной остаются лобковые волосы, я хочу быть в полной уверенности, что они – мои. Понятно?
Я засмеялась.
– Но нельзя же отказываться от любви во имя раздельных туалетных принадлежностей! – сказала я, вынимая оливковую косточку изо рта. – Люди женятся ради того, чтобы поддерживать друг друга в…
– Поддерживать друг друга! Ха! – Кейт презрительно поправила очки в красной оправе, водрузив их на нос с горбинкой. – В Англии самый высокий процент разводов во всей Европе, умница ты моя!
– Но брак – самое большое свидетельство преданности друг другу, которое только возможно, разве нет? Это, – я постаралась вспомнить формулировки Джулиана, – публичное выражение личных чувств.
Ну что, проглотила, феминисточка?
– Ах… – беспечно замяукала Кейт, хлопая ресницами, – это так трогательно, как на открытке «Холмарк»… – Сладость в ее голосе исчезла, и она спросила: – Но какого черта выходить замуж? Разве ты не можешь просто взять его в аренду?
– Бекки, тебе так повезло, что ты выходишь замуж, – сказала Анушка с легкой завистью. – Теперь ты можешь растолстеть и не брить ноги.
Анушка состояла в Клубе благородных девиц, но постепенно ее членство подходило к концу. После того как ей исполнилось двадцать девять, приглашения на вечеринки стали приходить все реже. Она успела поработать в пресс-службе шикарной сети гостиниц «Савой», была музой модельера высокой моды и даже делала что-то там с фотографиями королевы. В последнее время она сдала позиции и, став терапевтом-консультантом в области моды, давала советы богатым женщинам, что золото – это «новое серебро», а коричневый – это «новый черный». Следующим шагом в ее карьере должен был быть именно брак. Ее девиз звучал так: «Тот не мужчина, кто не падает между моих ног». Но она сгубила себя тем, что ей всегда хотелось недостижимого. Будучи самой красивой девушкой в школе и университете, она метила очень высоко и даже какое-то время встречалась с принцем Эдвардом. Но вот ей стукнуло тридцать, ее отцу, коммерсанту, пришили дело за незаконную торговлю оружием в Южной Америке, и он постоянно позорно светился в прессе. Анушка была вынуждена опустить планку, и теперь в ее брачные планы входили маркизы, графы, виконты, а в последнее время даже просто именитые особы. Исполняя свой брачный танец, Анушка все чаще спотыкалась и падала.
– Сегодня, если у тебя на лице исчезли юношеские угри, с замужеством ты уже опоздала, куколка. Мужчины готовы взять под венец утробный плод в фате. – В горле у Анушки застрял комок слез, она побледнела, словно ниточка жемчуга на шее мешала ей дышать. – Я уже почти в том возрасте, когда старых жен меняют на молодых, а я еще… еще даже не замужем!
Ее бормотание становилось все более громким и неразборчивым. Пока мы с Кейт вытирали ей слезы и подбадривали ее, подпившие мужчины бросали в нашу сторону смертоносные взгляды.
– Эй, – сказала я оживленно, – пора вернуть наш девичник в гедонистическое русло. Чем отличаются мужчины от свиней? В отличие от мужчин, свиньи не ведут себя как мужчины, когда напиваются!
Кейт закатила глаза.
– Какой смысл в феминистских шутках, когда ты все равно выходишь замуж?! – яростно парировала она.
Стриптизеры почти потеряли голову, словно с цепи сорвались. Они активно вертели бедрами, вдруг один из бронзовых красавчиков поскользнулся и упал. В один момент безумие и плотская страсть сменились материнской заботой. Женщины поспешили вперед, чтобы утешить маленького, а я задумалась о предстоящем дне свадьбы… Я принадлежала к тем женщинам, что не умеют сидеть на месте. Только непонятно, куда я двигалась. Каждый раз, выбирая «новое направление», я оказывалась в горизонтальном положении. За свою жизнь я оставила тонны мужчин, и столько же мужчин оставили меня. А мне хотелось хотя бы один раз почувствовать себя на высоте. Джулиан, с его гладкими светлыми волосами, карамельными бровями, обжигающе-голубыми глазами цвета газового пламени и сочным ртом, из которого льется глас благоразумия – глубокий, с гласными пухлыми и круглыми, как сливы, – был моим шансом. С ним я наконец-то могла начать нормальную, уравновешенную жизнь… И конечно, мать его, не собиралась от этого отказываться. Я никогда в жизни не была столь уверена.
2
Не буду
Выходить замуж? Я что, похожа на сумасшедшую?
Проспав всю ночь как младенец, я почувствовала утром, что все изменилось. Вдруг появилось столько причин не делать этого. Действительно ли брак – профилактика романтических отношений? Я не хотела стать минетоненавистницей и заниматься любовью из чувства долга. Сейчас с сексом все хорошо, но что, если у гарантийного талона на оргазм истечет срок годности?
За завтраком я еще сдерживалась, но в душе беспокойство стало мучить меня, как гнойный нарыв. Мне всегда было сложно избежать искушения. Как же я могла смириться с тем, что скоро его вообще не останется?
Изменяя топографию коленки с помощью бритвы, я думала о том, что раньше «прогуляться» означало наведаться ночью в «Кафе де Пари», чтобы подцепить жеребца-красавчика… Скоро это будет означать поиск места для парковки у универмага «Питер Джонс». Именно там я всегда натыкалась на женатых друзей и замужних подруг, которые в поисках парковочного места нарезают круги вокруг Слоун-сквер в семейных мини-автобусах, а в глазах – чуть ли не похотливая страсть к постельному белью и осветительным приборам. Фу!.. Нет, я не хотела становиться одной из них. Никогда.
Я так остервенело брила волосы на ногах, что порезалась. Заструилась кровь. Зрелище, достойное составить конкуренцию сцене из фильма «Психоз». Неужели у меня никогда больше не появится желания танцевать голой ламбаду для моих домашних животных? Или исполнять караоке и стриптиз одновременно? Соблазнить трудягу, возящегося со стиральной машиной, игрой на стиральной доске и своей задницей в рваных джинсах? Никогда больше не писать на городских стенах? Не уводить женихов у подруг и возвращать их обратно?
Нет. Теперь моя жизнь будет поглощена намного более важными вещами. Искать потерянные талончики на химчистку. Водить ненавистных домашних собачек к дантисту, чтобы снять у них зубной камень. В воскресенье утром в поисках жидкости для выведения пятен обшаривать магазины товаров для дома «Сейнсбери», а после отправляться на бранч с людьми, которых я просто ненавижу, но что делать, если и их, и наши дети без ума от детской телепередачи «Бананы в пижамах».
Загибая ресницы, я ясно увидела свое будущее (честно говоря, больше ничего) и вообразила, как буду мучиться вопросом, есть ли у нашей стиральной машины двойные лопасти, гладя рукой остатки волос Джулиана и задумываясь над тем, как получилось, что я живу с человеком, который может носить клетчатый фланелевый халат на полном серьезе.
Господи, какая жуть! Меня даже пот прошиб. Разобравшись с пушком над губой, залив волосы лаком, я нанесла коричневые тени для век и в своем шелковом халате уселась на крышку унитаза, стараясь сделать все, чтобы сердце у меня не остановилось. Дышала глубоко и ровно. Вдох… Выдох… Вдох… Выдох…
Вот. Теперь намного лучше… Потом сполоснула лицо, почистила зубы и намочила волосы.
С десятой попытки у меня получилось натянуть белые шелковые чулки. Но как только голубая атласная подвязка впилась мне в бедро, я с ужасом подумала, как сильно люблю свои незамужние годы. Безжалостно вправляя грудь в металлические косточки бюстгальтера, я вдруг поняла, что еще слишком молода для замужества. У меня еще есть прыщики. Я до сих пор влюбляюсь в поп-звезд. Черт. Я еще лелею мечту стать супермоделью и дефилировать по подиуму… Разрушить эту мечту не смогло даже то, что мой рост сто шестьдесят четыре сантиметра, мне тридцать два года и я предпочла бы выпить аккумуляторную кислоту, чем предстать перед публикой в бикини.
Но, боже мой!.. Я хлопнула ладонью по еще влажному лбу. Действительно ли я так молода? Когда моим родителям было столько же лет, они были уже стариками. Мои родители. М-да. Вот вам пример счастливого брака: муж и жена словно зубы, скрежещущие друг о друга. У моего отца всю его семейную жизнь на лице слегка озадаченное выражение, словно говорящее: «Верните мне деньги». Возможно, как и у него, у меня разовьется нечто вроде брачной болезни Альцгеймера, и я просто забуду о том, насколько я ничтожна. Ад какой-то. Именно в этот момент я забралась на оконный карниз из плитки желтушно-зеленого цвета; одна нога уже свисала из окна ванной комнаты, словно ловя коротковолновый радиосигнал.
Но передаваемая частота оказалась уж очень знакомой.
– Ребекка? – Это была моя мама. – Ре-бек-ка! – Она решительно барабанила костяшками по двери ванной – раздражающая материнская азбука Морзе – для ее расшифровки явно не требовалось магического устройства.
Подмышки струйками изливали пот в украшенное вышивкой платье. Это было явным доказательством того, что фаза страхов и дурных предчувствий позади и я перешла к панике. Узкая полоска покрытых лаком волос – только по ней я могла распознать себя в зеркале (мама настояла на том, чтобы я собрала свои красные, цвета перца чили, волосы наверх), дала задний ход, отскочила от вешалки для полотенец и жалобно проскулила в ответ:
– Да?
Мама трясла ручку.
– О господи, да что же ты там делаешь? – Ключ со стуком упал на коврик в ванной, и я поняла, что сейчас ее глаз торчит в замочной скважине. – Все марафет наводишь?
С тех пор как мама пошла в атаку и вновь оккупировала мою жизнь, втянув меня в барочные гротески свадьбы с ее белоснежным платьем, я снова почувствовала себя маленькой девочкой. На дочернем автопилоте мигом вставила ключ в скважину и открыла дверь.
Однажды дети могут разочароваться в своих родителях. Ведь так обидно, когда те не выполняют обещаний, данных ими в молодости. На моей матери было малюсенькое мини-платье на два размера меньше необходимого, готовое разлететься на молекулы. Она всегда старалась отодвинуть меня на задний план. Ничего ей так не нравилось, как провести вечер в центре внимания моих молодых людей, большинство из которых были на голову ее ниже. Мой отец, напротив, подрисовывал нижнее белье индейцам из журнала «Нейшнл Джеографик». Его шеи никогда не было видно, словно он вечно был простужен, и он ни разу в жизни не поцеловал меня.
– Ну, поцелуй нашу к… – Мама чуть не выронила «красавицу», но, оглядев меня с ног до головы, решила, что стоит просто сказать «невесту». Она бесцеремонно ввела отца в ванную пастельных тонов. Тот попытался поцеловать меня, но напутал что-то в анатомии и чуть не впился зубами в мочку уха.
Желая немного пошутить, мама напялила на него футболку с длинными рукавами, на которой был нарисован смокинг. Это было в ее стиле: бесконечные шуточки, которыми она готова была развлекать себя и его, пока их обоих заживо не схоронят в семейной могиле. Отец же ретировался и только разглядывал самолеты – его глаза были все время обращены в небо («О, вот „Б-52", как раз вовремя») – и сообщал соседям последние сплетни по горячей линии. Когда мой отец впервые познакомился с Джулианом, он пригласил его посмотреть домашнее видео о том, как проверяют кладовку на устойчивость к сырости. Одно это могло послужить причиной для развода еще до того, как мы поженились.
– Ну, давай, собирайся, девочка. – Мама потопала острыми каблучками туфель из змеиной кожи, которые обычно облизывал ее чихуахуа по имени Брутус. – Все твои родственники хотят на тебя взглянуть.
Да уж, здорово… Вот ради этого, конечно, стоило выйти. Тоже мне встреча века.
Мама послюнявила пальцы и уложила мне волосы, исправила форму моего сломанного ногтя и рассказала о том, кто сколько потратил на свадебные подарки, но я знала, что меня еще ожидают и не такие кошмары. Мои родители, конечно, не подарок. А как насчет его родителей? Этих Блейков-Бовингтонов-Смитов? Что же, черт возьми, мне о них известно? Действительно, что мне известно, кроме того, что у высшего класса столько же фамилий, сколько и подбородков. А что, если у Джулиана какая-нибудь наследственная болезнь? О боже! Об этом я его никогда не спрашивала. И что это за деловые встречи, на которые он все время отлучается?..
Может, он погряз в долговых обязательствах? Может, у него была жена? Или даже другое имя? Или, черт возьми, у него был муж? Что может означать СПИД. Может, он спидозный банкрот с плохим характером? До свадьбы оставался еще час, неужели для маленького расследования уже слишком поздно? Может, я еще успею проследить за ним, сфотографировать на месте преступления, подружившись с частным сыщиком? Как я могла даже подумать о браке, не проведя предсвадебного обыска? Дыхание у меня участилось. Косметика сходила слоями. Я поправила грудь в чашечках бюстгальтера, словно белье на мне было раскалено докрасна.
– Все в порядке, любовь моя? – В таком обращении не было ничего личного, так мама называет всех. – Это белье слишком плотно прилегает… Вот так. – Она застегнула лифчик на другой крючок, избавив меня от предастматического состояния. – Так лучше?
Да. Я чувствовала себя, как астронавт на прогулке в открытом пространстве, который понимает, что назад в космический корабль дороги нет.
– Да. Отлично. Просто здорово. – Мое лицо перекосила деланная улыбка.
– Теперь надевай свои коньки, Ребекка. А я пойду развлекать гостей.
Мама всегда путала слова. Рожденный раньше времени младенец у нее помещался не в инкубатор, а в изолятор. А собственная сексуальная жизнь была разбита, потому что мой отец был имманентным, то есть импотентом.
Вздыхая, мама отправилась на кухню, чтобы приступить к обязанностям святой мученицы по имени «мать невесты», а я стерла с лица приклеенную улыбку. Меня накрыло новой волной сомнений… Все ли получится? Неужели он тот самый? Неужели теперь я должна буду гладить его рубашки? Но, черт возьми, корректировала я свое отражение в зеркале, возя кисточкой по баночке румян, мы ведь уже жили вместе, вместе купили микроволновку, вместе справились с венерической инфекцией. Ведь по логике следующим шагом наверняка должен быть брак?
Но боже мой. Я со все большим ожесточением румянила щеки. Должна ли любовь быть логичной? Мама говорила, что брак – это естественное развитие событий. Да, но неужели оно длится сорок-пятьдесят лет? От медового месяца до могилы? Сорок-пятьдесят лет подряд смотреть на застрявшие в зубах чипсы каждый раз, как он засмеется… Вот дерьмо. Тут я поняла, что места для румян на щеках больше не осталось. Потными полупарализованными пальцами я стерла всю косметику, что нанесла за секунду до этого.
Зачем менять отношения, когда они тебя и так устраивают? Почему нам просто не продолжать наслаждаться несемейным счастьем?.. Прекратите эту брачную церемонию! Я хочу выйти из игры!.. И я снова ввязалась в авантюру с перекидыванием ноги через подоконник.
Оседлав подоконник и задыхаясь от пенящихся, как капуччино, ленточек и тюля на платье, я окинула взглядом Ислингтон, который должен был стать свидетелем моего побега. Эта часть Лондона, где прошло мое детство, в архитектурном смысле заканчивается клиникой тропических инфекций и тюрьмой Пентонвиль. Высокие элегантные дома эпохи короля Георга здесь на дружеской ноге с унылыми зданиями из серого кирпича. В одном из них и живут мои родители. Их скромно-убогая муниципальная квартирка находится в доме по адресу Ковентри-Кресент, 2. Именно отсюда я выпорхнула в шестнадцать лет и сюда же вернулась, чтобы совершить этот нелепый акт воссоединения с родителями. Джулиан неустанно повторял, что кровь гуще воды, но ведь и гоголь-моголь тоже.
Подтягиваясь к оконной раме, я готова была уже проверить действие закона Ньютона, как вдруг визг машинных шин на обочине дороги возвестил о приезде Анушки. Ее спортивный «мерседес» влетел, накренившись, на Кресент со смертоубийственной скоростью. Анушка убеждена в том, что предельно допустимая скорость должна быть увеличена раза в четыре в труднопереносимых для визуального восприятия местах. Косово, Словакия, Кройдон и все, что находится севернее Бонд-стрит, нужно проезжать со скоростью света.
– Я чуть не умерла, моя куколка. Думала, уже все пропустила, – выпалила она, выплывая из автомобиля, словно примерная шоппинг-леди, в море шелков, одетая по последней моде лондонской элиты. Единственное, чему научилась Анушка в швейцарском пансионе для благородных девиц, – это выходить из спортивной машины, не сверкая трусиками и не уронив журнала «Кто есть кто», балансирующего у нее на голове.
– Нет, ты ничего не пропустила. Боюсь, все пропущу я.
Я познакомилась с Анушкой через ее сводную сестру Вивиан, которая работала вместе с Джулианом в юридической конторе, и она мне сразу очень понравилась. Анушка была внимательной к другим (эта женщина изображала оргазм в постели, потому что не хотела быть невежливой), прелестной идеалисткой и переменчивой особой, что внушало мне симпатию… но за ней точно бы не стали гоняться ученые из Института исследования головного мозга. Наверное, поэтому она не заметила, что я уже наполовину свисаю из окна, мое свадебное платье обмотано вокруг талии, чулки собраны в гармошку, а по лицу течет водопад слез.
– Я не могу этого сделать!..
Она моргнула приклеенными ресницами. А ресницы у нее такие длинные, что, когда она ведет машину, они оставляют следы туши на лобовом стекле.
– Что? – Она поправила свой шарфик от «Гермес» с таким раздражением, что чуть не задушила себя. – Но, куколка, брак – это так модно сегодня. Посмотри на Уму Турман, Шарон Стоун, Брэда Питта и Дженнифер, как там ее зовут… – Из машины она вытащила парчовое платье свидетельницы. – Никуда не уходи, куколка. Я сейчас же поднимусь к тебе.
Но секундами позже у двери раздался диаметрально противоположный голос: жесткий, сильный, в общем, такой, каким он должен быть в кризисные моменты. Протискиваясь в ванную, Кейт в ужасе смотрела на меня.
– Почему на тебе эти ужа-а-ассные туфли?.. – Захлопывая попой дверь, она грохнула двухлитровую бутылку шампанского на пастельных тонов коврик в ванной. – Да из-за них у тебя из носа кровь пойдет. Придется есть сахар, чтобы поддерживать уровень глюкозы.
А может, все дело в туфлях? Может, я страдала вовсе не от экзистенциального страха, а это был всего лишь страх высоты! От каблуков испытываешь головокружение. Может, поэтому я чувствовала себя такой легкомысленной?
– Высокие каблуки изобретены женщиной, которой надоело, что ее все время целуют в лоб, – резко ответила я.
Быстро шагая к окну, Кейт подняла брови и швырнула в меня книгу «Как правильно разводиться» с такой силой, что я чуть не свалилась вниз.
– Почему бы тебе не сэкономить время и деньги и не выйти замуж за юриста, который занимается разводами?
– Да по той же причине, что у меня несносные туфли. Если бы у меня были нормальные туфли, я бы уже вынимала из них шнурки.
Глаза Кейт сверкнули.
– Правда? Почему же?
– А что еще может сделать женщина, которая хочет сбежать с собственной свадьбы?
– Ах ты моя принцесса!.. А я-то спрашивала себя, почему ты наполовину свесилась из окна. Какая плохая девочка. – Она бросила скомканное платье свидетельницы на сливной бачок. – Персиковый – явно не мой цвет.
– Но, боже мой, Кейт. А как же Джулиан? – Я зарылась лицом в мокрые ладони. – Я его так люблю, но разве нет других способов это доказать? Если бы он заболел, я могла бы отдать ему свою печень… Какая же я предательница.
– Лгать самой себе. Вот настоящее предательство, настоящая неверность. Если ты испытываешь страх перед свадьбой, тогда…
– Меня не тревожит свадьба, я просто не хочу замуж.
– У тебя отличная работа, отличный начальник, – тут Кейт подмигнула мне, – еще заряженный на полную вибратор, автомобиль, у которого не запотевает заднее стекло, и стиральная машина, которая затопляет кухню всего два-три раза в месяц. На хрена тебе муж?
– Не знаю, на хрена мне муж, но знаю, что сейчас мне нужно выпить, – сказала я. – Всего один глоток.
Одна двухлитровая бутыль – и все. Слезая с подоконника в тяжело постукивающих белых туфлях, я оторвала огромный кусок накрашенного ногтя.

Алтарь эго - Летте Кэти => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Алтарь эго автора Летте Кэти дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Алтарь эго у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Алтарь эго своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Летте Кэти - Алтарь эго.
Если после завершения чтения книги Алтарь эго вы захотите почитать и другие книги Летте Кэти, тогда зайдите на страницу писателя Летте Кэти - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Алтарь эго, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Летте Кэти, написавшего книгу Алтарь эго, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Алтарь эго; Летте Кэти, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 посмотрите здесь