А-П

П-Я

 здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лопатников Сергей

Зеленая крона с черными корнями


 

Здесь выложена электронная книга Зеленая крона с черными корнями автора по имени Лопатников Сергей. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лопатников Сергей - Зеленая крона с черными корнями.

Размер архива с книгой Зеленая крона с черными корнями равняется 158.13 KB

Зеленая крона с черными корнями - Лопатников Сергей => скачать бесплатную электронную книгу




Аннотация
Есть все основания считать, что наследники Гитлера определили исламский мир для новой попытки установить власть над миром. Базой для такой трансформации нацизма было недвусмысленное заявление Гитлера о сходстве мусульманской и нацистской идей, которое он сделал во время одной из встреч с Великим муфтием Иерусалима аль-Хуссейни в далёком 1939 году…
Сергей Лопатников
Зеленая крона с черными корнями
Есть все основания считать, что наследники Гитлера определили исламский мир для новой попытки установить власть над миром. Базой для такой трансформации нацизма было недвусмысленное заявление Гитлера о сходстве мусульманской и нацистской идей, которое он сделал во время одной из встреч с Великим муфтием Иерусалима аль-Хуссейни в далёком 1939 году…
Все наши усилия в Палестине будут в поддержку арабов, а не евреев. Я найду решение еврейской проблемы. Только если мы выиграем войну, придет время для реализации арабских надежд.
Адольф Гитлер
За десять дней до трагедии в 11 сентября 2001 г. Нью-Йорке состоялось заседание Конференции ООН по «борьбе с расизмом» в Дурбане, в Южной Африке, где министры иностранных дел некоторых арабских государств (с ООНовской трибуны!) кричали, что «евреи — дети свиней и собак» и клеймили позором США за то, что они находятся «во власти сионистов»… Пророк Мухаммед родился 29 августа. Добавьте 13 дней нового стиля — получится 11 сентября. Случайность? Магия чисел и дат? Ожили пророчества американского историка, Самюэля Хантингтона. Мир замер в тревожном ожидании.
Происходит История. Безумная Грета вновь отправилась в свое извечное путешествие. Куда направит она стопы? В истории, как и в жизни, мертвые, по крылатому евангельскому выражению, хватают живых. Ибо история — как писал Т.Н. Грановский — поспешает медленно, интересы больших человеческих сообществ существуют дольше человеческой жизни, и творцы истории не так уж часто доживают до реализации своих идей. Понять дороги Греты в отдаленные уже времена — значит понять происходящее сегодня и увидеть будущее.
Слова, вынесенные в эпиграф, были произнесены Гитлером между 4:30 и 6:00 вечера 6-го числа месяца Зул Каада 1360 года хиджры (что падает на 21 ноября 1941 года). Они были обращены к крупнейшей фигуре исламского мира, Великому Муфтию Иерусалима Хадж Амину аль-Хуссейни. Запомните имя этого человека. Род аль-Хуссейни был одним из самых богатых и влиятельных в Османской империи. Дом семьи Хуссейни еще в конце века, во время своего ближневосточного визита, посещал сам кайзер Вильгельм. Посещение дома Хуссейни кайзером было далеко не случайностью. Германия, стремительно увеличивающая после объединения в Империю свою экономическую и военную мощь, чувствовала себя крайне обделенной. Вестфальское дробление не позволило ей обзавестись, подобно более удачливым соперницам — Франции и Британии, — колониями в Индии, Африке, Южных морях, Америке. К концу века мир был поделен, и новоявленной империи не хватало простора для экспансии, не хватало источников сырья, рынков сбыта продукции германской промышленности.
«Великие державы всегда были колониальными державами. Как в Боснии, так и в Индии. Только Германия и Италия составляют исключение из этого правила, потому что их объединение произошло слишком поздно» (Kurt Hasset Deutschlands Kolonien, 1910), — вот общая точка зрения германской научной, политической, промышленной элиты в конце XIX— начале XX веков. Разумеется, Германия старалась обеспечить свое присутствие всюду, куда она могла дотянуться: в Африке, Китае, Латинской Америке. Однако её влияние закреплялось преимущественно через торговлю. Несмотря на общепризнанно блестящую систему продвижения немецких товаров на рынок и талантливых коммивояжеров, успехи Германии решительным образом зависели от воли реальных хозяев заманчивых земель, прежде всего Британии, подкреплявших свое право убедительными военными средствами. Одним росчерком пера Британия, Франция, Россия могли уничтожить германскую промышленность, ограничив поставки необходимого ей сырья или доступ германским товарам на мировые рынки. Самый же лакомый кусок — Индия — вообще оставался вне поля досягаемости германской империи.
Такое положение дел казалось нестерпимым для стремительно наращивающей свои мускулы страны, и колониальные планы стали общим знаменателем для практически всех слоев германского общества.
Конечной целью Германии, как до того Франции и, вероятно, России, была, разумеется, Индия — богатейшая страна, бриллиант в короне Британской империи, дверь в Юго-Восточную Азию и Южные моря.
Идея одержать победу над Британией, достигнув по сухопутному пути через Ближний Восток Индии, не нова. Эта идея готовилась еще до появления Наполеона на политическом горизонте. Морские маршруты уже в те времена полностью контролировались Англией, и другого пути в Индию, кроме как через Египет и нынешнюю Палестину, у Франции не было. Не имея сил сражаться с Англией на море, можно было, однако, захватить Египет, блокировать Суэцкий перешеек и либо использовать для пути в Индию Красное море, что относительно опасно, либо идти дальше, пешком, повторяя маршрут Александра Великого. Поэтому еще в 1785 г. королевский посланник в Константинополе Шуазель-Гофье заключил с мамелюкскими беями соглашение о транзите французских товаров через Египет к Красному морю, а оттуда в Индию. Революция на время отложила эти планы, но только на время.
Началась мощная идеологическая подготовка французского общества к восточному походу. После опубликования в 1787 г. книги Константена Франсуа Вольнея «Путешествие по Египту и Сирии» о трех его путешествиях по Египту и Ближнему Востоку, которые он совершил в 1783, 1784, и 1785 годах, Восток вошел в моду. Франция зачитывалась «Мемуарами о тюрках и татарах» барона де Тотта, резидента Версаля при дворе Бахчисарая, и «Историей арабов» Жак-Виктор-Эдуарда Тебу де Мариньи, побывавшего, помимо прочего, и в Черкесии. Достоверно известно, что восхищение Востоком не миновало и Наполеона. Фраза «великие судьбы вершатся на Востоке» стала расхожей. Иными словами, идея витала в воздухе. На заседании Французского института 3 июля 1797 г. Талейран, член Отделения моральных и политических наук, зачитал «Заключение о преимуществах, которые можно получить в современных условиях от новых колоний», в котором ясно обозначил колониальные устремления Франции.
Энтузиаст египетского и индийского походов, Талейран взял на себя переговоры с Бонапартом. Наполеон согласился, ибо со всей ясностью представлял себе грандиозность задачи, которая под силу только Великому человеку, а также последствия разгрома Англии, выхода Франции в Индию и даже просто строительства Суэцкого канала.
За плечами Наполеона, как в последствии кайзера Вильгельма и Адольфа Гитлера, маячил отчетливый призрак Александра Македонского, который точно так же, этим же сухопутным путем, прошел в Индию еще в IV веке до н.э.
Османская же империя со всей очевидностью клонилась к закату. Еще Наполеон писал об этом в своем письме к Директории, склоняя последнюю к необходимости проведения знаменитой, но печально закончившейся египетской кампании. Смысл наполеоновского похода на Египет был всё тот же — разрушить установившуюся монополию Британии на обладание индийскими богатствами и Южными морями.
Эта французская идея закончилась, как известно, неудачей.
Насколько же, однако, более реальной должна была казаться идея сухопутного пути в Индию германцам, которых от Индии отделяли всего лишь близкие и слабые Балканы и распадающаяся Османская империя, об особой роли которой для судеб Германии еще в 40-х годах XIX века писал известный германский экономист Фридрих Лист.
Неопределенность состояния Османской империи была воспринята Имперской Германией как знак судьбы. После ухода со сцены в 1890 году старика Бисмарка, который жестко противостоял колониальным поползновениям, справедливо полагая, что они столкнут Германию с могущественными соперниками, Германия сделала свой выбор: в Индию по прямой — через Балканы, Османскую империю, Иран и Афганистан.
Рубикон был перейден в октябре-ноябре 1898 года, когда Германия со всей ясностью обозначила свои намерения.
Вильгельм II отправился в длительную поездку по Османской империи, вершиной которой должна была стать личная встреча с султаном Абдул-Гамидом, призванная закрепить связи между Германией и Османской империей. В ходе этой поездки кайзер посетил Иерусалим, где вел переговоры с арабской османской элитой. Дом Хуссейни, о котором я упоминал раньше, как раз и был местом этих переговоров. Окончательно новая восточная политика Германии была озвучена Вильгельмом 8 ноября 1898 года в Дамаске.
Вот как описывает этот эпизод один из блестящих наших историков, академик Евгений Тарле: «Вспоминая (ни с того ни с сего) падишаха Салладина, сражавшегося во время третьего крестового похода против крестоносцев, и в том числе против германского императора Фридриха Барбароссы, Вильгельм вдруг заявил: „Пусть султан и триста миллионов магометан, разбросанных по земле, будут уверены, что германский император во все времена останется их другом“. Этот тост, обращенный по существу к магометанским подданным Англии и России (sic! — примечание СЛ), прозвучал как угроза» …
Именно тогда, в Дамаске, Германия начала политику использования ислама как тарана в борьбе за мировое господство. Именно тогда, в Дамаске, мир сделал первый шаг в XX век, шаг и к Первой мировой войне, и ко Второй мировой войне, и к событиям в Чечне, и к 11 сентября 2001 года, к захвату «Норд-оста», к взрывам в Мадриде, к Беслану — событиям уже XXI века.
После выступления кайзера в Дамаске события стали развиваться с ошеломляющей быстротой. Германские фирмы при поддержке правительства начали серию крупнейших переговоров с Турцией, которые завершились 27 декабря 1898 года заключением между концерном Сименса и турецким правительством грандиозного договора на концессию железной дороги, которая соединяла бы Константинополь с Багдадом.
Такая дорога совершенно меняла бы ситуацию во всей Малой Азии, Месопотамии, Сирии, Аравии, Персии, так как предполагалось строительство соответствующих веток. По существу, Германия претендовала на установление монопольного контроля за всеми европейско-ближневосточными грузопотоками практически до границ с Индией. Трудно переоценить и военное значение этой дороги.
Железные дороги в трактовке главного немецкого теоретика войны второй половины XIX века генерала-фельдмаршала Гельмута Мольтке Старшего вообще играли особую роль в военном деле. Именно немцы первыми перебросили войсковое соединение по железной дороге непосредственно во время сражения. Это была 14-я дивизия, которую перевезли из Мезьера в Митри 5-7 января 1871 года. Благодаря Мольтке железные дороги превратились в Новое время из организационного фактора в оперативный.
Багдадская дорога должна была обеспечивать переброску войск к границам Индии минуя морские пути, находящиеся под полным контролем «владычицы морей» Британии.
Само же направление железной дороги точно укладывалось в стратегию начальника Германского Генерального Штаба фельдмаршала Альфреда фон Шлиффена, одним из основных правил которой была организация наступления вдоль «геодезических линий».
Дорога Константинополь-Багдад практически шла вдоль геодезической, соединяющей Балканы с Индией… и почти повторяла начальную часть путь Александра Великого — кумира германских военачальников.
Новая германская политика поставила перед Британией ключевой вопрос: что для нее важнее — противостоять активности России на Дальнем Востоке (и заключить союз с Германией) или, напротив, препятствовать продвижению Германии в Османские земли и заключить союз с Францией и Россией, интересы которых Германия затрагивала своей новой политикой самым жестким образом?
Разрешение этой дилеммы для Британии зависело, со всей очевидностью, от оценки серьезности германских намерений.
После нескольких бесплодных попыток вступить с Германией в соглашение и агадирского инцидента Англия поняла окончательно, что багдадская железная дорога — лишь первый шаг Германии по дороге в Индию. Невероятное ускорение темпов строительства Германией океанского флота так же не могло иметь другой цели, кроме противостояния Британии, что окончательно убедило последнюю в серьезности германских колониальных планов.
Ответом Британии на германский выпад стало создание Антанты — тройственного союза Британии, Франции и России. В конечном итоге противостояние вылилось в Первую мировую войну.
Амбициозным ближневосточно-индийским планам кайзеровской Германии было не суждено сбыться. Германия была повержена. Вместе с Германией окончательно рухнула и Османская империя, ее верный союзник.
В сентябре 1918 года генерал Алленби разгромил турецкую армию, переброшенную в Палестину с Кавказа после выхода России из войны, и взял в плен 75 тысяч солдат. Лидеры младотурков, возглавлявшие страну, бежали, и новое турецкое правительство капитулировало.
Британия учла смысл германских планов и опасность существования Османской империи — сухопутных ворот в британские колонии — в качестве независимой политической единицы. По условиям перемирия от 31 декабря 1918 года турки очищали Аравию, Месопотамию, Сирию, Армению…
Что произошло в Германии в связи с Версальским договором, широко известно. А вот о Севрском договоре, решавшем судьбу Османского наследства, и о последствиях этого договора пишут и говорят гораздо реже.
Между тем для Османской империи этот договор имел неизмеримо более катастрофические последствия, чем даже Версальский договор для Германии. По Севрскому договору Османская империя потеряла около 80% своих земель. Англия получала Палестину, Трансиорданию и Ирак. Франция — Сирию и Ливан. Смирна и прилегающие к ней районы — острова в Эгейском море — отходили к Греции. Предусматривалось создание на востоке Анатолии независимых государств — Армении и Курдистана. Турция ограничивалась территориями Малой Азии и Константинополя с узкой полоской европейской земли. Турция официально отказывалась от своих прав на Египет, Судан и Кипр — в пользу Англии, на Марокко и Тунис — в пользу Франции, на Ливию — в пользу Италии. Барон Б.Э.Нольде, бывший член Государственной Думы России, утверждал, что Севрский договор был «задуман как акт полной ликвидации колоссальной Османской империи», то есть как прямое воплощение секретного договора Сайкс-Пико 1916 года о разделе Азиатской Турции. Османская империя перестала существовать.
Чтобы закрепить свое влияние на бывших османских землях, предупредить всякую возможность возрождения Османской империи, Британия пошла на беспрецедентный шаг: она легализовала право евреев на эмиграцию в Палестину, поддержав сионистское движение и реализовав тем самым идею — нет, не сионистов, — Наполеона, который с той же целью предлагал в 1799 воссоздать в Палестине еврейское государство. Этот план был сформулирован в Британии еще до начала войны и был окончательно закреплен в 1917 году декларацией Бальфура. Разумеется, «согласие с сионизмом» было лишь политическим инструментом и ничего общего с альтруистической заботой о судьбе евреев не имело. План преследовал достижение гораздо более реальных геополитических целей.
Первая цель — создать в Палестине после победы над Германией и Османской империей мощное и дружественное Британии сообщество, способное противостоять возрождению последней. Вторая цель напоминала идею Германии об использовании большевиков для развала Российской империи: Британия имела в виду создание на основе «поддерживаемого» еврейского меньшинства дружественной силы внутри самой Германии.
Расчет был прост и верен.
Во-первых, Палестина занимает уникальное географическое положение. Еврейская Палестина, разрывающая исламский мир пополам, стала (и остается по сей день) буквально костью в горле мусульманских реваншистов. Один из видных современных арабских «историков», «Действительный профессор истории Палестины и новейшей арабской истории» Мухсин Мухаммад Салих описывает палестинскую проблему так: «Таким образом, самой важной причиной для формирования „буферного государства“ в сердце мусульманского мира стала изоляция Азиатской и Африканской частей исламской Уммы друг от друга и воспрепятствование или, если потребуется, предотвращение любой попытки этих частей объединиться»
В этом с Мухсин Салихом трудно не согласиться. Сегодня клинок Израиля упирается своим острием в залив Акаба, а ручка примыкает к Средиземному морю. Но и во времена после Первой мировой войны Палестина играла ту же роль.
Во-вторых, Германия — главный противник Британии — была страной глубоко антисемитской задолго до появления Гитлера. Германская антисемитская традиция не прерывалась со времен Мартина Лютера, и если в остальной Европе процесс эмансипации евреев шел достаточно быстро, о чем свидетельствовал, в частности, провал далеко выходившего за рамки Франции дела Друйфуса, в Германии дела обстояли точно наоборот. Антисемитизм в 80-е годы XIX века стал официальным атрибутом внутренней германской политики. Еще в 1879-1880 годах здесь были опубликованы памфлеты журналиста Вильгельма Марра, выдвинувшего лозунг «евреи — наше несчастье», ставший при Гитлере девизом нацистов. Особой популярностью пользовалась книга Х.Чемберлена (не путать с Невиллом Чемберленом, главой британского правительства) «Основы девятнадцатого века» (1898 год), в которой история человечества изображается как борьба между арийской и семитской расами. Это сочинение пользовалось большим успехом в кругах германской интеллигенции, разошлось в короткое время миллионными тиражами и сам император читал из него отрывки своим детям и рекомендовал его в программу офицерских школ. Кайзеровское правительство принимало антисемитские законы и проводило то, что на современном языке называется этническими чистками.
Поэтому Британия могла вполне обоснованно ожидать, что поддержка ею сионистской идеи привлечет на ее сторону угнетаемое еврейское меньшинство. Иными словами, созданием еврейской Палестины Британия забивала кол в труп Османской империи. Одновременно, как полагали британские стратеги, взращивалась, используя германский антисемитизм, «пятая колонна», симпатизирующая Британии, внутри германского общества.
Нет ничего удивительного, что элиты поверженных стран — Германии и Османской империи — итогами войны удовлетворены не были. И в Германии, и на бывших османских землях зрели идеи возрождения величия павших империй.
Именно в это время в Германии и Палестине появляются два персонажа, роль которых в современной ситуации в мире трудно переоценить. Имена этих двух людей, двух фюреров — немецкое и арабское: Адольф Шикльгрубер — Гитлер, и Хадж Амин аль-Хуссейни — из рода Хуссейни, с посещения дома которого кайзером Вильгельмом мир шагнул к Первой мировой войне и к которому обращены вынесенные в эпиграф слова Гитлера.
Что касается Шикльгрубера — Гитлера, то его история известна миру. История Хадж Амин аль-Хуссейни отлично известна в Израиле и на Ближнем Востоке, но гораздо меньше на Западе и в России.
Аль-Хуссейни родился ориентировочно в 1893 году и, вполне возможно, кайзер Вильгельм держал малолетнее чадо на руках. Во время Первой мировой войны аль-Хуссейни пошел служить в Оттоманскую армию. Разгром Османской империи пришелся на молодость «героя». Менее чем через два года после капитуляции Османской империи он возглавил первый в истории Палестины еврейский погром, за что был арестован и приговорен британской администрацией к 10 годам тюрьмы.
Организованный аль-Хуссейни погром ни в коей мере не был «бытовым» антисемитским мероприятием. Ключевой идеей османского фюрера было возрождение Великого исламского государства, образцом которого должна была служить Османская империя времен Сулеймана Великолепного. Эта идея легла в основу созданного в 1931 году аль-Хуссейни Всемирного исламского конгресса, целью которого и стало возрождение Великого исламского государства.
Советская история представляла усилия мусульманских националистов как антиколониальную борьбу. На деле, бывшие страны Османской империи, не говоря о Саудовской Аравии, не успели и побывать колониями. Это был чистый воды реваншизм, выросший из Севрского договора, подобный германскому реваншизму, выросшему из Версальского мира. Евреи же — опора Британии — представляли, с точки зрения муфтия, реальный вызов его планам и исламскому миру…
Так или иначе, благодаря семейным связям аль-Хуссейни вышел на свободу примерно через год после ареста и в 1921 году стал самым молодым Великим муфтием Иерусалима.
Теперь нам предстоит на время снова перенестись в Германию. Подобно тому, как муфтий Иерусалима грезил о сломе Севрского договора и возрождении Великого исламского государства от Инда до Атлантики, ведущей идеей Гитлера был слом Версальских соглашений и создание «Тысячелетнего рейха».
Близко знавшие Гитлера люди неоднократно утверждали в своих воспоминаниях, что в узком кругу тот высказывал идеи, существенно отличные от представленных им в «Майн Кампф» для широкой германской публики. Смысл этих идей состоял в установлении мирового господства. В этом контексте даже националистическая компонента в гитлеровской идеологии играла всего лишь тактическую роль. Скорее австриец Гитлер считал, что сама судьба дарит ему Германию — страну недавно великую и жаждущую величия, которую он может использовать в качестве форпоста будущей мировой системы…
За организацию попытки государственного переворота 8 ноября 1923 года Гитлер был, подобно аль-Хуссейни, осужден в апреле 1924 года на длительный тюремный срок. Но, как и его арабский двойник, он пробыл в тюрьме совсем недолго, всего 9 месяцев. Однако, в отличие от аль-Хуссейни, который рассматривал объединение Уммы как первоочередную задачу, Гитлер решал задачу по частям и, прежде всего, пришел к власти в Германии и только после этого приступил к созданию Тысячелетнего Рейха.
Есть известная цитата из «Майн Кампф»: «Мы хотим приостановить вечное движение Германии на Юг и Запад Европы и определенно указываем пальцем в сторону территорий, расположенных на Востоке» .
Ее часто используют, чтобы доказать давнее стремление Гитлера напасть на СССР. Однако если внимательно проанализировать реальные цели гитлеровской Германии, то становится ясно, что Гитлер в точности следовал задумкам кайзера Вильгельма, исправив, как мы увидим далее, некоторые ошибки своего предшественника.
Если Гитлер видел свою цель в установлении мирового господства, то уже отсюда непреложно следует, что главным противником Гитлера не мог быть маргинальный, затерянный в снегах Советский Союз. Главным противником для него могла быть только единственная в то время супер-держава — Британия, хозяйка колониального мира, Империя, над которой, как известно, «никогда не заходило Солнце». Веками же было известно, что победить Британию — означает прежде всего отобрать у нее главную мировую колонию — Индию.
Занятно, но мне ни разу не приходилось встречать в литературе очевиднейшего соображения о прагматическом смысле быстрого и, очевидно, намеренного распространения в Германии (задолго до появления нацистов!) «арийской теории», свастики, «зороастризма» и прочих «индо-иранских атрибутов». Почти наверняка вся эта «мистика» была элементом пропагандистской войны. Просто и Вильгельм, и Гитлер хотели прийти в Индию через Ближний Восток и Иран не как завоеватели, вроде голландцев и англичан, а как «вожди братского арийского народа — освободителя». Нечто в этом роде устроил Наполеон во Франции перед Египетской кампанией. Во Франции «вдруг» стремительно распространился интерес к египетской древности, мумиям и прочей окрашенной в мистические тона египетской атрибутике. Удивительно ли блестящее совпадение по времени выхода в свет цитировавшейся уже книги Х.Чемберлена и начала дипломатического наступления Вильгельма?…
Поэтому, учитывая давние устремления Германии, с гораздо большей вероятностью приведенная цитата из «Майн Кампф» указывает на ту территорию, которая в Европе всегда понималась по словом «Восток». И это — не Россия. Россия — это Россия.
Для Запада Восток — это то, чем, по определению, занимаются ориенталисты . А ориенталисты Россией не занимались и не занимаются.
«Восток» — это всегда Багдад, Гарун-аль-Рашид, фараоны, Будда, индийские магараджи, Китай, Турецкий Крым, наконец. Какая Россия?
Намаз закончился и джамид опустел,
В ночном безмолвии не слышен звук изана,
Вечерний сумрак тихо прилетел,
И крыльями закрыл глаза тумана.
У минарета дремлет кипарис,
За ними скал гранитная громада,
Там скрылся неприкаянный Иблис,
От вечных слов пророка Мухаммада.
Адам Мицкевич
Вот, что такое «Восток» по-европейски. Европейский Восток и пресловутый «дранг нах Остен» куда как больше отдают песками Аравии, горными травами Гиндукуша и индийскими пряностями, чем российским морозом.
…Иными словами, я утверждаю: конечная цель кайзеровской Германии — Индия — осталась целью первого этапа в завоевании мирового господства и для Третьего Рейха.
Обосновать это совсем не просто. История пошла иным путем. Историки же часто предпочитают доказывать, что развитие событий буквально следует планам политиков и военных. Между тем, движение истории есть сложный результат усилий многих участников политических шахмат, и угадать тщательно скрываемые намерения игроков за шершавой поверхностью реальности вовсе не простая задача. Надо вжиться в эпоху, в образ мысли действующих персонажей.
Если, как мы видели, история первой половины двадцатого века решилась в самом конце века девятнадцатого, а именно в Дамаске 1898 года, то вторая половина двадцатого века ковалась в 1937-1941 годах. Надо заметить, что, как указывают историки, до кристальной ясности в развитии событий в эти предвоенные годы и сегодня дальше, чем до Марса.
Дело не только в том, что многие документы, относящиеся к довоенному периоду, остаются секретными и поныне, а иные просто уничтожены, как, например, были уничтожены записи трех бесед лорда Бивербрука с Гитлером. Дело также и в том, что политическое влияние событий того времени еще не затухло до сих пор. Эти годы до сих пор связаны с настоящим тысячами тайных и явных нитей.
Тем не менее, если и искать доказательства ближневосточно-индийских планов Гитлера, то это надо делать именно в этой эпохе, в событиях, которые разворачивались тогда по всему миру. И, как я попробую убедить читателя, именно в эти годы и именно ради этих целей на Ближнем Востоке были высажены зерна фашизма, которые там успешно прижились.
Разумеется, я не имею возможности в достаточно короткой статье строго доказать, что основные замыслы Гитлера были связаны именно с переделом британской колониальной системы, однако, есть множество прямых и косвенных свидетельств в пользу того, что вовсе не СССР (Россия), а Ближний Восток и, в конечном итоге — Индия, были главной целью Гитлера на пути к мировому господству. Однако, все по порядку.
Я начну с одного не слишком широко обсуждавшегося «противоречия» в действиях Британии конца 30-х годов.
В 1937 году документ, вошедший в историю как «Меморандум Гендерсона», составленный автором непосредственно перед его назначением послом Британской короны в Берлине, гласил: «…Говоря прямо, Восточная Европа, окончательно, на все времена еще не устроенная, не представляет жизненного интереса для Англии… Можно даже утверждать, что не справедливо пытаться мешать Германии завершить свое единство и изготовиться к войне против славян при условии, что эти приготовления не разубедят Британскую империю, что они одновременно не направлены против нее».
В логику Меморандума Гендерсона прекрасно вписываются и пресловутое Мюнхенское соглашение 1938 года, поставившее крест на Чехословакии, и аншлюс Австрии… «Что мне Гекуба?!»
Но как совместить с Меморандумом Гендерсона поистине панические действия Британии 30 марта 1939 года, когда кабинет Чемберлена проявил, по выражению одного из историков того времени, «несвойственную ему прыть» и в одностороннем порядке, еще до прибытия в Англию польского представителя, опубликовал заявление о готовности оказать поддержку Польше, если она подвергнется нападению?
Особенно странной эта «прыть» выглядит с учетом нескольких обстоятельств. Заместитель министра иностранных дел Британии А.Кадоган отмечал тридцать лет спустя, что британские гарантии Польше были, по его выражению, «ужасной игрой». «Ужасной», поскольку Британия не имела тогда реальной возможности оказать Польше военную помощь, но очевидно сталкивала поляков с Германией.
Нелепость такого поведения подчеркивается тем, что отношения между Германией и Польшей были в то время совсем не так плохи, как иногда пытаются представить дело советские и западные историки. Еще в конце 1938 года германский посол в Польше Г.Мольтке доносил, к примеру, что в случае германо-советского конфликта Польша будет стоять на германской стороне. Более того, Польша достаточно активно поддержала действия Германии в отношении Чехословакии и, по многим свидетельствам, до последнего момента склонялась к полюбовному соглашению относительно Данцигского коридора. А накануне визита министра иностранных дел Польши Ю.Бека в Британию в марте 1939 года МИД Франции донес до британской стороны информацию о том, что Бек едет в Англию с расчетом предъявить британскому правительству завышенные требования и, после их отклонения, заявить, что, мол, у Польши была альтернатива — склониться к Британии или Германии, и теперь стало ясно, что она должна объединяться с Германией… Иными словами, положение Польши в качестве вассала Германии могло ее вполне устроить. Однако внезапная «помощь» британского правительства неизмеримо усложнила ее положение.
Эти действия Британии прямо противоречат главной мысли Меморандума Гендерсона о том, что Британия должна лояльно относиться к продвижению Германии на Восток.
Британские историки и дипломаты пытаются объяснить этот впечатляющий парадокс британской предвоенной политики тем, что якобы «идеалист Чемберлен» в одночасье осознал, что нельзя-де допускать доминирования Германии: «… [целью Лондона является] не защита отдельных стран, которые могли оказаться под германской угрозой, а стремление предотвратить установление германского господства над континентом, в результате которого Германия стала бы настолько мощной, что могла бы угрожать нашей (британской) безопасности».

Зеленая крона с черными корнями - Лопатников Сергей => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Зеленая крона с черными корнями автора Лопатников Сергей дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Зеленая крона с черными корнями у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Зеленая крона с черными корнями своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лопатников Сергей - Зеленая крона с черными корнями.
Если после завершения чтения книги Зеленая крона с черными корнями вы захотите почитать и другие книги Лопатников Сергей, тогда зайдите на страницу писателя Лопатников Сергей - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Зеленая крона с черными корнями, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лопатников Сергей, написавшего книгу Зеленая крона с черными корнями, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Зеленая крона с черными корнями; Лопатников Сергей, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/tom-ford-grey-vetiver-1010/ 

 Найт Кристофер - Мистерия Луны http://www.libok.net/writer/4896/kniga/13911/nayt_kristofer/misteriya_lunyi