А-П

П-Я

 парфюмерные интернет магазины 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

К несчастью, этот план потерпел крах, ибо новое оружие, попав в руки юных церковников, чтобы помочь защитить Библию, послужило тому, что повернуло их против нее и уничтожили дело, которое им доверили, так как критический анализ Писания открыл им множество противоречий и элементов, несовместимых с католическими догмами. Не перенеся удара, модернисты в конце века отказались от роли «войска избранных» и перешли в разряд еретиков. Это была самая серьезная угроза, которую знала Церковь со времен Мартина Лютера; это был кризис, который мог привести католиков на грань раскола.Очагом же деятельности модернистов, как и Общества Святой Евхаристии, снова стало аббатство Сен-Сюльпис в Париже, а одним из ее главных представителей — директор семинарии 1852-1884 гг. Но из Сен-Сюльпис движение быстро распространилось по всей Франции, а затем по Италии и Испании. В их руках Библия теряла свой бесспорный авторитет, который она всегда олицетворяла, и была пересмотрена в специфическом контексте эпохи. Но это еще не все. Модернисты действительно отказывались от централизации церковной власти, а особенно от совсем недавней доктрины о непогрешимости папы, которую они осудили, как противоречащую новым тенденциям. Таким образом, они очень быстро перетянули на свою сторону часть Церкви и многих писателей, среди которых были Роже Мартен дю Гар во Франции и Мигель де Унамуно в Испании.Ответ Церкви не заставил себя долго ждать. Действуя со всей суровостью, она обвинила модернистов во франкмасонстве, там — вешая, здесь — отлучая, и многие труды были под запретом. Потом, в 1903 г., папа Лев XIII учредил Папскую Библейскую Комиссию для контроля за всеми работами, касающимися Писания, а в 1907 г. Пий Х категорически осудил модернистов, и три года спустя Церковь, наконец, потребовала, чтобы ее деятели принесли клятву полного отречения от подобной формы мысли.Однако, движение дожило до 1914 г., когда первая мировая война отвела от него внимание общественности. Что же касается его авторов, то они вовсе не исчезли. Под видимостью профессора, в Бретани, коварный аббат Тюрмель опубликовал серию модернистских произведений под четырнадцатью различными псевдонимами, каждое из которых по очереди было запрещено, а личность автора была установлена лишь в 1929 г.; в том же году его отлучили от Церкви.В то же самое время модернизм распространился в Англии, где его с восторгом приняли члены англиканской Церкви по примеру Уильямса Темпла, будущего епископа Кентерберийского, который не замедлил объявить, что подобное идейное движение рисковало перевернуть с ног на голову самые основы человеческой культуры. И, конечно, не случайно среди сторонников Темпла мы находим Кэнона А.Л.Лиллея, друга пастора, чье поразительное письмо говорило о «формальном доказательстве» того, что Иисус не умер на кресте…Как мы знаем, Лиллей некоторое время работал в Париже и там познакомился с Эмилем Оффе, знаменосцем модернизма, эрудитом, сведущим в истории, языках и символизме. Однако, Оффе вышел не из Сен-Сюльпис, а из семинарии Сиона в Лотарингии: «Вдохновенный холм»…Одно из самых красноречивых доказательств существования и деятельности Сионской Общины датируется концом XIX в. Это свидетельство хорошо известно, но его часто оспаривают, потому что оно вызывает множество мучительных воспоминаний. Сыграв на самом деле важную роль в недавних событиях, оно еще и сегодня вызывает крайне бурную реакцию, которую большинство писателей предпочитает избегать, умалчивая о нем. Реакция вполне понятная, и относится она к человеческому страданию, но, надо также сказать, что этот документ был плохо использован и неправильно истолкован.Все более или менее знают, какую роль сыграл Распутин при дворе Николая и Александры, государей Всея Руси. Но что, как правило, неизвестно, так это то, что задолго до него в императорском окружении существовали влиятельные и даже могущественные эзотерические кружки. Один из них был создан между 1890 и 1900 гг. вокруг некоего «господина Филиппа» и его ментора, хорошо известного при дворе в Санкт-Петербурге. Этот последний, с которым мы уже встречались, был не кто иной, как Папюс, французский эзотерист, товарищ Жюля Дуанеля, создателя Неокатарской Церкви в Лангедоке, друг Пеладана (который считал, что нашел могилу Иисуса), Эммы Кальве и Клода Дебюсси. Одним словом, возрождение французского оккультизма, пришедшееся на конец прошлого века, далеко, как мы видим, вышло за пределы Франции и дошло до Петербурга, войдя в окружение царя и царицы.В России у Папюса и у господина Филиппа были друзья, но было и немало врагов. Например, великая княгиня Елизавета была явной противницей этого эзотерического кружка и старалась поставить как можно ближе к трону своих собственных фаворитов, среди которых фигурировал некий малосимпатичный человек, известный в дальнейшем под псевдонимом Сергей Нилус.Около 1903 г. этот Нилус представил царю весьма сомнительный документ, предлагавший доказательства опасного заговора. Без сомнения, в обмен на эту информацию он ожидал благодарность своего государя. Но он просчитался. Царь попросту заявил, что документ был фальшивкой, уничтожил все экземпляры и изгнал Нилуса из своего двора.Однако, копия текста избежала уничтожения и сразу же была опубликована в газете, не вызвав, впрочем, ни малейшего интереса. В 1905 г. ее снова опубликовали как приложение к труду философа и мистика Владимира Соловьева, и она начала привлекать внимание, а в последующие годы стала позором всего XX в.Что же это был за документ? Маленькая брошюрка, содержащая нечто вроде общественной и политической программы, самое распространенное название которой — оно немного отличалось в каждом издании — «Протоколы Сионских мудрецов». Говорили, что происходили они из специфических еврейских источников, и многие антисемиты считали его неопровержимым доказательством широкого «международного заговора». В 1919 г. «Протоколы» раздавали белогвардейцам, которые в течение следующих двух лет уничтожили около шестидесяти тысяч евреев, которых они считали виновниками революции 1917 г. Потом они стали распространяться, благодаря заботам Альфреда Розенберга, проповедника расистских теорий национал-социалистической партии Германии. Так, Гитлер в своей книге «Майн кампф» широко использовал содержание «Протоколов», чтобы оправдать свой собственный фанатизм, ни разу не подвергнув сомнению их подлинность. Он не был одинок. В Англии «Морнинг Пост» немедленно опубликовала их, и даже «Таймс» в 1921 г. уделила им самое серьезное внимание, прежде чем признать затем свою ошибку. Сегодня мы знаем, какой чудовищный обман этот документ, но он еще в ходу в Латинской Америке, в Испании и даже в Англии в целях пропаганды антисемитизма…«Протоколы Сионских мудрецов» представляют собой как бы программу всемирного господства группы людей, призванных установить новый порядок, их порядок, как верховных деспотов. Все средства хороши, чтобы добиться цели: возмущение, анархия, свержение режимов, быстрое развитие франкмасонства, других параллельных организаций, абсолютный контроль над общественными, политическими и экономическими институтами западного мира. Целые нации будут реорганизованы согласно плану небывалого размаха…Для современного догадливого читателя эти «Протоколы» могут показаться похожими иногда на романы о Джеймсе Бонде или напомнить цели фиктивной организации «СПЕКТР», с которой он воюет. Однако, не будем забывать, что, когда они появились, знаменитый герой еще не родился, и тогда сразу же было решено, что они были плодом международного еврейского конгресса, прошедшего в 1897 г. в Базеле. Мы знаем, что это ошибочная гипотеза, ведь первые экземпляры «Протоколов» были составлены на французском языке, а никаких французских делегатов на конгрессе в Базеле не было. Добавим, что как минимум один экземпляр был в ходу с 1884 г., то есть за тринадцать лет до конгресса, и что он появился в руках одного из членов масонской ложи, к которой принадлежал сам Папюс, и великим магистром которой он стал. (В этой же самой ложе в первый раз было провозглашено предание об Ормусе, легендарном египетском мудреце, основателе ордена Розы и Креста).Что нам сегодня точно известно, так это то, что «Протоколы Сионских мудрецов» были вдохновлены по большей части сатирическим произведением, сочиненным и опубликованным в 1864 г. в Женеве. Направленное против Наполеона III, оно было написано неким Морисом Жоли, которого сразу же посадили в тюрьму. Был ли Жоли розенкрейцером? Говорят, что был. Во всяком случае, он был связан с Виктором Гюго, который был членом ордена и мог только разделять его ненависть к Наполеону.Если можно утверждать, что «Протоколы» родились не на конгрессе в Базеле в 1897 г., то к какому времени отнести их возникновение?Хотя сейчас есть тенденция считать их абсолютно фиктивными и придуманными антисемитами с единственной целью дискредитировать евреев, сама работа не свидетельствует в пользу этой гипотезы. Действительно, она содержит некоторое число загадочных ссылок, в которых нет ничего еврейского, до такой степени, что они не могут ни в коем случае быть чистым вымыслом. В самом деле, как бы ни был глуп какой-нибудь антисемит, он никак не смог бы сфабриковать подобные аргументы против евреев, потому что не нашлось бы ни одного более или менее здравомыслящего человека, чтобы поверить в подлинность этих документов.Приведем лишь один пример, процитируем заключительные слова «Протоколов»: «Подписано представителями Сиона, посвященными 33 степени». Каков здесь смысл? Почему наш фальсификатор обвиняет нескольких евреев, а именно «посвященных 33 степени», а, как следует по логике вещей, не всех делегатов международного еврейского конгресса?Объяснение простое. Эти «посвященные 33 степени» не имеют ничего общего ни с еврейством, ни с другим международным еврейским заговором по той простой причине, что они находятся в подчинении у масонства и приверженцами «строгого повиновения», известного еще со времен Хунда, как мы уже видели.Но в «Протоколах» есть и другие несообразности, например, повторяющиеся намеки на пришествие «масонского царства» или «монарха из рода Сиона», предназначенного им управлять, и этот монарх должен происходить из той же династии, что и царь Давид, быть «истинным папой» и «патриархом международной Церкви». Некоторые потомки рода Давидова, — странно заключает текст, — подготовят королей и их наследников… Только Царь и еще трое, которые поручатся за него, будут знать, что случится…"Реальные они или сфабрикованные, но на самом деле эти документы вряд ли являются выражением еврейской мысли. С библейских времен ни один король не фигурировал в еврейских преданиях, и даже ни о каком принципе королевской власти не могло быть и речи, ибо это было лишено всякого смысла, как в 1897 г., так и сегодня, и никакой автор этой фальшивки не мог этого не знать.По нашему мнению, эти намеки имеют скорее христианский отзвук, чем еврейский, ибо единственным «Царем Иудейским», признанным за два последних тысячелетия, был Иисус Христос собственной персоной. Если верить Евангелиям, то не принадлежит ли Иисус к той же династии, что и царь Давид?Впрочем, зачем понадобилось фабриковать документ и вменять ему в вину еврейский заговор, придавая ему столь явную христианскую окраску? Для чего вводить папский контекст, такой специфически христианский? Наконец, зачем говорить о «международной Церкви», а не о международной синагоге или храме? А в особенности к чему этот таинственный намек на царя и «трех, которые поручатся за него», имеющий оттенок не иудаизма или христианства, а тайных обществ под эгидой какого-нибудь Валентина Андреа или Шарля Нодье? Короче говоря, если «Протоколы Сионских мудрецов» действительно произведение антисемитов, то трудно придумать что-либо более невежественное, более неинформированное, более нелепое.Напрашивается множество выводов в пользу этих умозаключений и наших исследований:1) Существует оригинальный текст, который лег в основу официальной версии «Протоколов». Этот текст не апокрифический, но совершенно подлинный. Он не раскрывает ни еврейскую мысль, ни «международный еврейский заговор», но скорее масонскую организацию или подобное ей тайное общество, включающее в свое название слово «Сион».2) Оригинальный текст, на котором основана официальная версия «Протоколов», в своем выражении не является ни насильственным, ни провокационным. Это программа, в которой упоминается о более обширной власти, экспансии франкмасонства, предполагающей установление общественного, политического и экономического контроля. Эта программа может также прилагаться как к тайным обществам эпохи Возрождения, так и к Обществу Святой Евхаристии или же организациям Андреа или Нодье.3) Оригинальный текст, на котором основывается официальная версия «Протоколов», попал в руки Сергея Нилуса. Этот последний сначала не хотел использовать его против евреев; напротив, он принес его царю с намерением дискредитировать эзотерическое движение при дворе, организованное Папюсом, господином Филиппом и другими посвященными. Но прежде он изменил язык, чтобы сделать документ более пылким, и, таким образом, лучше убедить царя. Когда Нилус покинул двор, изгнанный государем, он оставил текст в его новом состоянии. Таким образом, «Протоколы» потерпели неудачу в первоначальной цели скомпрометировать эзотерический кружок при дворе; но зато они послужили антисемитскому движению, ибо, если главной мишенью Нилуса были Папюс и господин Филипп, то нужно признать, что и евреи стали ею.4) Официальная версия «Протоколов Сионских мудрецов», не будучи совершенно апокрифичной, скорее всего, как мы думаем, является переделанным текстом. Но за этими изменениями, как на палимпсесте или в некоторых отрывках Библии, можно найти следы оригинального текста. Ссылки на некоего царя, на папу, на международную Церковь или на Сион, вероятно, не слишком пригодились Нилусу; следовательно, он не сам их придумал, но раз они там были, а он был настолько несведущ, то у него не было никаких причин их уничтожить. Короче, если эти следы ничего не значили в еврейском контексте, то они возвращают себе смысл в контексте тайных обществ.Впрочем, мы увидим, что они, главным образом, относятся к Сионской Общине.В дальнейшем наши поиски осуществлялись во всех направлениях, и некоторые догадки начали проясняться, но «документы Общины» продолжали занимать в них основное место, причем все в той же форме маленьких брошюр, сданных в Национальную библиотеку, или более значительных работ, появляющихся регулярно в книжных магазинах.Некоторые из этих произведений рассматривали события, относящиеся к концу XIX в., а именно: к Беранже Соньеру. Так, согласно одному «в достаточной степени подтвержденному документами» рассказу, священник не «случайно» нашел пергаментные свитки, спрятанные в его церкви; наоборот, они были переданы ему эмиссарами Сионской Общины, явившихся к нему с визитом в Ренн-ле-Шато и, по крайней мере, до конца 1916 г. они явно обращались с ним, как с их доверенным лицом, когда он вдруг страшно с ними поссорился, уточняет автор.Если эта деталь точна, то она, бесспорно, по-новому освещает смерть священника в январе следующего года. Действительно, за десять дней до этого он себя прекрасно чувствовал, а затем мы теряемся в загадках по поводу заказа на гроб, который он сделал 12 января через свою служанку и доверенное лицо Мари Денарно. Кстати, один из «документов Общины», самый недавний и более обстоятельный, кажется, подтверждает эту версию. Согласно этому документу, Соньер был всего лишь пешкой, и его роль в тайне Ренн-ле-Шато была значительно раздута. Настоящим ответственным за эти события, происшедшие в маленькой деревушке, был его друг Анри Буде, кюре соседней коммуны Ренн-ле-Бэн.Как мы видим, этот документ дает другое возможное объяснение тайне. Действительно, все свое богатство Соньер получил от Буде — в общей сложности 13 миллионов франков за период с 1887 по 1915 г.; он также был его советником в различной его деятельности, в работах по благоустройству деревни, в строительстве виллы Бетания и башни Магдала. Наконец, это он проверял реставрацию церкви Ренн-ле-Шато и был настоящим автором странной дороги из крестов, иллюстрированной версии или видимого выражения непонятной работы его сочинения.Следуя все той же публикации Общины, Соньер не знал главного значения тайны, роль хранителя которой он исполнял вплоть до марта 1915 г., когда Буде, чувствуя приближение смерти, открыл ему ее. В подобном случае Мари Денарно могла быть агентом Буде; ведь инструкции свои кюре передавал Соньеру через служанку, и лично ей он отдавал все деньги или, по крайней мере, большую их часть, ибо, как мы узнали, между 1885 и 1901 гг. он, кроме того, заплатил епископу Каркассона 7655250 старых франков. А этот последний, как мы помним, отправил за свой счет Соньера в Париж с документами, и, если придерживаться этой версии, то кажется, что епископ был прежде всего помощником Буде, что при той системе церковной иерархии должно было создать ситуацию по меньшей мере необычную…Что касается самого аббата Буде, то здесь возникает много вопросов. На кого он работал? Чьим интересам служил? Откуда у него была власть заставлять работать и молчать старшего по званию коллегу? Откуда шло финансирование, позволявшее ему предаваться такой расточительности?.. Ответа на эти вопросы нет, по крайней мере, четкого ответа; но существует один, неявный, и все тот же — Сионская Община.Другая недавняя работа, черпающая информацию также из источников, закрытых для широкой публики, кажется, тоже склоняется в пользу этой гипотезы; речь идет о «Сокровищах золотого треугольника», опубликованных в 1979 г. Жан-Люком Шомеем.По мнению последнего, многие вовлеченные в тайну Ренн-ле-Шато церковные деятели — Соньер, Буде, Оффе, его дядя из Сен-Сюльпис, епископ Каркассона и, возможно, другие — все принадлежали к франкмасонству «Шотландского ритуала». А оно, уточняет автор, во многих пунктах отходило от ортодоксального франкмасонства. «Христианское, герметическое и аристократическое», оно состояло не единственно из атеистов и свободомыслящих, но скорее наоборот, оно было глубоко религиозным и принимало всю социальную и политическую иерархию, божественный порядок и стоящее за всем этим существование великого космического начала. Наконец — в данном случае — очень значительный элемент — высшие степени этого франкмасонства соответствовали низшим степеням Сионской Общины.Но, как мы уже знаем, это положение, несмотря на декларации Рима, не было несовместимым с верованиями католиков, якобитов XVIII в. или французских священников XIX в. Впрочем, и те, и другие, пройдя через папское осуждение, не перестали считать себя христианами, даже больше, чем сам глава Церкви, который упорствовал в отрицании достоинства их веры.Итак, оставаясь относительно уклончивым, Жан-Люк Шомей также намекает, что незадолго до 1914 г. ассоциация, к которой принадлежали Буде и Соньер, слилась с другим тайным обществом. Не здесь ли следует искать объяснение любопытным намекам, касающимся некоего монарха, содержащимся в «Протоколах Сионских мудрецов», особенно если, как далее уточняет Жан-Люк Шомей, Сионская Община сама управляла всем, скрываясь за другой организацией?Следовательно, нам надо было более серьезно изучить «Усадьбу Золотой Долины» ("Усадьба Валь д'Ор) — перестановка слогов в названии Орваль (Val d'Or — золотая долина). Это оккультное с политической окраской общество было основано около 1873 г.; оно имеет множество точек соприкосновения с другими своими собратьями по эпохе: понятие геометрических точек и священных мест, мистических истин, присущих всем великим мифологическим темам, интерес к происхождению человека, рас, языков и к символам, как в теософии — таковы основные элементы традиции «Усадьбы Золотой Долины», одновременно христианские, связывающие понятия священного сердца с дохристианскими символами, и, по примеру легендарного Ормуса, старающиеся примирить языческие и христианские таинства, придавая особое значение идеям друидов, навеянное частично Пифагором.Кроме этих тем, уже слегка набросанных в своих трудах Анри Буде, «Усадьба Золотой Долины» имела свой собственный идеал, обрисованный Жан-Люком Шомеем в весьма туманных терминах — «эзотерическая геополитика» и «мировой этнархический порядок». Скажем в двух словах, что «Усадьба» мечтала создать в Европе XIX в. новую Священную Римскую империю, светское государство, где все народы будут собраны вместе и объединены больше общими духовными основами, чем экономическими, социальными или политическими. «Священное», «римское» и «имперское», но, может быть, не такое, как обычно представляется из этих слов, это идеальное государство осуществит одну старинную мечту человечества — пришествие Царства небесного на Землю, зеркало и отражение космического порядка, всеобщей гармонии и ее иерархии. Таким образом, будет выполнено наконец давнее обещание герметической традиции: «Внизу как наверху»; мечта менее утопическая в глазах Жан-Люка Шомея, чем об этом можно думать априори, и вполне представляемая в условиях конца европейского XIX в.«…Теократия, в глазах которой нации станут провинциями, их правители — проконсулами на службе оккультного мирового правительства, состоящего из „элиты“. Для Европы это царство „Великого Царя“ означает двойную гегемонию папства и империи, Ватикана и Габсбургов, которые являются его правой рукой…».Если прочитать то, что написано между строк, то не следует ли из этого заключить, что Габсбурги становятся синонимом Лотарингского дома, и что понятие «Великого Царя» подтверждает не только пророчества Нострадамуса, но и актуализируют монархистскую идею, намеченную в «Протоколах»?Параллельно осуществлению этого грандиозного проекта, «Усадьба Золотой Долины» провозглашает необходимость важных изменений в общественных установках. Ватикан больше не будет похож на тот, что пребывает в данное время в Риме, но будет совсем другим; что касается Габсбургов, то по примеру древнеегипетских фараонов или Мессии, ожидаемого евреями на заре христианской эры, они станут династией царей-священников.Но Жан-Люк Шомей не уточняет, в какой степени Габсбурги будут лично замешаны в этот тайный и честолюбивый план, ведь визит эрцгерцога в Ренн-ле-Шато не мог не быть причастным к его развертыванию. Впрочем, надо признать, что они в конце концов не сыграли в нем никакой роли, ибо первая мировая война резко оборвала их мечты, сбросив представителей Лотарингского дома с престола.Зато это финальное явление «Усадьбы Золотой Долины» — или Сионской Общины — по-новому осветило наши предыдущие открытия: «Протоколы Сионских Мудрецов», цели различных тайных обществ, вроде тех, которыми руководили Чарльз Рэдклифф или Нодье, политические стремления Лотарингского дома — все это нашло здесь ясное значение.Но как обстояло дело с практической реализацией плана, и в силу каких принципов Габсбурги предлагали себя в качестве династии царей-священников? Даже принимая то, что им было дано всенародное одобрение, каким образом их права оказались бы приоритетными по отношению к французскому правительству или русской, немецкой или английской династиям? И в особенности как бы они завоевали всеобщую поддержку, необходимую для того, чтобы их план удался?Мы снова зашли в тупик, утонули в гипотезах и оказались перед нелепыми выводами. Наверное, мы плохо истолковали глубокую мысль «Усадьбы Золотой Долины»; быть может, мы переоценили беспочвенные замыслы…Наилучшим выходом было покинуть тупик, чтобы ступить на другую, более близкую нам дорогу и поискать следы существования Сионской Общины в наши дни. Так мы сможем найти более действенное подтверждение ее существования. Да, члены ее, ее следы во второй половине XX в. продолжали следовать программе во всех отношениях схожей с той, которой следовало общество «Усадьба Золотой Долины» каких-нибудь сто лет назад. 8. ТАЙНОЕ ОБЩЕСТВО СЕГОДНЯ «25 июня 1956 г. Регистрация в супрефектуре Сен-Жюльен-ан-Женевуа. Сионская Община. Цель: Обучение и взаимопомощь ее членов. Местонахождение: Су-Кассан, Аннемас (Верхняя Савойя)».Эти несколько строчек, появившиеся в «Журналь оффисьель» от 20 июля 1956 г. дали нам доказательство того, что Сионская Община благополучно дожила до наших дней, что она в ладах с законом, обязывающим заявлять о себе всякое общество, и что она даже не давала себе труда скрывать свое существование. По крайней мере, внешне, ибо действительность была совсем иной; к приведенному адресу не прилагалось никаких телефонных номеров, да и сам адрес, весьма неясный, не позволял определить ни улицу, ни дом, ни контору… Сама супрефектура не смогла нам ни в чем помочь, не смогла дать никаких дополнительных сведений, а адрес ничего не значил. Равнодушие или сообщничество? В самом деле, как полиция могла принять такую фантастическую регистрацию? Но в таком случае, в какую сторону нам повернуться, чтобы раздобыть более подробные уточнения?Тогда нам пришла в голову идея попросить в супрефектуре Сен-Жюльена экземпляр «Устава» Общины, который был ей дан.Этот тоже очень неясный документ, несмотря на его двадцать одну статью, не давал ни одного точного сведения ни о целях ордена, ни о его роли, ни о его ресурсах, ни о наборе его членов. Зато обыкновенные, на первый взгляд, некоторые детали озадачили нас. Так, один из параграфов оговаривал: «Принятие в члены осуществляется без внимания к языковым, расовым, социально-классовым различиям и независимо от любой политической идеологии», а чуть ниже другой: «Ассоциация открыта для всех католиков, достигших 21 года». Итак, мы стояли лицом к лицу с явно католической организацией. Но разве наши исследования не показали нам много раз, что великие магистры Сиона, будучи далеки от того, чтобы освободиться от католической ортодоксальности, были скорее приверженцами герметической тенденции, если не откровенно еретической? Смущающее противоречие… или же, наоборот, подтверждение религиозного обязательства, необходимого для принятия в члены, но легко нарушаемое впоследствии, относящееся только к вопросу принципа, как в случае с орденом Храма и Обществом Святой Евхаристии, которые также, по примеру Сиона, требовали от каждого своего члена полного «отрешения от личности, чтобы посвятить себя служению высоконравственному апостольству»?Являясь синонимом абсолютного повиновения, превосходящего все соображения духовного или временного порядка, это отрешение прекрасно совпадало с изложенными принципами. Подзаголовком названия Сионской Общины было «C.I.P.C.U.I.T.» (Chevalerie d'lnstitution et Regles Catholiques d'Union Independante et Traditionaliste) — аббревиатура полного названия организации:«Учреждение Рыцарства и Католического Устава Независимого и Традиционалистского Союза». Это же слово было использовано как заголовок периодического бюллетеня, изданного ассоциацией для своих членов.Кроме того, благодаря одному документу из «Секретных досье», появившемуся около 1956 г., мы знаем, что в то время Сион насчитывал 1093 человека, распределенных по семи степеням, следуя традиционному пирамидальному принципу. На вершине пирамиды находился великий магистр или «навигатор», затем шли три «принца — ноахита Богоматери», за которыми на нижней ступени следовали девять «крестоносцев Святого Иоанна». Как мы видим, число посвященных каждой последующей степени было в три раза больше числа посвященных предыдущей, а великий магистр и его двенадцать непосредственных подчиненных — намек на Иисуса и его двенадцать учеников — составляли «тринадцать розенкрейцеров».Но в Уставе, датированном маем 1956 г., который был перед нами, указывался 9841 член — цифра, иллюстрирующая удивительно быстрое развитие ордена, члены которого распределялись по девяти ступеням, а не по семи; впрочем, эти семь так и остались, просто к ним прибавились две новые, введенные в основу структуры, окружающие Ковчег «Куriа» широкой сетью новициатов. Великий магистр носит также титул «навигатора», как и в предыдущем документе, но трое «принцев — ноахитов Богоматери» стали «сенешалями», а девять «крестоносцев Святого Иоанна» — «коннетаблями». Впрочем, вот параграфы XI и XII Устава с загадочной терминологией, посвященные им:"Генеральная ассамблея состоит из всех членов ассоциации. Она включает 729 провинций, 27 командорств и ковчег, названный «Купа».Каждое из этих командорств, также как и Ковчег, насчитывает 40 членов. Каждая провинция — 13 членов.Члены разделены на два штата: Легион, которому поручено апостольство, Фаланга — охранительница Традиции.Члены составляют иерархию из девяти степеней. Иерархия из девяти степеней включает:
а) в 729 провинциях 1. Новициаты: 6561 член 2. Крестоносцы: 2187 членов б) в 27 командорствах 3. Витязи: 729 членов 4. Всадники: 243 члена 5. Рыцари: 81 член 6. Командоры: 27 членов в) в ковчеге «Kyria» 7. Коннетабли: 9 членов 8. Сенешали: 3 члена 9. Навигатор: 1 член". Как было нужно по закону, во главе Устава был поименно назван «совет». Он состоял из четырех членов, трое из которых были нам неизвестны (но не были ли эти имена псевдонимами?), а именно: президент Андре Бономм, родившийся 7 декабря 1934 г., вице-президент Жан Делеаваль, родившийся 7 марта 1931 г., и казначей Арман Дефаго, родившийся 11 декабря 1928 г. Зато мы уже встречали четвертого — это был Пьер Плантар, родившийся 18 марта 1920 г. Согласно документу, он занимал должность секретаря. Но, как мы узнали еще, он был также официальным «генеральным секретарем отдела документации», а это означало, безусловно, наличие других должностей.
Вскоре после 1970 г. Сионская Община стала предметом обсуждения в прессе и в определенных кругах французской общественности. Так, 13 февраля 1973 г. «Миди Либр» публикует большую статью, касающуюся Сиона, Соньера и Ренн-ле-Шато, внушая мысль о том, что Община может являть собой потомков рода Меровингов в XX в., и что среди них находится истинный претендент на французский трон — Алэн Поэр.Если Алэн Поэр не очень известен за рубежом, то он очень популярен во Франции, где уже два раза он был временно исполняющим обязанности Президента Республики: сразу же после отставки генерала де Голля с 28 апреля по 19 июня 1969 г. и после смерти Жоржа Помпиду со 2 апреля по 27 мая 1974 г. Известно также, что он был награжден медалью Сопротивления и военным крестом 1939 — 1945 гг.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24