А-П

П-Я

А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Сальгари Эмилио

Ловцы трепанга


 

Здесь выложена электронная книга Ловцы трепанга автора по имени Сальгари Эмилио. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Сальгари Эмилио - Ловцы трепанга.

Размер архива с книгой Ловцы трепанга равняется 142.05 KB

Ловцы трепанга - Сальгари Эмилио => скачать бесплатную электронную книгу






Эмилио Сальгари: «Ловцы трепанга»

Эмилио Сальгари
Ловцы трепанга



OCR Roland
«В дебрях Атласа; Сокровище Президента Парагвая; Страна чудес; Ловцы трепанга»: Терра; Москва; 1992

ISBN 5-85255-185-6 Эмилио СальгариЛовцы трепанга Глава первая. У берегов Австралии В первых числах апреля 18… Года вдоль берегов залива Карпентария, крайней точки Австралии на северо-востоке, плыл один из тех причудливых кораблей, которые китайцы называют тс-ао-ш-ван , а европейцы — джонками. Джонки грубые и тяжелые, нос их округлен, корма высоко поднята и расширена, а высокие мачты оснащены громадными парусами.На борту джонки суетилось около тридцати человек, низкорослых, желтокожих, с раскосыми глазами и курчавыми волосами; одни из них были почти голыми, другие — одеты в широкие блузы и штаны из красной холстины. Некоторые из них бегали по палубе, другие — выстроились вдоль бортов, готовые броситься к снастям для выполнения маневра.На рубке стоял высокий человек, лет сорока, одетый по-европейски. Его энергичное лицо было обветрено и опалено солнцем Южных морей.Это был капитан джонки.Он внимательно разглядывал в подзорную трубу австралийский берег.Позади него стояли двое юношей: один — лет шестнадцати, другой — двадцати. Они, по-видимому, с нетерпением ожидали результатов наблюдений капитана.— Ну что, дядя? — вырвалось вдруг у младшего.— Я не вижу ни одного живого существа на берегу, — ответил наблюдатель.— А где же бухта?— Прямо перед нами, приблизительно в четыре милях.— Ты уверен, что не ошибаешься?— Моряк в таких случаях никогда не ошибается. Здесь я и ловил трепанг в прошлом году, я отлично помню местность.— Так почему же ты так внимательно рассматриваешь берега? — спросил второй юноша.— Я дорожу своей шкурой, да и вашей, мои дорогие племянники.— Чего же ты, собственно, боишься? — снова спросил первый юноша.— Мы находимся в стране дикарей, Ханс. Берега сейчас безлюдны, но каждый момент они могут закишеть австралийцами.— А они ненавидят белых?— О да! Они дики и не слишком дружелюбно встречают гостей.— Нам нечего их бояться: нас ведь не так мало.— К тому же у нас есть ружья и два камнемета Камнемет — маленькая пушка, легко переносимая; чаще всего она употребляется на морских судах для вооружения шлюпок при высадке. Камнеметами они называются потому, что снарядами для них служили камни, поднятые прямо с земли; в описываемое время из этой пушки стрельба производилась картечью на близком расстоянии. — Примеч. перев.

.— Да, конечно… Но мы не должны рассчитывать на наших малайцев, — возразил капитан, — все они как стая зайцев: при первом же выстреле они спрячутся в трюм.— Во всяком случае дикарям не так легко будет захватить корабль, да еще хорошо вооруженный.— На корабле-то нам нечего бояться. Но нам придется высадиться, чтобы установить на берегу котлы.— Какие котлы?— Я и забыл, что вы не имеете понятия о ловле трепанга. Вы ведь плавали только в спокойных водах, а море…— О! Дядя! — запротестовали юноши.— Морским волком не родятся, но я надеюсь, что со временем вы станете настоящими моряками.— Эй! Ван-Горн, держи прямо на тот мыс, — прервал разговор капитан, оборачиваясь к седобородому человеку, стоявшему на корме у румпеля, и указывая пальцем куда-то в пространство. — Ты видишь мыс?— Вижу, капитан Ван-Сталь, — отвечал рулевой, — мои шестьдесят лет все же не ослабили зрения.Джонка, продолжавшая огибать остроконечный полуостров, отделяющий Коралловое море от залива Карпентария, повернула нос к мысу, за которым берег, казалось, должен был образовать глубокую бухту.Побережье, с которого капитан не спускал глаз, упорно рассматривая в подзорную трубу, казалось бесплодным и пустынным.Берег образовал неглубокую дугу, окаймленную скалами, основание которых сливалось с коралловым массивом, омываемым волнами. Единственную его растительность составляли группы каучуковых деревьев, подлинных гигантов, достигавших чуть ли не шестидесяти метров в высоту, но почти не дававших тени, так как их листья свисали ребром.Капитан, вероятно, очень мало доверял царившему на берегу спокойствию; время от времени он настораживался, как будто ему удавалось уловить еще какой-то шум, кроме гула волн, разбивающихся о рифы.В несколько минут джонка, подгоняемая свежим северо-западным бризом, обогнула указанный капитаном мыс и вошла в широкую бухту. Песчаный и отлогий берег бухты постепенно поднимался, образуя гряду замыкавших его скал.— Это и есть та самая бухта, где начнется ловля трепанга? — спросили одновременно Ханс и Корнелиус.— Да, — ответил капитан и, свесившись через перила палубы, устремил взгляд на воду, по которой скользила джонка.— Здесь на дне, — сказал он, видимо довольный результатами своих наблюдений, — лежит целое богатство и для нас, и для нашего арматора Арматор — лицо, снаряжающее за свой счет корабль, в большинстве случаев — владелец корабля.

.— Так вот он где трепанг! — сказал Ханс. — Как я хотел бы уже увидеть ловлю!— Тебе не Долго осталось ждать, — успокоил его капитан, — такВдруг странный крик донесся с берега, прервав капитана на полуслове:«Коо-мооо-эээ!»— Тысяча чертей! — вскричал капитан, хмуря брови. — Предчувствие меня не обмануло.— Это крик трепанга? — спросил Ханс.— У трепанга нет голоса, — сурово бросил ему капитан.— Значит, дикого животного? — спросил на этот раз Корнелиус.— Нет, много опаснее: это крики австралийцев.— Но где же они?— Мы-то их не видим, но они нас уже давно заметили, — сказал капитан и глубоко задумался.— Ты боишься нападения?— Нет, но я боюсь, что наш экипаж откажется высадиться на берег.— Капитан, вы слышали? — обратился к Ван-Сталю старый моряк, который, передав румпель малайцу, подошел к капитану.— Ну да, я слышал. Но я не отказываюсь от высадки. Дно бухты, как ковром, устлано трепангом. Готовьтесь к высадке.Потом, обернувшись к команде, капитан отдал приказ:— Убрать паруса! Бросай якоря!В этот момент со стороны прибрежных скал снова донесся тот же крик:«Коо-мооо-ээээ!»— Опять. Что это? Угроза? Или они хотят запутать экипаж?— Это их клич для сбора, — сказал Ван-Горн.— Я знаю. Тут за скалами скрывается, верно, целое племя.— Вы помните, капитан, в прошлом году одним только нам удалось взять отсюда груз, ибо только наше присутствие не было обнаружено туземцами. А два корабля, прибывшие сюда после нас, были вынуждены быстро убраться. Вспомните, капитан, и экипажи трех джонок, растерзанных дикарями мыса Йорк.— Да, я помню даже разбитый остов одной из джонок: море выбросило его на остров Эдуарда Пелью.— Туземцы, очевидно, ожидали прихода судов в этом году и сторожили берега. Да, они не оставят нас на этот раз в покое.— Я этого боялся. Но мы здесь — и сумеем защитить себя.— Будьте осторожны, капитан. Эти туземцы хитры, упрямы и способны вплавь добраться к кораблю, перерезать канаты, перерубить якорные цепи и бросить джонку на скалы.— Мы будем начеку. Мы возьмем с собой на берег камнеметы и ружья; под таким прикрытием наши ловцы будут работать спокойно.Пока длился этот разговор, малайцы успели убрать паруса и бросили два якоря, один с носа, другой с кормы, чтобы лучше обеспечить устойчивость джонки, остановившейся в двух кабельтовых от скалистого берега.— Если все обойдется благополучно, а я на это надеюсь, — говорил капитан, собрав перед высадкой матросов, — то через три недели мы заберем полный груз, а через шесть недель будем дома с хорошим уловом.Малайцы так же, как капитан и штурман, слышали крик с берега и поняли его значение. Поэтому они с явной неохотой выполняли приказы капитана: бросали якоря и убирали паруса, предпочитая убраться подальше от негостеприимного берега. Но они слишком хорошо знали своего капитана, его настойчивость и решимость. И им пришлось беспрекословно подчиниться тяжелой для них необходимости высадиться на пустынный берег и приступить к ловле трепанга под непрерывной угрозой нападения дикарей.Ван-Сталь был только капитаном, а не владельцем «Хай-Нам» — так звали джонку. Джонка принадлежала богатому торговцу трепангом с острова Тимор Лин-Кингу, который предоставил командование ею Ван-Сталю, давно уже заслужившему репутацию отважного и искусного моряка.Ван-Сталь не в первый раз пускался в плавание на «Хай-Нам», хотя и не питал особого доверия к этому судну неуклюжей постройки, оказывавшему, как и все джонки, слабое сопротивление иногда ужасающим капризам океана. За год до того как он бросил якорь у берегов земли Арнема, Ван-Сталь уже совершил экспедицию к северным берегам Австралии и вернулся с обильным уловом тех жестких моллюсков, которые так высоко ценятся на восточных рынках.После первого удачного плавания на «Хай-Нам» Ван-Сталь предпринял новое плавание — опять для ловли трепанга.В эту новую экспедицию он взял с собой своих племянников Ханса и Корнелиуса. Они были сыновьями славного капитана, погибшего несколько лет назад у острова Борнео при роковой для него встрече с пиратами султана Варуни. Предложение отправиться в плавание с Ван-Сталем братья встретили с энтузиазмом.Хотя они были еще молоды для такой опасной экспедиции, но Ван-Сталь мог вполне положиться на их отвагу и выносливость. С детства братья привыкли пробираться по лесным чащам Тимора, преследуя диких зверей, бесстрашно плавать по Молуккскому морю. Смелые экспедиции закалили их, и они были подготовлены к преодолению любой опасности.Так случилось, что «Хай-Нам» под командой капитана Ван-Сталя, со штурманом Ван-Горном, неизменным спутником капитана во всех его морских экспедициях, имея на борту двух юношей-моряков и тридцать малайцев команды и рыбаков, бросила якорь у пустынных берегов земли Арнема. Глава вторая. Ловцы трепанга Еще задолго до того как европейцы открыли земли, названные пятой частью света — Австралией, китайские корабли с ловцами трепанга уже избороздили моря у северных берегов Австралии и у Новой Гвинеи. Европейцы, явившиеся туда последними, не оставили все же без внимания этот промысел и занялись им наравне с китайцами.Будучи уже ловцами китов, кашалотов, тюленей, сельдей, трески, они стали еще и ловцами трепанга.И в описываемое нами время — в середине прошлого века — немало европейцев-моряков отправлялось из самых отдаленных гаваней, взяв курс на Коралловое море, к проливу Торреса или заливу Карпентария за трепангом, и при удачной ловле их труды щедро вознаграждалисьПравда, нередко случалось так, что некоторые корабли не возвращались назад или, вернувшись, недосчитывали многих людей из своего экипажа. Но это не ослабляло решимости других, хотя они знали, что дикари Австралии и папуасы всегда готовы воспользоваться то бурей, то темнотой ночи, чтобы разрубить цепи или канаты корабля и бросить его на подводные камни и скалистые берега — такой корабль представлял для дикарей богатую добычу.Тем не менее смельчаки ежегодно пускались в далекое плавание, идя на опасный, но выгодный промысел, и часто возвращались с богатым уловом трепанга.Впоследствии мы увидим, какие виды трепанга рассчитывал выловить в заливе Карпентария экипаж «Хай-Нам».Когда джонка была крепко поставлена на якоря таким образом, чтобы нос ее был направлен к выходу из бухты, чтобы в любое время быть готовой немедленно покинуть эти негостеприимные берега, Ван-Сталь велел спустить на воду большую шлюпку, предварительно вооружив ее камнеметом. Он сел в нее вместе со старым Ван-Горном и обоими юношами.Как только шлюпка оттолкнулась от борта «Хай-Нам», Ван-Сталь, склонившись за борт, стал пристально рассматривать сквозь прозрачные воды дно бухты.— Тут всего семь или восемь футов глубины, — сказал он довольным тоном, — пловцам не придется сильно уставать.— А где же трепанг? — спросил Ханс.— Все дно им устлано, — ответил капитан, — но нужен привычный глаз, чтобы разглядеть его между песками и водорослями.— Я вижу какие-то странные движущиеся цилиндры, — сказал Корнелиус, смотря в воду.— Это и есть трепанг. Но ты увидел только один из видов голотурий, которых мы собираемся ловить А их множество видов — все вместе они образуют то, что мы называем трепангом.— И великолепный трепанг! — воскликнул Ван-Горн. — Вон там я вижу банколунган, а там кикиран, талипан и еще дальше мунанг.— Ван-Горн, — прервал его капитан, ему не терпелось начать ловлю, — вызови пловцов.Ван-Горн дал знак уже ожидавшим на джонке малайцам, и десять человек, полуголых, с длинными крисами Крис — стальной кинжал с изогнутым лезвием и богато украшенной рукоятью у народов Индонезии и Малайзии.

за широкими поясами — ножи всегда необходимы в этих водах, так часто посещаемых акулами — спустились в шлюпку. В руках они держали нечто вроде сеток, которыми могли захватить довольно большое количество голотурий.— Живей, не теряйте времени, — крикнул им капитан, убедившись в том, что кругом не видно акул.Ловцы, выбранные среди лучших пловцов экипажа, одновременно, как один человек, бросились в воду.Юноши, сидя в шлюпке, с любопытством наблюдали за работой малайцев. Вода спокойная и прозрачная, как кристалл, давала возможность видеть каждое движение ловцов, и братья с интересом следили, как ловко малайцы хватали моллюсков и бросали их в сетку.Вскоре один из пловцов поднялся на поверхность, подплыл к шлюпке и протянул Ван-Горну свою сетку. Ван-Горн вывернул ее, и на дне шлюпки забарахталась дюжина крупных голотурий.Малаец, получив обратно свою сетку, нырнул во второй раз за новой добычей.— Вот он трепанг! — обратился капитан к своим племянникам, указывая им на странных животных, кишевших у его ног.— Да это какие-то шершавые цилиндры, а не живые существа, — брезгливо произнес Ханс.— Да, цилиндры, но снабженные щупальцами, которыми они очень ловко орудуют, — прибавил его брат.Капитан взял в руку одного моллюска. Этот причудливый обитатель моря был похож на какую-то кровяную колбасу, на одном конце которой находился венчик чувствительных щупальцев. На этой бесформенной массе нельзя было различить чего-либо, кроме конечного отверстия, которое представляло рот. Длина моллюска была сантиметров тридцать пять—сорок. По всему его телу, обтянутому жесткой кожей, то выскакивали, то исчезали ряды бугорков, служащие, очевидно, органами дыхания.— Теперь вы видите, что такое голотурия, — сказал капитан.— Как странно устроены эти существа, — сказал Корнелиус, — я не нахожу ни головы, ни глаз…— У них нет ни того ни другого. Нужно полагать, что они совсем лишены органов зрения и слуха. Их тело очень похоже на мешок, сшитый из крепких, очень жестких мышц, этот мешок не имеет никакого другого назначения, кроме непрерывного поглощения пищи.Голотурии живут многочисленными стаями на морском дне. Там они ползают, передвигаясь наподобие червей, при помощи покрывающих их тело выступов. Их пища — водоросли, фукус, но они не брезгуют и мелкими камешками и осколками кораллов.— Ну и желудок! — воскликнул Ханс. — При такой пище у них должен быть очень сильный пищеварительный аппарат.— Желудок голотурий представляет собой просто трубку, идущую от рта к противоположному концу тела. Пища только проскальзывает через эту трубку.— А на что же им щупальца, которые расположены вокруг рта?— Для того, чтобы захватывать или, вернее, притягивать к себе пищу: водоросли, камешки.— Мне кажется, что у некоторых нет щупальцев: как будто они вырваны.— Они и в самом деле вырваны. На голотурий часто нападают рыбы и отъедают их щупальца. Но голотурии не лишаются их навсегда: через некоторое время щупальца отрастают заново. Кроме того, голотурия может втянуть щупальца в себя при нападении на нее рыбы. Возьми в руки вон ту еще живую голотурию и попробуй слегка сдавить ее руками, — сказал капитан Корнелиусу.Корнелиус ваял голотурию в руки и слегка сдавил пальцами ее туловище.Моллюск тотчас сжался в круглый ком, из которого выплеснулась струйка воды, а вокруг рта разлилось какое-то черноватое вещество. Удивленный Корнелиус брезгливо выпустил голотурию из рук.— Это кишки животного, — смеясь объяснил капитан, — сжатие тела происходит у голотурии так резко и сильно, что вызывает выбрасывание внутренностей.— Значит, голотурия, даже если бросить ее теперь в воду, все равно подохнет?— Ничуть не бывало. Если бы ты выдавил даже все внутренности, они очень скоро образовались бы вновь.— Как странно! — воскликнули в один голос братья.— А вот посмотрите этот экземпляр, — обратился к ним капитан, беря в руки другого моллюска, из тех, которыми ловцы успели уже наполнить все дно шлюпки. Изо рта моллюска торчала еще живая рыбка, длиной в пять или шесть сантиметров. — Не удивительно ли…— Что тут удивительного, дядя? — прервал Корнелиус. — Эту рыбку голотурия просто не могла проглотить.— Ты ошибаешься. Эта рыбка не что иное, как спутник или, вернее, обычный гость голотурии.— Я не понимаю…— Сейчас объясню. Вот эти маленькие рыбки живут обычно внутри голотурий. Они проникают внутрь через рот, забиваются между внутренностями голотурии и ее кожей и чувствуют себя там, как дома.— И голотурии выносят их пребывание?— Конечно. Ведь им стоит только сократить мышцы, и непрошеные гости будут выброшены. Но голотурии оставляют рыбок в покое и таскают их в себе.— Вот чудеса! Ты считаешь, что их присутствие не мешает голотурии?— Нужно полагать, что нет, ибо голотурия ничего не делает для того, чтобы избавиться от присутствия рыбки.— Скажи, дядя, — спросил Корнелиус, — неужели эти голотурии так вкусны, что за ними отправляются в такие далекие экспедиции?— Их мясо несколько похоже на мясо раков, но оно очень жесткое: нужны очень крепкие зубы, чтобы его разжевать, так как оно не только жестко, но еще и эластично, как каучук. Любителей голотурий множество: этих животных предпочитают самой вкусной рыбе и платят за них очень дорого.— Значит, их ловля очень прибыльна?— Теперь уже не так, как раньше: голотурии, как и киты, становятся редки. В некоторых местах, где они изобиловали прежде, их совсем уже не осталось, так хищнически ловили их американцы и европейцы. Прежде, например, острова Сикава были излюбленным местом для ловли трепанга; но с тех пор как корабли стали вывозить оттуда тысячи центнеров трепанга за один сезон, они там совсем вывелись. Но довольно разговоров о трепанге, нужно приниматься за работу. Ван-Горн, спусти на воду вторую шлюпку и не забудь установить на ней камнемет. Пусть ловля продолжается, а мы поедем на берег устанавливать котлы.— А зачем котлы? — снова принялся за расспросы Ханс.— В них готовится то, что, в сущности говоря, и называется трепангом.— А дикари? — вспомнил Ханс. — Разве они оставят нас в покое и дадут установить котлы?— Я думаю, что сейчас они не стремятся приблизиться к нам. Им хорошо известно, что у белых всегда наготове ружья, а ружей они боятся больше всего на свете.Возвратившись на борт джонки, Ван-Горн отдал приказ, и через несколько минут вторая шлюпка закачалась на волнах. В нее уселись десять вооруженных ружьями малайцев и Ван-Горн.— Принесите котлы и топливо, — отдал распоряжение Ван-Горн остававшимся на борту малайцам.Два медных котла, каждый диаметром в один метр и высотой шестьдесят сантиметров, большая охапка дров, которых нельзя было достать на берегу, гарпуны и широкие уплавники были спущены в лодку.— Камнемет зарядили? — крикнул капитан.— Да, картечью, — ответил Ван-Горн.— Вперед! — скомандовал Ван-Сталь.Он пересел во вторую шлюпку и сделал знак Корнелиусу и Хансу следовать за ним. Проверив, все ли взято, Ван-Сталь дал знак; малайцы налегли на весла и принялись грести к берегу.Спустя несколько минут шлюпка доплыла до опоясывавшей берег гряды подводных камней.— Стоп! — скомандовал капитан, когда шлюпка подошла уже совсем близко к берегу.Стоя на носу шлюпки, капитан еще раз оглядел берег и амфитеатром спускавшиеся к берегу террасы скал. Несмотря на дважды донесшийся откуда-то клич дикарей, он не обнаружил на берегу ни одного живого существа и не уловил чутким ухом никакого шума. Только стая какатоэс — великолепных птиц с оперением, в котором чистейшая белизна мешалась с яркостью красного, и свешивающимся за головку хохолком — прыгала в ветвях маленького черного дерева, жалко росшего в расщелине между двумя скалами.— Опасности никакой? — спросил Ван-Горн.— Нет, старина, причаливай.После нескольких ударов весел шлюпка увязла в песке отлогого берега.Капитан, штурман и двое юношей вышли из шлюпки первыми, держа ружья наготове. За ними последовали малайцы; они выгрузили дрова, котлы и все остальное снаряжение.На берегу в нескольких шагах от места причала Ван-Сталь заметил две маленькие кучки камней и указал на них Ван-Горну.— Отлично! — воскликнул Ван-Горн. — Дикари их не тронули.— Что это? — спросил Корнелиус.— Печи, которые мы сложили в прошлом году. Хорошо, что они остались Целы. Ну, за работу, ребята!Малайцы наложили в печи дрова, зажгли их и поставили на огонь два громадных котла, предварительно наполнив их морской водой. Другая лодка с рыбаками и первым уловом подошла к берегу тотчас вслед за первой. Двадцать малайцев принялись за выгрузку голотурий.Менее чем за час пловцы подняли с морского дна более двухсот килограммов голотурий самых различных пород. Там были и тюбилез, с вытянутыми туловищами длиной в тридцать—тридцать пять сантиметров, с белыми животами, со спинами, покрытыми шероховатой известковой коркой коричневого цвета, — по большей части они встречаются на отлогих коралловых рифах на глубине трех или четырех метров. Был там и кикиран той же величины, что и тюбилез, но овальной формы, с черной кожей и в бородавках. Попадался и талипан, темно-красный, с рядами игл на спине; мясо талипана нежнее, чем у других видов голотурий, но оно требует особенно тщательного приготовления. Наконец, попалось некоторое количество мунанг, совершенно черных голотурий без игл, без бородавок, особенно ценных и вкусных. Были и более грубые породы: сопатое, батане, гангенанс попадались реже.Все голотурии были еще живы; они выпускали струи воды и конвульсивно сжимали свои туловища.Капитан ожидал, когда вода в котлах нагреется до определенного градуса, а пока велел весь улов снести поближе к печам.Чтобы удачно приготовить трепанг, нужен большой опыт: от времени нахождения голотурий в горячей воде и от температуры воды зависит сохранность трепанга. Если оставить голотурии в горячей воде дольше, чем нужно, они делаются пузырчатыми и пористыми, как губка; при недостаточно теплой воде голотурии теряют свою плотность и скоро портятся.Поэтому Ван-Сталь относился с особым вниманием к этой операции. Только тщательно измерив температуру воды, он отдал приказ малайцам:— Бросай!Малайцы выбросили в котел все количество моллюсков. Попав в кипящую воду, они сперва корчились в мучительных конвульсиях, а затем падали на дно котла.Капитан стоял у котла с часами в руке, отсчитывая минуты.— Восемь! Трепанг готов. Вынимай!Малайцы, погрузив уплавники в окутанные паром котлы, вытащили голотурии и разложили их на широком куске полотна, разостланном вблизи печи.Ханс и Корнелиус с любопытством склонились над голотуриями, чтобы лучше рассмотреть результаты операции.— Температура как раз в меру, — сказал Ван-Сталь. — Трепанг теперь плотен и эластичен, как резина; кожа подернута синевой, значит, мы доставим его в хорошей сохранности.— Дядя, разве недостаточно одной сушки на солнце? Я слышал, что именно так и приготовляют трепанг.— Да, сушка на солнце практикуется очень широко, но такой способ приготовления требует по крайней мере двадцать дней. Сушат трепанг и просто на огне; этот способ не требует много времени, но зато для него нужен большой запас дров, а на этом берегу…«Коо-мооо-эээ!»Этот дикий клич, уже дважды доносившийся из-за скал, в третий раз прервал капитана на полуслове. Ван-Сталь раздраженно повел плечами.— Только покажись! — проворчал Ван-Горн, как бы выражая мысль капитана. — Я покажу тебе, как мешать нашей работе. Глава третья. Война объявлена Вслед за услышанным, на этот раз вблизи, криком из-за скалы, уходившей к северному побережью бухты, внезапно показался человек. Он был немного выше среднего роста и так худ, что можно было пересчитать все его ребра; живот его выдавался вперед, ноги, почти совершенно лишенные икр, казались двумя палками, покрытыми кожей. Он производил отталкивающее впечатление, которое еще более усиливалось от резкого запаха нашатыря, распространявшегося далеко вокруг него. Череп его был сплющен, лоб сдавлен, челюсти резко выдавались вперед, уши оттопыривались, глаза были маленькие и неприятно блестящие, а огромный рот разрезал надвое все его худощавое лицо. Его можно было принять скорее за четвероногое животное, чем за человека.Разноцветная татуировка покрывала все его тело, отсвечивающее медью.Это отталкивающее существо быстро сбросило с себя шкуру кенгуру, покрывавшую его плечи и концы длинных, жестких волос, и, вытянув вперед маленькое копье с костяным наконечником, украшенное пучком пестрых перьев, направилось к рыбакам.Подойдя на расстояние десяти-двенадцати шагов от печи, туземец остановился и замер на месте, опершись на свое копье.— Что он от нас хочет? — спросили капитана Ханс и Корнелиус.— Он пришел, должно быть, требовать, чтобы мы убрались отсюда. Туземцы привыкли охранять свои земли от всякого постороннего вторжения. Но он ошибается! Я и не думаю последовать его совету, — пробурчал Ван-Сталь.С этими словами он направился к дикарю.— Чего ты от нас хочешь, смуглолицый туземец? — обратился капитан к дикарю, принимая добродушный вид.Но вместо ответа туземец неожиданно сделал прыжок и поспешно удалился; вскоре он скрылся за скалами.— Он еще вернется? — спросил Корнелиус капитана.— Очень возможно, — ответил капитан задумчиво. — Само собой разумеется, что он постарается обмануть нас. Но мы будем начеку; во всяком случае, при первых признаках опасности нам придется убраться на джонку.— Его племя, должно быть, где-нибудь здесь в окрестностях?— Не думаю. Этот берег слишком бесплоден, чтобы целое племя могло тут долго оставаться. Но там, далеко в глубь материка, дикарей должно быть не мало.— Они храбры?— Да, когда их побуждает к этому голод.Малайцы снова принялись за кипячение трепанга, а пловцы поплыли в море, чтобы снова нырнуть в воды бухты за новым запасом голотурий.Печи пылали, вода в котлах кипела, вываривая голотурий; уже вываренный трепанг лежал на полотне, над которым рыбаки успели натянуть нечто, напоминающее навес, чтобы укрыть трепанг от чересчур жгучих лучей солнца.Ханс и Корнелиус, взяв с собой ружья, направились к скалам; они хотели удостовериться в том, что дикари не движутся на лагерь рыбаков. Во время разведки юноши успели только подстрелить несколько какатоэс и, не обнаружив ничего подозрительного, возвратились в лагерь.Прошло два часа. Пловцы притащили новую партию моллюсков и на этот раз самых лучших сортов. Работа кипела.Внезапно из-за скал на берегу снова появился дикарь.Как и в тот раз, он был один; одеяние его имело странный и плачевный вид.С первого взгляда дикаря можно было принять за движущийся скелет. Все его тело было вымазано чем-то желтоватым, цвета охры, что придавало ему вид не человека, а только его остова. Оружия на этот раз у дикаря не было. Вместо копья он нес в левой руке большой кусок древесной коры, странный и по форме и по цвету.— Ваи-вайга, — зашептали малайцы кругом.— Как! — воскликнул Ван-Горн. — Он опять здесь?— Да еще в каком наряде, — подхватил Корнелиус, не понимая значения вторичного появления и одеяния дикаря.— С ним ваи-вайга, — объяснил ему Ван-Горн, — знак открытой вражды.— А зачем он так вымазался? — не унимался Корнелиус.— Таково их одеяние для войны.— А кора?— Это кора очень ядовитого дерева ваи-вайга, дерева смерти. Ван-Горн уже объяснил тебе, что она служит эмблемой войны, — сказал капитан.— И этот чудак решается явиться один? — воскликнул Корнелиус. — Дядя, позволь мне связать его и отправить на джонку.Юноша действительно был готов схватить австралийца, но Ван-Сталь удержал его.— Пусти меня. Если он решился показаться один, значит все племя где-то здесь поблизости. Ван-Горн, собери малайцев около шлюпок. А вы, — обратился он к своим племянникам, — будьте готовы открыть огонь из камнеметов.Пока экипаж собирался у берега, готовый в случае опасности быстро погрузиться в шлюпки, капитан, выпрямившись во весь свой мощный рост, с ружьем в руке, подошел к туземцу, который смотрел на него так дерзко, словно был уверен в своей неотразимости; он, очевидно, ожидал, что белые испугаются и сейчас же отступят.— Что ты хочешь? — спросил капитан на том смешанном языке, на котором говорят австралийцы в этих местах.— Чтобы белые покинули землю, принадлежащую детям Моо-Тоо-Уии, — отвечал дикарь.— Мы не убиваем ни твоих кенгуру, ни твоих эму, ни твоих диких собак, — сказал Ван-Сталь. — Что касается трепанга, то ни ты, ни твои братья — вы не умеете его ловить, да к тому же морская вода тебе не принадлежит.— Ты не хочешь уйти? Тогда я, вождь племени варамов, объявляю тебе войну.— Правда? — усмехнулся капитан.— Да, правда!— Посмотрим! — и сильным ударом Ван-Сталь бросил дикаря на землю, обхватил его потом обеими руками и, без труда подняв, отнес в шлюпку.— Свяжите этого воина, — сказал капитан матросам, — и отвезите его на джонку. Он останется нашим пленником до конца ловли. Так он, по крайней мере, будет спокойней и не сможет передать своим соплеменникам об объявлении войны.— Есть, капитан! — ответил ему Ван-Горн. — Мы так его свяжем, что до конца ловли он не увидит ничего, кроме стенок трюма.Против всех ожиданий дикарь не оказал ни малейшего сопротивления, только в его маленьких глазках заблестел недобрый огонек. Он дал себя связать и отвезти на джонку, не проронив ни слова.— Не думаю, чтобы он причинил нам много хлопот, — сказал Ханс.— Он — вождь, — возразил Ван-Сталь, — его соплеменники будут удивлены его отсутствием и отправятся на розыски. Я думаю, что, натолкнувшись на нас и увидев наши ружья, они откажутся от поисков и отправятся искать его в глубь полуострова. Впрочем, ловля была так обильна, что мы не надолго задержимся в этой бухте, а уезжая, мы возвратим ему свободу.— А есть еще берега, столь же богатые голотуриями?— Голотурий много на островах Эдуарда Пелью, — там мы пополним наш груз, если здесь нам помешают закончить ловлю.В третий раз шлюпка с пловцами подошла к берегу и на этот раз наполненная голотуриями. Воды бухты, в которой было много водорослей и фукуса, были настолько богаты голотуриями, что нужно было, так сказать, только нагнуться, чтобы набрать их вдоволь.

Ловцы трепанга - Сальгари Эмилио => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Ловцы трепанга автора Сальгари Эмилио дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Ловцы трепанга у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Ловцы трепанга своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Сальгари Эмилио - Ловцы трепанга.
Если после завершения чтения книги Ловцы трепанга вы захотите почитать и другие книги Сальгари Эмилио, тогда зайдите на страницу писателя Сальгари Эмилио - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Ловцы трепанга, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Сальгари Эмилио, написавшего книгу Ловцы трепанга, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Ловцы трепанга; Сальгари Эмилио, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн