А-П

П-Я

 туалетная вода ralph lauren ralph 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Шкатула Лариса

Крепостная маркиза


 

Здесь выложена электронная книга Крепостная маркиза автора по имени Шкатула Лариса. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Шкатула Лариса - Крепостная маркиза.

Размер архива с книгой Крепостная маркиза равняется 142.81 KB

Крепостная маркиза - Шкатула Лариса => скачать бесплатную электронную книгу



OCR:
«Крепостная маркиза»: Эксмо; Москва; 2004
ISBN 5-699-08382-0
Аннотация
Неисповедимы пути Господни… Княжна Софья Астахова и не предполагала, что судьба готовит ей такие испытания. Покинув родину, девушка вынуждена отправиться во Францию, чтобы отыскать несметные богатства, принадлежащие ее деду Еремею Астахову и его другу маркизу де Баррасу. Но дальше происходит и вовсе не предсказуемое: девушка оказывается в замке, где живет хозяйкой… Агриппина — ее крепостная, а ныне самая настоящая маркиза!
Кроме того, после тайного венчания новоявленный супруг Сони, князь Потемкин, исчезает. Так кто же она теперь: княжна, княгиня или просто — хозяйка крепостной маркизы?..
Лариса Шкатула
Крепостная маркиза
1
Софья Николаевна Астахова, по мужу княгиня Потемкина, ждала возвращения своей дражайшей половины в небольшой сторожке, на которую супруги наткнулись в своих блужданиях по лесу. И тянулся этот лес вдоль границы Австрии, куда Потемкины направлялись и все не могли попасть, пытаясь оторваться от погони…
Саму погоню Соня отчего-то не видела и не чувствовала, но раз муж говорил, что она есть, значит, так и было. Ему ли не знать.
С тех пор как Григорий признался ей, что он направлен во Францию по заданию неких высоких рангом людей и должен всесторонне блюсти интересы России — по возможности не привлекая к себе особого внимания, — образ мужа обрел в глазах Софьи идиллический ореол героя.
Ее сердце патриотки горячо откликнулось на нарисованную им картину. Софья Астахова — истинно русская женщина, готовая способствовать процветанию родины, защите ее интересов. От осознания этого внутри ее появился и стал расти тихий восторг.
Ей страстно захотелось помогать Григорию во всех его предприятиях, ни о чем не спрашивая, мужественно вынося любые лишения, которые только выпадут на их долю. Ведь в таком случае ее жизнь обретала особый смысл.
До сего времени княжна Софья — родилась она в Петербурге и выезжала из родного города разве что в свое небольшое именьице Киреево — даже не представляла себе, как велик и многообразен мир! И ведь она, возможно, так никогда и не узнала бы об этом, не взбунтуйся княжна однажды против воли старшего брата, вознамерившегося после смерти матери кроить жизнь сестры по собственному разумению.
Соня не просто пошла против его воли, она тайком уехала из России навстречу новой жизни, как оказалось, полной всяческих приключений. Порой захватывающих, порой рискованных не только для ее чести, но и просто опасных.
Невероятные для прежней жизни княжны события прямо-таки лавиной обрушились на бедную Соню, и расскажи ей кто-нибудь посторонний всего несколько месяцев назад о том, что ее ожидает, она посмотрела бы на него как на сочинителя сказок.
Разве с тихой, спокойной, домашней Соней может происходить такое?!
Впрочем, нет, здесь Соня немного лукавила сама с собой. Тихой и домашней она, конечно, была, а вот меняться начала еще в Петербурге. Еще там с нею вдруг стало случаться то, чему только здесь, во Франции, она смогла дать какую-то оценку.
Однако как не походили эти события на те, которые описывались в книгах! В приключенческих романах, каковых юная Соня перечитала великое множество, все было так красиво, так величественно.
Герои — мужественны и добры, злодеи — подлы и коварны. К тому же в конце концов героиня находила свое счастье в объятиях любимого мужчины.
А в жизни все оказалось куда прозаичней и запутанней. Иной раз в трудную минуту на помощь приходил злодей, а герой оказывался беспомощным и слабым, а то и вовсе предателем, Тот, единственный, которого полагалось Соне встретить и любить всю оставшуюся жизнь, все не находился.
Страсть к Григорию Потемкину — двойному тезке и родственнику великого российского князя, которую она поначалу приняла за пылкую любовь, вдруг куда-то делась. Похожий вначале на героя молодой аристократ вел себя вовсе не безукоризненно, хотя и женился на ней после того… после того, как Софья Астахова допустила слабость и позволила чужой страсти увлечь ее в бездну греха…
Она поймала себя на том, что никак не отвыкнет от выспренних выражений и даже обычную потерю девственности по собственной вине все старается представить в некоем ореоле. На самом деле все оказалось куда проще: Григорий принял ее грех на себя и женился на Соне, чтобы этот грех прикрыть. Теперь никто не посмеет обвинять ее, венчанную жену.
Итак, Григорий дал ей свое имя, так что теперь Соня могла сколько душе угодно любоваться на заветный документ — брачное свидетельство между нею и князем Григорием Васильевичем Потемкиным.
Только вот кому показывать его, сидя в затерянной посреди леса сторожке? Вдали не только от высшего света, но и вообще от человеческого жилья.
Разве что медведю, паче чаяния зверь сюда забредет, и он сможет разодрать ту бумажку своей когтистой лапой, прежде чем приступит к чему-то более съедобному…
То, что супруг Сони — князь Потемкин, не очень дальний родственник одного из самых знаменитых людей России, Софья узнала чуть ли не накануне своего венчания. Она думала, что жизненные обстоятельства бросили ее в объятия Григория Тредиаковского, всего лишь чиновника русского посольства во Франции. Оказалось же, что фамилия жениха Потемкин, но об этом вовсе не стоит кому-либо рассказывать. По крайней мере, пока они не вернутся в Россию.
Фамилию Тредиаковский — по линии матери — Григорий взял себе на время пребывания во Франции, чтобы не привлекать внимания к своей особе.
Он работал в таком ведомстве и исполнял такие поручения своих начальников, что чем незаметнее он казался, тем лучше было для дела.
Но вот зачем понадобилось Соне следовать за Григорием в его поездке? Опять напридумывала себе, что это будет очередным захватывающим приключением… И что оказалось на деле? Не будь ее глупого желания, Софья сейчас гуляла бы себе по Елисейским полям, или ехала в карете, или даже сидела в замке, в котором хозяйствовала не кто иная, как ее бывшая горничная Агриппина, но никак уж не торчала бы в этой убогой сторожке — неизвестно в какой местности, неизвестно как далеко от проезжей дороги.
Впрочем, сторожка, с виду невзрачная и даже хрупкая, внутри оказалась вполне крепкой и хорошо устроенной. Вот только хозяин наверняка не посещал ее никак не меньше месяца. То ли захворал, то ли покинул домишко еще по какой причине, не стоило и гадать. Так-то оно и к лучшему. Не надо никому объяснять, что да как, почему такие знатные на вид господа оказались в столь глухом месте. Какая злая сила погнала их в этот дикий лес…
Княгиня погрузилась в свои невеселые думы, тем более что предаваться этому занятию ей никто не мешал. Не слышно было ни шороха в углах, какой частенько затевают в отсутствие хозяина, к примеру, мыши, ни цвирканья сверчка, ни даже монотонного похрустывания жука-древоточца — вся мелкая живность будто ушла куда-то вслед за хозяином.
Соня оперлась головой о бревенчатую стену и устало прикрыла глаза. Спать ей не хотелось. Она поерзала, устраиваясь поудобнее на половинке бревна, поставленной на два пенька, — этакой своеобразной лавке. И опять вернулась к своим мыслям, которые, как муравьи, ползли одна за другой все в том же направлении — в попытке объяснить причины, по которым она вместе с супругом оказалась в столь бедственном положении.
А может быть, не было никакой погони и вообще никакой слежки и Григорий все это придумал… Но для чего? А что, если просто Соня стала для него обузой, из-за чего он не поспевал в город Страсбург, куда так торопился, а свалившаяся на него будто с неба жена связывала руки? Думать так было страшно. Да и, собственно, если бы он решил отправить ее от себя, мог бы оставить ее в каком-нибудь людном месте. На тракте, откуда она легко бы добралась в тот же Дежансон.
А ведь всего два месяца назад они еще не были знакомы, всего лишь ехали из России в одной дорожной карете — Софья убегала от опеки брата, Григорий торопился по своим делам. Но на остановках молодые люди поневоле стали общаться, познакомились.
И ведь могли больше так никогда и не встретиться, если бы не коварная судьба, уготовившая им еще одну встречу в каком-то захудалом трактире по пути в город Страсбург и далее в Вену.
Так совпало, что оба ехали в одно и то же место…
У Григория были документы на имя русского дворянина Тредиаковского. Притом, как теперь понимала Соня, неизвестно, сколько этих самых документов на любое другое имя могли еще оказаться запрятанными в саквояже или зашитыми в потайном кармане его дорожного камзола. При случае Григорий извлекал их как фокусник, так что всякий любопытствующий чиновник должен был удовлетвориться — любое действие молодого человека основательно, объяснимо. Ни малейшего намека для подозрений.
У Сони тоже было несколько дорожных бумаг, и по одной из них она считалась замужней женщиной — хотя тогда была еще девицей, — женой графа Ришара Савари…
Как все запуталось! Если бы Соне пришлось что-то кому-то объяснять, она не враз смогла бы подобрать и слова, и причины такого несоответствия. Заинтересуйся русскими особами французские ажаны по-настоящему, они бы немало подивились, а то и упрятали бы и того и другого путешественника в тюрьму за подлог документов.
Поначалу у нее тоже были особые интересы — она ехала ко двору австрийского эрцгерцога Иосифа с тайным поручением от самой королевы Франции…
Ох, об этом афронте не стоило бы и вспоминать! Теперь она добиралась туда же, но уже вместе с Григорием и по его делам, так как ее собственные…
Обстоятельства для Сониного дела сложились таким образом, что все первоначальные замыслы рухнули в одночасье — письмо королевы отобрали у княжны некие заговорщики, которые готовили государственный переворот. Так считала Соня. А граф Савари, чьей женой по документам она числилась, — погиб несколько ранее в схватке с этими самыми заговорщиками.
Сейчас Соня была не так уж и уверена в том, что то были именно заговорщики. Они могли быть такими же, как Григорий, заинтересованными особами из какой-нибудь другой страны. Например, Англии.
Или той же Австрии. Чего зря гадать.
Кстати, о документах. Сонины бумаги вряд ли кто мог заподозрить в подделке, потому что изготавливались они в канцелярии королевы Марии-Антуанетты.
И Григорий Тредиаковский разъезжал по Франции с документами, которые приготовили для него русские дипломаты, что, по его словам, было подделкой самого высокого класса. А еще, как выяснилось, российским дипломатам очень хотелось узнать, что происходит при французском дворе, так ли уж невинна переписка королевы Марии-Антуанетты с ее родным братом, эрцгерцогом Иосифом Вторым.
Таким образом, встреча с Тредиаковским, которая сначала казалась Соне случайной, вовсе таковой не была. И по пути ко двору австрийскому Григорий интересовался двором французским — выполнял задание своего начальства. Да что там начальства! Сам статс-секретарь российской императрицы Екатерины Второй, Александр Андреевич Безбородко, по причине вакантности в России места канцлера негласно исполнял его функции и весьма желал знать, что за обстановка сложилась к этому времени во Франции. Вряд ли и он захотел бы упустить повод ознакомиться с письмом Марии-Антуанетты. Именно с помощью таких людей, как Григорий, правители России имели представление обо всем, что происходило в мире.
Не меньшую заинтересованность в тех же вопросах проявлял князь Потемкин-Таврический, правая рука императрицы и родственник Сониного мужа — он приходился ему двоюродным дядей. Обычно Григорий не очень это уточнял: дядя и дядя. Он не хвастал своим родством, но ежели случалось оговориться… Да и фамилии у них были одинаковые, как бывает у родственников по отцу.
— Кому я прежде ни представлялся, каждый норовил спросить: а ты не родственник князю Григорию Александровичу? — вроде даже жаловался Соне ее муж. — И как ни доказывай, что это не так, непременно начинали выискивать в моем лице сходство с дядей. Да только ли сходство? Большинство людей интересовали именно мои связи. Ежели я, можно сказать, с первым лицом державы на короткой ноге, значит, могу похлопотать, посодействовать, повлиять.
Живи я в Петербурге, потерпел бы. Где отшутился бы, где отмахнулся, а во Франции — тут мне известность ни к чему. Вот потому я и тебе Тредиаковским представился. Кто ж знал, что так получится?
Соня про себя думала, что Григорий немного кокетничает. Так ли он хотел скрыть свою родственную связь с фаворитом самой российской императрицы, устроителем и управителем многих великих деяний, умноживших славу России? Разве что обстоятельства вынуждали, иначе он вряд ли стал бы ее скрывать.
На этом Сонины знания о муже исчерпывались.
Ее попытки узнать еще что-нибудь оканчивались ничем. Вопросы жены Григорий будто невзначай оставлял без внимания или говорил, что ответит как-нибудь потом, когда они вернутся в Петербург. Вот будут сидеть у камелька и попивать горячий пунш, и он непременно расскажет Соне все подробности своей семейной истории. И даже некую тайну, каковая никак не меньше, чем государственная…
Для венчания Григорию пришлось воспользоваться своими подлинными документами, потому что и вправду произошло событие, которое совершенно не входило в его планы.
При одном воспоминании о том, что случилось между ними на постоялом дворе по дороге в Австрию, Соня покраснела даже наедине с самой собой.
Теперь она оправдывала себя тем, что в ту пору пребывала в душевном смятении — как раз накануне в номер, который они занимали вместе с Григорием, ворвались люди в масках и отобрали у нее письмо королевы.
До того Соня и Григорий несколько дней скакали верхом, причем Соня в мужской одежде. Молодые люди хотели замести следы — кто-то, опять же по свидетельству Григория, упорно ехал за ними следом, а пара — мужчина и женщина явно аристократического вида — была слишком приметна.
Правда, от людей в маске, которые охотились за письмом королевы, их это не спасло. Да они и знали про то, что Соня едет в мужской одежде. Еще бы им не знать! Именно один из заговорщиков — или кто там они были — до того, пока не раскрыл перед нею свою истинную сущность, и предложил ей выдавать себя за мужчину.
Потому во всех трактирах, где Соня с Григорием останавливались, их, естественно, принимали за двух друзей-мужчин. И то, что они оказались в одном номере, было прямым следствием ее переодевания.
К тому же на сей раз с одной кроватью. Но и это сыграло не главную роль…
Как странно, что оба они — соотечественники — выполняли поручения столь разных людей! Она — со стороны Франции, он — со стороны России. Отличались же их роли тем, что Григорий хорошо знал свою часть работы, а Софья в свою была посвящена лишь частично. К счастью, она узнала об этом не сразу, а то бы и вовсе разуверилась в человеческом роде…
В общем, ее путь в Австрию омрачился несколькими неприятными событиями, из которых Соня выходила со все более ощутимыми потерями, пока наконец не лишилась того, ради чего и предпринимала сию поездку. Вот она и пребывала в настроении смутном, ей хотелось прижаться к кому-то сильному и храброму, выплакать свое горе, поделиться неприятностями, хотя бы частично переложить их на крепкие мужские плечи.
Такой мужчина нашелся. Он все время и был рядом, и таки свои плечи подставил, но взамен Соне пришлось расстаться с тем, что называется девичьей честью. Случившееся было вспоминать и приятно, и стыдно. Причем стыда было даже больше, хотя, казалось бы, все завершилось благополучно…
Не только Григорий виноват в том, что произошло. Он сначала всего лишь успокаивал расстроенную Соню — кого она могла заинтересовать при австрийском дворе без письма французской королевы?
Увы, и она, и Тредиаковский оказались не готовыми к нападению. Против двоих вооруженных людей, кстати. Соня сама и открыла дверь комнаты, когда в нее постучали.
Нет, наверное, он все-таки что-то такое подозревал, потому что крикнул ей:
— Не открывай!
Но Соня уже отодвинула щеколду. А за дверью не стали ждать, пока она передумает.
Григорий, понятное дело, не очень горевал о потере королевского послания. Во-первых, несмотря на возражения Сони, он успел снять с письма копию, а во-вторых, считал, что княжна Астахова выполняла лишь роль подсадной утки и настоящее послание повез эрцгерцогу Иосифу в Австрию совсем другой человек…
Соня с его выкладками не соглашалась. Думать так было неприятно. К тому же она понимала, что и впредь не исключено, что ее так и будут использовать — как говорится, «втемную». Ведь она ничего толком не знает и как разведчик ничего не умеет.
Да что там, она не научилась даже скрывать от людей свои чувства! Говорят, по ее лицу можно читать, как по открытой книге. А успеха в таком деле может добиться лишь человек хитрый и изворотливый. Хозяин своим чувствам.
Значит, не такая уж она ценность, как хотелось думать. И при французском дворе, по-хорошему, русской княжне теперь делать нечего. Вон как с нею обошлись! А с таким вроде доверием, с такой сердечностью говорили с ней…
Итак, она горевала, а Григорий ее успокаивал.
Погладил по голове, поцеловал.
Прежде Соне доводилось целоваться с мужчиной.
С бывшим женихом Леонидом Разумовским, например. Он первый разбудил в ней чувственность, о которой Соня и не подозревала.
Потом… потом она вовсе не собиралась целоваться с тем человеком в Версале, с Жозефом Фуше. Но он стал целовать ее насильно, и Соня… словом, она не осталась равнодушной, чего уж таиться перед самой собою. Этот французский граф своим кавалерийским наскоком едва не лишил ее привычной холодности, с которой до того она успешно отбивалась от подобных домогательств. О, этот версальский донжуан зашел в своих ласках так далеко, что еще немного… Господи, о чем она вспоминает!
А до встречи с Жозефом Фуше, когда Соня со своей служанкой Агриппиной только приехала во Францию, чувственная сторона ее натуры прошла еще одно испытание.
В городе Дежансон, где жил бывший друг ее покойного дедушки маркиз Антуан де Баррас, служанка и госпожа угодили в лапы Флоримона де Барраса — преступного сынка престарелого маркиза.
Вряд ли старик Антуан представлял себе, до какой низости опустился его отпрыск. Но даже если бы и знал, то чем мог он, старый и больной человек, помочь внучке русского князя?
Она даже не сразу поняла, что попала в руки продавца живого товара. Для него не имело значения происхождение его юных пленниц. Точнее, благородное происхождение повышало их цену при равной красоте.
Почему-то княжна стала исключением из правил.
Флоримон не торопился применять к Софье методы укрощения строптивых особ, какими он пользовался в отношении остальных девушек. Но и то, что он придумал, по степени изощренной подлости было сродни ухваткам средневековых иезуитов.
Так, чтобы сломить в княжне волю к сопротивлению, он отдал приказ своему слуге Эмилю заняться ее служанкой. А саму княжну заставил смотреть, как бедную Агриппину насиловал слуга молодого маркиза.
Соня и представить себе не могла, что увидит такое. Наверное, живя в Петербурге, она так и вышла бы замуж, не представляя себе подробности отношений между мужчиной и женщиной.
Слуга Флоримона был так неутомим, что напоминал собой какую-то механическую куклу, но при этом он был весьма изобретателен. Крутил Агриппину и так и эдак, и бедная служанка и кричала, и стонала, и извивалась в его руках: как потом поняла Соня, не всегда только от боли.
Она боялась признаться в этом кому-нибудь и даже самой себе позволяла возвращаться к постыдным воспоминаниям как можно реже, но зрелище не оставило ее равнодушной. То есть что-то в ней проснулось, и это был не только страх и возмущение увиденным.
Тогда у Сони от волнения пересохли губы, а в теле она ощутила незнакомое прежде томление. Она совсем не так должна была откликнуться на увиденное! Любая нормальная девушка задрожала бы от ужаса, закрыла глаза… Нет, Флоримон не позволял закрывать ей глаза, и она смотрела, смотрела… Может, Софья порочна по своей сути?
Княжна Астахова с детства находилась под строгим присмотром матери, которая по причине нехватки средств не могла часто вывозить дочь в гости и на балы, но могла приложить все силы к тому, чтобы оберегать Соню от чьего-либо дурного влияния. Теперь и сказывалось неведение девушки во многих житейских вопросах. То есть порой она не знала то, что знали другие петербургские девицы, а в некоторых вопросах — например, в истории — разбиралась получше своего брата, офицера лейб-гвардии. Сведения о чувственной стороне жизни Соня могла почерпнуть только из романов…
Кстати, подумала Она, это не правильно. Не должны девушки придумывать будущую супружескую жизнь и мечтать о том, чего в обыденной жизни нет, а потом жестоко разочаровываться. Они должны точно ЗНАТЬ, что их ждет. По крайней мере, в первую брачную ночь.
Вот когда Соня станет бабушкой… Странно думать об этом, если и детей-то у нее не имеется, но…
В общем, если она станет бабушкой, то непременно расскажет своей внучке о том, как на самом деле все происходит…
Стоп, а своей дочери, значит, она рассказывать ничего такого не станет? Соня мысленно посмеялась.
Она, видимо, решила, что у нее непременно будет сын. Или несколько сыновей. А мужчинам обо всем пусть рассказывают их отцы…
То есть если ее единственный мужчина и муж за нею вернется… О боже, она все время готовится к неприятному для себя повороту судьбы, предчувствует неладное, хотя в отличие от своих прабабок ясновидением вовсе не обладает. Неужели Соня так и пропадет одна, в чужой стране, в неизвестном лесу?!
2
Подумать только, княгиня Софья Николаевна, по мужу Потемкина, собралась рассказывать внучке о своей жизни. Доживет ли она до того? Да ее просто кто-нибудь съест здесь, в лесу! То ли медведь, то ли еще какой хищник. Водится же здесь кто-нибудь, в конце концов! Для чего-то же здесь выстроена эта сторожка. Не для того же, чтобы дать убогий ночлег заблудившимся иностранцам.
Или это вовсе не сторожка лесника, а убежище для разбойников? Так сказать, запасная хижина, в которой они скрываются от полиции. Отлеживаются, как медведь в берлоге… Опять она про медведя! И не знаешь, какое из этих двух зол хуже…
Лучше поразмышлять о чем-нибудь поспокойнее.
Например, о том, как скромная и послушная дочь и сестра, незамужняя девица и бесприданница вдруг покинула Россию и отправилась во Францию. За предполагаемым богатством. За золотом, которое якобы имел Сонин дед и которое при других обстоятельствах могла бы унаследовать княжна Софья Астахова.
Одно только может оправдать Соню в ее авантюре: смерть мамы — княгини Марии Владиславовны Астаховой.
Соня осталась одна, а тут еще на нее навалились неприятности. Дрался на дуэли и вынужден был бежать из страны ее жених граф Разумовский. А по Петербургу, конечно, разошлись слухи, что во всем виновата она, княжна Астахова. Кокетка и коварная соблазнительница графа Воронцова. Говорили, что о дуэли услышала императрица — погиб родственник одного из самых влиятельных семейств России граф Воронцов — и сильно гневалась… Наверняка ей все представили именно в таком свете!
Соня застонала при одном воспоминании и о дуэли, и о выходке графа Воронцова, который много лет безответно ее любил.
Понятно, что такое состояние дел не могло не обеспокоить брата Сони, который незадолго до того весьма выгодно женился. Теперь-то Соня понимает, что волновался Николя не столько за нее, сколько за себя. Еще бы, теща — подруга самой императрицы, а его жена Дашенька Шарогородская вышла за него замуж лишь тогда, когда ее жених Леонид Разумовский накануне свадьбы переметнулся к его сестре Софье! Решение, которое Николай принял, тривиальное по своей сути — срочно выдать сестру замуж и тем инцидент исчерпать, — саму княжну не устроило.
Она не хотела стать женой старика, пусть и генерал-аншефа.
Как говаривала маменька: такие чудеса, что дыбом волоса. Жила Соня, горя не знала, а потом точно весь свет на нее ополчился. Уж что в ней взыграло, и не объяснить. Надо же такое придумать — сбежать во Францию! Никого в чужой стране не зная и никогда прежде за границей не бываючи.
Но, видно, не зря говорят: пришла беда — отворяй ворота. И во Франции не обрела княжна желанного покоя, и здесь стала попадать в переделки — на двадцать шестом году жизни бог стал ее на прочность испытывать.
Взять хотя бы случай, что привел ее ко двору королевы Марии-Антуанетты, где царили достаточно свободные нравы и она едва не стала добычей королевского придворного, графа Жозефа Фуше. Привыкший к легкомысленным нравам Версаля, он и подумать не мог, что какая-то женщина, пусть и русская княжна, окажет ему серьезное сопротивление.
Недаром Соня все возвращается мыслями к той ночи. Он ворвался в ее покои, словно пошел на штурм, без предварительного ухаживания и даже без оповещения особы, которую возжелал, о своих, с позволения сказать, чувствах.
Иными словами, сидела княжна сиднем и не подозревала, что внутри ее, под слоем пепла традиций и представлений о долге и чести, прятался огонь, который едва не вырвался наружу… Именно!
В какой-то момент под неистовыми ласками графа Фуше Соня чуть не решила: а что, если… К счастью, вдолбленные в ее голову с детства понятия о женской чести в конце концов взяли верх.
Оправдала себя… Соня усмехнулась собственным воспоминаниям. Ну, и надолго ее хватило? Через короткое время она забыла себя и все же уступила домогательствам мужчины. Одно утешение, что соотечественника…
В общем, когда ее, утешая в горе, стал пылко обнимать Григорий Тредиаковский, она так же горячо откликнулась на его ласки и в конце концов потеряла то, что благонравным девицам следует Сохранять, несмотря ни на какие мужские ласки. Природная страстность княжны просто получила наконец выход, как бы она себя потом за это поедом ни ела.
Смешно вспоминать о ее первых интимных впечатлениях, сидя в этой оставленной хозяином сторожке, но вспоминалось. Наверное, потому, что с той ночи… ну, когда это произошло между нею и Григорием, она еще ни разу надолго не оставалась одна и не могла вот так спокойно окинуть взглядом событие, после которого ее жизнь и вовсе должна была бы перемениться. Ведь Соня превратилась в женщину, познавшую мужчину.
Надо сказать, что в тот злосчастный момент Софья изо всех сил старалась соучаствовать Григорию. Да, она поддалась… Но не скажешь, что влечению. Может, любопытству? Или решила, что, раз уж на то пошло, почему бы не попробовать пресловутый «запретный плод»? Раз уж ЭТО рано или поздно должно было произойти, то почему не с Тредиаковским, таким милым, симпатичным, даже авантажным. Уж он-то всяко не старик, коему прочил Соню ее братец. Погибнуть, так в объятиях молодого человека. Тем более хорошего происхождения.
Конечно, от этого не погибают, но пристрастие Сони к любовным романам сказывалось в ней таким образом, что временами она начинала не только говорить, но и мыслить, как романические героини.
Погибнуть не погибнуть, а с честью распрощаться, это уж точно. Хотя героини романов так и восклицали обычно:
— О боже, я погибла!
Не было рядом с Соней любимой матушки. Даже горничной Агриппины рядом с нею не оказалось.
Так что некому было остановить Софью в ее несообразном с прежней жизнью и воспитанием поступке.
К тому же ее обычно такой спокойный приятель Григорий свет Васильевич в момент точно обезумел.
Прямо-таки накинулся на нее… Нет, он не насиловал ее, но так целовал, так обнимал, что ей стало жалко после столь бурного проявления чувств не вознаградить его известной уступчивостью. Откликом, после которого он уже и в самом деле не мог остановиться.
А приняв такое решение. Соня добросовестно отозвалась на его ласки еще и потому, что всегда считала: каждое дело надо делать добросовестно и доводить до конца. Вот и довела.
Григорий не догадывался, что горячность и страстность, вызванные ласками первого в ее жизни мужчины, Софья существенно преувеличивала. Из сострадания. Он все спрашивал:
— Хорошо ли тебе, голубушка?
Что на такие слова ответишь? Главное, что не плохо. Как-то она сразу поняла, чего Григорий от нее ждет. И постанывала, как ему хотелось. И содрогалась, когда он того ждал… И мысленно удивлялась, что именно это вызывает его особые восторги.
— Я и не подозревал, лебедушка моя, что ты так чувственна!
Лебедушка… Отчего-то его слова Соню не умиляли, а скорее смешили. Она представляла себе лебедей, которых по весне любила кормить на пруду, их длинные шеи и крепкие клювы. Получалось, именно на образности ее мышления романы не сказались.
Она теперь посмеивалась над собственными желаниями любить чистой любовью. Мужчины привыкли идти до конца, а то, что следовало после бурных объятий, отчего-то напоминало ей анатомический театр, куда однажды сводил Соню, по ее просьбе, брат Николай.
Нет, все-таки она вовсе не серьезная женщина, каковой прежде считала себя. Да и ее окружающие тоже.
В одном небольшом городке, первом по пути следования любовников после трактира, который стал местом их первой ночи, молодые люди, к своему удивлению, обнаружили небольшую православную церковь. Подле нее, в некоем уютном трактирчике, они нашли свидетелей, которые согласились присутствовать на венчании Софьи и Григория.
Конечно, венчание происходило вовсе не так, как о том мечтала Сонина матушка, покойная княгиня Мария Владиславовна. Скромная свадьба, скромный праздничный ужин на двоих в том же самом трактире.
Соня выполнила последнюю волю матушки — вышла замуж, а как это должно происходить, ею не оговаривалось. Стало быть, дело сделано.
К случившейся с ними неприятной истории Соня не имела никакого отношения. Григорий потом рассказал ей кое-что, но по привычке говорил кратко, недомолвками, так что Соне пришлось прямо-таки вытаскивать из него рассказ чуть ли не клещами.
А недосказанное восстанавливать самой, насколько хватало разумения.
— Мир тесен! — сокрушался Григорий, а его молодая супруга в очередной раз убеждалась в том, что он вовсе не молчун, когда надо просто поговорить о вещах отстраненных, уводя таким образом собеседника от разговора, им нежелаемого. — Куда ни пойдешь, ни поедешь, хоть на край земли, а все встретишь если не соотечественника, так австрийца или немца, коему в этих краях совершенно нечего делать.

Крепостная маркиза - Шкатула Лариса => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Крепостная маркиза автора Шкатула Лариса дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Крепостная маркиза у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Крепостная маркиза своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Шкатула Лариса - Крепостная маркиза.
Если после завершения чтения книги Крепостная маркиза вы захотите почитать и другие книги Шкатула Лариса, тогда зайдите на страницу писателя Шкатула Лариса - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Крепостная маркиза, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Шкатула Лариса, написавшего книгу Крепостная маркиза, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Крепостная маркиза; Шкатула Лариса, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Полусухое неро д'авола сицилия в интернет-магазине Декантер