А-П

П-Я

 мебельный магазин 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Хенли Вирджиния

Идеальный любовник


 

Здесь выложена электронная книга Идеальный любовник автора по имени Хенли Вирджиния. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Хенли Вирджиния - Идеальный любовник.

Размер архива с книгой Идеальный любовник равняется 213.65 KB

Идеальный любовник - Хенли Вирджиния => скачать бесплатную электронную книгу



OCR Angelbooks
«Идеальный любовник»: АСТ, Новости; Москва; 1998
ISBN 5-7020-1116-3, 5-15-000841-9
Аннотация
Шестнадцатилетняя Эмерелд Монтегью мечтала о прекрасном принце, и однажды мечта стала явью. Но то, что должно было принести счастье, привело к страданиям и опасностям. Ведь избранник Эмерелд, чернокудрый ирландец Шон О\'Тул, принадлежит к семье, ненавистной ее отцу, жестокому и порочному английскому аристократу. Не колеблясь юные влюбленные вступают в борьбу за право принадлежать друг другу — чтобы погибнуть или победить.
Вирджиния Хенли
Идеальный любовник
Посвящается моей внучке Таре Ясмин Хенли
Глава 1
Эмерелд не могла отвести глаз от показавшейся из воды совершенной головы, блестевшей от влаги, венчающей упругое шелковистое цилиндрическое тело.
Сегодня он пребывал в игривом настроении: покачивался, чуть подрагивая, поднимаясь вверх, опрокидывался назад, пренебрегая силой земного притяжения. Вот он оказался так близко, что почти коснулся Эмерелд, прося, дразня, посмеиваясь над ней и бросая ей вызов, приглашая присоединиться к нему в предстоящей игре.
Она не устояла перед искушением дотронуться до него еще раз. Как только Эмерелд дотянулась и нежно провела пальцами по блестящей коже прямо под головкой, лицо ее оросила влага. Этот теплый соленый вкус был прекрасно знаком ей — это был вкус наслаждения. Не отнимая руки, девушка приподнялась и оседлала его, обхватив обнаженными ногами.
Они и раньше много раз играли в эту игру, и он отлично знал, что нужно делать. Он тут же перевернулся, опрокидывая ее на спину, и оказался сверху, потом вернулся в исходное положение. Он немного подождал, чтобы дать Эмерелд возможность глубоко вздохнуть, а потом сильным рывком устремился в темные, полные тайны водные глубины.
Эмерелд сидела верхом на спине дельфина, пока тот нырял в глубину теплого бассейна, образовавшегося в пещере, играя и резвясь, как они делали каждый день с тех пор, как познакомились.
Шон Фитцжеральд О'Тул стоял у входа в пещеру. Его никто не заметил. От увиденного у него захватило дух, а воображение уже рисовало фантастические картины. Очаровательная юная женщина верхом на дельфине должна быть сказочной ундиной, живущей в этом сверкающем кристаллами гроте.
Сначала незнакомка показалась ему ребенком с личиком в форме сердечка в угольном облаке — копне волос, как он сообразил потом. Но тут ее короткая белая сорочка стала прозрачной, пропитавшись морской водой, и облепила груди, показавшиеся Шону восхитительными твердыми плодами. Тогда он решил, что миниатюрной девушке лет шестнадцать. Хоть она еще и не превратилась в женщину, но уже достаточно соблазнительна, чтобы возбудить его молодое тело.
Когда ее смех прозвенел в высоких сводах пещеры россыпью серебряных колокольчиков, Шон подумал, что никогда еще не слышал такого восхитительного звука. Эта пара из сказки явно любила друг друга, беззаботно и доверчиво веселясь. Такого ему никогда раньше видеть не доводилось. Его переполнял благоговейный трепет от того, что ему удалось попасть сюда и… увидеть эту сцену. Вдруг девушка и дельфин скрылись под водой, и Шон решил, что эти создания явились лишь плодом его воображения.
Шон поднял глаза и застыл, очарованный открывшейся ему красотой. Отвесные стены пещеры переливчато сияли, рассыпая мириады радуг по поверхности воды, превращая ее в волшебное озеро. Но его природный ум взял верх над воображением, и Шон вспомнил, что он в Уэльсе на острове Англси. Эти минералы, должно быть, англезит, сульфат свинца — белые призматические полупрозрачные кристаллы, дающие алмазный блеск, напоминающий сияние бриллиантов.
Врожденная любознательность заставила Шона зайти в пещеру, чтобы поближе рассмотреть ее кристаллические стены. Но понимание природы чарующей ауры пещеры ничуть не уменьшило ее красоты в его глазах. Напротив, он рассматривал сияющую прелесть с наслаждением знатока.
Неожиданно чары были нарушены шумным появлением нимфы на поверхности воды. Ее длинные черные волосы прилипли к голове и плечам. Она соскользнула со спины дельфина и, подплыв к краю горного бассейна, вскарабкалась на выступ, не думая об оцарапанных коленях и своем сходстве с мокрой мышью. Ундина оказалась шаловливой, но смертной девушкой. Шон покраснел от собственной глупости.
Она нетерпеливым жестом подняла руки, чтобы отвести волосы с лица, и тут увидела чужака. Девушка недоуменно уставилась на пего своими широко распахнутыми зелеными глазами, освещавшими тонкое личико в форме сердечка. Взгляд миниатюрного создания медленно обследовал каждую черточку его лица, потом спустился по шее к широким плечам, скользнул по обнаженной груди Шона, обволакивая, казалось, каждую мышцу. Изумрудные глаза пристально рассматривали его, словно девушка впервые видела мужчину.
Шон О'Тул привык к быстрым призывным взглядам женщин — им явно нравилось то, что они видели. Но ему оказался в новинку такой откровенный осмотр, будто он молодой жеребец на лошадиной ярмарке в Паке.
— Кто ты такой? — спросила девушка, словно королева, восседающая на троне своего хрустального царства.
Эмерелд заметила, с какой естественной гордостью юноша вскинул голову, отвечая:
— Я Шон О'Тул.
Восхищение преобразило ее лицо.
— О! — выдохнула она. — Ты ирландец. — Девушка произнесла это почтительно, благоговейно глядя на него похожими на драгоценные камни глазами. — Моя мать ирландка. Я ее обожаю! Она из Фитцжеральдов из Килдэра и самая красивая женщина на свете.
Шон улыбнулся девушке. Теперь он знал, кто перед ним.
— Моя мать тоже Фитцжеральд. Мы дальняя родня. — Шон отвесил ей поклон.
— О, как это замечательно. Теперь я понимаю, откуда твоя потрясающая красота!
— Моя красота? — изумился Шон.
И снова нимфа пристально оглядела его с головы до ног.
Эмерелд не могла отвести взгляд от этого красавца. Ей еще ни разу не доводилось видеть неодетого мужчину. Мышцы его торса мощно бугрились, но мускулы прикрывала упругая молодая плоть. Пристальный взгляд девушки оценил нежный овал юношеских щек, широкие плечи и гибкую спину. Его оливковая кожа потемнела от солнца. Белые холщовые бриджи, обрезанные у колена, подчеркивали ее смуглость. Угольно-черные волосы буйно курчавились, а стального цвета глаза отливали серебром в призрачном свете пещеры. За всю свою небольшую жизнь Эмерелд не видела никого красивее, и Шон просто очаровал ее.
— Давай выйдем на солнечный свет, чтобы я могла лучше тебя рассмотреть.
Шон изумленно кивнул, сочтя, впрочем, это предложение честным. Зато ему удастся хорошенько разглядеть грудь девушки. Когда они выходили бок о бок из пещеры, оказалось, что он возвышается над ней на добрый десяток дюймов. Очутившись на пляже, залитом солнечным светом, Шон вдруг устыдился своих нечистых мыслей. Изящная юная леди совершенно не думала о своем теле. Она и не подозревала, что ее сорочка, намокнув, стала прозрачной. Ее естественная невинность была неосведомленностью ребенка, но по тому, как девушка смотрела на Шона полными восхищения глазами, он почувствовал, что ее охватила первая чувственная трепетность. Разговаривая, они растянулись на усыпанном ракушками песке под горячими лучами солнца, как язычники.
— Ты и раньше каталась верхом на этом дельфине, — подумал Шон вслух, все еще удивленный этим представлением.
— Это касатка.
— Это одно и то же. Лишнее доказательство, что англичане не такие уж всезнайки, хотя и думают иначе, — поддразнил Шон.
— Я англичанка только наполовину, — горячо возразила девушка.
— И наполовину русалка. Я никогда раньше не видел здесь дельфинов. Им больше нравятся теплые воды у берегов Франции и Испании.
— Этот явно увлекся Гольфстримом. На Англси очень мягкий океанический климат. Благодаря этому здесь ранняя и теплая весна.
Его губы дрогнули.
— Ты говоришь словно букварь читаешь.
— Энциклопедию, — поправила Эмерелд.
Шон захохотал во все горло, показывая белые зубы.
— Ты принимаешь все на веру, англичанка.
— Меня зовут Эмерелд Фитцжеральд Монтегью. Я наполовину ирландка! — Девушка упорно стояла на своем. Солнце высушило ее полотняную рубашку, и пряди темных волос вокруг лица снова стали превращаться в пушистое облако.
Шон рассмеялся, искренне удивленный:
— Твоему отцу лучше не слышать, как ты это говоришь.
По лицу Эмерелд словно пробежала тень.
— Ты знаешь моего отца? — Она чуть поежилась, не сознавая этого.
Знаю его? Он преступал закон вместе с моим отцом, когда я еще не появился на свет. Наши отцы неразрывно связаны между собой не только семейными узами, но и кошмарным сплавом контрабанды, воровства, пиратства и прочей мерзости, начиная от взяточничества и кончая предательством.
— Ты его боишься?
— Он пугает меня, — призналась Эмерелд. И серьезно добавила в свое оправдание: — Отец пугает не только меня, но и моего брата Джонни. Его даже еще больше, чем меня.
Это признание нашло отклик в душе Шона. Как мог, во имя Отца, Сына и Святого Духа, Уильям Монтегью породить такое изысканное создание, похожее на эльфа? Хотя девушка была готова довериться ему, Шон держался настороже. Он говорил с дочерью Монтегью, английской аристократкой и, следовательно, исконным врагом ирландцев. Хотя О'Тулы и Монтегью сотрудничают вот уже двадцать лет, но все это только ради выгоды. Шон инстинктивно чувствовал, что партнеры едва выносят друг друга.
— Но моя мама — ангел. Она защищает нас от его гнева. Отец так сердится, что его лицо багровеет. Тогда она уводит его наверх, чтобы успокоить. Мама наверняка околдовывает его своими ирландскими заклинаниями, потому что, когда они спускаются вниз, отец всегда спокоен.
Шон мог только догадываться о том, что приходится переносить молодой и красивой Эмбер Фитцжеральд, чтобы защитить своих детей.
— Тирана невозможно ублажить, — с отвращением произнес он.
— Но он и есть тиран. Отец никогда не разрешает маме съездить в Ирландию погостить, но она уговорила его отпустить нас на Англси в начале лета, пока он будет заниматься делами Адмиралтейства в Ливерпуле. Это всего в паре часов отсюда. Дом просто чудесный. Там есть сторожевая башня. Моя мама часами смотрит оттуда на свой любимый Изумрудный остров, наблюдает за кораблями. Это очень далеко?
— Дублин расположен по прямой в пятидесяти — шестидесяти милях отсюда… Сегодня мы прошли это расстояние за рекордное время.
— Ты по делам Адмиралтейства?
«У нас здесь чертовски интересное дельце», — подумал Шон.
— Да, по делам, — кивнул он, гадая, известно ли ей о подвалах для контрабанды, расположенных под большим домом. Шон надеялся, что нет, ради ее же безопасности. Он взглянул на дом, что стоял наверху на скале. Эмбер наверняка знает о нелегальных грузах. Со сторожевой башни она должна видеть, как приходят и отходят корабли.
Последний раз на Англси был его брат, Джозеф, пока Шон плавал в Ливерпуль. Но сегодня понадобились они оба, чтобы таскать тяжелую контрабанду, и кто-то похладнокровнее Джозефа, чтобы провести таможенников. После того как они выгрузили товар и заменили его другим, Джозеф предложил Шону осмотреть остров.
— Не торопись. Команда так наработалась, что, я думаю, им надо дать часок поплавать, прежде чем мы отправимся домой. Здесь весной тепло, как летом.
Подозрение, словно удар, ошеломило Шона. Что там, черт возьми, делает Джозеф, пока матросы плавают, а он сам бродит по острову? Шон резко сел.
— Твоего отца ждут сегодня?
— Нет, хвала небесам. Иначе я бы не осмелилась играть в пещере, а мама не пела и не надела бы свое шелковое платье.
Подозрения Шона переросли в уверенность. Джозеф точно встретился с Эмбер во время своей поездки на Англси, когда ее муж был в отъезде. Брат старше его на два года, но у него не те мозги, с которыми родился Шон. Молодой человек вскочил на ноги и бросился бежать. Возможно, ему удастся предотвратить неприятности.
— Куда ты бежишь? — изумленно воскликнула Эмерелд.
— На пожар, — бросил он через плечо.
Девушка рассмеялась. Шон говорил такие удивительные вещи. Это и правда волшебное место, где мечты становятся реальностью. Ей явился ее принц, и он оказался ирландцем. «Точно такой, каким ему и следовало быть, — сказала она самой себе. — В один прекрасный день он приплывет на своем большом корабле, мы отправимся в Ирландию и будем счастливо жить до конца наших дней». Эмерелд коснулась пальцами воды и от наслаждения задрожала.
И Эмбер Фитцжеральд задрожала от наслаждения, когда Джозеф О'Тул, играя, взял пальцы ее ноги в рот и начал посасывать. Они распростерлись на большой кровати, отдыхая после страстных объятий.
— Прожорливый мальчишка, — промурлыкала она, — собираешься съесть меня, а?
Его глаза потемнели.
— Я тебя съем, — поклялся он, и темноволосая голова медленно двинулась вдоль ее матовых бедер.
Эмбер застонала.
— Этой ночью ты снился мне, Джозеф.
— Значит, ты так же голодна, как и я.
— Разве это странно после восемнадцати лет брака без любви?
Джозеф, почти касаясь горячими губами ее лона, прошептал:
— Повтори еще раз, что я твой первый любовник!
— Это правда. Муж так ревнив и подозрителен, он охраняет меня, как дракон. Следит, как ястреб.
— Старый Монтегью больше похож на стервятника, чем на ястреба.
Эмбер пронизала дрожь, но вовсе не из-за нетерпеливых уст Джозефа. Монтегью в самом деле был стервятником, пожиравшим ее тело и душу. Но прежде чем поглотить, он наказывал ее. Наказывал за то, что она красива, молода, и за то, что она ирландка.
Ее резкие слова, исполненные отвращения к своему мужу — английскому аристократу, превратили плоть Джозефа в мрамор. Он наслаждался, наставляя рога этому старому быку. Ветвистое украшение ему подойдет. Монтегью насиловал англичан, насиловал ирландцев и людей любой другой национальности, чтобы получить взамен деньги. Так что это расплата. Теперь он имел Монтегью. Но Джозеф забыл обо всем, накрывая своим телом пышные формы Эмбер. Она необыкновенно красива, так жаждет любви, и тело ее словно спелый плод.
Когда любовник вошел в нее, Эмбер изо всех сил старалась продлить удовольствие. Ей хотелось, чтобы эти страстные объятия продолжались бесконечно. Но Джозеф был слишком неопытным и сильным, чтобы тянуть наслаждение. Он быстро и яростно погружался в нее, потом его спина выгнулась, еще три резких толчка, и все кончилось. Эмбер подчинилась желаниям его молодого тела. Когда все внутри нее содрогнулось, взорвалось и забилось, она впилась в его тело и закричала:
— Джо, Джо, Джо!
Шон уже собирался переступить порог спальни, когда услышал этот крик и понял, что опоздал. Вред уже был причинен. Все, что ему оставалось делать, это не трогать их, пока они наслаждаются последними минутами страсти. Ему хотелось поколотить Джозефа за его рискованный поступок, но крик наслаждения молодой женщины, казалось, был исторгнут из самого сердца, так что у него не осталось сомнений, что эти моменты экстаза выпадают на ее долю не слишком часто. Какой от этого вред? Что плохого в том, что женщина ищет немного радости в своей рабской жизни?
Шон вышел из дома и направился к длинному каменному молу, где пришвартовалось его судно «Месяц». Матросы увидели его и поднялись на борт. Все они были родственниками: племянники, дядья, двоюродные, троюродные и четвероюродные братья. Дедом Шона по материнской линии был Эдвард Фитцжеральд, граф Килдэрский. Три поколения Фитцжеральдов составили собственный клан. Большинство мужчин ходили на торговых кораблях, принадлежащих О'Тулам.
— Дэнни, Дэйви, вы вдвоем отправляйтесь вниз. Мы проверим груз. — Шону О'Тулу не составляло труда командовать. Он учился семейному судоходному бизнесу с двенадцати лет. Его отец Шеймус говорил, что характер Шона больше подходит для управления людьми, чем характер Джозефа. Шон делал это с юмором. Почти всегда ему удавалось справиться с трудной ситуацией благодаря своему очарованию и уму. Джозефа учили заниматься ирландской политикой, а для этого требовались совсем другие навыки.
Шеймус О'Тул обладал одним из самых изворотливых умов в Ирландии. Чтобы избежать уголовного преследования, он записал сыновей протестантами, хотя они таковыми не являлись. Грейстоунс, его внушительный дом в георгианском стиле, был известен как Замок Лжи. Причин для подобного названия существовало множество, и не последней среди них стало то, что в его домовой церкви каждый божий день служили католическую мессу. Шеймус всегда настоятельно советовал сыновьям: «Делай всегда то, что выгодно, и никогда не ошибешься!»
В трюме Шон проверил тросы, удерживающие бочонки с коньяком, потом приказал матросам заставить их бочками с сельдью, как они сделали на пути сюда, скрывая емкости с ирландским виски. Пьянство — самый распространенный порок в восемнадцатом веке, хвала Господу. О'Тулы нажили целое состояние, нелегально вывозя ирландское виски и контрабандой ввозя французский коньяк, чтобы удовлетворить ненасытные потребности зажиточных англо-ирландцев, правивших на этой земле или полагающих, что они правят.
Когда Джозеф наконец поднялся на борт, команде не потребовалось приказа поднять якорь и паруса. Прежде чем он дошел до рубки, где Шон подделывал накладные на груз, корабль уже отчалил от каменного мола и вышел из бухты в Ирландское море.
— Прости, что я не помог с бумагами, но ты разбираешься в этом лучше, чем я.
— Ты опускал свое перо, но отнюдь не в чернила, — медленно проговорил Шон.
Джозеф тут же взорвался:
— Что, черт побери, это значит?
Стальные глаза Шона прямо глянули на брата и выдержали его вызывающий взгляд.
— Именно то, что ты думаешь. — Глаза Шона скользнули к незастсгнутому вороту рубашки брата. — У тебя на шее следы укусов.
Покраснев, Джозеф рассмеялся:
— Служаночка в доме не смогла удержаться.
Глаза братьев снова встретились.
— Ты можешь сколько угодно лгать себе, Джозеф, но никогда не делай глупости — не лги мне. Как, черт возьми, я смогу прикрыть тебя, если не знаю, что ты затеваешь? — Шон мрачно посмотрел на брата.
— Если бы ты увидел ее, ты бы понял.
— Мне нет нужды видеть ее. Она из Фитцжеральдов, и этим все сказано. — Шон вздохнул и собрал бумаги. — Что сделано, то сделано, и ничего не исправишь, но в следующий раз, если тебе захочется, подумай о том, что сделает Монтегыо, если узнает. В Адмиралтействе у него целая сеть шпионов, да и слуги всегда болтают языками.
Джозеф шумно сглотнул, представляя себе, как его кастрируют. Потом с типичной для него бравадой засмеялся:
— Я не боюсь этого старого борова!
«А следовало бы, — подумал Шон, — потому что у этого мужлана нет души».
Он подавил страх за брата и хлопнул Джозефа по плечу:
— Ты неразумный дьяволенок, я не о тебе беспокоюсь, а тревожусь за Эмбер Фитцжеральд.
Когда корабль О'Тулов прибыл в гавань Дублина, принадлежавшую, как считалось, англичанам со всеми потрохами и управлявшуюся британским Адмиралтейством, Шон быстро провел груз через таможню. Он перемахнул через поручни с фальшивыми документами в руке.
— Сотри с лица это озабоченное выражение, Джозеф. Таможенник в кармане у Монтегью. За кувшин эля он предложил мне продать свой мушкет вместе со своей сестрой, — пошутил Шон.
Когда «Месяц» направился к собственной пристани Грейстоунса севернее Дублина, Джозеф сказал:
— Отец будет доволен сегодняшней работой.
— Ага, — отозвался Шон, — только он никогда этого не покажет. Держу пари на золотой соверен, что первыми его словами будут: «Где вас, чертей, носило?»
Глава 2
— Где вас, чертей, носило? — требовательно спросил Шеймус О'Тул. — Вы должны были быть здесь еще два часа назад.
— А что, что-нибудь случилось? — поинтересовался Шон, удерживая на лице бесстрастное выражение.
Джозеф и Пэдди Берк, управляющий Шеймуса О'Тула, причастный ко всему происходящему в Грейстоунсе, расхохотались.
Шеймус наградил Пэдди суровым взглядом:
— Не поощряй этих дьяволят.
— Разве вы не спросите, как все прошло, отец? — улыбнулся Джозеф.
— В этом нет нужды. Вы оба так чертовски довольны собой, что выглядите как бентамские петухи. — Горящие глаза Шеймуса прошлись по лицам ухмыляющихся матросов. Среди них было так много Фитцжеральдов, что он и не пытался различить их. — Вы, ребята, отлично поработали. Мистер Берк поручит разгрузку другой команде. Отправляйтесь на кухню и скажите Мэри Мелоун, чтобы она вас накормила.
Грейстоунс славился лучшей кухаркой в графстве Дублин, другой такой не было. С радостным гиканьем Фитцжеральды, отпихивая друг друга, наперегонки пустились к кухонной двери.
— А вы, чертенята, останьтесь. — Голос отца остановил Шона и Джозефа на полдороге. — Ведь кому-то надо проследить за разгрузкой. Или я должен напоминать вам, до чего ленивы все Фитцжеральды?
Когда отец и управляющий Берк ушли, Джозеф сухо заметил:
— Я думал, что отец будет больше доволен!
Шон хмыкнул:
— Это просто его манера намекнуть нам, что надо доводить дело до конца.
Джозеф потянулся усталым телом, подумав, что мышцам на сегодня уже достаточно нагрузки.
— В кровать мы попадем не раньше полуночи.
Шон игриво ткнул его в бок и поддразнил:
— На что, черт побери, ты жалуешься? Разве ты не провел полдня в постели?
Из всех Фитцжеральдов Шеймус О'Тул обожал только свою жену Кэтлин. Честно говоря, он боготворил землю, по которой она ступала. Отправляясь в их общую спальню, он прихватил с собой графинчик только что привезенного отличного французского коньяка.
То, что Кэтлин оказалась не одна, привело его в плохое расположение духа. Кейт Кеннеди, экономка, одновременно выполнявшая обязанности личной горничной его жены, только что взяла в руки щетку для волос. Высокая неглупая женщина, она могла настоять на своем даже в разговоре с хозяином. Ей бы не продержаться в доме и пяти минут, если бы все обстояло иначе.
— Отправляйся прочь, Кейт Кеннеди, я сам смогу удовлетворить Кэтлин.
— А вы уверены, что справитесь? Ей требуется не меньше ста раз, — вызывающе отозвалась экономка, передавая ему щетку для волос.
— Шеймус! — сурово предупредила Кэтлин. — Больше ни одного непристойного замечания!
Кейт вышла, но, прежде чем она успела закрыть дверь, Шеймус рявкнул:
— У этой женщины не язык, а острый нож. — Он отшвырнул щетку, стремительно ринулся через спальню и, понизив голос, пригрозил: — Сто раз ты получишь.
Кэтлин усмехнулась его словам, когда он подошел к ней с графинчиком коньяка.
— Ну конечно, сто раз. Держу пари, что ты не продержишься больше пятидесяти.
— Так кто здесь отпускает непристойные замечания, красавица моя?
Кэтлин сидела перед зеркалом в старинной ночной рубашке, украшенной по меньшей мере двумя дюжинами пуговиц, сбегающих от подбородка до груди. Шеймус облизал сухие губы, предвкушая, как он расстегнет их, одну за другой. Он поставил коньяк перед женой и отвел от щеки ее длинные волосы.
— Глотни-ка, моя женщина, и в животе у тебя вспыхнет пламя.
— Вот что у тебя на уме. — Она подхватила графин и отнесла его к постели. — Сначала нам надо поговорить. — Увидев, как разочарование пробежало по его все еще красивому лицу, жена пообещала: — После того как поговорим, мы выпьем с тобой коньячку, как делали это в нашу первую брачную ночь.
Шеймус покачал головой, вспоминая:
— Это неприлично, что мы все еще любим друг друга после двадцати двух лет брака. — Пуховая перина прогнулась под его тяжестью.
— Скандал, — согласилась жена, ложась под простыню и придвигаясь к его краю кровати. Она потерлась щекой о кудрявые черные волосы на его руке, пока он обнимал ее. — А теперь поговорим о праздновании дня рождения, — начала она.
Шеймус, дразня ее, тяжело вздохнул:
— Не начинай снова. Я готов поклясться, что эти двое чертенят занимают все твои мысли, когда ты не спишь.
— Да неужели? А кто это купил два новых судна в качестве подарка ко дню рождения?
— Они просто красавицы, Кэтлин. Эти шхуны плывут быстрее ветра. Пора уже им обзавестись собственными кораблями. Джозефу исполнится двадцать один. Странно, они почти ровесники, но так же не похожи, как мел и сметана.
— Это потому, что они родились под разными звездами. Созвездия определяют нашу сущность. У наших сыновей разные характеры. У Джозефа горячая голова, и он слишком быстро обижается.
— Да, он заводится с пол-оборота. Его кулаки всегда наготове, чтобы съездить кому-нибудь по физиономии.
— Шон рассудительнее. Он всегда подумает, прежде чем что-нибудь сделать. — Мать была явно неравнодушна к Шону. — Красивый парень с врожденным очарованием. Девушки сходят по нему с ума и не оставляют его в покое. У него отличное чувство юмора и в запасе всегда есть истории от самых изысканных до грубоватых. Он может быть веселым, грубым, непристойным, жестоким, остроумным, очаровательным или самокритичным с одним и тем же желаемым результатом. Забавляя себя, Шон веселит других.
— Прежде чем броситься в драку, Шон думает об этом, разрабатывает стратегию и только потом полностью отдается бою. — «А результаты могут быть разрушительными», — закончил Шеймус про себя.
— До их дней рождения осталось меньше недели. Чтобы хорошо отпраздновать, надо все спланировать, Шеймус. Так как день рождения Шона приходится на субботу, а у Джозефа на понедельник, логично было бы отпраздновать в воскресенье, но это кажется мне богохульством.
— Ни в коей мере. Разве мы не протестанты?
Глаза Кэтлин округлились.
— Ну, раз ты так говоришь, Шеймус.
— Что ж, это мое слово, и если с этим решено… — Его пальцы расстегнули первую пуговицу на ее рубашке.
Жена остановила его руки:
— Мы еще не закончили.
Он заворчал:
— Мы еще и не начинали.
— Мне надо все подсчитать, чтобы разослать приглашения. Одних Фитцжеральдов будет больше пятидесяти.
— Ты же не пригласишь их всех? — в ужасе спросил Шеймус.
— А что ты имеешь против Фитцжеральдов? Ну-ка скажи мне, если можешь. — В глазах женщины загорелся огонек.
Желая смягчить свои слова шуткой, Шеймус открыл рот и пустился в объяснения:
— Что ж, я не возражаю против твоего отца и, конечно же, против парней из команды, но все эти бабы, что руководят твоей семейкой, они же хуже вшей!
— Что я могу сделать, если мужики умирают, а женщины процветают? Тебе бы следовало поблагодарить за это небеса. Твой сын Джозеф станет графом Килдэрским, когда мой отец умрет, да простит меня Господь за то, что я произношу это вслух.
— Я не хотел расстроить тебя, моя красавица. Конечно, мы должны пригласить твоих сестер.
— И моих племянниц, кузин и тетушек.
Шеймус тяжело вздохнул:
— Но одна из них считает себя кельтской принцессой и кутается в пурпурную вуаль.
— Это Тиара. Она не в себе.
— Они все не в себе, черт побери!
— Ты даже не знаешь их имен, — обвинила мужа Кэтлин.
— Конечно же, знаю, — примирительно отозвался тот. — Это Мэг, и Мэгги, и Мэген, и там еще эти со своими причудливыми именами, взятыми у полудрагоценных камней, — Опал, Берилл, Эмбер…
— Эмбер-то как раз и вышла замуж за Уильяма Монтегью. Я уже послала приглашение твоему партнеру, но, помяни мое слово, он явится один. Мне жаль Эмбер.
— Ей некого винить, кроме себя самой. Она вышла за него из-за денег и его аристократического английского имени.
— Кузина была невинной пятнадцатилетней девочкой. Она увидела в этом шанс выбраться из Мейнутского замка, которым правило, да и до сих пор правит, племя женщин по фамилии Фитцжеральд, превосходящее числом народ израилев. — Кэтлин сочла возможным развернуться на сто восемьдесят градусов по отношению к своей семье и согласиться с мужем.
Его объятия стали крепче.
— Если кто и сможет взять верх над Монтегью, так это Фитцжеральд.
— Я в этом сомневаюсь, мой дорогой Шеймус. Я думаю, что это будет кто-нибудь из О'Тулов.
Тогда он поцеловал ее. Как следует. Шеймус не мог больше ждать. Кэтлин была старшей дочерью графа Килдэрского и самой красивой и умной из всех бесчисленных Фитцжеральдов. Она первая и лучшая. Шеймус никогда не выпустит удачу из рук.
В огромной кухне Грейстоунса Мэри Мелоун помешивала овсяную кашу в огромном котле. Когда появилась Кейт Кеннеди и стала искать поднос, Пэдди Берк открыл дверь с улицы и вошел в теплую кухню. На щеках у Мэри заиграли ямочки при виде высокого управляющего.
— Как там погода, мистер Берк?
— Льет как из ведра, миссис Мелоун.
Она положила ему кашу в миску и добавила туда виски.
— Забросьте это в свой желудок, мистер Берк, это порадует ваше сердце.
— Вы слишком добры, миссис Мелоун. Как сегодня ваша зубная боль?
— Значительно лучше, мистер Берк. Я чувствовала себя гораздо хуже много раз, когда мне было и в половину не так плохо.
Кейт Кеннеди накрыла поднос белоснежной льняной салфеткой и подмигнула управляющему:
— Конечно же, намного лучше. Вы выпили вчера достаточно виски, чтобы и мертвого с ног свалить.
— Точно, и это навело меня на мысль, Кейт Кеннеди. Капелька виски не повредила бы, чтобы смягчить ваш язычок. Каково ваше мнение, мистер Берн?
— Не впутывайте меня в это дело, миссис Мелоун, прошу вас. Я не хочу стать уродливым шипом между двух роз.
— Мне бы хотелось немного вашего особого пшеничного кекса для хозяйки, Мэри, — произнесла Кейт.
Повариха с тревогой взглянула на поднос, который готовила экономка.
— Она плохо себя чувствует?
— Ни в коей мере, Мэри Мелоун. Хозяин решил, что она будет завтракать в постели.
Мэри была шокирована:
— Это неприлично!
Кейт округлила глаза:
— Слово неприличный очень ему подходит. Я могла бы порассказать вам о таких вещах, происходящих в этой спальне, что у вас бы волосы на голове зашевелились, Мэри Мелоун.
Она едва успела закончить фразу, как в кухню ворвался Шеймус. Его угрожающий вид едва скрывал удовольствие от слов экономки. Он сердито посмотрел на женщин и взял поднос из рук Кейт Кеннеди.
— Я отнесу его наверх. Мы с Кэтлин хотим немного побыть наедине.
Пэдди Берк чуть не подавился овсянкой, увидев отвисшие челюсти обеих женщин. Он быстро закончил свой завтрак, зная, что скоро появятся управляющие всех зажиточных англо-ирландских домов в Дублине, чтобы забрать бочонки с контрабандным французским коньяком. Шеймус поднял цену, проницательно сообразив, что это удвоит спрос.
— Ты отложил пару бочонков для праздника, Пэдди? — поинтересовался Шеймус, спускаясь в погреб.

Идеальный любовник - Хенли Вирджиния => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Идеальный любовник автора Хенли Вирджиния дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Идеальный любовник у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Идеальный любовник своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Хенли Вирджиния - Идеальный любовник.
Если после завершения чтения книги Идеальный любовник вы захотите почитать и другие книги Хенли Вирджиния, тогда зайдите на страницу писателя Хенли Вирджиния - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Идеальный любовник, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Хенли Вирджиния, написавшего книгу Идеальный любовник, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Идеальный любовник; Хенли Вирджиния, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 нашел здесь 

 Дубровин Евгений Пантелеевич - Счастливка http://www.libok.net/writer/4403/kniga/17308/dubrovin_evgeniy_panteleevich/schastlivka