А-П

П-Я

 1st-original ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Уэй Маргарет

Повелитель Долины


 

Здесь выложена электронная книга Повелитель Долины автора по имени Уэй Маргарет. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Уэй Маргарет - Повелитель Долины.

Размер архива с книгой Повелитель Долины равняется 67.61 KB

Повелитель Долины - Уэй Маргарет => скачать бесплатную электронную книгу



OCR: Dinny; SpellCheck: Elenor
«Маргарет Уэй «Повелитель Долины»»: Радуга; Москва; 2008
ISBN 978-5-05-007042-5
Аннотация
Жизнь неутомимой труженицы Аланы Кэллахан тяжела и безотрадна – пьянство отца ввергло некогда процветающую овцеводческую ферму в разорение. Преуспевающий сосед Гай Радклифф хочет помочь, но гордая девушка решительно пресекает любые его попытки…
Маргарет Уэй
Повелитель Долины
Глава первая
Алана пробудилась прежде птах. Много потребовалось времени, чтобы это стало ее обыкновением. А все потому, что долина, над которой возвышался дом, непреодолимо манила девушку в эту безлюдную пору перед первым лучом рассвета. Именно тогда красота особого рода словно дымкой окутывает окрестности, а таинственные тени сгущаются настолько, что полностью преображают ландшафт. Повсюду в лощине – мрачные буераки такой непроницаемой черноты, что воображение невольно населяет их всяческими сущностями. А предрассветная темень приобретает свою особенную прохладную шелковистость, которая сменяет уютную тяжесть бархатного одеяния глубокой и влажной ночи, будоражаще действует на сонный разум, на разомлевшее в постели тело.
И в тот короткий промежуток, когда тишина особенно зловеща и до первого всплеска зари остается крохотный миг, прихоть ума успевает загнать сознание в такие дальние дали, каких ни один даже самый фантастический сон не способен достичь.
Порой одинокий зимородок окликает Алану посреди тишины, и все сооруженное капризом воображения тотчас распадается на мельчайшие крупицы, оставляя девушку с растерянной полуулыбкой на губах и какой-то запрятанной внутри очарованностью. Запрятанной до следующего предрассветного часа, которых в копилке ее памяти собралось уж немало, потому что каждый день, не исключая выходных и праздников, она начинала именно так. С некоторых пор ей больше не нужны были ни петухи, ни будильники с их истерическими призывами, когда тело начинает протестовать и упрямиться, как в ответ на любое принуждение.
Теперь же само тело и побуждало Алану открыть глаза, наслаждалось утренней прохладой и побуждало к ранней прогулке.
Запахнувшись в плед, Алана сходила с крыльца и неспешно брела, завороженно озираясь. В царящем безмолвии она видела себя властительницей таинственной страны, которая простиралась насколько хватало глаз, но при этом без труда вмещалась в ее сердце.
Босыми стопами она различала травы, подминаемые, но неизменно восстающие вновь. Прохладный воздух струился и колыхал подол ночной сорочки, который очень быстро становился влажным и облеплял икры. Плечи зябко подрагивали, но ноги сами продолжали нести ее все дальше и дальше от дома. Девушка подчинялась этой воле…
В миг, когда краски начинали проглядывать сквозь мрак, она замирала. Горизонт был по-прежнему бесцветен, но листья уже отливали слабыми оттенками зелени, а с холма, коронованного пышной рощей, начинали доноситься первые звуки рождающегося дня, слабые и обрывистые, но возобновляющиеся с большей силой. И тогда же восточный край начинало золотить – а когда и румянить – акварельными красками.
Алана спешила повернуть к дому, чтобы с веранды, забравшись с ногами в плетеное кресло, укутавшись уютно в просторный плед, уже не отрывая глаз наблюдать аметистовый рассвет, так сказать, из императорской ложи следить за представлением, дающимся в ее честь. У Аланы безграничный обзор, благодаря тому, что дом и просторная веранда, примыкающая к нему, стоят на некотором возвышении. Ей открывается вся рассветная долина. Идиллические виды сельской Австралии.
Звезды еще мерцают на сизом полотне неба, когда розовеющими рифами всходит солнце.
И вот уже сад полон ярких цветов, которые распахиваются свету, занимаются тонкие струйки ароматов, сбрызнутых росой. Пестрые ковры клумб, изящные ширмочки кустарников, колоннада деревьев… Внутреннее убранство сада схоже с райским.
«Шиповная гряда» была для Аланы средоточием всей жизни. Но в нынешнюю пору усадьба находилась отнюдь не в лучшем своем состоянии, хотя и оставалась для девушки наикрасивейшим уголком земли.
Эту землю знали ее босые стопы с самых ранних детских лет. Каждый уголок Алана помнила еще по младенческому благоговейному страху, и терпкие садовые ароматы, приправленные эвкалиптовой свежестью, были знакомы ей все до единого. Ее легкие занемогали, если долго не вдыхали здешнего воздуха.
Новый день – новый бой в ее битве за выживание.
Алана бодро хлопнула ладонями по перилам веранды и пошла в дом.
Последние три года, невзирая на ее упорный труд и страстное желание воспрянуть, ферма находилась в упадке. И виной тому была засуха. Фермеры боролись с ней во все времена, но часто без особого успеха. Прогресс принес решение этой проблемы, но приложение прогрессивных методов требовало значительных затрат, которые немыслимы для хозяйства, истощенного засухой.
Ее отец – фермер от Бога – крепкий и закаленный, но уже немолодой, отчаялся. Он позволил невзгодам себя сломить, впал в беспробудное пьянство, и вряд ли теперь отдавал себе отчет в происходящем с его землей.
И личность Гая Радклиффа, которого Алана за глаза прозвала Повелителем Долины, тоже не вызывала особого доверия, хотя он и предложил ее отцу помощь. Но люди, подобные Рад-клиффу, как полагала девушка, сначала предлагают помощь, потом начинают выдвигать свои условия, потом требуют их соблюдения, а после… После они без труда получают то, на что зарились с самого начала. Гая Радклиффа Алана знала плохо, но мнение на его счет сформировалось само собой.
Лично Гай Радклифф, хозяин легендарного овечьего царства «Уонгари», вызывал в девушке двойственные чувства. Безусловно, прежде прочих была опаска, следствие врожденной осмотрительности, но он еще имел исключительную способность вгонять ее в ступор каждым своим появлением. Она цепенела и конфузилась, ненавидя себя и его за это. Но самого Гая Радклиффа Алана ни в чем не могла упрекнуть, кроме того, что он слишком удачлив, слишком богат и слишком известен как филантроп.
Впрочем, в овцеводстве Гай был новичок. Несколько лет он проработал управляющим, развивая фамильный винный бизнес, сколотил немалый личный капитал, после чего решил еще дальше забраться в сельскую глушь. И здесь, в глуши, он взял в свое ведение самое лакомое скотоводческое хозяйство. Помимо овечьей шерсти, которая высоко ценится в Австралии и за ее пределами, и вина, которое позволило ему так разбогатеть, были у него ещетенистые оливковые рощи, красивые и быстрые лошади, дорогие увлечения и изысканный вкус. Всякий раз, когда Алана видела его, он был одет в шикарный костюм из тонкой шерсти, в шелковую рубашку или в изумительный кашемировый джемпер. Даже джинсовая одежда, которую он себе порой позволял – вероятно, в качестве послабления, – смотрелась на нем великолепно, так что сложно было спутать этого молодого подтянутого человека с каким-нибудь батраком-сезонником, которые в лучшие времена в больших количествах обретались на ферме «Шиповная гряда». В свое время у Кэллаханов тоже были овцы элитных пород, и шерсть они настригали в изобилии, и приезжали к ним стригали со всех концов, и зарабатывали отменно… Но те времена ушли, Алана надеялась, что не безвозвратно.
Она умылась ледяной водой, чтобы окончательно проснуться, промокнула лицо мягким полотенцем и быстро оделась в свою повседневную одежду. Всё старые, но любимые вещи, в которых так удобно работать, – обычные джинсовые брюки, просторная рубаха, серые носки и высокие ботинки на шнуровке. И видеть ее в таком наряде могли только овцы и ее верные, красивые служебные колли – Монти и Бригадир, или Бриг, как она коротко звала его. Их взаимопонимание было настолько тесным, что по окончании рабочего дня, вернее, по наступлении густых сумерек, девушка совершенно не испытывала потребности в человеческом общении.
Она прошла по длинному темному коридору мимо приоткрытых дверей в большую спальню, так что могла слышать размеренное посапывание своего родителя. Эти звуки служили ей ежеутренним утешением, поскольку с тех пор, как три года назад не стало матери, Алана пуще всех бед боялась потерять отца. Она вздыхала с облегчением, даже когда это был безобразный храп.
Девушка приостановилась и прикрыла двери, стараясь делать это как можно тише. Сквозь оставшуюся щель она могла разглядеть покоящееся на подушке бронзовое лицо отца с еще привлекательными благородными чертами, обрамленное местами посеребренными густыми черными волосами, лежащими крупными кольцами. Поверх простыни лежала его рука с переломанным, но благополучно сросшимся запястьем – последствием автомобильной аварии, ставшей причиной трагедии в их семье. Алан Кэллахан себе этого так и не простил. Беспечности, небрежности, неосторожности… Да мало ли чего еще. Он наказывал себя за случившееся каждый день своего вдовства.
Когда-то ей, маленькой девочке, он предрекал, что станет она самой красивой и богатой невестой в долине и блистательна дебютирует на ежегодном местном фестивале Нового Южного Уэльса, где собираются все любящиевыпить, поесть, потанцевать и полюбоваться на красивых девушек. Все три ее кузины Денби: Виолетт, Лили и Роуз уже успешно дебютировали. Старшей, Виолетт, было уже двадцать семь лет, как многие в ее семье оформилась она в весьма чванливое и взбалмошное создание, чувствующее за своей спиной безоговорочную поддержку родителей с безграничными возможностями. И поскольку Денби с некоторых пор водили дружбу с Радклиффами, Алана – да и не она одна – однозначно решила, что Гая прочат в мужья ее старшей кузине. Ведь ни для кого не являлось секретом то обстоятельство, что молодой Радклифф обзавелся собственным отдельным от родителей хозяйством с тем, чтобы впоследствии обзавестись и собственным семейством. Такая обстоятельность и дальновидность вполне была в его хваткой натуре.
– Доброе утро, мисс Лана.
– Привет, Бадди, – отозвалась девушка. Бадди поднимался почти так же рано, как и дочь хозяина, только его пробуждения не были сопряжены с такими поэтическими блужданиями. Он целенаправленно устремлялся на кухню.
Парнишка восемнадцати лет, из аборигенов, был неофициально усыновлен Кэллаханами лет десять тому назад. Они устроили мальчика в школу и научили многим фермерским премудростям. Бойкий Бадди чувствовал себя на ферме наравне с детьми хозяина.
В доме у Бадди, как и у каждого, были своиобязанности, которые он исправно исполнял. Он был незаменим в конюшнях, отменно знал и чувствовал лошадей.
– Как мистер Алан сегодня? – деликатно поинтересовался юноша, белозубо улыбнувшись Алане.
– Полагаю, не очень… В общем, как всегда.
– Это просто наказание какое-то, мисс Лана. Знать бы, что с этим делать!.. – посетовал он.
Алана в свою очередь пожала плечами.
– Бадди, я возьму сегодня Кристо, – уведомила она юного конюха.
– Я приготовил его.
– Уже?! – удивилась она, на что юноша кивнул. – Ты телепат, Бадди?
Тот озадаченно уставился на нее.
– Теле… кто? – переспросил он.
– Как ты мог знать заранее, что я поеду сегодня на Кристо? – поинтересовалась она.
– Просто знал… – загадочно ответил на это Бадди.
– Просто знал! – насмешливо передразнила его мисс Лана.
Алана наскоро проглотила пару сандвичей, запила их соком, затем наложила на лицо защитный крем и бальзам на губы. Это было необходимостью, учитывая нещадное полуденное солнце. Девушка перехватила косынкой выгоревшие ярко-медовые пряди, туго зашнуровала вокруг щиколоток ботинки и отправилась к своим овечкам.
Зыбкий рассвет за это время уже возрос до слепящего буйства света и цвета, и крещендо влюбленных птах заглушало прочее шелестение, воркование и стрекотание. Алана обожала этот час сутолочной какофонии. Подобное буйство звуков побуждало совершить нечто грандиозное, нечто, что навсегда изменит ее жизнь.
Сегодня ей предстояло подняться на холмы и там отделить от стада молодых баранов с тем, чтобы охолостить их. Обычно делала она это на пару со своим старшим братом Кираном. Но Киран отбыл в Сидней по делам их отца. «Шиповная гряда» была заложена-перезаложена уже неоднократно. А с некоторых пор отец категорически отказался покидать долину, не желая оставлять могильный холм, под которым покоилась его возлюбленная супруга.
Алана покидала дремлющую усадьбу, в которой старинные английские напольные часы с маятником исправно и звучно отмеряли время. Они были одной из тех антикварных вещей, которые пришли в дом вместе с ее матерью. Для Аланы же они были ценны тем, что ни на йоту не обветшали за все то время, что она помнила себя.
Огибая усадьбу, она издали увидела «рейнджровер» Саймона, который, нырнув в тоннель из деревьев, вскоре вынырнул из него.
Алана, невзирая на усталость, задорно пришпорила Кристо. Ей было что предложить гостю на обед, и она рассчитывала на то, что он составит ей компанию. Поступить иначе лучший друг просто не мог. Их связывали тесные дружеские узы еще с дошкольных времен. Саймон был особенный – трогательный, забавный из-за своей вечной рассеянности, и он загадочным образом сумел сохранить застенчивость, которая отличала его с малых лет. Как Алана с детства взялась опекать этого– мечтателя, так оно привычно и тянулось на протяжении многих лет.
Саймон был из той категории людей, у которых напрочь отсутствует тщеславие. Если он во что-то играл, то неизменно проигрывал ко всеобщему удовольствию, никогда не вступал в спор, даже если знал наверняка, что прав. В раннем детстве прочие детишки с наслаждением терроризировали безответного малого. Тогда-то его и выручала дружба с Аланой Кэллахан, которая умела навести порядок среди расшалившихся ребят, хоть все они и были ровесниками. Алана была крута с негодниками, а ее старший брат Киран и того круче, тогда как сам Саймон на издевательства сверстников никогда не жаловался. Порой казалось, что он и не замечал их, безвозвратно погруженный в свой внутренний мир.
Саймон тоже был из Радклиффов – кузен Гая, так на него не похожий. Он потерял отца подростком, хотя по большому счету никогда его и не имел – Филипп Радклифф не уделял сыну никакого внимания. Неутомимый искатель любовных приключений погиб за рулем своего скоростного стильного авто, и, к счастью для Саймона, в тот день на пассажирском сиденье рядом с отцом сидела не законная супруга, а очередная сиднейская светская штучка.
Овдовевшая мать Саймона, как и следовало предполагать, не обезумела от горя. Она предалась другой крайности, сосредоточив всю свою нерастраченную любовь женщины, которой долго пренебрегали, на своем единственном сыне. Она душила его обожанием, от которого невозможно было укрыться, тем более что такой одуванчик, каким был Саймон, и не посмел бы так жестоко поступить со своей маменькой.
Как все Радклиффы, Саймон был невероятно умен, этого у него невозможно было отнять. Он без труда поступил в университет, надеясь таким невинным способом отдалиться от вездесущей материнской любви. Это потребовало от Ребекки Радклифф большой изощренности, чтобы на протяжении нескольких лет его учебы изобретать всевозможные небанальные поводы для того, чтобы спасти своего мальчика от тягот студенческой жизни. Все в кампусе знали эту энергичную темноволосую женщину, ее пламенеющие черные глаза, видевшие в каждом потенциальную опасность для ее чада.
Саймон вышел из университета с научной степенью по экономике. Будучи катастрофически непрактичным в реальной жизни, он проявлял чудеса смекалки, решая задачи в теории. Постепенно он научился соотносить красоту научного подхода с прозой жизни и достиг значительных успехов в семейном винном бизнесе. Может быть, с его приходом «шардоне» и «шираз» не стали такими же изысканными, как во Франции или Персии, но их производство стало значительно прибыльней. Впрочем, справедливости ради следует заметить, что работал Саймон в одной связке со своим удачливым кузеном, а всем известно, что все, к чему прикасается Гай Радклифф, обращается в золото высшей пробы.
Саймон с сияющим лицом выбрался из своего внедорожника и после сбивчивых приветствий восторженно провозгласил:
– Это такое наслаждение – видеть, как наливается виноград!.. И Гай – он самый лучший босс в мире!
Алана приняла сие высказывание как должное, поскольку знала, что человек в безупречных костюмах давно стал чуть ли не мифическим героем для ее зачарованного друга.
– Как вы тут? – спросил Саймон, не дождавшись от подруги подтверждения своим последним словам.
– Помаленьку, – отмахнувшись, пресно ответила Алана Кэллахан. – Я собиралась подкрепиться. Надеюсь, ты согласишься составить мне компанию.
– С радостью, – с искренней радостью жеответил Саймон Радклифф. – Но… – неловко начал он, ибо любые, даже самые незначительные возражения давались ему нелегко, – надолго не задержусь. У меня еще много сегодня дел.
– Сама не стану тебя задерживать. Мы тут тоже не бездельничаем, – отозвалась девушка.
– Я должен еще встретиться с Гаем, – торжественно проговорил Саймон, многозначительно поглядев на Алану. – Я, собственно, к нему и ехал, но решил завернуть к вам. А выглядишь ты изумительно.
– Ну ты и льстец, Саймон! Я только с пастбищ. Вся грязная. А ты говоришь, изумительно. Слово-то какое выискал: изумительно. Глупыш, – ласково посмеялась над ним Алана, шутливо ущипнув за руку, отчего молодой человек зарделся.
– Не о том ты говоришь, Лана… – словно извиняясь, пробормотал он. – Отец дома?
– Полагаю, да. Где же ему еще быть? – фыркнула девушка. – Топай пока на кухню, я пойду приведу себя в порядок к обеду, можешь поставить кофе?!
– Конечно, – покорно отозвался Саймон Радклифф в ответ на весьма боевой призывный тон подруги.
Саймон был отлично знаком с домашним обиходом Кэллаханов. В детстве он частенько поглощал плоды кулинарного мастерства Аннабел Кэллахан, сидя с Аланой на их летней кухне или же на веранде. Во многом Аннабел являла собойполную противоположность его матери Ребекки. Она была уравновешенной, ненавязчивой и лучезарной женщиной с золотым сердцем.
– Как отец? – участливо спросил Саймон, когда Алана присоединилась к нему.
Та прежде тяжело вздохнула и нахмурилась, а уж потом ответила:
– Ужасно.
Она поднесла указательный палец к жестко сложенным губам в упреждающем жесте. Саймон услышал нарастающий звук тяжелых шагов. Девушка поспешила приставить к обеденному столу большое кожаное кресло.
– Отец, мне трудно одной управляться со скотиной, – посетовала она, когда втроем они уселись обедать. – Пока Киран в отъезде, не мог бы ты мне помочь?
– Конечно, я помогу тебе, девочка. О чем разговор… – сипло проговорил отец. – Я с радостью помогу моей славной смелой доченьке, – сентиментально добавил он и горестно всхлипнул.
– Папочка, умоляю тебя… – прошептала Алана. – У меня сердце кровью обливается, когда ты такой.
– Просто смирись с тем, что сдал твой папка. Не молод я уже… Я старый, недостойный вас всех дурак! – самобичующе подытожил хозяин фермы, и выцветшие его глаза увлажнились. – Я вот все думаю, что она во/мне нашла, в недостойном отпрыске скверного ирландского каторжанина…
– … прибывшего на новый континент в грязном трюме грузового судна в надежде начать новую жизнь, – досказала известную историю Алана. – Папочка, каждый знает, что он похитил пару кроликов, чтобы накормить голодающую семью, как и то, что он искупил вину перед Богом и людьми, в результате чего сумел стать одним из самых уважаемых фермеров-скотоводов в округе.
– Я о том говорю, милая, что моя Белль могла выбрать себе любого мужчину в долине. Да что в долине – любого в Австралии… Она могла выйти замуж за Дэйвида Радклиффа, который сватался к ней. А Аннабел выбрала меня… И для чего? – с гордостью и тоской проговорил пожилой мужчина.
– Как? Отец Гая сватался к нашей маме?! – с искренним изумлением воскликнула Алана.
– А ты не знала? Да, упокой Господь его душу, сватался, – серьезно заверил ее отец.
– Ну… признаться, это для меня настоящая неожиданность, папочка, – недоуменно покачав головой, заметила девушка.
– А что ты видишь удивительного в том, чтобы отпрыски двух знатных фамилий соединились в браке… Странности, дорогая, следует искать лишь в выборе, который сделала твоя покойная матушка, – пробормотал Алан Кэл-лахан, обхватив голову обеими руками и в очередной раз сокрушаясь: – И вот видишь, к чему это привело!
– Меня больше всего удивляет тот факт, чтоя впервые слышу об этом после стольких лет… Ведь люди в долине не упускают повода посудачить о таких вещах.
– Это не афишировалось, доченька, – коротко ответил Алан. – Дэйвиду Радклиффу хватило рассудительности не демонстрировать прилюдно своих намерений. И твоя мама не любила заговаривать об этом эпизоде своей жизни. Тем более, когда Дэйвид Радклифф женился на Сидони Бейли через несколько месяцев после нашей с ней свадьбы. Вне всякого сомнения, Дэйвид нашел себе весьма достойную супругу, я хочу сказать, куда как подходящую. Сидони, как и все Радклиффы, очень высоко ставит свое происхождение, тогда как у нас, Кэллаханов, все как-то по-простецки.
– Не обобщай, папочка. Саймон совсем не сноб, – пылко защитила репутацию своего друга Алана. – Так ты говоришь, что отец Гая был влюблен в нашу мамочку? – продолжала недоумевать девушка.
– Зачем тебе все это, дорогая? – раздраженно поморщившись, пробормотал отец. – Все так давно было… Не знаю, для чего я вообще упомянул об этом… Все были влюблены в твою маму. Она же была и умница, и красавица, и очень хороший человек…
– Конечно, папочка, и я никогда об этом не забываю… Но все же… Мама никогда не рассказывала о старых романах, хотя мы говорили, казалось, обо всем на свете. Я всегда была уверена, что ты – ее первая и единственнаялюбовь. И уж тем более не могла представить, что она имела какие-либо отношения с Радклиффами. У меня складывалось впечатление, что мама их едва знала, хоть и была всегда неизменно приветливой с каждым в долине… Она только несколько раз отпускала добродушные шуточки по поводу Гая Радклиффа, называя его наследным принцем.
– Да, этот получился у них исключительным джентльменом. Не напрасно же вокруг него вьются твои кузины Денби, за исключением крохи Роуз, которой еще рановато набиваться кому-либо в невесты… Я знаю, дочка, ты скептически к нему относишься, но Саймон согласится со мной: мужчины элегантнее Гая Радклиффа в наших краях видеть еще не приходилось.
– Я этого никогда не оспаривала, папочка… Но мы сейчас говорим не о Гае, а о его отце Дэйвиде, – напомнила Алана.
– Да-да… Дэйвид Радклифф. Он был весьма достойным и бесспорно интересным мужчиной. Отменно воспитал своего сына, тоже достойного молодого человека, которого все мы знаем… Сверх этого я ничего не имею сказать по поводу Дэйвида Радклиффа, так что давай оставим эту тему, доченька, – с ласковой настойчивостью попросил отец, проведя широкой загорелой ладонью по светлым волосам Аланы. – Я был очень ревнив, очень. Но при этом знал точно, что Белль моя, и только моя. Не знаю, правда, чем я заслужил то, что Аннабел выбрала меня.
– Ешь, папа, – заметила Алана.
– Да я не голоден, доченька. Бадди тут заставлял меня завтракать, но я отказался. Чудесный паренек. Не голоден, дорогая, не заставляй.
– Но чай хоть попьешь с нами?
– После, ты Саймоном займись. Я и так слишком много времени у вас отнял, – проговорил отец и в тоске удалился, тяжело дыша, оставив молодых людей в полном недоумении.
– Да и я тоже не голоден. Ел не больше часа назад, – скромно заметил Саймон. – Но кофе выпью с удовольствием. И нужно ехать… Я, знаешь, Лана, сейчас пребываю в некотором нервном возбуждении. Да это и заметно. Все не дождусь субботнего вечера.
– Это на тебя так действует предстоящий визит Хартманнов! – насмешливо бросила девушка.
– Они одни из самых успешных виноделов из долины Напа! – восторженно воскликнул Саймон Радклифф.
– До меня дошло, что твоя матушка не разделяет этих восторгов и отказалась присутствовать на встрече дорогих гостей.
– Ну и слава богу, – демонстрируя облегчение, произнес молодой человек. – Конечно, подобное решение благоразумным не назовешь, но все же отсутствие матери подействует на встречу позитивнее, нежели ее присутствие. Ей никогда не удавалось выглядеть достойно на публике. Гай попытался убедить ее в том, чтобы она отнеслась к этому визиту как к сугубо деловому, способствующему развитию семейногобизнеса. Он был очень убедителен. Но ты знаешь мою мать, она чрезвычайно упряма. К тому же она категорически запретила мне бывать здесь, словно и не слыша, что ей говорит Гай. Но я уже привык. Она мне это запрещает чуть ли не с пеленок с удивительным постоянством.
– Могу себе представить! – воскликнула девушка. – Твоя мама поразительно ревнива. И до сих пор опекает тебя, как кроху.
– Только эта опека неизменно выходит мне боком… Сейчас ее больше всего волнует, что я могу жениться без ее одобрения.
– А ты можешь? – спросила Алана.
– Ты тоже взялась смеяться надо мной, Лана? – обиженно спросил ее Саймон.
– Ну почему же? Каждая девушка в долине была бы счастлива составить счастье моему лучшему другу, – убежденно проговорила она и потрепала молодого человека по волосам.
– Ты и себя к ним причисляешь? – серьезно спросил Саймон, залившись краской.
– Что ты, братец?! Какая же из меня невеста? Мы с тобой так давно знаем друг друга, что нашим отношениям романтика просто чужда. Мне льстит быть твоим лучшим другом, после Гая, конечно. Его места в твоем списке предпочтений мне все равно никогда не занять. А вообще я думаю, Саймон, что нам в наши двадцать два года еще рано подумывать о браке. Да, приятель, это серьезное мое убеждение. Я бы на твоем месте – догадываюсь, как это странно звучит! – дождалась бы, пока подрастет такая, как Роуз. Она обещает стать весьма премиленькой невестой.
– Да брось, Лана. Нет, я не стану спорить, Роуз мила, а если сравнивать с Виолетт, так просто бесподобна. И она мне нравится. Но разве ж она мне пара, вернее я ей?
– Вот я и говорю: не торопись, подожди, пока она подрастет, и сам во всем убедишься, – хитро проговорила Алана. – Все дело в том, что Роуз совершенно не такая, как ее сестры. Она очень вдумчивая и серьезная. Такая станет изумительной хозяйкой.
– Ты говоришь о хозяйстве. Я же имею в виду нечто иное, раздумывая о браке вообще, – витиевато заметил Саймон.
– Ты говоришь о любви, – уверенно предположила девушка. – О любви так о любви… Как ты думаешь, твой несравненный Гай Радклифф влюблен в Виолетт, которую вся округа прочит ему в жены?
– Я не знаю, – неуверенно пробормотал молодой человек. – Но как мне кажется, с его стороны таких намерений нет. Хотя знаю, поговаривают… Возможно, это заблуждение пошло с давних пор. Ведь они много общались в детстве… Не думаю, что Гай стал бы скрывать от меня свои планы, – добавил он.
– Да брось ты, Саймон! Это же очевидно. Идеальная партия! Чего еще желать?
– В чем ты пытаешься меня уверить, Лана? А главное, зачем? Да, согласен, Денби вполне могут быть заинтересованы в этом браке. Но Гаю-то это зачем? Он, конечно, не плейбой, но и не монах-отшельник. И способен заполучитьлюбую женщину. Для чего ему Виолетт с ее тяжелым характером?
– У знатных людей свои причуды, – заметила Алана.
– Я тоже Радклифф, но тебя почему-то не склонить к тому, чтобы ты стала моей женой, – с легким укором заметил Саймон. – Может быть, я просто не тот Радклифф? – дерзко предположил он, пристально наблюдая за реакцией подруги.
– Саймон, не смеши меня! – укоризненно воскликнула девушка. – Не тот Радклифф…
Глава вторая
Особняк «Уонгари» величественно возвышался над долиной в самой живописной ее части. Каждый в округе знал притягательность этого места, которым в середине девятнадцатого века удалось завладеть Николасу Комптону Радклиффу, после чего знатное семейство не выпускало сокровище из своих рук, из поколения в поколение прирастая славой и богатством.
Особняк был таким большим, что лишь богатое семейство, подобное Радклиффам, могло предохранить его от обветшания и запустения. Им это отлично удавалось.
Всякий раз бывая здесь, обычно в сопровождении своего брата Кирана, Алана не могла отделаться от ощущения, что она попала на бортлайнера «Королева Мария», внутреннее убранство которого она именно так и представляла.
Они были приглашены своими богатыми соседями на ужин, который давался в честь прибытия Чейза и Эмми Хартманн из Калифорнии, от присутствия на котором категорически отказалась Ребекка Радклифф.
Их встретил Саймон и проводил в холл, который был освещен стилизованными под до-электрическую эру люстрами и канделябрами, благодаря чему смотрелся сказочно.
– Выглядишь великолепно, – не преминул заметить Саймон Радклифф, галантно удерживая Алану под руку.
– Благодарю, Саймон, – церемонно отозвалась девушка.
Гости только начинали собираться. Алана и Киран прибыли в числе первых.
В числе первых же из хозяев к гостям спустилась вечно лучезарная и обходительная сестра Гая, Александра. Она по городской светской привычке символически расцеловалась с Аланой и ее братом и искреннее заметила:
– Лана, как же ты хороша, дорогая моя! Просто загляденье!
– Я всегда ей это говорю, но она не верит, – пробормотал ее кузен Саймон.
– И напрасно, дорогая, напрасно.
– Спасибо, Алекс, – со сдержанной улыбкой поблагодарила Алана.
– Как ты, Саймон? – строго обратилась к кузену красавица Александра, заставив молодого человека покраснеть.
– Чудно, просто чудно! – поспешил ответить тот.
Александра в элегантном вечернем платье грациозно расположилась в кресле, призвав остальных сделать то-же самое.
– Я прибыла из Сиднея только на уик-энд. Меня уверили, что такое событие пропускать нельзя… Но раз уж я тут, то хотела бы провести время с толком. Лана, дорогая, давай пообедаем с тобой завтра, – предложила она.
– Алекс, я ведь занята вне зависимости от того, какой день на календаре, – неуверенно отозвалась гостья.
– Гай, наша соседка отказывается со мной пообедать, – пожаловалась Алекс спустившемуся в гостинуюГаю, который по случаю приезда гостей выглядел совершенно сногсшибательно.
– Это ужасно, – не вникая в суть проблемы, шутливо бросил он.
– Твои домашние, должно быть, совершенно тебя не жалеют, раз заставляют трудиться даже по выходным, – предположила Александра.

Повелитель Долины - Уэй Маргарет => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Повелитель Долины автора Уэй Маргарет дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Повелитель Долины у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Повелитель Долины своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Уэй Маргарет - Повелитель Долины.
Если после завершения чтения книги Повелитель Долины вы захотите почитать и другие книги Уэй Маргарет, тогда зайдите на страницу писателя Уэй Маргарет - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Повелитель Долины, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Уэй Маргарет, написавшего книгу Повелитель Долины, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Повелитель Долины; Уэй Маргарет, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/captain-morgan-white