А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/trussardi-delicate-rose-2131/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Райс Патриция

Лунный свет


 

Здесь выложена электронная книга Лунный свет автора по имени Райс Патриция. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Райс Патриция - Лунный свет.

Размер архива с книгой Лунный свет равняется 306.31 KB

Лунный свет - Райс Патриция => скачать бесплатную электронную книгу






Патриция Райс: «Лунный свет»

Патриция Райс
Лунный свет



OCR Dinny; SpellCheck Рия
«Лунный свет»: АСТ, Ермак; Москва; 2005

ISBN 5-17-028088-2, ISBN 5-9577-1719-3 Аннотация Любовные победы графа Хитмонта, самого блистательного из светских львов Лондона, исчислялись даже не десятками – сотнями!Но гордая, неприступная Обри Берфорд, волею судьбы ставшая его женой, не желает быть очередной игрушкой неотразимого ловеласа.И лорд Хитмонт, привыкший с легкостью завоевывать женщин, вдруг осознал, что труднее всего покорить сердце… собственной супруги! Но чем больше пытается он обольстить Обри, тем сильнее запутывается в собственных сетях… Патриция РайсЛунный свет Глава первая Появление в Голланд-Хаус Остина Этвуда, графа Хитмонта вызвало массу пересудов.– С каких пор здесь принимают женоубийц? – возмущенно прошамкал ему вслед престарелый виконт. Его спутник, такой же трясущийся старик, согласно закивал головой.Остин Этвуд невозмутимо пересекал гостиную, не оглядываясь по сторонам.– …скандал с его женой, – раздался шепот.– …странно, но он, кажется, ранен? Погляди, загорел, как какой-нибудь пират.– Бесси, отвернись. Что сказал бы господин Эванс, если бы узнал, что ты обращаешь внимание на таких, как он?– Но все говорят, что он герой: награжденный за битву при Ла-Корунье…– А я говорю, просто, бандит. Все его медали свидетельствуют о тяге к насилию. Если вас интересует мое мнение.Усмехнувшись про себя, граф продолжал игнорировать шепот за спиной. Сюда он пришел с одной-единственной целью и, если бы не она, с удовольствием покинул бы враждебное общество, которого сторонился все эти годы. Несмотря на хромоту, держался он прямо, с гордостью, и его внушительная фигура продолжала притягивать взгляды, пока он пробирался между группами бледных девиц, впервые вывезенных в свет, чадолюбивых мамаш и занудных папаш.Дойдя до бального зала, граф приостановился в дверях. Хрустальные люстры сияли над многоликой толпой, состоящей в большей степени из дам в пышных нарядах, увешанных драгоценностями, кое-где разбавленных более строгими костюмами джентльменов. Но даже мужчины в черных шелковых панталонах и длинных сюртуках щеголяли бриллиантовыми булавками и золотыми часами, блестевшими в сиянии свечей. Такое впечатляющее общество вряд ли можно проигнорировать так же легко, как шепот за спиной.Граф огляделся, заметив, что друзей и знакомых прошлых дней здесь оказалось немного, и они держались особняком. Большинство из них преуспело за счет выгодной женитьбы, позволившей им войти в избранные круги. Дебютантки и их сопровождающие принадлежали уже к новому поколению – даже простое знакомство с ними было невозможно под бдительным оком мамаш, чьих старших дочерей он когда-то вводил в этот же зал. Если бы не политические интриги, которые плелись в задних комнатах этого дома, он никогда бы не переступил порог Голланд-Хаус.У входа в зал, рядом с позолоченной статуей, почти скрытой росшей в кадке пальмой, стояла девушка в бело-розовом платье с оборками немного больших, чем принято модой, размеров. Блондинки редко привлекали внимание графа, но грация девушки и необычная цветовая палитра ее наряда вызвали у него мимолетное восхищение. Среди блеклых лиц цвета лепестков увядшей оранжерейной гардении румянец юных щек выглядел зарей после безлунной ночи.Отступив на шаг и прислонясь к стене, чтобы лучше разглядеть девушку, граф с легкой досадой заметил, что она слишком молода. Право, жаль, что столь экстравагантная красота досталась пустоголовому ребенку.В переливающемся газовом платье, которое, должно быть, стоило столько, как если бы его сшили из золотой канители, девушка совершенно не замечала молодых людей, толпящихся подле нее. Льняные локоны были по моде собраны на макушке и покачивались вокруг лица – знак любителей флирта и интрижек, но она, похоже, не была осведомлена о провокационном значении такой прически. Очаровательные черты лица застыли в напряжении, пальцы крепко сжимали веер, а она, забыв им обмахиваться, с близорукой настойчивостью вглядывалась в толпу танцоров. В этот момент графа окликнули: – Хитмонт! Вот вы где! Я уже отчаялся найти вас в этой толчее.Сухопарый мужчина одного возраста с графом протиснулся к нему, рассеянно потирая переносицу, словно поправлял несуществующие очки.– Если хочешь чего-то добиться, надо потрудиться, Аверилл, – заметил граф, повернувшись к единственному другу, который от него не отвернулся. – Ты уже что-то выяснил?Внук герцога от младшего сына, Аверилл Берфорд, непонятно почему прозванный Алваном, не имел земель, но занимал в обществе прочное и бесспорное положение. Чрезвычайно любимый всеми своими знакомыми, он никогда не интересовался компанией, которую содержал за свой счет, но проявлял необычную заботу о друге детства.– Это вопрос времени, Хит. – Аверилл смущенно повел плечами. – Герцог, тори до мозга костей, процветает при нынешнем регентстве и потому постоянно в политических заботах. Сегодняшний день, к сожалению, не исключение.Граф помрачнел. Узнав, что герцога и его друзей не будет на приеме, он потерял к вечеру интерес. Пытаясь развеять нахлынувшую тоску, граф перевел взгляд на девушку в золотом уборе и принялся ее разглядывать.Лицо девушки внезапно озарилось, и Хитмонт, ощутив неожиданный укол зависти, повернулся, чтобы отыскать глазами счастливца, удостоенного такого внимания.В бальный зал самоуверенной походкой вошел молодой джентльмен в безукоризненно сшитом по стройной фигуре блестящем костюме, с тщательно повязанным батистовым галстуком и свисающим на серебряной цепочке моноклем. Он показался графу смутно знакомым, хотя денди явно был зеленым юнцом, когда Хитмонт последний раз посещал лондонское общество. Исключительно респектабельный молодой джентльмен и идеальный кандидат для мечтающих о замужестве молодых мисс.Граф повернулся к выходу, но тут заметил предательский блеск в расширившихся глазах девушки. Длинные ресницы поспешно опустились, но слишком поздно, чтобы скрыть красноречивый блеск слез.Граф снова поискал глазами молодого человека и обнаружил его склонившимся в поклоне перед пухлой мисс в розовом платье и намеренно игнорирующим девушку. Именно тогда Хитмонт понял, кого ему напомнил молодой повеса.Кивнув Авериллу, он протолкался к девушке и, галантно улыбаясь, поклонился.– Надеюсь, этот танец, наконец, мой? – тихо спросил он. Обри посмотрела в синие глаза умудренного жизненным опытом человека и от их чуть насмешливого снисходительного прищура испытала неожиданное облегчение, охватившее ее от столь благоприятного вмешательства. Стремительно протянув незнакомцу затянутую в перчатку руку, она одарила его сияющей улыбкой.– Я думала, вы никогда не придете, – заявила она снаигранным весельем, игнорируя взгляды окружающих, прислушивающихся к каждому слову.Хитмонт одобрил ее решительность, но проклял свою глупость, когда музыканты заиграли вальс. С застывшей на губах гримасой он обнял точеную талию и, приволакивая ногу, начал мучительные движения, которые когда-то исполнял безукоризненно.Погруженная в невеселые размышления, Обри не замечала хромоты партнера – она боролась с собой, пытаясь сдержать слезы.– Улыбнитесь, – скомандовал Хитмонт, стискивая зубы. – С таким лицом вы никого не одурачите.Привыкшая бездумно танцевать, обмениваясь бессмысленными любезностями с молодыми людьми, чьи лица сливались для нее в одно, Обри позабыла о партнере. Резкий тон вернул ее в реальность, и она почувствовала, что руки партнера держат ее крепче, чем позволяли приличия.Граф удовлетворенно улыбнулся, оценив впечатление, которое он произвел на девочку.– Ни один мужчина не стоит ваших слез, – сухо ответил он на немой вопрос, читавшийся в ее потемневших и, казалось, искрившихся крупинками золота глазах.– Мы собирались пожениться, – просто сказала она.– Если будете хмуриться, у вас над бровями появятся безобразные морщины. Что вы имели в виду, говоря: «Мы собирались пожениться»? Разве мужчина в здравом уме разорвет помолвку с прекраснейшей невестой сезона?Обри пропустила лесть мимо ушей.– Мой отец даже не поговорил с ним – они лишь обменялись письмами. Джеффри мне еще ничего не объяснил, но я надеялась… Я надеялась…– Неужели вы думали, что неоперившийся птенец пойдет против желаний вашего отца? Вы наивны, моя дорогая.Она раздраженно посмотрела на него, но граф не отвел глаз.– Мой папа обещал! Он сказал, что я смогу сама сделать выбор, если только сделаю его до моего следующего дня рождения. Я выбрала Джеффри, а мой отец даже не посмотрел на него! Он нарушил слово!Откровенность и самонадеянность, с которой девчонка считала, что может получить любого мужчину по собственному выбору, позабавили графа. Скука исчезла, и он был не в претензии к партнерше. В его руках она двигалась как перышко и делала пытку танцем почти сносной.– Если вы его любите, то должны за него бороться. Он покорился желанию вашего отца. Заставьте его понять, что мужчина, которого вы выберете, должен суметь противостоять вашему отцу.Неожиданный луч света промелькнул в зеленых глазах.– Вы думаете, я смогу? А как?Хитмонт пожал плечами.– Для джентльмена достоинство – его ахиллесова пята. Для него нестерпимо, если его начнут игнорировать или бросят ради другого. Вы не сможете поставить ему лучшей западни, если притворитесь, что его не существует.– Судите по своему опыту, сэр? – озорно поинтересовалась она.Неожиданно проснувшееся чувство опасности, выработанное годами жизни на грани риска, заставило Хитмонта приглядеться к девушке.– Горы опыта, – сухо уточнил он.Она украдкой сквозь ресницы посмотрела на него.– Может быть, вам известен джентльмен, который поможет мне убедить Джеффри, что он забыт?Не столь уж тонкий намек заставил Хитмонта скривить губы. Он знал механику слухов лучше, чем кто-либо, знал, как злые языки разрушают жизни и репутации, свергают монархии и делают героев из мужланов. Но использовать слухи, чтобы достичь цели… Такой поворот разговора вызвал у него двойственное чувство. Поставить свою скандальную репутацию на службу добру было бы поучительным экспериментом, но в большей степени опасной игрой, слишком опасной, чтобы отважиться на нее. Даже если это избавит его от утомительных часов бесполезного топтания у задних дверей знати.– Не смотрите на меня, леди. Одного моего присутствия рядом с вами хватит, чтобы разрушить вашу репутацию. Мы оба и так перенесем неприятные минуты, объясняясь по поводу этого танца.Широко раскрытые глаза посмотрели на графа с откровенным любопытством.– Вы настолько ужасный человек?Сардоническая усмешка искривила его губы.– По мнению окружающих – да.Тень настороженности исчезла, сменившись внезапной решимостью.– До тех пор, пока вы не опасны лично для меня, я не посмотрю на свою репутацию. Вы мне поможете?Граф нахмурился.– Ваша репутация – это все. Без нее вы совершенно одиноки в этом мире.– Снова судите по своему опыту? – дерзко спросила она. – Без Джеффри я действительно останусь одна в мире. Мой отец отречется от меня, если я откажусь выйти замуж за одного из его друзей-политиканов с лицами заговорщиков.Хитмонт с трудом сдержал улыбку. Было бы забавно хоть чему-то научить эту девчонку, один вид которой мог полностью развеять его мрачное настроение.– Хорошо. Я приложу все усилия, чтобы сберечь вашу репутацию. Буду действовать крайне осмотрительно, чтобы никакие сомнения вас не коснулись. Но один только звук моего имени прогонит прочь вашего юного денди, даже если он вас любит.– Могу я спросить, что вы сотворили, чтобы заслужить такую репутацию?– Не можете, – строго ответил Остин. – Достаточно того, что нам будет очень непросто найти человека, который бы нас надлежащим образом представил, чтобы я имел возможность встречаться с вами публично.Обри беспечно улыбнулась.– Вы только что разговаривали с моим кузеном. Пожалуй, он сможет нас представить. Моя тетя против этого возражать не будет.– Ваш кузен? – Хитмонт изумленно поднял брови. Он не мог понять, как эта нимфа, одержимая единственно своими переживаниями, успела заметить, с кем он разговаривал.– А вот и Джеффри. – Обри посмотрела через плечо графа, и ее лицо осветилось неудержимым ликованием. – Не могли бы вы посмотреть на меня со сдержанной страстью или как-нибудь в этом духе? Он выглядит взбешенным.Граф кивнул и оказал ей эту любезность в танце так, что у нее перехватило дыхание, а юбки взметнулись неподобающим образом. Обри вдруг ощутила всю мощь стальных мышц, скрытых под шелком и вельветом, когда ее новый друг наклонился и шепнул:– Осторожно, малышка, вы играете с огнем, когда играете с мужской страстью.В его глазах разгорелось темное пламя, и казалось, что взгляд проникает сквозь облегающее платье к укромным уголкам ее тела. Но когда танец закончился, его взгляд потух, он отпустил ее талию и учтиво подал руку.– А теперь – к вашему кузену, миледи. Глава вторая Аверилл Берфорд негодующе смотрел на приближающуюся пару. Хитмонт мог бы и раньше заметить сходство близоруких кузена и кузины, но черты лица Берфорда не производили на него впечатления, пока он не встретил подобие своего друга в женском облике. Только сейчас, узнав, кем именно является юная решительная мисс, Хитмонт понял, в какую опасную авантюру ввязался…– Хит, ты с ума сошел? – прошипел Аверилл, демонстративно показывая, настолько он возмущен столь скандальной парой.Игнорируя грубость, граф учтиво ответил:– Леди говорит, что мы не были должным образом представлены друг другу, Берфорд. Не будешь ли ты так добр, чтобы оказать нам эту любезность?Если его друг и заметил налет сарказма, сквозивший в учтивых фразах, то не подал вида и повернулся к мятежной кузине.– Ваша тетя вас ищет. Вы знаете, каково ей, когда она думает, что потеряла племянницу. Было бы лучше, если бы вы немедленно вернулись к ней.Зеленые глаза неожиданно вспыхнули.– Аверилл Берфорд, как вы можете быть таким невоспитанным? Если вы немедленно не представите нас, я сама это сделаю.Аверилл испепеляющим взглядом посмотрел на заносчивую кузину, но тут же стушевался и тяжело вздохнул.– То, чего ты требуешь, очень и очень плохо, – пробормотал он и почесал нос.Под насмешливым взглядом графа Берфорд пожал плечами и безо всякого энтузиазма произвел процедуру представления.– Леди Обри Берфорд – Остин Этвуд, пятый граф Хитмонт. Если ты еще не догадался, – Аверилл сердито посмотрел на своего друга, – она дочь герцога и, что еще хуже, такая своенравная соплячка, каких свет не видел. Если у тебя сохранилась хоть капля разума, беги при одном упоминании ее имени.Спокойно приняв эти слова, леди Обри медленно подошла к недавнему партнеру по танцу.– Граф, это великолепно. Джеффри будет разъярен. – Она повернулась и улыбнулась своему кузену. – Вы по-прежнему сердитесь на меня из-за похищения кобылы? Это недостойно джентльмена, Аверилл. Передайте Пегги мои лучшие пожелания и не беспокойтесь, лорд Хитмонт правильно понял мои намерения.Охваченная ликованием, она упорхнула к тщедушной пожилой леди, которая, вглядываясь в толпу, хватала за рукава всех проходящих мимо в поисках неуловимой племянницы.Граф проводил Обри взглядом и повернулся к другу юности.– Что это за история с кобылой? – спросил он. Аверилл застонал и запустил пятерню в редкие остатки былой шевелюры.– Отец разрешил ей выбрать для верховой прогулки любую лошадь из конюшни, и маленькая ведьма выбрала именно мою кобылу! Попробуй принять это спокойно, если сможешь! В результате после ее прогулки кобыла растянула сухожилие, и теперь лошадь надо лечить! Тысячи фунтов, я тебе говорю, тысячи – за растянутое сухожилие! Ты еще не знаешь, с кем познакомился, Хит.Граф сдержал улыбку, глядя на переживания друга. Он не собирался подвергать испытанию прочную дружбу ради пустячной интрижки, но отступать было поздно. Криво улыбнувшись, он постарался смягчить негодование Алвана.– Ты бы хотел, чтобы известный женоубийца держался подальше от твоей прелестной, но слишком молодой кузины?Лорд Аверилл раздраженно посмотрел на друга.– Любой, кто проявлял внимание к Обри или герцогу Эшбруку, понес наказание, соответствующее всем его провинностям, реальным или вымышленным. Предупреждаю, встав между этими двумя людьми, ты нарываешься на большие неприятности. Они изрубят тебя в фарш и спляшут на твоих костях, только чтобы досадить друг другу.– Это выглядит неплохой затеей, более занимательной, чем лизание чьих-то пяток, – хмыкнул граф. * * * Обри вернулась домой, веселым вихрем ворвалась в прихожую и вызвала бурю смеха у горничной, сделав изящный реверанс вешалке для шляп и станцевав с ней. Ей было семнадцать лет, она была богата и красива и впервые в жизни в Лондоне. Она танцевала с раненым джентльменом, который доставил ей прекрасные и загадочные переживания. Вся жизнь впереди, и она осознала, что может делать почти все, что заблагорассудится. Чего ей жаловаться на судьбу, сделавшую ее отца могущественным герцогом, наводившим ужас даже на сильных духом людей?Лорд Хитмонт прав. Ее муж должен быть человеком, который сможет впоследствии сменить герцога. Джеффри не смог противостоять ему в таком важном вопросе как женитьба: он не тот мужчина, о котором она мечтала. Если только достойный кандидат успеет появиться до ее восемнадцатилетия.В легкой задумчивости Обри подхватила на руки сиамского котенка, прыгавшего по ступенькам, и направилась к себе в спальню.Тетя Клара настороженно смотрела на племянницу, раздумывая, не подала ли та повода для беспокойства. Сев перед камином, Обри Берфорд загадочно улыбнулась и погладила игривого котенка у себя на коленях. Она вовремя подняла глаза, чтобы уловить озабоченное выражение лица тети.– Тетя, вы опять волнуетесь. В этом нет нужды.Тетя Клара была для Обри и бабушкой, и тетей и помнила каждое мгновение ее жизни. Клара опустилась в кресло, продолжая с пристальным интересом изучать свою внучатую племянницу.– Обри, дитя мое, я знаю, что прошло много времени с тех пор, как я была последний раз в лондонском свете, чуть ли не тогда, когда твоя мама покинула нас, если я ничего не путаю…Ее мысли устремились ко временам прошедшего столетия. Тридцать лет тому назад она была привлекательной, амбициозной матроной, которая удачно заарканила одного из лучших женихов города для своей юной подопечной. После венчания заботы о племяннице, матери Обри, перешли к богатому герцогу, а она ретировалась в деревню. За последние несколько недель стало совершенно очевидно, что больше всего ей бы хотелось там и остаться.Клара вздохнула и попыталась начать по-другому.– Обри, вы не можете принимать мужчин, которые не были вам представлены. Ваша семья прилагает огромные усилия, чтобы знакомить вас только с достойными людьми. Вы еще слишком юны, чтобы распознать их самостоятельно. А вальсировать с мужчиной, которого только что встретили… в вашем возрасте…Потрясение тети Клары было слишком велико, и она содрогнулась. Она не согласилась бы танцевать вальс, даже если бы все боги явились ее уговаривать.Обри подула в кошачье ухо и улыбнулась мурлыканью, не пытаясь отвечать. Она любила тетю Клару, но по неосмотрительности зашла в реализации своих планов дальше, чем могла предположить старая леди. До сих пор Обри успешно скрывала от тетушки свои эскапады, но сейчас нуждалась в ее пособничестве.– Тетушка, я извиняюсь, что заставила поволноваться, но у вас и в самом деле нет оснований для подозрений. Лорд Хитмонт исключительно респектабельный джентльмен, друг Алвана, к тому же по возрасту годится мне в отцы. В Лондоне он ненадолго и хочет немного рассеяться. Я зевала до слез на всех этих чопорных вечерах, а с тех пор, как папа открыто признал, что выберет для меня мужа, я не вижу причин, по которым мне нельзя получить немного удовольствия от жизни, прежде чем окажусь до конца своих дней прикованной к какому-нибудь скучному политикану. Что предосудительного в случайной верховой прогулке в парке, особенно в присутствии моего кузена?Клара знала внучатую племянницу все ее семнадцать лет и знала достаточно хорошо, что за обманчивой невинностью скрываются мысли такие же лукавые, как у ее отца. Она обреченно вздохнула.– Как хорошо было, пока был жив твой брат. В конце концов, у него был дар понимать твои замыслы и служить буфером между тобой и отцом, а сейчас… – Она запнулась, думая о катастрофе, которая произойдет, как только герцог узнает имя избранника Обри. С головой хватило бы и раненого медведя, но хромой граф?!Печаль затуманила глаза Обри, когда она вспомнила брата – гордого молодого лорда, единственного наследника отца. Она и поклонников выбирала, ориентируясь на образ брата, но ни один не выдерживал сравнения. Даже Джеффри. Как жаль, что могущественный герцог не смог удержать единственного сына от участия в войне, на которой он и погиб почти пять лет назад.Проклиная идиотизм мужчин и войны, Обри уложила котенка в корзину и подошла к тете.– Я никогда не смогу стать такой, как Генри. Я пыталась, но папу это только расстраивало. Скоро меня выдадут замуж, и тебе больше никогда не придется обо мне заботиться. Можешь ли ты сейчас отказать мне в маленьком глотке свободы?Тетя Клара грустно кивнула, встала, обняла внучатую племянницу и пошла к двери. Но на пороге обернулась.– Я верю тебе, Обри, но, как мне кажется, твой граф не джентльмен. Помнишь раненого сокола, которому ты вправила выбитое крыло? – После кивка племянницы она продолжила: – Когда он перестал в тебе нуждаться, то клюнул тебя в палец и улетел. Я не допущу, чтобы это повторилось.Когда тетя вышла, Обри бросилась на кровать и зарылась лицом в подушку, пытаясь унять слезы. Как она могла объяснить тете, что циничный граф предложил бальзам для ее ран, и что у нее нет никакой задней мысли? Рана, нанесенная Джеффри, была глубже и больнее, чем ей хотелось признавать. Отказ отца от ее выбора омрачил всю жизнь, отказ мужчины, которого она выбрала себе в мужья, был унижением невыносимым. Но она никому никогда не позволит это понять. * * * Граф прибыл, как и обещал. Его старые ботфорты были начищены до блеска, болотного цвета облегающие брюки подчеркивали стройную фигуру человека, привыкшего к ратному делу. Глубокая синева сюртука с квадратными фалдами была под цвет глаз, и хотя копна каштановых волос, ниспадающих до бровей, не вполне соответствовала классическому стилю, граф с честью выдержал бы сравнение с любой статуей греческого бога.Обри нерешительно улыбнулась, когда он в сопровождении Аверилла вошел в салон. Если бы не сдержанность графа, она оцепенела бы от ужаса из-за своей глупости, заставившей пригласить сюда этого незнакомца. Но, как бы там ни было, она подошла к нему, чтобы проводить к креслу.Брови Аверилла изумленно взлетели, но он прикусил язык и удержался от едкого замечания – зачем приглашать графа присесть, когда намечался лишь двадцатиминутный визит вежливости и ничего более?Обри начала разговор достаточно невинно, вежливо представив тетю Клару, которая тут же принялась сравнивать предков графа со своими собственными. С удовлетворением узнав, что мать графа была младшей сестрой близкой подруги ее юности, Клара успешно заполнила своей болтовней первые пять минут визита, пока не подали чай.Аверилл нервно бродил по комнате, тщательно избегая наступать на абиссинский ковер, при этом совершенно случайно смахнул с каминной полки серебряную табакерку и тут же опрокинул новый чеппельдайденский столик.Обри надоело его очевидное раздражение.– Алван, либо надень очки, либо сядь и выпей чаю. В ближайшее время мой отец не вернется с прогулки и в любом случае не перережет глотку своему будущему наследнику. Почему ты не привел Пегги? Ей приходится в одиночестве скучать дома, пока ты разгуливаешь, где хочешь.Граф скрыл свое удовлетворение при виде того, как будущий герцог Эйбрук покорно опустился на полосатую софу по команде крошечной девчонки. Ей недоставало блестящей утонченности потомственных лондонских пэров, но леди Обри Берфорд отлично усвоила властность и повелительность, и он постарался запомнить это на будущее.– Пегги осталась дома по очень веской причине, которую вы хорошо знаете, Обри. Леди в ее положении не показываются на людях.Берфорд говорил так, словно обращался к несмышленому ребенку.– Глупость и ерунда, Алван! Почему весь свет притворяется, будто женщины не вынашивают детей? Или мы действительно верим, что дети появляются прямо с неба, маленькими и хорошенькими девочками и мальчиками, с доставкой к порогу? Если это так, то небеса просто переполнены этими бедными созданиями, летящими в Ковент-Гарден.– Обри! – В ужасе смешалась тетя Клара.– Мы не животные, чтобы разгуливать в том виде, в котором нас создала природа! – назидательно выпалил Алван. – Я не знаю, где вы выросли, что стали столь нецивилизованной язычницей, но даже вы не можете не признать, что мы должны носить одежду.Аргумент был древним, но Аверилл привел его с обычной своей запальчивостью.Видя опасный блеск зеленых глаз, граф поспешил вмешаться. У Обри имелось слишком много аргументов, которые она могла противопоставить консерватизму экспансивного кузена, и Остин не собирался дожидаться, чем это может закончиться.– Леди Обри отчасти права, Аверилл. В самом деле, мы прячем наших женщин, пока они не разрешатся от бремени, как будто стыдимся их, а сами в это время расхаживаем с важным видом и прихорашиваемся, как индюки. Но я сомневаюсь, что эта тема подходит для беседы за чайным столом, леди. Почему бы вам ни извиниться перед тетей и не предложить более приемлемую тему для беседы?– Извиниться?! – Обри посмотрела на гостя так, словно у него выросли пара крыльев и рога, но его хмурый вид напомнил, что она все еще нуждается в его помощи, и она уступила с живостью, изумившей и тетю, и кузена.– Приношу свои извинения, тетя Клара. Я научусь говорить с большой осмотрительностью. Почему бы лорду Хитмонту не доставить нам удовольствие рассказом о его доме и соседях? Припоминаю, вы говорили, что родом из Девона, милорд?Поскольку это была распоследняя тема, на которую он хотел бы говорить, граф по озорному блеску в глазах Обри понял, что маленькая проказница успешно отомстила за свое принуждение к извинению. Он ловко ускользнул от обсуждения своих соседей и перевел разговор на судоходство в прибрежных водах.Остаток визита прошел достаточно спокойно, и гости были вознаграждены предложением составить назавтра компанию Обри в верховой прогулке по парку. После их ухода Обри долго смотрела из окна им вслед. Она догадалась, что даже ближайшие соседи избегали графа, и хотела бы знать, что за тайна поставила его вне общества. За исключением горечи, порой проскальзывающей в его остротах, граф, казалось, никак не реагировал на статус изгоя. Но никто не может жить, полностью замкнувшись в себе. Любопытно, что ей удастся из него вытянуть за время его недолгого возвращения в общество? * * * За пределами модной резиденции на Парк-Стрит Алван яростно набросился на своего спутника.– Черт побери, Хит! И думать забудь об ухаживании за девчонкой, которая в два раза моложе тебя! Да, я знаю, что в сплетнях о тебе нет ни слова правды, но зачем портить репутацию Обри? Она еще молода – пусть и пустоголовая соплячка, не спорю, – но джентльмен…– Я давно отказался от положения джентльмена, Аверилл, – устало перебил Остин. – Молодая леди прекрасно знает, чего хочет, а я только помогаю ей добиться желаемого. Мы не флиртуем. Но, проявив достаточно ловкости, я и свои дела поверну к лучшему. Молодая леди и я понимаем друг друга очень хорошо. Не бойся, что мы и дальше будем втягивать тебя в наши дела.Берфорд стушевался. Хотя он был больше чем наполовину ее сеньором, Обри всегда имела на него сильное влияние.– Тебе лучше знать, что ты делаешь, Остин. Так и быть, не буду лезть из колеи вон, чтобы снова нагрубить. Я слишком стар для этого.Граф непочтительно хмыкнул и забрался в ожидающий фаэтон.– У тебя есть жена и ребенок, они хранят твою молодость. Прости мне некоторую эксцентричность.Зная проблемы своего друга, Аверилл скривился, но не удержался от замечания:– Что тебе нужно, Остин, так это хорошая женщина, и не такого высокого полета, как та, с которой ты танцевал прошлой ночью. Жаль, здесь нет Пегги, она бы это подтвердила и познакомила тебя с кем-нибудь за обедом. Изрядное приданое заставило бы тебя запеть на другой лад.Загорелое лицо графа потемнело еще больше.– Мне нечего предложить жене, и я не хочу быть ничьим должником. Эта тема закрыта, Алван.Если выражение лица Алвана и стало еще более возмущенным, граф не обратил на это внимания. Женщины больше ничего не значили для него – по крайней мере, в смысле женитьбы. Другие проблемы занимали его, пока он составлял план флирта с единственной дочерью герцога. Девушка сама по себе его не интересовала. Глава третья Герцог Эшбрук рассеянно постукивал пером по столу, его серые глаза смотрели сквозь собеседника. Золотые волосы герцога поблекли, став тусклыми и серыми, но годы не лишили его энергии и честолюбия, и он не мог спокойно слушать об очередной выходке его дочери. Младший ребенок появился у него в солидном возрасте, слишком позднем для него и для его жены. Герцогиня умерла при этой попытке родить второго сына. Герцог поручил воспитание девочки няням и гувернанткам, а сам окунулся в изменчивый мир политики, чтобы забыть о постигшем горе и разочаровании. Сейчас он полностью осознал, как глупо оставлять податливого ребенка в руках дураков. Если бы только Генри был жив…Это было проявлением слабости, и герцог, отшвырнув перо, сердито встал, подошел к окну, выходившему на север поместья, расправил плечи. Он никогда бы не стал устраивать Обри брак по расчету, он желал ей только счастья, поэтому не собирался раскрывать причину, по которой мечтал видеть ее благополучно устроенной. Врачи могли и ошибаться, а он не хотел волновать ее попусту. Может быть, он еще проживет достаточно, чтобы увидеть внуков. Но он почувствовал бы себя свободным от ответственности только тогда, когда узнал бы, что у его строптивой дочери появился муж, который сможет присмотреть за ней на тот крайний случай, если врачи, в виде исключения, окажутся нравы.Ругаясь про себя, герцог задавался вопросом, что за дьявольщину она задумала на этот раз, поскольку знал, что хитроумная дочь не связалась бы с подлецом по неведению.– Граф Хитмонт? Это не тот прощелыга, которого обвиняли… Кажется, то ли в избиении жены, то ли ее убийстве… Какая-то чушь. Наверняка сучка того заслужила.

Лунный свет - Райс Патриция => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Лунный свет автора Райс Патриция дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Лунный свет у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Лунный свет своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Райс Патриция - Лунный свет.
Если после завершения чтения книги Лунный свет вы захотите почитать и другие книги Райс Патриция, тогда зайдите на страницу писателя Райс Патриция - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Лунный свет, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Райс Патриция, написавшего книгу Лунный свет, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Лунный свет; Райс Патриция, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/i-magredi