А-П

П-Я

 здесь 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Райс Патриция

Бумажная серия - 2. Бумажный тигр


 

Здесь выложена электронная книга Бумажная серия - 2. Бумажный тигр автора по имени Райс Патриция. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Райс Патриция - Бумажная серия - 2. Бумажный тигр.

Размер архива с книгой Бумажная серия - 2. Бумажный тигр равняется 305.91 KB

Бумажная серия - 2. Бумажный тигр - Райс Патриция => скачать бесплатную электронную книгу






Патриция Райс: «Бумажный тигр»

Патриция Райс
Бумажный тигр


Бумажная серия – 2



OCR Angelbooks
«Бумажный тигр»: АСТ; Москва; 1998

ISBN 5-15-001008-1Оригинал: Patricia Rice,
“Paper Tiger”

Перевод: В. Ю. Смирнов
Аннотация Будущее светской красавицы Джорджины Хановер казалось вполне определенным: брак с богатым и обаятельным Питером Маллони — лучшее, чего можно только желать. Но неизвестно откуда возникает Дэниел Маллони, брат и недруг Питера, истинный «тигр от журналистики», чье перо обладает хлесткостью кнута и чья неодолимая притягательность пробуждает в Джорджине доселе дремавшую страсть… Патриция РайсБумажный тигр Глава 1 От долгого и неподвижного сидения нога все еще ныла. Закинув ее на здоровую и легонько массируя, Дэниел Маллони рассеянно смотрел на мелькавшие за окном кукурузные поля Огайо. Он теперь жалел, что прислушался к совету Эви и не поехал верхом на лошади. Нога болела бы меньше, и вообще он чувствовал бы себя гораздо комфортнее. А сейчас Дэниела раздражал даже его костюм, в особенности галстук и тугой воротничок.С другой стороны, он понимал, что на поезде доберется до места быстрее и даже с известным шиком. Тут Эви была права. Правда, она не учла, что Дэниела не будут встречать, и поэтому не имеет значения, на чем он въедет в город. О своем прибытии он никого не поставил в известность.Дэниел представил себе, как отреагировала бы Эви, если бы он сказал ей об этом, и… улыбнулся, глядя на свое отражение в окне. О, сестра вцепилась бы в него и настояла бы на том, чтобы поехать вместе с ним. Интересно, как отнеслись бы добропорядочные обитатели Катлервилла к появлению Эви и ее мужа Тайлера? На Эви, конечно, было бы одно из ее последних парижских платьев и перо в волосах, а на Тайлере — его знаменитые сапоги, ковбойская широкополая шляпа и обезоруживающая улыбка. Уже к исходу дня они стали бы самыми популярными в городе людьми, Дэниел не сомневался в этом.И тогда на него самого просто никто не обратил бы внимания. Он затерялся бы в тени Эви и Тайлера. Все последние годы такое положение его вполне устраивало, но нынче пришло другое время. Дэниел решил вести новую жизнь и начать со знакомства со своими родными, которых никогда не видел. Он сознавал, что, прежде чем заглядывать в будущее, необходимо снять все вопросы относительно своего прошлого.Вроде бы странные мысли для двадцативосьмилетнего молодого человека, но Дэниела Маллони нельзя было сравнивать с «нормальными» людьми, так как вся жизнь его до сих пор складывалась необычно. Начать хотя бы с того, что он вообще не должен был жить.Устав любоваться на свое отражение в стекле и бесконечные поля, перемежаемые аккуратными фермами, Дэниел перевел глаза на других пассажиров вагона. Среди них была девушка, которая привлекла его внимание с той самой минуты, как только села на поезд в Цинциннати. Она изо всех сил пыталась завязать разговор с проводником, который помог занести ее вещи и устроить их на багажной полке. Вообще живость ее и непосредственность сразу обращали на себя внимание. По платью и шляпке было видно, что это леди, и однако же она болтала с цветным проводником так, как будто они были закадычные друзья. От Дэниела не укрылось, что ей даже в голову не пришло дать проводнику на чай, тем не менее тот ушел, улыбаясь. Новая пассажирка, очевидно, относилась к той категории женщин, на которых нельзя обижаться и которым всегда хочется делать что-то хорошее.Расставшись с проводником и устроившись на своем месте, она сразу же обратилась с вопросом к соседке. Однако та явно была не расположена к разговору, и девушка вскоре оставила свои попытки.Когда Дэниелу надоело смотреть в окно на однообразные пейзажи, он скосил глаза именно на новую пассажирку, чтобы узнать, что она делает. Каково же было его удивление, когда он понял, что она смотрит на него. Едва глаза их встретились, как на ее лице засветилась радостная улыбка. Писаной красавицей Дэниел ее, пожалуй, не назвал бы — слишком маленькая, светленькая и кругленькая, — но своей улыбкой она могла очаровать кого угодно, а оторвать взгляд от ее голубых смеющихся глаз было поистине невозможно.Дэниел улыбнулся в ответ и стал ждать, что за этим последует. И юная пассажирка не разочаровала его.— Я так надеялась, что вы посмотрите в мою сторону! — громко шепнула она и, кивнув на свою задремавшую соседку, весело фыркнула. — Ужасно хочется с кем-нибудь поговорить, а вам?Дэниел рос в Миссури, Техасе и Миссисипи, и хотя Юг славился открытыми и гостеприимными людьми, среди знакомых девушек Дэниела не нашлось бы ни одной, которая посмела бы заговорить в вагоне поезда с совершенно незнакомым мужчиной вот так просто. Даже у Эви на это, пожалуй, не хватило бы смелости.Дэниел галантно коснулся своей шляпы и кивнул на пустующее рядом с ним место:С удовольствием.Одарив его еще одной лучезарной улыбкой, она захватила свой зонтик от солнца, саквояж, подобрала полы юбки и перешла к нему.Вы, конечно, техасец! Только у техасцев такие шляпы! А все мои знакомые мужчины носят исключи тельно цилиндры. Даже у лавочников котелки. Как это называется?Дэниел снял свою широкополую шляпу и положил ее на колени. Он с трудом удерживался от смеха и одновременно вдыхал тонкий аромат, исходивший от девушки. Он позволил себе осторожно скользнуть взглядом по ее свободному шелковому платью, под ним, похоже, не было жесткого корсета, без которого не обходилось большинство женщин. По крайней мере жесткие корсеты подчеркивали фигуру, высвечивая ее достоинства и недостатки. Глядя же на эту девушку, Дэниелу оставалось лишь гадать о том, как она сложена.Это называется шляпой, мэм. А у вас на голове, простите, что за штука?У Дэниела не было привычки грубить незнакомым людям, но сейчас он вынужден был как-то защищаться.Она развязала ленточки своей старомодной дамской шляпки, открыв взору Дэниела густые вьющиеся волосы, собранные сзади шелковым шарфом в греческом стиле, сняла ее и потянулась к шляпе Дэниела. Аккуратно водрузив ее на голову, она попыталась поймать свое отражение в запыленном стекле.Вам отлично известно, что это обычная дамская шляпка. Я считаю, что одежда во многом формирует своего хозяина, вы не находите? Вот взять, к примеру, вас. Стоило мне лишь бросить взгляд на вашу шляпу, как я сразу поняла, что вы из Техаса, что вы удивительный человек, чуждый условностей, и можете рассказать мне кучу увлекательных историй из вашей жизни. Вам нравится мое платье? Это своего рода дань эстетике. Оскар Уайльд и его лондонские друзья призывают людей вернуться к простоте. Лично я полагаю, что они подразумевают под этим греческий стиль в одежде. А сами, кстати говоря, носят бриджи и считают это неким вызовом. Мне кажется, что бриджи — это глупость, но я согласна с тем, что надо носить более свободную одежду. Корсеты так сильно стесняют…У Дэниела едва челюсть не отвисла, когда он услышал от нее такое. Девушка взялась обсуждать с ним особенности дамских туалетов… Поразительно! Впрочем, долгое общение с Эви научило его быть готовым ко всему. Протянув руку и сдвинув свою шляпу на ее голове несколько набок, он проговорил:То же самое я могу вам сказать о галстуках, фраках и накрахмаленных воротничках. Но какими глазами вы посмотрели бы на меня, если бы я сейчас снял с себя все, что мне не нравится?Пропустив мимо ушей его скрытый упрек, она вновь улыбнулась. В волшебных голубых глазах затанцевали чертики, и Дэниел снова поймал себя на том, что не может отвести от них взгляд.— А вы попробуйте!— Да вы неисправимы! Нарочно это все говорите, чтобы позабавиться.Дэниел постарался сказать это осуждающе, но на самом деле еле удерживался от того, чтобы не рассмеяться вместе с ней.О, как вы проницательны, сэр! — Она вернула ему шляпу. — Меня зовут Джорджина Мередит Хановер, и если вы едете в Катлервилл, то несомненно услышите там обо мне. Между прочим, за глаза меня так и называют: «неисправимая». И это еще одно из самых мягких прозвищ. А у вас есть имя?«Сколько угодно, дорогая», — захотелось ответить ему.Именно над этим вопросом он и ломал голову с той самой минуты, как приобрел билет на поезд. Сам собой напрашивался честный ответ: Дэниел Маллони. А почему бы и нет? Вряд ли кто-то о чем-нибудь догадается. Но поразмыслив, он решил проявить осторожность и не раскрывать своих секретов, поэтому выбрал псевдоним.Меня зовут Пекос Мартин, мэм. Рад нашему знакомству.Джорджина улыбнулась. Имя, предложенное Дэниелом, ей понравилось, но, похоже, ему не удалось полностью обмануть ее. Однако она не стала пытать его дальше и весело продолжила:Пекос Мартин? Прекрасно! О, я с нетерпением жду той минуты, когда смогу представить вас своим знакомым! Вы будете приходить на мои вечера? Их будет очень много!Уклонившись от ответа на ее приглашение, Дэниел спросил:Много? В честь чего, позвольте полюбопытствовать? Вам исполняется шестнадцать лет?Джорджина шлепнула его по руке веером, которым за минуту до этого обмахивалась.Шестнадцать?! Боже мой, мужчины все такие! Я только что вернулась из путешествия, за время которого объехала всю Европу, а вы говорите — шестнадцать! Сэр, да будет вам известно, мне почти двадцать один год и я собираюсь замуж, — оскорбленным тоном проговорила она, но тут же лукаво улыбнулась. — Ну как вам моя отповедь? Впечатляет? Я учусь вести себя и разговаривать как добропорядочная женщина, мать семейства.Дэниела прорвало. Он захохотал во весь голос, ударяя себя по коленке и одновременно пытаясь справиться с собой. Но из этого ничего не вышло, а когда девушка непонимающе нахмурилась, остановиться стало еще труднее. «Честное слово, она переплюнула даже Эви!» Джорджина Мередит Хановер, судя по всему, не относилась к числу серьезных женщин, каких предпочитал Дэниел, но была смелая и веселая, а это ему, во-первых, нравилось, а во-вторых, благодаря длительному общению с Эви он знал, как себя нужно вести с такими.Не понимаю, что смешного вы нашли в моих словах, сэр? Неужели то, что я выхожу замуж? Или что я пытаюсь научиться стать матерью семейства?Дэниел наконец пришел в себя и, покачав головой, проговорил:Молю Бога о том, чтобы у вашего будущего мужа оказалось чувство юмора. Оно ему пригодится. Кстати, он знает, что вы имеете обыкновение кокетничать с не знакомыми мужчинами?Джорджина надула губки и бросила на Дэниела сердитый взгляд, но в глазах ее не погасли смешинки. Раскрыв веер, она отвернулась в сторону.— У него совершенно нет чувства юмора, и узнай он о том, что я кокетничаю, наверное, заковал бы меня в кандалы. Зачем, по-вашему, я провела два последних года в Европе?— Кстати, зачем?— А затем, чтобы расстаться наконец с детством, стать взрослым человеком и подготовить себя к роли хорошей жены.Все, что она говорила до этой минуты, было глупо и смешно. А ее легкий флирт лишь укрепил Дэниела в его первоначальной оценке этой девушки. Поэтому он оказался совершенно не готов услышать то, что она сказала. Решив, что это ее очередная уловка, он стал подыгрывать:И вы в этом преуспели. Предрекаю вам, что недели не пройдет, как вы превратитесь в образцовую мать семейства, которая будет наливать своему мужу чай по утрам из серебряного чайника.Джорджина усмехнулась:Только не в чашку, а ему на колени!Дэниел уловил в ее голосе дрожь отчаяния и насторожился. Неужели перед ним сидит обыкновенная истеричка, которая сейчас, чего доброго, еще разрыдается? Только этого ему не хватало!С минуту они молчали, а потом Джорджина вдруг достала из своего саквояжа этюдный альбом. Увидев его, Дэниел даже вздрогнул.«Бог ты мой, Эви! Вылитая Эви!»Я решила заняться рисованием. Вы в этом случайно не разбираетесь, мистер Мартин?Сам Дэниел никогда не рисовал, но зато рисовала Эви. Молча взяв у девушки альбом, он раскрыл его и стал листать, узнавая очертания известных архитектурных сооружений и памятников. Впрочем, портреты Эви выглядели гораздо живее.Он пожал плечами и признался:— Не так чтобы очень. Рисунки хорошие, но у меня ощущение, что я где-то уже все это видел. — Он ткнул пальцем в собор Парижской Богоматери.— Конечно, все правильно! — Джорджина сердито захлопнула альбом и кинула его обратно в сумку. — Мне все так говорят. У меня нет воображения. И боюсь, за мужество вряд ли даст толчок к его развитию.Только теперь Дэниел понял, что именно не дает ей покоя, и решил подать разумный совет:— В чем же дело? Если вы пока не горите желанием выходить замуж, не давайте своего согласия. А если уже дали, то скажите своему молодому человеку, что передумали.— Попробовали бы вы сами сказать это Питеру! Или моему отцу! Они уже все между собой решили, и их не сдвинуть с места никакими разговорами. В конце концов, кто я в их глазах? Обыкновенная глупая женщина, которая сама не знает, чего хочет. И они правы! Я действительно не знаю, чего хочу. А замужество — это все-таки какая-то определенность.На это Дэниелу нечего было ответить. До сих пор семейную жизнь ему приходилось наблюдать лишь со стороны. На примере Эви и Тайлера. А их союз был необычен с самого начала, и на нем нельзя было строить общие оценки. Однажды Дэниел уже совершил ошибку в отношении самого себя, но судя по всему, те аргументы в пользу брака, которые казались ему убедительными, не выглядели таковыми в глазах его избранницы.Одним словом, его едва ли можно было назвать знатоком в этой области.— Но у вас же должны быть какие-то чувства к молодому человеку? Иначе вы просто не дали бы своего согласия.Джорджина пожала плечами:— А я и не припоминаю, чтобы давала согласие. Если же быть совсем откровенной, то я не припоминаю, чтобы моего согласия кто-то спрашивал. Когда я закончила свое образование и вернулась домой, папа и Питер начали прикидывать сроки свадьбы, Я испугалась и, выпросив себе пару лет отсрочки, отправилась в путешествие. Мне казалось, что долгая разлука пробудит во мне какие-то теплые чувства к Питеру и все такое… Но увы, кроме того, что он был самым красивым молодым человеком в год моего первого появления в свете, я ничего о нем не помню. И честно говоря, не думаю, что это достаточное основание для того, чтобы выйти замуж.Глаза ее на минутку стали серьезными и грустными, но прежде чем Дэниел успел как-то отреагировать на сказанное ею, она вновь улыбнулась и легонько похлопала его по коленке сложенным веером.А теперь пообещайте мне, что будете посещать мои вечера! Я сгораю от желания поскорее представить вас моим друзьям! Господи, настоящий живой техасец! Что с ними будет! Сколько индейцев вы убили? Вы знали Дикого Билла Хикока? А стрелять умеете?Когда она смеялась, общаться с ней было легче. У Дэниела и своих собственных проблем хватало, чтобы еще думать о чужих. Минуту назад Джорджина показалась ему настолько несчастной и беззащитной, что у него защемило сердце. Это была его слабость: Дэниел терялся перед женскими слезами.Но сейчас на ее лице светилась улыбка, и он весело принялся отвечать:Брать краснокожего на мушку настоящие техасцы умеют с детства, а в седло садятся еще раньше, чем учатся ходить. Так что если хотите видеть меня на своих вечерах, вам придется приглашать туда и мою лошадь.Джорджина рассмеялась. Шутливый легкий разговор продолжался вплоть до той минуты, когда поезд остановился на станции. Они все еще смеялись, пока Дэниел помогал ей управиться с вещами. Однако улыбка погасла на его лице тотчас же, когда он вышел на платформу и натолкнулся на хмурые неодобрительные взгляды со стороны одной элегантно одетой леди и особенно пожилого джентльмена. Он понял, что это родители девушки, с которой он познакомился в дороге: Сама же Джорджина, похоже, не придала ровно никакого значения этим взглядам. Она с радостным смехом бросилась обнимать свою родню.Джорджина, Боже мой, а где твоя компаньонка? — донесся до Дэниела взволнованный негодующий шепот. Он поставил саквояж девушки на землю.Мы расстались в Нью-Йорке. Она за что-то на меня рассердилась, и я сказала ей, что если она не может переменить своего отношения, то пусть уж лучше остается. О, мама, я ведь стала настоящей путешественницей и вполне в состоянии самостоятельно добраться из Нью-Йорка в Огайо!Тем временем пожилой джентльмен с седыми баками, хмуря брови, с подозрением косился на Дэниела. Тот не стал отводить глаз. Человека, повидавшего в своей жизни индейцев, разбойников и таких, как Тайлер, трудно было смутить старому напыщенному индюку в дорогой жилетке и накрахмаленном воротничке. Не протягивая руки первым, Дэниел спокойно ждал, пока Джорджина догадается его представить.Заметив, как напряженно смотрят друг на друга мужчины, девушка наконец торопливо освободилась от материнских объятий.Папа, это Пекос Мартин. Он из Техаса и без своего верного коня никуда. Я пригласила его к нам, но он потребовал пригласить и свою лошадку, представля ешь? Мистер Мартин, это мой отец Джордж Хановер.Мужчины обменялись рукопожатием, а Джорджина все не унималась:Мистер Мартин оказался настолько любезен, что не только помог мне управиться с багажом, но и согласился слушать мою болтовню всю дорогу. — Она порылась в своей сумочке и вынула карточку с адресом. — Обязательно заходите к нам, чтобы я могла официально пригласить вас на вечер. Обещайте, что зайдете!Вновь натолкнувшись на хмурый взгляд ее отца, Дэниел взял карточку и сунул ее в карман жилетки. Джорд-жина смеялась и широко ему улыбалась, но он уловил в ее голосе нотки настоящей мольбы. Дэниел родился далеко от Техаса, но умел быть техасцем и знал, что утратит право носить это высокое звание, если откажется прийти на помощь расстроенной даме.Поклонившись и попрощавшись, он, хромая, ушел. Глава 2 Джорджина провожала высокого ковбоя глазами, и когда тот смешался с толпой, ей вдруг стало грустно и тоскливо. Она была уверена, что больше никогда его не увидит. Они происходили из двух разных миров, но рядом с ним ей не было скучно. Он оказался приятным собеседником, ненавязчивым молодым человеком и не смотрел на нее сверху вниз. Джорджина отчаянно нуждалась в таком друге.Но отец что-то неодобрительно ворчал про него. Мама беспрестанно щебетала, пытаясь сменить тему, но это лишь подтверждало, что она тоже отнеслась к ковбою с предубеждением. Джорджина умолкла, смирилась и позволила им увести себя со станции. Она знала, что на улице их ждет элегантный черный экипаж, на нем они доберутся до «золотой клетки», которую отец выстроил для них, и начиная уже с завтрашнего дня ей придется заниматься различными светскими делами, из которых и будет в дальнейшем состоять вся ее жизнь.Ливрейный кучер помог ей подняться в экипаж. Обернувшись, Джорджина на мгновение вновь увидела высокого ковбоя, который издали помахал ей на прощание шляпой и растворился в толпе.Не понимаю, к чему так торопиться со свадьбой? Ведь я только-только вернулась домой! Неужели вам уже не терпится избавиться от меня? — раздраженно спросила Джорджина, позволив служанке поправить на ее голове венок из роз, вплетенный в волосы. Она ненавидела розовые цветы, так как из-за них ее лицо казалось бледным и изможденным.Мама ласково коснулась рукой ее плеча:Конечно нет, Джорджина. Но не забывай, что ты заставила бедного Питера ждать целых два года. Или ты думаешь, что его терпение безгранично? Сегодня за обедом вы с ним окончательно определитесь с датой, а на балу, который мы дадим в честь твоего возвращения в пятницу, официально объявите о своем союзе, и у тебя будет еще достаточно времени до свадьбы, чтобы привыкнуть к мысли о грядущих переменах в твоей жизни.Джорджина подозревала, что мамина «куча времени» растянется в лучшем случае на месяц или чуть больше — за этот срок будут закончены все приготовления к свадьбе, — но спорить не стала. У Долли Хановер никогда не было собственного мнения. Порой мама запиралась у себя в комнате, занавешивала все окна и не показывалась несколько дней, но в остальное время она соглашалась со всеми предложениями своего мужа. И если Джордж сказал, что их дочери пришла пора выйти замуж, значит, так тому и быть. Джорджина понимала, что откровенно выкладывать свои сомнения имеет смысл только отцу. Хотя бы для того, чтобы не расстраивать маму.К сожалению, она не успела этого сделать. Когда Джорджина и Долли Хановер спустились в зал, там был Питер. Он вел себя так, как будто уже стал членом их семьи. Джорджина хотела было уйти, но Питер ее заметил, и она вынуждена была улыбнуться и поздороваться.«Он действительно очень красив», — мысленно убеждала себя Джорджина, протягивая руку для рукопожатия. Европейский джентльмен поцеловал бы ее, но Питер строго придерживался местного этикета. Сделав Джорджине комплимент по поводу ее внешности, он поздоровался с ее матерью и вновь повернулся к отцу, с которым вел какой-то деловой разговор. Поморщившись, Джорджина проскользнула в гостиную.«Тоже мне, романтическая любовь!»Сама Джорджина считала себя достаточно серьезной девушкой, но неужели сухое рукопожатие и комплименты время от времени — это все, на чем будет держаться их брак? У нее вдруг появилось ощущение, что ее лишили того, что принадлежало ей по праву.Впрочем, может быть, она сама виновата…Пока одноклассницы вздыхали по какому-нибудь юноше из числа их знакомых, Джорджина каталась вместе с ним верхом в парке. Когда подружка признавалась ей в своей страсти к другому романтическому молодому человеку, Джорджина критически оценивала его и находила массу недостатков. Мужчины есть мужчины. Они почему-то предпочитают считать себя выше женщин, но Джорджина еще не встречала ни одного, которого честно могла бы поставить выше себя. И если уж быть совсем откровенной, то большинство кавалеров просто навевали на нее скуку.Питер опустился на стул между ней и отцом. Джорд-жина осторожно скосила на него глаза.«К нему это, пожалуй, не относится», — подумала она.Из Питера жизненная энергия всегда била ключом. Каждый жест его выдавал в нем человека властного и решительного. Он был неглуп и всегда мог доказать правильность всех своих суждений. Даже ее отец прислушивался к его мнению по тому или иному вопросу. Несмотря на то что он был всего лишь на пять лет старше Джорджины, людям старшего поколения было интересно с ним общаться.«К несчастью, я не отношусь к людям старшего поколения…»Вздохнув, она обвела взглядом роскошную гостиную и принялась ждать, когда их позовут к столу. Отец и Питер говорили о делах, и это ее утомляло. Джорджина слышала, что между отцовской мануфактурой и магазином Питера пролегает какая-то связующая нить, но что это за нить, сказать не могла. Впрочем, официально магазин пока принадлежал не Питеру, а его отцу.Вспомнив об этом человеке, Джорджина невольно поежилась.«У него нет ни сердца, ни совести, и его заботит лишь собственное богатство и его приумножение. А если Питер лет через тридцать превратится в такого же человека, я пойму, что совершила ошибку, выйдя за него замуж. Но будет уже поздно…»Однако когда их наконец позвали к столу, Питер в одночасье превратился в галантного кавалера. Он проводил Джорджину до ее места, выдвинул для нее стул и стал расспрашивать о том, как прошло путешествие. О предстоящем бракосочетании он не обмолвился ни словом.И Джорджина была бы польщена его заинтересованностью ее делами, если бы не знала, что она насквозь искусственна.В связи с этим ей припомнился разговор с ковбоем в поезде. Интерес мистера Мартина был совершенно искренним. Она вела себя с ним ужасно, но, однако, это не помешало ему разглядеть ее и понять, какая она на самом деле.«Господи, ну почему среди моих знакомых совсем нет людей, которые умели бы так слушать?»Она даже не догадалась спросить, что у него за дела в Катлервилле. Вот если бы ей предоставили выбор, куда ехать, она ни за что не отправилась бы сюда. Ковбоям место на бескрайних просторах, рядом с мустангами и буйволами. Может быть, он приехал подлечить свою ногу?Джорджина, ты витаешь в облаках, — мягко шепнул Питер, выводя ее из состояния задумчивости. — Твой отец спрашивает, ты уже определилась с датой?Джорджина поджала губки и обвела взглядом присутствующих. Все ждали от нее ответа. Резко отодвинув стул и поднявшись из-за стола, она сказала:Нет, но поскольку вы все до сих пор решали без меня, думаю, и с этим у вас не возникнет осложнений.С этими словами она вышла из комнаты, зная, что родителям сейчас придется извиняться за ее поведение. Как обычно.Улица перед отцовской мануфактурой была немощеной, и каждая проезжавшая телега или фургон поднимали столбы пыли, оседавшей на стенах и без того грязных зданий. Джорджина заметила пыль на своем темно-зеленом платье и нахмурилась. Выходя из дома, она не стала надевать плащ из-за жары, но теперь жалела об этом. Ей важно было выглядеть сейчас безукоризненно, так как она шла к отцу в контору с самыми серьезными намерениями.Впрочем, возвращаться домой не хотелось. Упрямо вздернув подбородок, она открыла дверь, которая, как она знала, вела в административное крыло здания.За столом в приемной сидела секретарша отца и разбирала корреспонденцию, кучей сваленную перед ней. Подняв на Джорджину глаза, она не сразу поняла, кто перед ней, поэтому в первое мгновение на лице женщины отразилось недоумение. Но тут ее осенило, и она расплылась в широкой приветливой улыбке:— Мисс Хановер! Как хорошо, что вы наконец вернулись домой! Вас можно поздравить? Когда свадьба?У отца работали почти одни женщины, включая и секретаря. Высокая, уже поседевшая старая дева сидела на своем месте много лет, если не десятилетий. Сознавая это, Джорджина понимала, что грубить женщине не стоит, но, с другой стороны, кто ее просил задавать такой вопрос?Не знаю. Лучше спросить об этом моего отца, — просто ответила она. Со вчерашнего вечера им не удалось поговорить, и Джорджина намеревалась исправить это визитом к нему на работу. Она чувствовала, что ей крайне необходимо обсудить с ним кое-какие вопросы, прежде чем вся эта «комедия ошибок» продолжится. — Он занят? Мне хотелось бы с ним увидеться, если можно.На лице секретарши отразилось вежливое сожаление.Он сейчас не один. Не могли бы вы подождать его несколько минут? Он будет рад вас видеть.Джорджина прекрасно знала, что такое «несколько минут», когда речь заходит о ее отце. Покосившись на свою сумочку, в которой лежал альбом для рисования, она кивнула на дверь, ведущую в цех:Вы не возражаете, если я пока побуду там? Я решила узнать побольше об отцовском деле, и мне кажется, лучше места для первого знакомства не найти.Она говорила тихо и просительно, как благовоспитанная девушка и послушная дочь, но ответа от секретаря дожидаться не стала. Отец до сих пор ни разу не допустил ее на свою мануфактуру, где делались его деньги. Считал, что там не место маленьким девочкам. Но Джорджина уже была достаточно взрослой и полагала, что настала пора поближе узнать жизнь. И поскольку она являлась единственной наследницей и рано или поздно должна была стать хозяйкой мануфактуры, девушка решила наконец познакомиться с ней поближе.Конечно, Питер уверен, что после свадьбы все это достанется ему, но за прошедшую ночь Джорджина приняла для себя кое-какие твердые решения. Раз уж семья их будет основана на деньгах ее отца, ей необходимо четко знать, как они делаются. Она не собирается всю жизнь ходить по магазинам за покупками и смотреть на то, как муж по ночам клюет носом, сидя за рабочим столом.Едва она переступила порог цеха, как ее обдало горячей волной спертого воздуха. В первое мгновение у нее перехватило дыхание и закружилась голова. В огромном зале было несколько окон, но они располагались очень высоко, и ветерок, влетавший в них, не достигал пола. Может быть, в холодную зимнюю пору тут и было хорошо, тепло, но сейчас цех походил на паровозную топку. Уши закладывало от грохота станков.«Что ж, если эти женщины могут находиться здесь, значит, и я смогу», — подумала Джорджина, обводя взглядом ткачих, склонившихся над работой. В первую минуту никто на нее даже не поднял глаз. Очевидно, они подумали, что это хозяин, и решили произвести на него приятное впечатление.По проходу между станками к ней торопливо направился единственный мужчина — то ли мастер, то ли управляющий, Джорджина не знала точно, как называется должность этого человека. Но ей сразу бросилась в глаза его кислая гримаса, и девушка поняла, что он считает женщин глупейшими созданиями, которые способны только на то, чтобы мешать делу.Демонстративно, не обращая на него внимания, Джорджина опустилась на один из пустых ящиков, достала альбом и раскрыла его. Все это она проделала очень уверенно, словно имела полное право находиться здесь, в этой душной преисподней. Она знала, что мастер сам не посмеет выгнать ее отсюда. Только при поддержке отца.Когда тот наконец поравнялся с девушкой, она уже погрузилась в работу, пытаясь запечатлеть на бумаге портрет женщины, работавшей за станком прямо напротив. Из окон в цех проникали золотистые лучи солнца, играющие с нежными локонами ее волос, обрамлявших тонкое фарфоровое лицо, покрытое бисеринками пота. Образ был удивительно выразителен, но Джорджина знала, что у нее просто не хватит на быков, чтобы передать это на бумаге.Мастер вежливо прокашлялся, и Джорджина наконец подняла на него нетерпеливый взгляд.— Надеюсь, я здесь никому не помешаю? — быстро проговорила она, не дав ему раскрыть рот. — У отца деловое совещание, и я решила подождать его здесь. Обещаю, буду вести себя тихо как мышка.Она отвернулась от него, и карандаш ее вновь забегал по листу бумаги. Мастер нерешительно помялся около нее, потом молча кивнул и скрылся за дверью, из-за которой минутой раньше появилась Джорджина. Он понимал, что вывести из цеха своенравную девчонку мог только ее отец.Джорджина тем временем продолжала рисовать. Однако по прошествии нескольких минут ею вдруг овладело смутное беспокойство. Она буквально кожей ощутила, как сгущается вокруг нее атмосфера враждебности. В дальнем конце цеха кто-то даже крикнул что-то, перекрывая грохот работающих станков. А женщина, которую Джорджина рисовала, бросила на девушку сердитый взгляд.Раньше ничего подобного с Джорджиной не случалось. Смущенная и сбитая с толку, она попыталась было вернуться к работе, но рука, державшая карандаш, дрожала. Она пораженно уставилась на нее, не зная, что делать. Неужели она испугалась этих женщин?Ощущения были совершенно новые, незнакомые. До сих пор окружающие неизменно заботились о ее безопасности и комфорте. Когда она отправилась в путешествие, к ее услугам были лучшие гостиницы и экипажи, личные вагоны в поездах и, наконец, прекрасные экскурсоводы.

Бумажная серия - 2. Бумажный тигр - Райс Патриция => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Бумажная серия - 2. Бумажный тигр автора Райс Патриция дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Бумажная серия - 2. Бумажный тигр у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Бумажная серия - 2. Бумажный тигр своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Райс Патриция - Бумажная серия - 2. Бумажный тигр.
Если после завершения чтения книги Бумажная серия - 2. Бумажный тигр вы захотите почитать и другие книги Райс Патриция, тогда зайдите на страницу писателя Райс Патриция - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Бумажная серия - 2. Бумажный тигр, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Райс Патриция, написавшего книгу Бумажная серия - 2. Бумажный тигр, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Бумажная серия - 2. Бумажный тигр; Райс Патриция, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 https://1st-original.ru/goods/hermes-24-faubourg-561/ 

 Бондарев Юрий Васильевич - Гениальное открытие http://www.libok.net/writer/2795/kniga/31324/bondarev_yuriy_vasilevich/genialnoe_otkryitie