А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/estee-lauder-beautiful-393/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Патни Мэри Джо

Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга


 

Здесь выложена электронная книга Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга автора по имени Патни Мэри Джо. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Патни Мэри Джо - Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга.

Размер архива с книгой Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга равняется 194.38 KB

Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга - Патни Мэри Джо => скачать бесплатную электронную книгу



Падшие ангелы – 5


«Расколотая радуга»: АСТ; Москва; 1997
ISBN 5-7841-0755-0
Оригинал: Mary Putney, “Shattered Rainbows”
Аннотация
Лорд Майкл Кеньон с легкостью рисковал своей жизнью. Но среди опасностей войны он встретился с иным риском — навек отдать свое сердце во власть прекрасной Кэтрин Мельбурн. Кэтрин всей душой отвечает на чуства Майкла, но страшная тайна прошлого заставляетее избегать возлюбленного. Внезапно случайный каприз судьбы вынуждает Майкла сыграть роль мужа Кэтрин. Героев опутывает паутина предательств и интриг, и лишь сила преданной любви может спасти их...
Мэри Джо Патни
Расколотая радуга
Пролог

Лондон
Июнь 1816 года
Ей нужен был муж, причем в срочном порядке.
Кэтрин Мельбурн бросила взгляд через плечо на юридическую контору, из которой только что вышла, и нервно усмехнулась. Сам вид конторы мгновенно ее отрезвил.
Это не было сном. За последние полчаса она обрела дедушку, о котором впервые услышала, и шанс на наследство. Возможно, теперь ее жизнь круто изменится. Не придется искать работу, чтобы сводить концы с концами, они с Эми будут жить в роскоши. Не говоря уже о старинном доме, острове, наследстве. Ее дочь обретет будущее, которое заслуживает. Это сопряжено, разумеется, с определенными обязанностями, но даже к самым трудным обязанностям Кэтрин не привыкать.
Есть тут, правда, одна проблема. Как убедить новоявленного дедушку, что она и ее муж — его достойные преемники и способны управлять островом? Кэтрин была на грани истерики. Что же делать?
Она плотно сжала губы. Выхода нет, придется солгать. В конторе мистера Харуела она вынуждена была сказать, что Колин недавно умер. Тогда адвокат заявил, что дедушка не сделает ее наследницей. Торкил Пенроуз, двадцать седьмой владелец поместья Скоал, считал, что женщина просто не способна управлять его островом. Так что придется Кэтрин найти мужчину, готового сыграть роль ее мужа, причем так искусно, чтобы у старика не оставалось на его счет никаких сомнений. Лишь в этом случае он сделает Кэтрин своей наследницей.
Но где найти такого мужчину?
И тут Кэтрин осенило: ну конечно же, это лорд Майкл Кеньон.
Прекрасный друг, а главное, никогда не претендовал на роль любовника. Когда они прощались, сказал, что Кэтрин может рассчитывать на его помощь.
Найти его было совсем нетрудно. Сын герцога и герой войны, он постоянно фигурировал в светской хронике. «Лорд М.К. проводит нынешний сезон там-то и там-то в качестве гостя графа Е. и графини С. Лорда М.К. видели во время верховой прогулки в парке с мисс Ф. Лорд М.К. сопровождал в оперу хорошенькую леди Ф.». Кэтрин читала эти заметки с явным неудовольствием.
Если Майкл согласится помочь, придется уделять ему много времени и всячески скрывать свои чувства. Прошлой весной в Брюсселе она с этим справилась. Справится и теперь.
Плохо только, что придется ему солгать. Майкл считал, что многим ей обязан, и если узнает, что Кэтрин овдовела и испытывает материальные затруднения, сочтет своим долгом предложить ей руку. При этой мысли сердце у Кэтрин сладко замерло.
Но Майкл никогда не согласится на такой брак, какой был у них с Колином. Ни один нормальный мужчина не согласился бы. Да и она ни за что не раскроет свою ужасную тайну. При одной мысли об этом Кэтрин начинало тошнить. Пусть лучше Майкл думает, что Колин жив, так проще да и безопаснее.
До Мэйфэра было далеко, и Кэтрин, пока ехала, успела придумать для Майкла легенду.
Когда после целого дня всяческих неприятностей Майкл Кеньон вошел в Стрэтмор-Хаус, дворецкий вручил ему визитную карточку.
— Вас ожидает какая-то леди, милорд.
Услышав это, Майкл разразился бранью. Затем взглянул на карточку. Миссис Колин Мельбурн.
Бог мой, Кэтрин. Только этого не хватало. Он пришел в сильное возбуждение и, узнав от дворецкого, что она ждет его в маленьком салоне, бросился туда и распахнул дверь.
— Кэтрин?
Женщина смотрела в окно и обернулась на его голос. Гладко зачесанные темные волосы и скромное серое платье лишь подчеркивали ее красоту.
Когда они расстались, Майкл молил Бога избавить его от этой женщины. Чуть ли не весь прошлый год пытался ее забыть. Но стоило ему увидеть Кэтрин, как он почувствовал себя так, словно вышел из душной шахты на свежий воздух. Ради этого мгновения он готов был мучиться всю оставшуюся жизнь.
— Извините за беспокойство, лорд Майкл, — проговорила Кэтрин нерешительно.
Чтобы совладать с собой, Майкл прошелся по комнате и очень непринужденно произнес:
— К чему эти церемонии, Кэтрин? Ведь мы друзья, и я рад вас видеть. Вы как всегда прекрасны.
Он взял ее за руку, но тут же спохватился: как бы не наделать глупостей. Однако через минуту легонько поцеловал ее в щеку. Ничего страшного — дружеский поцелуй.
Наконец он выпустил ее руку и отошел на безопасную дистанцию.
— Как Эми? — поинтересовался Майкл. — Что поделывает Колин? — Второй вопрос стоил ему немалого труда. Кэтрин улыбнулась:
— Эми просто прелесть. Вы ее не узнаете. С прошлой весны она выросла на целых три дюйма. А Колин, — Кэтрин заколебалась, — все еще во Франции.
Она произнесла это совершенно бесстрастно, как всегда, когда говорила о муже, чем приводила Майкла в восторг.
— Какой же я невежа! — воскликнул Майкл. — Даже не предложил вам чаю. Сейчас распоряжусь.
Кэтрин опустила глаза и посмотрела на свои судорожно сжатые в кулаки руки. У нее был удивительно чистый, классический профиль, как у женщин на картинах эпохи Возрождения.
— Давайте подождем с чаем, сначала я расскажу вам о своем деле. Мне нужна ваша помощь. Боюсь только, вы прогоните меня, когда услышите мою просьбу.
— Никогда, — тихо произнес Майкл. — Я обязан вам жизнью, Кэтрин. И вы можете просить о чем угодно.
— Вы слишком доверяете мне.
Она взглянула на него, и ее аквамариновые глаза блеснули в обрамлении темных ресниц.
— Мне нужен… муж. Но не навсегда. Только на время.
Книга первая
ДОРОГА В АД
Глава 1

Саламанка, Испания
Июнь 1812 года
Хирург, человек уже немолодой, с сединой в волосах, вытер пот со лба, распространяя вокруг себя запах крови, и, глядя на лежащего перед ним на операционном столе мужчину, сказал с сильным шотландским акцентом:
— Ну и отделали же вас, капитан. Неужели не знаете, что нельзя подставлять грудь под картечь?
— Не знаю, — прошептал лорд Майкл Кеньон. — Оксфорд дает классическое образование, практические занятия там не в чести. Возможно, мне следовало учиться в новом военном колледже.
— Интересно, удастся ли мне вытащить все эти штуковины, — мрачно пошутил хирург. — Выпейте коньяку и приступим.
Санитар поднес к губам Майкла бутылку, и тот искренне пожалел, что коньяка слишком мало, а еще меньше времени, чтобы как следует напиться.
Он выпил все до последней капли, и тогда врач содрал с него то, что осталось от куртки и рубашки.
— Вам здорово повезло, капитан. Если бы французские солдаты правильно зарядили ружья, от вас осталось бы мокрое место.
Отвратительно лязгнул металл о металл, и хирург вытащил из плеча Майкла шарик. Майкл до крови прикусил губу, от боли потемнело в глазах, но он нашел в себе силы спросить:
— Сражение выиграно?
— Думаю, да. Говорят, французы бежали, как зайцы. Ваши ребята отлично поработали, как и в тот раз.
Когда хирург стал доставать следующий осколок, Майкл отключился, провалившись в спасительную темноту.
Временами к Майклу возвращалось сознание. Он качался на волнах страдания, притупившего все чувства, затуманившего зрение. При каждом вдохе острая боль словно ножом пронзала грудную клетку и легкие.
Он лежал на соломенном тюфяке в углу амбара, приспособленного под полевой госпиталь. В темноте слышались стоны и тяжелое дыхание, видимо, весь амбар был забит ранеными. Сидевшие на стропилах голуби на своем языке возмущались вторжением непрошеных гостей в их жилище.
Испанский полуденный зной сменился пронизывающим холодом ночи. Но Майкл весь пылал под грубым покрывалом, у него началось заражение крови и подскочила температура, жажда мучила больше, чем боль.
Он думал о родном доме в Уэльсе: суждено ли ему еще когда-нибудь увидеть поросшие густой зеленью холмы? Хирург как-то сказал, что среди троих тяжело раненных выживет только один.
Но ничего ужасного в смерти Майкл не видел. Наоборот. Она несла избавление от страданий. Разве не горькая мысль о смерти привела его в Испанию? Это был единственный выход из создавшейся ситуации, единственная возможность забыть Кэролайн, ради которой он готов был пожертвовать даже честью, шанс освободиться от ужасного опрометчиво данного им некогда обещания.
Интересно, кто станет его оплакивать, когда он умрет? Конечно же, армейские друзья. Но они привыкли к потерям. Уже через день о нем будут говорить «бедный старина Кеньон», как и о других погибших. О родных и близких и думать не хочется. Ничего, кроме досады, его смерть у них не вызовет — ведь придется на какое-то время облачиться в траур. Его отец, герцог Эшбертонский, произнесет несколько приличествующих случаю печальных фраз о воле Господней, в глубине души испытывая радость от того, что избавился от своего презираемого младшего сына.
Если кто и будет искренне горевать, так это его старинные друзья, Люсьен и Раф. И конечно же, Николас. Одно лишь воспоминание о Николасе причиняло невыносимые страдания.
Поток его мыслей прервал женский голос, холодный и ясный, словно горный ручей в Уэльсе. Как попала в этот ужасный амбар леди-англичанка? Должно быть, это одна из отважных офицерских жен, «следовавших за барабаном». Эти женщины делили с мужьями все превратности военной жизни.
— Хотите пить? — спросила она Майкла нежным голосом.
Не в силах произнести даже слова, он утвердительно кивнул. От ее руки, приподнявшей его голову, исходил аромат тимьяна и лаванды с холмов Испании, заглушивший даже запах ран и смерти.
Различить ее лицо в темноте было невозможно, но голова его покоилась на теплом изгибе ее руки. Будь он в состоянии двигаться, зарылся бы лицом в это благословенное нежное женское тело. Тогда бы он мог умереть спокойно.
В горле так пересохло, что невозможно было глотать, вода вылилась изо рта и потекла по подбородку.
— Извините, я дала вам сразу слишком много. Попробуйте еще разок, — сказала она деловито и влила ему в рот всего несколько капель. Потом еще и еще, осторожно, терпеливо, пока не убедилась, что он утолил жажду.
Майкл вновь обрел способность говорить.
— Благодарю вас, мадам. Большое спасибо, — прошептал он.
— Не стоит благодарности.
Она бережно опустила Майкла на солому, поднялась и пошла к следующему тюфяку.
— Иди с Богом, — произнесла она через мгновение по-испански с горечью в голосе. Это испанское прощание годилось скорее для мертвых, чем для живых.
Майкл снова впал в забытье и не видел, как пришли санитары и унесли мертвое тело с соседнего тюфяка.
Занявший место умершего был в горячечном бреду.
— Мама, мама, где ты? — бормотал он.
Судя по голосу, он был очень молод.
От его причитаний Майкл пришел в себя и попытался заговорить с несчастным, но тот не отреагировал, а голос его звучал все тише и тише. Видно, недолго протянет, бедняга.
Неожиданно совсем близко Майкл услышал, как хирург-шотландец сказал:
— Позовите миссис Мельбурн.
— Вы же сами отправили ее отдыхать, доктор Кинлок, — заметил санитар. — Она с ног валилась от усталости.
— Но мальчик вот-вот умрет, и миссис Мельбурн не простит нам, если мы ей об этом не скажем. Сходите за ней.
Вскоре Майкл услышал тихое шуршание нижних юбок, открыл глаза и увидел женщину, идущую по амбару в сопровождении доктора, который нес фонарь.
— Его зовут Джем, — тихо сказал доктор. — Он откуда-то из Восточной Англии. Кажется, из Суффолка. Несчастный смертельно ранен, долго не протянет.
Женщина кивнула. Хотя зрение к Майклу еще не полностью вернулось, он все же разглядел, что у нее темные волосы и овальное лицо испанки. А голос очень напоминал тот, что был у женщины, которая поила его водой.
— Джем, мальчик, это ты?
Раненый умолк и произнес дрожащим голосом:
— О, мама, мама, я так рад, что ты здесь!
— Мне жаль, что заставила тебя ждать, Джеми.
Она опустилась на колени и поцеловала его в щеку.
— Я знал, что ты придешь.
Джем порывисто схватил ее за руку.
— С тобой мне не страшно. Пожалуйста… не уходи!
Она сжала его руку.
— Не беспокойся, мальчик. Я тебя не оставлю.
Хирург повесил фонарь на гвоздь над тюфяком раненого и ушел. Миссис Мельбурн села на солому у стены и положила голову Джема себе на колени. Она гладила его по голове и напевала колыбельную. Ее голос ни разу не дрогнул, звучал ровно и спокойно, а по щекам катились слезы. Жизнь медленно покидала Джема.
Майкл закрыл глаза. Ему стало лучше. Доброта и благородство миссис Мельбурн напомнили ему о том, что не все в этом мире так уж плохо и не стоит спешить в мир иной, пока существуют такие ангелы во плоти, как эта женщина.
Убаюканный ее нежным голосом, Майкл погрузился в сон.
Когда солнце показалось над горизонтом, Джем испустил последний вздох, и Кэтрин положила его на тюфяк. Она не плакала, никакие слезы не могли бы облегчить ее горе. Умереть таким молодым! Как это грустно!
У Кэтрин Мельбурн так затекли ноги, что она едва не упала, когда поднялась, и схватилась за стену. Неожиданно она взглянула на раненого, лежавшего рядом с Джемом. Одеяло соскользнуло с него, и стала видна забинтованная грудь.
Кэтрин наклонилась и поправила одеяло. Затем пощупала рукой лоб Майкла. К ее удивлению, жар спал. А ведь она думала, когда поила его водой, что у него нет ни единого шанса выжить. Только сейчас она заметила, какой он большой и крепкий, и у нее появилась надежда, что он выкарабкается.
Кэтрин медленно пошла к выходу, пробираясь между тюфяками. За несколько лет походной жизни она стала опытной сестрой милосердия, разбиралась даже в хирургии, но так и не смогла привыкнуть к страданиям.
После вчерашнего оглушительного грохота суровый пейзаж был погружен в безмолвие. Когда она подошла к своей палатке, напряжение почти прошло. Колин, ее муж, еще не вернулся со службы, а Бэйтс, денщик, спал снаружи, как и положено верному стражу.
Как только Кэтрин нырнула в палатку, Эми, лежавшая на кровати, встрепенулась и спросила, словно заправский вояка:
— Пора двигаться дальше, мама?
— Нет, малышка.
Кэтрин поцеловала дочку в лоб и прижалась к ней, испытав настоящее блаженство после того, что ей пришлось пережить за целый день в госпитале.
— Надеюсь, сегодня мы не двинемся с места. После сражения всегда полно дел.
Эми строго посмотрела на мать:
— Ты должна выспаться. Давай развяжу тебе пояс…
Кэтрин с улыбкой повиновалась. Она постоянно корила себя за то, что обрекла девочку на лишения и трудности походной жизни, но Эми это как будто пошло на пользу, такой она стала жизнерадостной, здоровой и крепкой, развитой не по годам, и это являлось для Кэтрин единственным утешением.
Пока Эми развязывала пояс на платье матери, снаружи донесся стук копыт, звон сбруи и раскатистый бас мужа Кэтрин. Мгновение спустя Колин ввалился в палатку.
Энергичный и шумный, как и все кавалерийские офицеры, он говорил громко, буквально оглушая тех, кто находился поблизости.
— Доброе утро, леди.
Он ласково взъерошил волосы Эми.
— Кэтрин, ты слышала о вчерашней кавалерийской атаке?
Не дожидаясь ответа, он вытащил из кастрюли жареную цыплячью ногу и стал с жадностью есть.
— Это был самый замечательный маневр, в котором мне когда-либо приходилось участвовать. Мы зашли в тыл французам и обрушились на них, как гром среди ясного неба. Просто смели их с лица земли! Захватили тысячи пленных, десятки ружей, даже двух «орлов»! Такого еще не бывало!
«Орлами» назывались золоченые полковые знамена французов, с изображением орлов, как во времена Римской империи. Захват двух таких знамен считался настоящим подвигом.
— Конечно, слышала, — отозвалась Кэтрин. — Наши были на высоте!
А она всю ночь расплачивалась за эту победу. Обглодав куриную ножку, Колин выкинул кость наружу.
— Мы погнались было за французами, но безуспешно. Чертов испанский генерал нарушил приказ Старины Хуки расположить гарнизон у реки, но так и не признал собственной ошибки, не хватило смелости.
Кэтрин теперь пропускала мимо ушей любую брань. Разве убережешь Эми от крепких выражений, если вокруг военные?
— Генерала можно понять. Кому приятно признавать такую ошибку перед лордом Веллингтоном?
— Совершенно верно.
Колин стянул с себя пропыленную куртку.
— Я бы еще чего-нибудь съел, — сказал он, — даже дохлую французскую кобылу, если она хорошенько зажарена. Эми укоризненно взглянула на отца:
— Маме нужно отдохнуть. Она почти всю ночь провела в госпитале.
— А твой отец вчера участвовал в сражении, — мягко возразила Кэтрин. — Пойду приготовлю завтрак.
И она направилась к выходу. От Колина пахло лошадью, потом и еще чем-то, не то кремом, не то духами. Видимо, после сражения он посетил очередную подружку — крепкую вдовушку из Саламанки.
Прислуга-за-все была женой сержанта из роты Колина и могла появиться не раньше чем через час, так что Кэтрин пришлось самой разжигать огонь. Она положила на угли щепки, размышляя о том, почему жизнь ее получилась совсем не такой, какой представлялась в мечтах. В шестнадцать лет она вышла за Колина, но вместо романтической любви и удивительных приключений ее ждало одиночество и умирающие мальчики, такие, как Джем.
Кэтрин порывисто поднялась с колен и повесила над огнем чайник. Она никогда не щадила себя. Труд сестры милосердия нелегкий, что и говорить, зато какое счастье ощущать себя полезной, нужной людям! Конечно, не о таком замужестве мечтала Кэтрин, но они с Колином притерлись друг к другу и жили довольно сносно. Мужа Кэтрин не любила, зато обожала Эми и сокрушалась, что больше не может иметь детей.
«И все-таки я счастливая женщина», — подумала о себе Кэтрин, сжав губы.
Глава 2

Пенрит, Уэльс
Март 1815 года
Майкл Кеньон аккуратно поставил галочку возле последнего пункта своего списка. Новое оборудование на шахтах работало отлично, недавно нанятый управляющий поместья прекрасно справлялся со своими обязанностями, остальные дела шли тоже неплохо.
Он достиг всего, чего хотел. Теперь настало время жениться.
Майкл поднялся из-за стола и подошел к окну полюбоваться на пейзаж, окутанный дымкой тумана. Он полюбил этот пейзаж с первого взгляда, так же как каменный дом, на котором лежала печать времени. И все же зимой в Уэльсе было тоскливо даже тому, кто наконец-то преодолел душевный разлад.
Пять лет прошло с тех пор, как он влюбился в женщину, ради которой готов был пожертвовать и честью, и достоинством. Пять долгих трудных лет, когда болезненная страсть калечила его душу, хотя во время войны это сумасшествие имело свои положительные стороны. Еще немного, и Майкл совершил бы непоправимое, но он вовремя опомнился и все-таки излечился от мучившего его кошмара. Сами воспоминания об этом были невыносимы.
Ведь он предал тогда свои принципы и убеждения, своих друзей, самого себя, но друзья простили его. Теперь пришел конец терзаниям, пора было подумать о будущем.
Он снова вернулся к мыслям о женитьбе. Что же, это вполне реально. Майкл хоть и не идеал мужчины, но хорош собой, благородного происхождения, к тому же обладает более чем приличным состоянием. В то же время у него куча недостатков, с которыми вряд ли смирится уважающая себя женщина.
Большой любви Майкл не искал. Упаси Боже! Он уже испытал, что это такое. Настоящее наваждение. Хватит с него! Никакой романтики. Жена должна быть доброй, милой, интеллигентной, конечно, привлекательной, но вовсе не красавицей. Красота обманчива. Теперь Майкл хорошо это знал. Слава Богу, юность позади и ее идиотские порывы тоже.
В будущей жене Майкл хотел найти настоящего друга, но не какую-нибудь девчонку, а женщину с жизненным опытом. Плохо только, что с первого взгляда не определишь, можно ли ей доверять и как она будет к нему относиться. На собственном горьком опыте Майкл убедился, что главное в отношениях — взаимное доверие.
Только вряд ли в этом уголке Уэльса найдешь подходящую женщину. Видно, придется ему отправиться на сезон в Лондон. Совсем неплохо прожить несколько месяцев просто так, в свое удовольствие. Если повезет, он найдет достойную спутницу жизни. Не повезет в этом сезоне, повезет в следующем.
Его размышления прервал стук в дверь. Это пришел дворецкий с потрепанным дорожным мешком.
— Вам почта из Лондона, милорд.
В мешке Майкл нашел письмо с печатью графа Стрэтморского и стал его вскрывать. В прошлый раз Люсьен прислал ему срочное письмо с приглашением принять участие в спасательной экспедиции, что было весьма заманчиво. Может быть, и на этот раз Люсьен хочет предложить ему нечто увлекательное, чтобы развеять скуку зимних месяцев?
Но стоило Майклу пробежать глазами несколько скудных строк, как его легкомысленное настроение мгновенно улетучилось. Он прочел письмо вторично и встал.
— Проследите, чтобы о гонце герцога Стрэтморского как следует позаботились, и передайте повару, что я вряд ли вернусь к обеду. Мне надо съездить в Абердэр.
— Да, милорд.
Не в силах совладать с любопытством, дворецкий спросил:
— Плохие новости?
Майкл хмуро улыбнулся:
— Самый страшный кошмар Европы только что стал явью.
Поглощенный мыслью о полученном известии, Майкл не замечал ни пронизывающей сырости, ни тумана, пока ехал к главному поместью герцогов Абердэрских. Добравшись до места, он спешился, отдал поводья груму и вбежал в дом, перескакивая через две ступеньки. Всякий раз бывая в Абердэре, Майкл радовался восхитительному ощущению легкости, с которой снова мог влететь в дом Николаса, как в те далекие времена, когда они учились в Итоне. Тремя-четырьмя годами ранее это было бы так же невозможно, как восход солнца на западе.
Дворецкий сразу предложил Майклу пройти в спальню, поскольку тот был практически членом семьи. Леди Абердэр Майкл застал у детской кроватки с великолепной резьбой. В кроватке лежал ее сын Кенрик.
— Добрый день, Клер. Ты, я смотрю, ни на минуту не отходишь от виконта Трегара, — сказал Майкл с улыбкой.
— Здравствуй, Майкл. — Графиня протянула ему руку. — Это так утомительно. Я чувствую себя кошкой, стерегущей своего котенка. Моя подруга Марго уверяет, что через месяц-другой я поумнею.
— Ты всегда была умной.
Он ласково поцеловал ее в щеку. В Клер, казалось, сосредоточились все самые лучшие человеческие качества.
— Никогда не думал, что пальчики могут быть такими крошечными! — сказал Майкл, заглянув в кроватку.
— Крохотные, а сильные, — с гордостью произнесла Клер. — Возьми его за ручку, сам убедишься.
Майкл коснулся руки младенца, и тот, пискнув, ухватился своими пальчиками за кончики пальцев Майкла. Майкл почувствовал прилив нежности. Этот маленький человечек был плодом любви Клер и Николаса. От отца он унаследовал обаятельную улыбку, от матери — ясные голубые глаза. Названный в честь деда по отцовской линии, Кенрик был как бы мостиком между прошлым и будущим.
Майкл подумал, что и у него мог быть ребенок. Ему исполнилось бы скоро пять лет…
Сама по себе эта мысль была невыносимой. Майкл осторожно высвободил пальцы из цепких пальчиков малыша и спросил:
— Николас дома?
— Нет, но с минуты на минуту вернется. Что-то случилось? — Лицо Клер приняло озабоченное выражение.
— Наполеон сбежал с острова Эльба и высадился во Франции, — жестко ответил Майкл.
Рука Клер невольно потянулась к кроватке, словно желая защитить младенца. У двери кто-то громко вздохнул. Майкл обернулся и увидел графа Абердэрского. Его темные волосы были влажными и блестели после путешествия в тумане.
— А известно, как его встретили французы? — Лицо графа, обычно подвижное, застыло в напряжении.
— Уверен, что с воодушевлением, хотя таких сведений у меня нет. Полагаю, что в ближайшие две недели Людовик покинет Париж, спасая свою шкуру, и там воцарится Бонапарт, который снова провозгласит себя императором. Похоже, Людовик не сумел завоевать любовь своих подданных.
Майкл достал из кармана письмо.
— От Люсьена.
Николас, хмурясь, прочел письмо.
— Это и неожиданно, и в то же время вполне закономерно.
— Совершенно с тобой согласен, — в раздумье ответил Майкл. — У меня тоже было такое чувство, когда я об этом узнал.
— Не думаю, что союзные державы воспримут это как свершившийся факт и позволят Наполеону снова воссесть на трон,
— Разумеется. Опять начнется война. Майкл вспомнил долгие военные годы.
— На этот раз, надеюсь, после поражения Бонн у них хватит ума его казнить или хотя бы сослать подальше от Европы.
Клер пристально взглянула на них.
— Ты, конечно, вернешься на военную службу?
Клер снова прочла мысли Майкла.
— Возможно. Веллингтона скорее всего отзовут с Венского конгресса и поставят во главе союзной армии, которую сформируют для противостояния Наполеону, Сейчас, когда большинство его отборных вояк, отличившихся на Пиренеях, находятся в Америке, Веллингтону понадобятся опытные офицеры.
Клер вздохнула:
— Хорошо, что крестины Кенрика через два дня. А то как крестить его без крестного отца? Ты ведь еще побудешь здесь, не правда ли?
— Во всяком случае, крещение ни за что не пропущу. — Майкл лукаво улыбнулся, стараясь приободрить Клер. — Надеюсь, меня не поразит молния, когда я поклянусь никогда больше не грешить, ибо не может грешник руководить духовным воспитанием ребенка.
Николас хмыкнул:
— Бог не допустит этого, иначе после крещения возле каждой купели лежали бы головешки.
Клер не хотела отвлекаться от темы и сердито произнесла:
— Ты ведь рад, что снова отправишься воевать, не правда ли?
Майкл читал письмо Люсьена со смешанными чувствами. Шок и гнев по отношению к французам преобладали, но были чувства и более глубокие, более сложные: желание искупить грехи, воля к жизни в минуты смертельной опасности, мрачное возбуждение при мысли о том, что снова можно блеснуть своим умением убивать. Однако обсуждать все это даже с Клер» Николасом у Майкла не было ни малейшего желания.
— Мне до сих пор досадно, что я был комиссован и не смог принять участия в последнем броске с Пиренейского полуострова во Францию. И чтобы выполнить свой долг до конца, с великим удовольствием снова повоюю с французами.
— Вот и отлично, — сухо произнес Николас. — Смотри только, чтобы тебя не убили.
— В тот раз французам это не удалось, надеюсь, и теперь не удастся. — Он помолчал и добавил: — Если со мной что-то случится, рента от шахты перейдет к вам. Не хочу, чтобы она попала в чужие руки.
«С какой легкостью он говорит о смерти», — подумала Клер, и ей стало не по себе.
— Не беспокойся, — бодро проговорил Майкл. — Я был серьезно ранен всего раз, и то потому, что не взял с собой мой талисман. Но, поверьте, такое больше не повторится.
— Талисман? — Клер была заинтригована.
— Да, его смастерил в Оксфорде Люсьен. Я пришел в восторг от этой вещицы, и он отдал ее мне. Сейчас покажу.
Майкл достал из кармана серебряную трубку и протянул Клер.
— Взгляни, там выгравировано слово «калейдоскоп», что по-гречески значит «вижу красивый вид». Посмотри на свет с этого конца.
Клер посмотрела и охнула:
— Боже мой, там разноцветные звезды, они сверкают, как бриллианты!
— А теперь медленно поверни трубочку. Узор изменится. Она повернула калейдоскоп и услышала легкий треск.
— Чудесно, — снова охнула Клер. — Интересно, как это сделано?
— Я думаю, там кусочки цветного стекла и несколько зеркал. Но эффект замечательный.
Майкл вспомнил, как у него возникло ощущение чуда, когда он впервые заглянул в трубку.
— Мне всегда казалось, что в калейдоскопе расколотая радуга, и, если смотреть на разбитые кусочки под нужным углом, можно уловить узор.
— Значит, калейдоскоп для тебя символ надежды? — ласково проговорила Клер.
— Пожалуй, да.
Клер не ошиблась. В минуты отчаяния, когда казалось, что жизнь кончена, он брал калейдоскоп, и чудесные, все время меняющиеся узоры вселяли в него надежду. Все становилось на свои места. Хаос и страдания исчезали.
Николас взял у Клер трубку и заглянул внутрь.
— М-м-м… Замечательно. А я и забыл о нем. Не родись Люсьен к своему несчастью графом, стал бы первоклассным инженером.
Все весело рассмеялись, стараясь не думать о том, что сулит им будущее.
Глава 3

Брюссель, Бельгия.
Апрель 1815 года
Когда Майкл по знаку адъютанта вошел в помещение штаба, он застал там герцога Веллингтонского, с хмурым видом склонившегося над бумагами. Герцог бросил взгляд на Майкла, и лицо его просветлело.
— Рад вас видеть, майор Кеньон. Наконец-то эти болваны из штаба конногвардейского полка дали мне опытного человека, а то присылают сопливых мальчишек, которым нечем похвастаться, кроме влиятельных родственников.
— Пришлось выдержать с ними схватку, сэр, прежде чем я убедил их, что еще на что-то гожусь.
— Хотелось бы, чтобы со временем вы возглавили полк, ну а пока вы мне нужны в штабе. Здесь такая неразбериха!
Герцог подошел к окну и с неодобрением посмотрел на марширующих голландских и бельгийских солдат.
— Будь здесь моя армия, та, что воевала на Пиренейском полуострове, все оказалось бы куда проще. Но в моем распоряжении уйма неопытных английских солдат, а среди голландцев и бельгийцев опыт имеют лишь те, что воевали под французскими знаменами и теперь не знают, чью сторону принять. Возможно, в первом же бою они просто разбегутся. — Он рассмеялся лающим смешком. — Не знаю, устрашит ли такая армия Бонапарта, но, Бог мой, меня она очень пугает.
Майкл натянуто улыбнулся. Как бы ни был мрачен юмор герцога, он свидетельствовал о том, что Веллингтон достаточно силен, чтобы не пасть духом.
Они поговорили еще несколько минут о предстоящих обязанностях Майкла, и герцог проводил его в просторную приемную, где работали адъютанты, которые сейчас собрались в дальнем углу.
— Вы где-нибудь остановились, Кеньон?
— Пока нет, сэр. Я приехал прямо сюда.
— Половина жителей Брюсселя сейчас — это военные, а половина — модные бездельники. — Герцог бросил взгляд на мелькнувшее среди мундиров белое платье.

Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга - Патни Мэри Джо => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга автора Патни Мэри Джо дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Патни Мэри Джо - Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга.
Если после завершения чтения книги Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга вы захотите почитать и другие книги Патни Мэри Джо, тогда зайдите на страницу писателя Патни Мэри Джо - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Патни Мэри Джо, написавшего книгу Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Падшие ангелы - 5. Расколотая радуга; Патни Мэри Джо, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Western cellars в магазине Decanter