А-П

П-Я

 тут 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Миллер Линда Лейл

Сон в летний день


 

Здесь выложена электронная книга Сон в летний день автора по имени Миллер Линда Лейл. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Миллер Линда Лейл - Сон в летний день.

Размер архива с книгой Сон в летний день равняется 36.86 KB

Сон в летний день - Миллер Линда Лейл => скачать бесплатную электронную книгу



OCR: Юлия
«Сон в летний день/Л. Л. Миллер. Вне времени/А. Дженнет»: Гринго; Ярославль; 1995
ISBN 5-88723-006-1
Аннотация
Как чувствовал себя янки при дворе короля Артура, мы представляем благодаря известной книге Марка Твена. А что будет, если молодая женщина конца двадцатого столетия вдруг окажется веке так в четырнадцатом, двенадцатом?
Именно о такой ситуации и рассказывает этот роман. Итак, вас ждут путешествия во времени и любовь.
Линда Лейл МИЛЛЕР
СОН В ЛЕТНИЙ ДЕНЬ
Гримсли, Англия, 1993.
Франки пробежала кончиком пальца по выделенным буквам на своей кредитной карточке Америкэн-Экспресс, где читалось — Франческа Виттер. Она ожидала появления служащего в небольшом пыльном магазинчике в конце Эйнсли Лейн.
Если окончится ничем ее попытка одеться в средневековый наряд для ярмарочного карнавала и придется сидеть, как дома, в Сиэттле, коротая серую, пасмурную зиму, то в этом ей придется винить только себя. Она могла бы позвонить из Соединенных Штатов несколько недель назад и что-нибудь заказать или, в крайнем случае, приобрести головной убор и платье, сделанное местной швеей. Вместо этого ей пришлось полностью уйти в дела собственного магазинчика, из-за чего некоторые важные детали предстоящего отпуска ускользнули.
Что касается магазина, то она рассчитывала, что кузен Брайен присмотрит за “Синдерелла Клозит” во время ее отсутствия, но в последнюю минуту оказалось, что он получил работу официанта на судне, совершающем круизы.
Она была удивлена и огорчена: как можно давать обещания и не выполнять их? Франки постучала кредитной карточкой по прилавку, прислушиваясь к звукам, идущим из помещений, расположенных позади магазина.
— Вы что-нибудь нашли? — выкрикнула она, не имея терпения больше сдерживать себя, но из-за плотного шума не расслышала ответа.
Франки выразила свое нетерпение жестом. Она вообще имела серьезное намерение отказаться от этой долгожданной поездки в Англию, но в конце концов со вздохом набрала номер телефона агентства, специализирующегося на найме временных рабочих. Ей сообщили о мисс Джилливотер, бывшей школьной учительнице, которая смогла организовать своему племяннику привилегию в производстве гамбургеров.
Мисс Джилливотер не была Ли Айэкокка, но вместе с тем считалась весьма компетентной и достаточно милой. Она обязалась поддерживать дело в целости и сохранности до возвращения Франки.
Пока Франки что-то обдумывала, служащий, плотный мужчина с монашеским венчиком темно-русых, седеющих волос и выступающими передними зубами, снова влетел в зал магазина. На одной руке он нес платье из одноцветного муслина, и весь его облик выражал надежду и огорчение:
— Я боюсь, лучше ничего нет, мисс Виттер. Это несколько соответствует стилю семнадцатого века — корсаж со шнуровкой… Я полагаю, такое могло быть в средние века.
Франки смотрела с некоторым вежливым недоумением на платье орехового цвета. У нее было несколько вариантов: вернуться в Лондон и провести неделю, осматривая достопримечательности; уединиться в своей комнате с видом на лужайку и чувствовать себя покинутой и несчастной (последние полтора года ее дела были расстроены); последовать совету покойного дедушки, не раздумывая, взять это муслиновое платье и с радостью предвкушать приближение ярмарки, о которой она месяц тому назад прочитала в журнале. Вероятно, это был бы наилучший вариант.
— Это подойдет, — решила она, беря платье у служащего и держа его перед собой. Она уже повернулась к огромному зеркалу, занимавшему одну стену магазина, как вдруг ее взгляд остановился на окне. Мужчина, одетый в великолепную сияющую мантию и остроконечную шляпу, стоял там и пристально разглядывал ее через стекло. Блестящие нити его изумительной одежды, казалось, были сделаны из лунных лучей, и серебристыми кольцами спадала на грудь борода.
В этот момент время как бы остановилось. “Это просто парень в карнавальном костюме, — подсказывало ее левое, логическое полушарие мозга. — Ведь продолжается ярмарка и маскарад, помни об этом”.
Франки закрыла и открыла глаза: волшебник исчез, а тротуар был полон людей, совсем простых, обыкновенных людей, даже в карнавальных костюмах.
Добродушный служащий бросил взгляд на окно.
— Что? Рыцарь мелькнул в окне? У нас много таких…
— Нет, — прервала его Франки. — Это был Мерлин. Вы должны были видеть его — мне показалось, что он заполнил все окно.
Служащий насупился.
— Я не видел его. Скажите, вы себя чувствуете нормально, мисс? Вы выглядите такой усталой.
Франки очень хотелось выпить чаю, крепкого, доброго английского чаю, который редко встречается в США, с большим количеством молока и сахара. Однако она дождется возвращения в гостиницу, где сможет сесть и все обдумать за чашечкой чая.
И вообще ничего необычного не случилось, просто Франки погрузилась в созерцание прекрасного волшебства. Ведь он, вероятнее всего, был либо простым адвокатом из Лондона, либо отдыхающим дантистом из Обьюкюка, но одетый в такой наряд казался воплощением таинственного мифа.
Франки почувствовала приступ мистического очарования, знакомого ей с детства, с праздников с рождественской елкой. Глубоко вздохнула, откинула назад со лба легким движением руки свои светлые вьющиеся волосы.
— Это мне подойдет? — спросила она вновь.
Служащий продолжал смотреть с беспокойством, но улыбался:
— Этот размер подходит для всех, — сказал он.
Франки передала ему кредитную карточку.
— Прекрасно. Тогда я возьму это платье на всю неделю карнавала.
Примерно через пять минут она покинула магазин, неся муслиновое платье, упакованное в пластиковый пакет. Узкие, покрытые булыжником улицы Гримсли были заполнены счастливыми туристами, большинство из которых были в карнавальной одежде.
Франки испытывала стеснение на узком тротуаре и оглядывалась по сторонам в поисках колдовства и чуда. Но даже мельком его не увидела, и ее разочарование было просто частью здравого смысла.
Она возвращалась в гостиницу, которая, согласно брошюре на регистрационной стойке, стояла на этом месте вот уже шесть столетий. Из уютной комнаты на втором этаже открывался вид на развалины Сандерлин Кип — славные и трагические свидетельства веков.
Осматривая замок, Франки думала о его наиболее знаменитом обитателе, неком Брадене Стюарте-Рэмси, герцоге Сандерлине. Он был так знаменит, этот дворянин XIV столетия, что в одном путеводителе ему была отведена целая глава. Франки на минуту погрузилась в романтические грезы, представляя герцога, привлекательного золотокудрого рыцаря в богатой мантии, с мечом, рукоять которого украшена драгоценными камнями. Затем она улыбнулась и оставила фантазии. Да, целая деревня походила на сцену из прекрасной сказки, но это была реальная жизнь, и она помнила об этом.
Разложив на кровати полученное напрокат платье, Франки позвонила вниз и попросила принести малиновых пшеничных лепешек и чайник чая. Была середина утра, и у нее не хватило времени для завтрака перед тем, как она устремилась в магазин одежды. Может быть, все это объясняет ее особую реакцию на человека в колдовском наряде. Ее еще немного трясло, хотя она уже не чувствовала испуга. Это было такое состояние, как если бы она стояла на краю пропасти, простирая руки с радостной непринужденностью в пространство. И сам воздух, казалось, вибрировал, создавая великолепные картины для зрения и слуха.
Чай и лепешки принесла приятная женщина средних лет, как будто сошедшая со страниц романа об английской жизни. Она к тому же была одета в черное платье с белым фартуком.
Франки расположилась за маленьким круглым столом напротив окна и попыталась привести свои мысли в порядок. Она пристально всматривалась в Сандерлин Кип через оконное стекло во время еды. Пища не успокаивала ее, как бывало. Средневековье полностью овладело ею, и в своем богатом воображении она видела стражу, идущую по рассохшемуся деревянному настилу. Она видела подъемный мост, опускающийся через ров, гарцующих всадников. Желание увидеть замок, находящийся в зените своего величия, переполняло сердце Франчески. Так сильно было ее желание, что в какой-то момент она подумала, что действительно видит неприступные стены и башни вместо каменных развалин. “Вы обладаете богатым воображением”, — издевался голос в ее голове, а левое бодрствующее полушарие мозга многое могло бы поведать о ее прошлой жизни, и в том числе бывшем муже Джеффри Мэсоне.
Она развелась с Джеффри, привлекательным и чрезмерно эгоистичным летчиком, почти три года тому назад. Франки была в то время стюардессой, но после развода оставила эту работу и вернулась в родной Сиэттл, где на деньги, взятые взаймы у своего отца, открыла свое дело, “Синдерелла Клозит”.
Удивительно, но дела шли успешно. Она продавала антикварные украшения и одежду в своем магазинчике, позднее стала менять вторсырье на партии товаров, провернув уже несколько такого рода дел. До сих пор она продолжала искренне любить Джеффри, но это было очень хрупкое чувство, которое могло в любой момент разрушиться. Судьба не казалась ей более жестокой, чем в день год спустя после развода, когда в автомобильной катастрофе погиб ее отец и у нее никого не осталось из родственников, за исключением капризного Брайена. После этого она погрузилась в полосу депрессии, когда в бесконечной последовательности сменялись сон, еда, работа.
Через некоторое время она прочитала о ежегодной недельной ярмарке в Гримсли, где проводится карнавал со средневековыми традициями. Это было всего в нескольких десятках минут езды на автобусе от Лондона, и идея поехать туда захватила целиком ее ум и воображение. Это было то, что позволило бы ей вернуться в нормальную жизненную колею. Она решила изменить все, даже создать иллюзию другого века.
Вдохновившись, Франки решила оставить все печали, перестать прятаться, отважиться выйти в большой мир, снова предпринять что-нибудь захватывающее.
Оставив все колебания, она начала приготовления к полету в Англию на средневековый карнавал.
Франки быстро привела свои мысли в порядок, с удивлением обнаружила, что на глаза навернулись слезы, и сердито вытерла их кулачками. Стряхнув горьковато-сладкие образы, что волновали ее чистый разум, привела в порядок чайный поднос. Пришло время положить конец прошлым воспоминаниям и последовать навстречу мечтам. Франки выставила поднос в коридор, затем сняла белые шорты и надела муслиновое платье и коралловые бусы. Ее серые глаза расширились, когда она взглянула на себя в старинном высоком зеркале на ножках, которое помещалось в углу комнаты. Хотя она видела собственное лицо, свои светлые вьющиеся волосы, но там был и неизвестный до настоящего времени аспект Франки Виттер. Волнующий средневековый карнавал, полный веселья, приключений и озорства, звал ее.
В этот момент солнечный луч прорезал комнату, распластался на полу искрящимся пятном, и показалось, что он издает слабый звук, похожий на перезвон колокольчиков. Вновь нахлынули воспоминания о Джеффри. Он обычно говорил: “Пойми, Франки, ты живешь в придуманном, фантастическом мире. В этом твоя проблема”. Франки улыбнулась, расправила юбку муслинового платья таким движением, как будто оно было сшито из французского шелка, и громко сказала:
— Пусть все идет к черту, и ты, Джеффри, со своими суждениями и мнениями.
Франки, рассмеявшись, затянула ленту корсажа на платье так, что ее скромная грудь стала выглядеть куда более выразительно, затем переложила дорожные чеки в карман платья вместе с ключом от комнаты. Лишь тонкие платиновые часы, подарок отца после развода, были свидетельством современности, но она спрятала их под рукав платья и босиком отправилась на ярмарочный маскарад.
Солнечный день, казалось, был особенно ярок, а небо незабываемо голубым. Франки чудилось, что повсюду царят магия, наслаждение и волнующе-опасные приключения. Вот как будто сам собою появился венок на ее волосах. Она некоторое время смотрела на кукольников, восторгалась рыцарским поединком. Смеялась и аплодировала участникам пантомимы, которые играли импровизированную пьесу, затем купила небольшой пирог, испеченный крестьянками в виде голубя, и нашла место на берегу ручья, который протекал посреди деревни. Здесь Франки ела свой ланч, погрузив ноги в прохладную воду, поздравляя себя с тем, какая она смелая и современная женщина. Ощущение возбужденности поднималось из глубины ее тела, как было на Рождество. Но это было что-то большее, значительно большее.
Франки прислонилась к стволу старинного дуба и закрыла глаза. “Никаких следов мигрени, — подумала она. Головные боли преследовали ее в течение всего времени после их развода с Джеффри. — Почему же я так счастлива сейчас?” Жужжащий звук вырастал до рева, и Франки очнулась. Может, у нее нервный срыв или маниакальность? Как объяснить ее чрезмерную веселость?
Когда она снова открыла глаза, то удивилась: мир вокруг нее изменился в течение нескольких секунд. Ручей стал шире и глубже, появился деревянный мост, перед которым стоял большой камень. Трава, на которой она сидела, была благоуханной, нежно-зеленой и невытоптанной. Сама деревня стояла в некотором отдалении, а кирпичные здания превратились в убогие хижины, покрытые соломой. Хотя, как и прежде, повсюду были люди, но другие люди. Их одежды были проще и грубее, большинство имело нечистую кожу и плохие зубы.
Но что особенно привлекло внимание Франки, так это вид Сандерлин Кип. Замок неясными контурами маячил на фоне мягко-голубого английского неба. Подъемный мост выглядел крепким, а ров был полон воды.
Франки посмотрела на это с изумлением, закрыла глаза, затем взглянула вновь. Видение не исчезло. Она неуверенно поднялась на ноги, нервным движением раскрошив пирог, и крепко прижалась к стволу дерева. Но это было другое дерево, не столетний великан, а едва подросшее гибкое деревце. Один из жителей деревни указал на нее и что-то сказал другим. Франки, испуганная и заинтригованная, рассматривала всех участников этой гигантской игры: актеров, клоунов, купцов и небогатых дворян. Это могла быть галлюцинация, а не действительное событие. Она снова удивилась, как ее подсознание предложило такой полный цвета и красок подарок — ее личную легенду о средневековой жизни.
Толпа начала тесниться вокруг нее, глазея и указывая. Она чувствовала их запахи, видела пугливое любопытство. Все это переполнило чувства Франки, и она была близка к обмороку. Они бормотали, что-то спрашивали, но их язык был подобен языку Чосера, как она помнила его из курса колледжа, но понимала лишь слова “здесь” и “там”.
В тот момент, когда силы вот-вот были готовы покинуть Франки, кто-то подошел, решительно протиснувшись через толпу. Он был высок и широкоплеч, с золотисто-русыми волосами и глазами странного цвета. Одет в серые рейтузы, кожаные ботинки и пурпурную накидку с вышитой эмблемой в виде льва на груди. На левом боку у него висел меч.
Франки пристально посмотрела в эти острые умные карие глаза. Она едва держалась на ногах, обхватив ствол дерева обеими руками.
— Я не знаю, как ваши люди ухитрились все это устроить так близко к реальности, — вымолвила она, — я потрясена.
Толпа вокруг них снова начала роптать. Он успокоил их жестом руки и выкриком “Тихо!”. По некоторым обрывкам речи Франки догадалась, что он говорит на одном из местных диалектов. Она чувствовала уверенность в том, что где-то в глубине мозга сумеет перевести его странный английский на вполне понимаемый ею язык. Она протянула руку.
— Привет, — голос ее лишь слегка дрогнул. — Я — Франческа Виттер.
Гигант взглянул на ее руку, затем, пристально, в глаза. Франки подошла ближе, снова слабея, и он подхватил ее и крепко удерживал.
— А кто вы? — выдавила она из себя с трудом.
Он слегка поклонился и сказал:
— Браден Стюарт-Рэмси, герцог Сандерлин. — Дерзким взглядом окинул ее взятое напрокат муслиновое платье. — Вам интересно здесь? Вы выглядите вполне подходяще для вечернего бала.
Франки чувствовала себя, как между двумя вращающимися дверями, поворачивающимися в разных направлениях. С одной стороны, она была охвачена благоговейным страхом в присутствии герцога. А с другой, оскорблена его явной самонадеянностью. Чувство собственного достоинства возобладало.
— Вы совершенно не такой, каким я вас представляла из чтения путеводителя. Более того, поищите для своего бала кого-нибудь в другом месте. Я боюсь, что не подойду для этого, к тому же я не пою и не танцую.
Герцог откинул назад голову, рассмеялся с искренней непринужденностью и тем самым переместил Франки на новый уровень ее существования, на котором она себя еще не осознала.
— Возьми ее в главную башню, — сказал он кому-то, стоявшему вне пределов видимости для Франки.
— Но ваша светлость…
— Сию же минуту, — прервал Сандерлин.
Она почувствовала, что кто-то схватил ее за руку, тогда как герцог повернулся и пошел прочь, разрезая толпу, через которую проходил, подобно кораблю.
— Подожди минутку, сейчас, — протестовала Франки. Она шагнула прочь от дерева. Когда она сделала это, небо быстро перевернулось, внутри что-то оборвалось, и затем земля как будто устремилась ей навстречу.
Браден остановился, когда она осмелилась позвать его. Повернувшись, увидел молодую женщину в странной позе на летней траве. Никто не подошел к ней, чтобы помочь, жители деревни просто глазели, и было ясно, что они боялись ее. Проклинать или осуждать их за предрассудки? Вся их жизнь управлялась представлениями, полными страха и мистики.
Он вернулся, наклонился и поднял ее на руки. Она почувствовала силу и в то же время нежность его рук. Дойдя до коня, посадил свою пленницу на спину мерина. Усмешка тронула его уста, когда она открыла свои серые глаза, взглянула на него и вновь опустила голову на грудь. Браден направил коня к Сандерлин Кип, оставляя карнавал позади. Она была очаровательным созданием, эта беспомощная девушка в его руках, необычно прекрасная и сильная и явно неприспособленная к условиям местной жизни. Жители деревни были уверены, что эта женщина либо ангел, либо колдунья.
Она очнулась вновь, взглянула на него и сказала: — Если вы удивляетесь, почему я не сопротивляюсь и не кричу сейчас, то это только потому, что я знаю — это мои грезы. Вы не настоящий, нет — это, вероятно, часть таинственных сексуальных фантазий.
Браден нахмурился. Что за странное выражение — “сексуальные фантазии”? Почему надо доставлять себе удовольствие в воображении, когда имеется возможность так легко сделать это в реальности. Он снова подумал о том, что, вероятно, обсуждают жители деревни в это время. Трудно было не согласиться, что девушка необычная. Она была крупнее и сильнее, чем любая женщина, какую он когда-либо видел до сих пор. Божественное дыхание и одновременно реальная, осязаемая тяжесть тела в его руках, к тому же ее кожа и зубы необычно белы и ровны. Браден, однако, подумал, что и сам имел на редкость хорошее здоровье и крепкое телосложение, но, конечно, не был ни ангелом, ни волшебником.
— Что, — начал он говорить, когда конь пересек подъемный мост и копыта застучали по деревянному настилу. — О чем вы болтаете?
Она сделала глубокий вдох, откинула по сторонам две яркие ленты, которые спадали на лицо с венка из цветов.
— Хорошо. Это нелегко вам объяснить. Я всегда интересовалась рыцарскими временами и замками и даже играла Гвиневеру в Камелоте в нашем театре в колледже.
Они пересекли ворота с опускающейся железной решеткой и оказались на нижнем дворе замка.
— Гвиневеру? — спросил Браден. Он слышал легенды о короле Артуре, когда был ребенком, и любил их, но не мог представить, что они будут иметь отношение к настоящим событиям. — Я помню, что вы назвались Франческой.
Она улыбнулась, и эффект был поразительным: подобно тому, как солнечный луч внезапно пронизывает очень чистую воду. Он снова испытал потрясающее чувство, очень схожее с переживаниями детства.
— Мои друзья зовут меня Франки, — сказала она.
Браден усмехнулся в ответ — он не мог позволить себе называть женщину таким коротким именем, которое больше подходит парню, и всегда будет звать ее “Франческа”. Всегда? Это слово ударило ему в голову, подобно крепкому вину, вызывая стеснение в мозгу.
— Вы путешествуете с актерами или с кукольниками? — спросил он. — Я не видел вас раньше.
Она рассмеялась, и этот звук пронзил ее сердце, как удар копья, одновременно с болью и сладостью.
— Вы знаете, это одна из моих фантазий, где мужчина собирается меня похитить. Обычно он неплохой парень. И вы неплохой, не так ли?
Он был снова поставлен в тупик, и это было непонятно ему. Его рука чуть плотнее обхватила ее.
— Я не знаю, — сказал он задумчиво. — Никто не укажет путь, по которому следует идти по жизни.
Браден почувствовал, что его шея краснеет, потянул на себя поводья и, повернувшись на одной мускулистой ноге, спешился, мягко опустил Франческу на землю.
— Кроме того, я никогда не похищаю женщин. Они сами всегда шли в мою постель, совершенно добровольно.
Очаровательные щечки Франчески порозовели, серые глаза заблестели.
— Я не собираюсь идти в вашу постель, ни по собственной воле, ни по-иному.
— Посмотрим, — сказал Браден, придерживая коня. Он передал поводья подбежавшему мальчику, схватил Франческу за руку и устремился с ней по направлению к главной башне.
Полный желания, герцог был озадачен венком из цветов на голове Франчески, который был куплен ранее ею в реальном мире. Затем, под звуки труб, он повел ее в главный зал башни. Пол был покрыт связками тростника, а по сторонам рыцари упражнялись в метании дротиков и боролись на руках. Нигде не было видно каминов, печей, труб, но вместо этого в центре зала пылал огонь в огромном очаге. Дым поднимался и уходил в большое круглое отверстие в крыше.
Франки закашлялась, на ее глазах от дыма выступили слезы. Но она не могла поверить в то, что предстало перед глазами. Несомненно, это была тщательно выработанная подсознанием галлюцинация, редко встречающаяся без предварительного приема наркотиков. Может быть, пшеничная лепешка, которую она съела утром в гостинице, была чем-то начинена? Кто-то подмешал ей наркотик? Оба предположения были маловероятными, но она обнаружила себя в таком месте и таком столетии, о котором только читала. Нельзя сказать, что прочитанное имело большое значение для Франки, включая и необыкновенную притягательность герцога, которую она чувствовала.
Тяжеловооруженные рыцари пристально и важно всматривались в идущих через забрала своих шлемов и возбужденно переговаривались, но по жесту герцога замолкали.
— Какой год сейчас? — спросила Франки, повернувшись вполоборота к герцогу, профиль которого был точно такой же, как каменное изображение в двух шагах от нее.
Он посмотрел на нее, нахмурился, но не замедлил шаг.
— Тысяча триста шестьдесят седьмой от Рождества Христова! Где вы были все это время, если у вас возник такой вопрос? Даже в женских монастырях наблюдают за течением времени.
Голова Франки пошла кругом от путаницы мыслей, желаний и ужаса. Все эти ощущения нарастали, фантазии начинали достигать своей бурной драматической кульминации.
— Если я скажу вам, где я была, вы ни за что не поверите, — вымолвила она. — Достаточно сказать, что это был не женский монастырь, как вы полагали, — она попыталась остановиться, но герцог продолжал идти. — Подождите секунду! Можем мы просто остановиться и поговорить? Я хочу сказать… Знаю, что это просто плод моего воображения, игра подсознания, где мне отведена главная роль, но я не готова разыгрывать такие сильные сцены.
Сандерлин наконец остановился на пересечении галереи и пристально посмотрел на Франческу, будто в сильном смущении.
Все это было так реально — влажные каменные стены замка, факелы с запахом смолистого дыма, великолепные мускулистые люди, стоящие вокруг нее. Она удивилась силе человеческого воображения: ясно, что ее жажда приключений и романтики были намного больше, чем она представляла. Мозг создавал целостные картины мечтаний, подобно хорошо срежиссированной пьесе. Нет, она должна помнить, что все это происходит только в ее мозгу!
— Что за имя бога, о котором вы говорили? — даже в некотором оцепенении герцог излучал самоуверенность и мужество.
Чтобы устоять на ногах, Франки дотянулась и оперлась о холодную каменную стену. Она была готова сейчас же пробудиться, готова отправиться домой в Канзас, но боязнь никогда не увидеть снова Сандерлина зазвучала печальной нотой в ее сердце. Это было чувство, которое нельзя объяснить иначе, как эффект мистификации.
— Я чувствую себя неважно, — сказала она.
Сандерлин наклонился к ее лицу, которое к тому времени было достаточно бледным.
— У вас не чума, я надеюсь, — проговорил он.
Франки смогла лишь кивнуть головой.
— Вы, вероятно, умираете от голода, ясно, что вы прибыли издалека, — он снова поддержал ее под руку, точно так же, как сделал это на карнавале, когда она была окружена жителями деревни. — Я распорядился принести еды и вина и, когда вы отдохнете, приду к вам в постель.
Франки гневно вспыхнула, несмотря на то, что это были всего лишь грезы.
— Это очень благородно с вашей стороны, мой господин, — сказала она едко.
Сандерлин подхватил ее на руки, отнес в большую, украшенную гобеленами и коврами комнату и опустил на кровать размером примерно с ее кухню в квартире родного города.
— Что это значит? — пробормотала она рассеянно, похлопав руками по толстому пуховому матрасу.
— Я устал слушать вашу странную болтовню, — проворчал Сандерлин, склоняясь над ней и с силой укладывая на спину. Его руки были подобны двум колоннам, опускающимся по обе стороны кровати. — Божественная женщина! Крестьяне правильно решили, что вы колдунья или ангел. В вас есть что-то такое, чего нет в других, и это опасно для вас. Если они решат, что вы ведьма, то могут побить вас камнями или сжечь на костре!
Франки чувствовала себя погубленной, но не из-за перспективы быть казненной за колдовство. Нет, это было из-за близости Брадена Стюарта-Рэмси, герцога Сандерлина, — вот что делало ее столь потрясенной. Она дрожащей рукой дотянулась до чисто выбритого лица:
— Вы кажетесь таким реальным, таким настоящим.
Он что— то раздраженно промолвил, затем наклонился к ней ближе и прижал свои губы к ее. Его рот почувствовал и ощутил мягкость и тепло ее губ, а по телу Франки пробежала горячая волна.
— Я совершенно реальный, — сказал Сандерлин, и его голос был хриплым. Затем, когда Франки страстно желала продолжить свои грезы, он отстранился от нее и встал перед кроватью. Не отводя взгляда от ее глаз, расстегнул пояс с мечом и отложил его в сторону.
— Кто вы, Франческа? — спросил он. — Откуда вы пришли сюда?
Франки знала, что ей следовало бы выскочить из этой кровати немедленно — все, во что она верила как современная, равноправная женщина, требовало этого, но ею овладела странная летаргия. Она зевнула.
— Это не имеет значения, — сказала она. — Но если вы настаиваете, то пожалуйста. Мое имя Франческа Виттер, и я из Соединенных Штатов.
Сандерлин стянул свою мантию через голову, освобождая широкую волосатую грудь и сильные плечи.
— Соединенные Штаты? — переспросил он, сильно дергая колокольчик вызова, и затем взял кувшин с водой, стоявший на столе рядом. — Я никогда не слышал о таком месте. Где это?
— На другой стороне Атлантического океана, — ответила Франки, наблюдая за ним. Хотя это и была мистификация, однако герцог был откровенно великолепен.
В этот момент в комнату вошел слуга, вероятно вызванный звонком герцога. Это был маленький кривоногий человек в крагах, а его одежда была пошита из грубой холстины. Герцог что-то сказал ему полушепотом, и он снова исчез. Хотя слуга даже не взглянул в сторону Франки, его любопытство было очевидным.
— Мордаг принесет вам хлеб и вино, — сказал Сандерлин. Он обмыл лицо и верхнюю часть тела водой из кувшина и вытерся сброшенной одеждой. — Как я уже сказал, вы можете есть и спать, потом мы договоримся.
Франки почувствовала, как вновь вспыхнули ее щеки.
— Я очень ценю ваше гостеприимство, — сказала она размеренным тоном, — однако для нас нет необходимости вырабатывать какие-либо соглашения. Как я уже сказала вам, я — не продажная женщина.
Сандерлин жестко усмехнулся, сложив руки, покрытые множеством шрамов, на груди, и склонил свою великолепную голову.
— Я понимаю, — передразнил он ее. — Тогда вы, должно быть, леди — одна из тех, кто попадает в неудачное стечение обстоятельств.
Герцог изобразил глубокий поклон, и Франки охватило раздражение и ярость: она понимала, что он смеется над ней. Кое-как ей удалось сесть в постели, что оказалось не очень легкой задачей, поскольку матрас был слишком глубок и мягок.
— Я была бы леди, если бы вовремя попала в магазин одежды, — выпалила она.
— Что? — он снова нахмурился.
— Ничего! — Франки продолжала барахтаться на матрасе, но безуспешно. Наконец она перевернулась на живот и ползла до тех пор, пока не достигла края постели, где, свесив ноги, встала на них. — Главное, что я хочу сказать, — она продолжала, в то время как Сандерлин стоял и ухмылялся, — вы не должны считать, что я — падшая женщина, из-за моей одежды!
Сандерлин приблизился к ней, пальцем подцепил шнуровку на корсаже платья и распустил ее. Под платьем у нее оказался только лишь изящный лифчик из шелка песочного цвета.
— Ведьма или ангел, — повторил он, и голос был грудным и низким. — Вы восхитительны!
Франки стерпела это, но отступила на шаг.
— Не трогайте меня, — попросила она неуверенно. Сандерлин вновь привлек ее к себе.
— Восхитительны! — повторил он. Она оцепенела.
— Вы хотите взять меня силой? — вспыхнула возмущением Франки. — Если вы попытаетесь сделать это, предупреждаю, я так сильно закричу, что ваша репутация будет полностью подорвана!
Он откинул назад голову и засмеялся, а когда вновь взглянул ей в глаза, то она увидела в его взгляде вместе со страстным желанием доброту.
— Моя репутация была бы подорвана, — уточнил он, — если бы слуги не услышали ваших страстных выкриков. Разве я не говорил вам раньше, маленькая колдунья? Я никогда в жизни не брал женщин, которые не хотели бы моего внимания.
Он держал ее, плотно обхватив руками узкую спину, и наклонился, чтобы почувствовать пульсирующую точку на основании ее шеи.

Сон в летний день - Миллер Линда Лейл => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Сон в летний день автора Миллер Линда Лейл дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Сон в летний день у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Сон в летний день своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Миллер Линда Лейл - Сон в летний день.
Если после завершения чтения книги Сон в летний день вы захотите почитать и другие книги Миллер Линда Лейл, тогда зайдите на страницу писателя Миллер Линда Лейл - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Сон в летний день, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Миллер Линда Лейл, написавшего книгу Сон в летний день, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Сон в летний день; Миллер Линда Лейл, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 смотрите тут