А-П

П-Я

 компьютерное кресло для ребенка 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лоуэлл Элизабет

Донованы - 4. Рубиновое кольцо


 

Здесь выложена электронная книга Донованы - 4. Рубиновое кольцо автора по имени Лоуэлл Элизабет. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Лоуэлл Элизабет - Донованы - 4. Рубиновое кольцо.

Размер архива с книгой Донованы - 4. Рубиновое кольцо равняется 246.65 KB

Донованы - 4. Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет => скачать бесплатную электронную книгу



Донованы – 4

OCR AngelBooks
«Лоуэлл Э. Рубиновое кольцо»: АСТ; М.; 2003
ISBN 5-17-016058-5
Оригинал: Elizabeth Lowell, “Midnight in Ruby Bayou”, 2000
Перевод: В. В. Копейко
Аннотация
Он – профессиональный телохранитель и потому привык бесстрастно относиться к своим клиентам. Поначалу не является исключением и его новая подопечная – молодая миллионерша, разочарованная в жизни.
Но – как оставаться бесстрастным, если новая клиентка оказывается ослепительной красавицей, пробудившей в нем БЕЗУМНУЮ СТРАСТЬ.
Держаться из последних сил – или действовать?
Быть телохранителем – или быть МУЖЧИНОЙ?

Элизабет ЛОУЭЛЛ
РУБИНОВОЕ КОЛЬЦО
Пролог

Санкт-Петербург
Январь
Прямо над головами грабителей располагались экспозиционные залы. Здания музейного комплекса в три и четыре этажа были битком набиты произведениями искусства, которые собирались веками. На каждом этаже располагались залы замечательных скульптур, старинных икон, огромных гобеленов и картин, которые способны заставить плакать. В музее было такое количество золота, серебра, драгоценных камней, что даже самый алчный человек не в силах был бы постичь это богатство.
В темные часы январской ночи каблуки растоптанных ботинок охранников тревожили мрамор только единожды. Прошли те времена, когда он чувствовал лишь прикосновение начищенной обуви членов царской семьи. Малейший звук отзывался долгим эхом в великолепных коридорах, позолоченные сводчатые потолки которых поддерживали колонны, такие же высокие, как древние боги.
Даже сотни комнат, открытых для посетителей, не могли вместить три миллиона экспонатов, находившихся в сокровищнице музея. Значительная часть произведений искусства находилась в подвале, где вместо блеска мрамора их окружали стены с облупившейся штукатуркой. Пыль, создавала иллюзию, что все предметы засыпаны грязным снегом, таким, как на улице. Чиновников, которым в свое время поручили составить список и описание экспонатов императорской коллекции ценностей, давно отправили в отставку.
Три женщины и двое мужчин осторожно пробирались по подземным коридорам. Лишь свет фонаря ловил белые облачка пара от их дыхания. Нева, которая протекала перед зданием музея, застыла, покрытая толстой коркой льда. Впрочем, как и все остальное в Санкт-Петербурге. Все то, на что публика музея, иностранные дипломаты, сановники и туристы не обращали внимания. Их можно понять: они при виде царских сокровищ замирали и теряли дар речи. Надо сказать, что заботились лишь о картинах мирового класса – произведениях Рубенса, Леонардо да Винчи и Рембрандта. Их поддерживали в хорошем состоянии. Остальной же части царских сокровищ, чтобы выжить, приходилось проявлять такую же выносливость, как и самим российским людям.
Один из компании грабителей отпер дверь в большую комнату и щелкнул выключателем возле двери. Свет не загорелся. Послышалось ругательство, но никто не удивился; в этом городе все крали лампочки.
В свете фонаря, который держал в руках один из подельников, было видно, как темноволосая женщина пыталась открыть огромный сейф. Механизм долго отказывался поддаваться, но в конце концов дверь сейфа, как свинья перед смертью, взвизгнула и открылась.
Женщину ничуть не смутил этот звонкий металлический звук. Охранники, которые дежурят наверху, все равно сюда не явятся. Им слишком мало платят, чтобы отзываться на каждый скрип. Ведь ясно, что ни один нормальный горожанин не рискнет заглядывать в темные закоулки: зачем нарываться на неприятности? Их и так хватает в жизни.
Воры работали тихо. Они беззвучно открывали все шкафчики и ящики. Лишь иногда кто-нибудь охал, не силах сдержаться при виде драгоценностей. Но темноволосая женщина тут же одергивала ошеломленного подельника. Надо было четко следовать ее приказу: брать только скромные вещи, забытые, безымянные, но дорогие безделушки, которые когда-то были подарками аристократов, богатых купцов или иностранных представителей, искавших с их помощью покровительства у царей. Они, конечно, внесены в инвентарный список царских вещей, но без подробного описания. Например, ни «Брошь, жемчуг с красным камнем в центре», ни «Корсаж, украшенный синими камнями с алмазом» не оценены достаточно высоко. Они не запечатлены ни на царских портретах в залах наверху, ни на фотографиях царского семейства. Они были счастливо, блаженно безвестны. Но каково искушение! Трудно не взять вещицу из менее скромных. Как хочется почувствовать тяжесть изумруда размером с куриное яйцо и подержать на ладони две сотни каратов сапфирового гарнитура со средневековой застежкой. Недурно было бы нацепить на руку несколько бриллиантовых браслетов и опустить ее в карман или позволить кольцу с рубином в двадцать каратов осторожно скользнуть в тайничок за поясом…
Быстрое движение руки в то время, когда свет фонаря направлен в другую сторону, – и бедро или живот ощущают на себе приятную тяжесть… Среди килограммов блеска кто обнаружит пропажу унции?
Такое случалось в прошлом не раз. Такое случилось и в эту ночь.
Один из мужчин методично припрятывал каждую пятую вещицу из драгоценностей, которые лежали в длинном ящике. Со вторым ящиком все оказалось сложнее. Каждая вещь в нем была пронумерована, снабжена этикеткой и уложена в собственную нишу.
– Ничего из этого брать нельзя, болван! – прошипела женщина. – Ты разве не видишь, что здесь слишком ценные вещи?
Он видел. Поэтому едва мог дышать.
Даже от слабого луча света содержимое ящика пламенело. Здесь хранилось ожерелье. Размер самого большого рубина был с глаз божества. В сравнении с ним другие рубины меркли и казались незначительными. Окруженный жемчугом, словно снегом, рубиновый костер завораживал роскошью в опасностью.
Что-то бормоча себе под нос, мужчина подошел поближе к ящику. Эта вещь притягивала как магнит. Он повернул фонарь так, чтобы свет не падал на драгоценность, тем временем стал дергать и пихать ящик, пока тот не закрылся, а ожерелье не провалилось в карман его брюк.
Первая в длинном смертельном ряду костяшка домино начала падать.
Глава 1

Сиэтл
Февраль
Оуэн Уокер жил в полупустой квартире, имея лишь самое необходимое. Ее окна были обращены на Пайонер-сквер – одно из мест, менее всего привлекающее туристов. Ни счастливого лая, ни нетерпеливого мяуканья не доносилось из-за неприметной входной двери, когда на лестнице слышались шаги Уокера. Единственная живая субстанция, о которой ему приходилось заботиться, – это плесень в холодильнике. Она разрасталась за время его отсутствия, когда приходилось отправляться за границу по делам компании «Донован интернэшнл». В последнее время поездки отнимали у Уокера львиную долю времени.
Кроме установки нового, более надежного замка после переезда в эту квартиру, Уокер не слишком усердствовал в том, чтобы свить себе здесь миленькое городское гнездышко. Главное, что была кровать. На ней можно вытянуться во всю длину его шестифутового роста и смотреть телевизор, если удавалось надолго осесть дома.
Недавно Оуэну повезло: он наконец смог заняться собственными делами. Но сегодня все вернулось на круги своя. Пробле-мы вдруг отошли на второй план. А дело в том, что Арчер Донован сегодня поручил ему новое задание.
«Проверь, нет ли в международных списках розыска рубинов, которые прислал Дэвис Монтегю для Фейт. Не хочу, чтобы профессиональная репутация моей сестры – а она дизайнер – пострадала из-за работы с украденными вещами. Монтегю прислал ей, как она написала, четырнадцать превосходных рубинов. Размер их колеблется от одного до четырех каратов. У нее создалось впечатление, xто они могли бы быть частями одного украшения».
Поскольку Арчер не хотел, чтобы Фейт знала, что он сует нос в ее дела, расследование надо было провести тихо. Естественно, у Уокера не было возможности посмотреть на эти рубины. Все, чем он располагал, – словесное описание камней.
Вот уже четыре часа Уокер висел на телефоне, беседуя с полицейскими разных стран мира. Он не узнал ни о чем таком, что компрометировало бы рубины. Но этого было мало. Уокер хотел иметь доказательства, что камни «чистые». Сегодня вечером он собирался «пробить» интересующую его информацию еще и по Интернету. Но сначала надо поесть.
Он машинально запер дверь, повесил свою трость на ручку и, хромая, пошел к холодильнику, чтобы посмотреть, нет ли там чего-нибудь съестного.
Тело его все еще не могло понять, на каком оно сейчас континенте. Несмотря на то что Уокер был в чистых черных слаксах, свежевыстиранной темно-синей рубашке, гармонировавшей с цветом его глаз, а черная борода его была аккуратно подстрижена, он чувствовал себя неуютно. Сбой биоритмов: ведь еще на прошлой неделе, оказавшись лицом к лицу с афганскими бандитами, Уокер чувствовал каждое мгновение своей тридцатилетней жизни.
Воспоминания о поездке в Афганистан, которая едва не закончилась для Оуэна несчастьем, улетучились, как только на него пахнуло запахом чесночных колбасок, которые он вчера вечером купил у итальянцев. Он втянул носом воздух еще раз и понял, что это остатки не вчерашнего вечера. Пожалуй, эти колбаски лежат уже дней пять. Ему ужасно хотелось итальянской пищи, когда он вернулся из Афганистана, но готовить ее у Оуэна не было желания. Он просто брал на вынос еду в итальянском ресторане.
Теперь уже с осторожностью, Уокер приоткрыл крышку одной из коробок с макаронами. Плесени в ней не было обнаружено, поэтому вряд ли он этим отравится. Уокер поставил провисшую коробку в микроволновку. В то время как невидимая энергия пыталась вдохнуть новую жизнь в старую еду, он придумал, как назвать свою трапезу: очень ранний ужин. А раз так, то вполне можно откупорить одну из длинношеих бутылочек пива, которые терпеливо ждали его все это время.
Уокер едва успел сделать запрос в Интернет на рубины размером больше одного карата и на драгоценные рубиновые украшения, как микроволновая печь подала свой голос. Уокер вернулся на крошечную кухню, вынул из микроволновки коробку и достал из выдвижного ящика стола вилку.
Возвращаясь в комнату, Уокер на ходу подцепил вилкой подогретые макароны. Они по консистенции и по вкусу напоминали резину и были так себе, но колбаски сохранили свой острый пряный вкус. Во рту у Оуэна загорелось. Уокеру доводилось есть кое-что и похуже, так что он и этой еде был рад. Да, бывало значительно хуже.
Он жевал и в то же время просматривал список украденных рубинов, переводя взгляд с него на объявления о пропаже, которые давал кто угодно – от старых дев до Интерпола. Все они предлагали щедрую награду за возврат, обещая при этом не задавать никаких вопросов. Правоохранительные органы призывали людей выполнить свой гражданский долг.
На объявления о пропаже рубинов поменьше он не обращал внимания. Большинство из них имели современную огранку. Некоторые, правда, являлись семейными реликвиями. Возможно, и рубины Монтегю, из которых Фейт собиралась делать ожерелье, были из одного из длинных списков украденных семейных реликвий. Но Уокер в этом сомневался. Рубины пропадали в разное время – на прошлой неделе и тридцать лет назад, причем в двадцати трех странах мира. Но нигде не упоминалось о четырнадцати превосходных рубинах больше одного карата. Да, ничего не скажешь, хорошая работенка. Одно удовольствие.
Уокер выскреб остатки макарон из картонки, выпил пива и отправился на сайт, в который он частенько заходил. Он принадлежал международной организации, которая занималась продажей драгоценностей. Уокер ввел запрос о рубинах.
Компьютер выдал сорок два ответа, и он быстро просмотрел их. Большей частью речь шла о рубинах, размер которых был чуть больше тех, что покупают туристы в тайских магазинчиках. Плохая огранка, сомнительные камни. Внимание Уокера привлек рубин, на длинной плоской грани которого был вытравлен улыбающийся Будда. Так и есть, в цене камня чересчур много нулей. По крайней мере на два больше, чем надо.
– Все одно и то же, – пробормотал Уокер. За три месяца, что он провел в Афганистане, здесь мало что изменилось, Уокер стал «пролистывать» список менее дорогих вещей. Но абсолютно ничего из того, что он увидел на экране, его не заинтересовало.
Он отвлекся от компьютера и стал думать, чем бы ему заняться перед сном. Он боялся ставшего уже привычным ночного кошмара. Уокеру снилось, что ему прикладами разбивают голову. Он бы хотел прочитать несколько книг, но из-за смены часовых поясов голова явно не была в том состоянии, чтобы воспринимать какую-либо информацию. Уокер хотел прочесть книгу на немецком языке о редких драгоценных камнях и об их огранке. Он хотел с помощью компьютера перевести ее и решил воспользоваться всеми девятью переводческими программами, а результаты потом сравнить. Подумав об этом, он скривился в усмешке. На память пришел случай, когда он проделал подобное со статьей о крупных торговцах драгоценными камнями из Таиланда. Они с Арчером и Кайлом Донованами хохотали до слез, когда прочитали, что выдала машина.
Тогда Уокер только начал самостоятельно изучать немецкий язык. Особенно тяжело Оуэну с его западнотехасским акцентом и привычкой, которую он приобрел в детстве – растягивать слова, – давалось произношение. Едва он начал делать успехи в языке, «Донован интернэшнл» отправил его в Афганистан, чтобы выяснить, нельзя ли там купить рубины для продажи. Уокер мог говорить на фарси, но не читать.
Под окнами кто-то ругался. Крик этот был адресован голубям, которые загадили все скамейки.
Уокер взглянул на запястье. Потертые часы в корпусе из нержавеющей стали показывали почти пять часов. Арчер сейчас должен быть в своем офисе в «Донован интернэшнл». Уокер допил последний глоток пива и набрал номер старшего из братьев Донован.
– Да? – Трубку снял Арчер.
– Ты должен удвоить мне зарплату. Я едва мог в это поверить… – произнес Уокер.
– Черт побери! – выругался Арчер. – Говори же, что случилось?
– Передай своему брату, – сказал Уокер, – что кишки обманули его. Интуиция подвела.
Кишки Кайла Донована уже давно стали давать сбой. Они были чем-то вроде системы предупреждения об опасности. Надо сказать, что «инструмент» этот был недостаточно точен, но частенько его «показания» бывали верными, и приходилось к нему прислушиваться.
– Рубины, которые Дэвис Монтегю отдал Фейт для ожерелья, нигде не замаячили.
Арчер отодвинулся от стола и лениво потянулся.
– О'кей! Благодарю. Это все?
– Все? Ты знаешь, чего мне стоило это выяснить? Ухо до сих пор болит от всех этих звонков.
Арчер захихикал:
– Я тебе это компенсирую.
– Повышением? – усмехнулся Уокер.
– Размечтался! – с легкостью парировал Арчер. – Домашним обедом. У меня для тебя есть еще одно дело. В стране на сей раз.
– Мое тело, которое до сих пор не пришло в себя от перемены часовых поясов, шлет тебе искреннюю благодарность за приглашение на обед. Кстати, кто его готовит? Ты или Кайл?
– Я, – ответил Арчер. – Шурин Джейк и моя сестра Онор прислали в подарок свежего лосося.
– Готов поверить! Что-нибудь еще будет? – с надеждой спросил Уокер.
– Жена говорила что-то о шоколадном печенье.
– Черт побери! Я уже в пути!
Арчер все еще смеялся, когда Уокер повесил трубку. Они познакомились с Уокером, когда тот только начинал работать в компании, и сейчас их уже связывала крепкая дружба.
Всего за несколько секунд, когда Арчер стал пробегать глазами электронную почту, лицо его приняло свое обычное суровое выражение. По результатам официальных торгов заманчивое предложение «Донован интернэшнл» по развитию серебряного прииска в Сибири не нашло отклика.
Арчер потянулся к аппарату селекторной связи.
– Митчелл, соедини меня с Николаем. Да, я знаю, который там час. Быстрее.
* * *
Фейт Донован отложила в сторону брусок абразива, который она обычно использовала для полировки изделия после его обработки на шлифовальном станочке. Руки ныли. Она склонилась над столом, рассматривая вещицу из восемнадцатикаратного золота, которая была одной из тринадцати золотых сегментов ожерелья Монтегю. Отполированная дужка была изящно, как бы случайно, изогнута. Пальцы и спина Фейт болели, но ей хотелось улыбаться, несмотря ни на что. Даже несмотря на невозможно короткий срок – только две недели, – за который она должна сделать украшение. А на такую вещь нужно не меньше трех месяцев.
Ожерелье в руках Фейт становилось все красивее. Ее давняя подруга Мел должна надеть на свадьбу, которая состоится в День святого Валентина, самое уникальное и потрясающее украшение. Она выходит за Джеффа Монтегю.
Фейт хотела представить свою авторскую работу на выставке ювелирных украшений в выходные накануне свадьбы. Экспозиция продлится всего несколько дней, но участвовать в ней очень престижно. Фейт нужно привлечь к себе внимание. Ожерелье Монтегю могло бы в этом помочь. Но продемонстрировать на выставке ожерелье будет возможно, если удастся застраховать его на четыре дня показа, который состоится в Саванне. Остальные ее работы были уже застрахованы, потому что к выставке она готовилась давно. Не хватало лишь времени отнести рубины квалифицированному оценщику и доделать ожерелье.
Фейт еще раз подумала о страховке и нахмурилась. Потом она взяла золотую деталь ожерелья и вновь склонилась над шлифовальным станочком. За окнами ее магазина, который был одновременно и мастерской, завывал ветер. Блестящие круги света от уличных фонарей придавали очарование зимнему вечеру.
Ветер бушевал все сильнее, из-за чего оконные стекла скрежетали, заглушая даже треск шлифовального станочка. Фейт разогнула спину и посмотрела на часы. Почти пять тридцать. Сейчас она должна быть в доме Донованов вместе с тремя из пяти родных братьев и сестер. Они собирались устроить сюрприз для родителей по случаю сороковой годовщины их свадьбы. Вернее, они пытались организовать этот праздник. Арчер и его жена Ханна, Кайл и его жена Лианн, Онор и ее муж Джейк вот уже несколько дней занимались этим, но так и не смогли договориться.
Конечно, все они очень любили веселые шумные обеды в резиденции Донованов, где каждый из них жил постоянно или временно. Держать в порядке огромные предприятия «Донован интернэшнл» было возможно только при одном непременном условии – заниматься ими днем и ночью. Братья-близнецы Джастин и Лоу сейчас были в Африке, Ханна и Арчер только что вернулись из Токио, с аукциона жемчуга, Джейк и Онор жили за пределами Сиэтла. Несмотря на то что большая часть семейства находилась под одной крышей, обеденное время всегда проходило как «встреча на высшем уровне». А Фейт все еще была в мастерской, в своих старых джинсах, перепачканная грязно-коричневыми опилками, вместо того чтобы уже вовсю помогать готовить семейный обед.
Вздохнув, Фейт сняла маску, которая защищала лицо от пыли, и ужаснулась. Ее короткие светлые волосы торчали в разные стороны. Пройдясь запыленными пальцами по волосам, она поняла, что привести в порядок это безобразие за короткий срок невозможно. Что касается ее одежды, то небрежность ее, пятна на джинсах, как она считала, только добавляли ей привлекательности. Кайл станет беспощадно дразнить ее и говорить, что она похожа на сиэтлского бродяжку.
Ну что ж, сегодня вечером братьям и сестрам придется принимать ее такой, какая она есть, в пыли от шлифовального станка, с уставшими из-за работы допоздна глазами. Если бы она не пустилась в авантюру и не согласилась делать ожерелье из тринадцати частей без предварительного одобрения ее эскиза, она никогда бы не сделала его к намеченному сроку. Но, к счастью, Дэвис Монтегю одобрил эскиз без всяких замечаний.
Слава Богу, что будущий свекор Мел оказался снисходительным человеком, хоть он и оставил все на последнюю секунду. Если бы невеста не была лучшей подругой Фейт по колледжу, она непременно отказалась бы от такого предложения, несмотря на всю прелесть работы с такими удивительными камнями. В качестве платы за работу ей был обещан самый маленький камешек. Если бы Дэвис не согласился на золото вместо предполагаемой платины, Фейт не смогла бы выполнить заказ в такой короткий срок. Платина – самый твердый из всех металлов, которые используются в ювелирном деле. Иногда Фейт приходилось работать с платиной, ибо ничто не сравнится с ее ледяным блеском, но предпочитала иметь дело с золотом.
Встав из-за стола, Фейт сняла кожаный фартук. Он был весь в порезах. Работа ювелира, как это ни странно, грязная. Именно этого никак не мог понять бывший жених Фейт, Тони. Ленивый по натуре, он просто не способен был взять в толк, как можно тратить свою жизнь на то, чтобы царапать руки, дышать пылью, сидеть, согнувшись над столом с инструментами. Для него это просто непостижимо. Ладно, если бы в этом была острая необходимость, но ведь ее родители настолько богаты, что она может спать на шелковой подушке, отделанной бриллиантами.
Фейт отогнала печальные воспоминания об Энтони Керригане, любовь к которому была самой досадной ошибкой, которую она когда-либо совершала в жизни. Самое главное, подвела она итог своим размышлениям, что Тони должен быть там, где ему и следует быть – в ее прошлом.
Рано или поздно он получит ее послание и тогда перестанет звонить ей и «случайно» наталкиваться на нее. Но до тех пор…
Бормоча что-то себе под нос, она взяла телефон и набрала знакомый номер. На другом конце провода послышался голос Кайла.
– Прости, – торопливо проговорила Фейт. – Я знаю, что опоздала. Ты хочешь, чтобы я приехала?
– Одна? Вряд ли, сестренка. Я буду у тебя через десять минут..
– Это вовсе не обязательно. Я могу…
Она поняла, что последнюю фразу произнесла в пустоту. С неприятным чувством Фейт повесила трубку. Ей не нравилось, что компания «Донован интернэшнл» приставила охрану к ее мастерской. Она противилась этому, но тщетно. В глубине души Фейт понимала, что это оправданная предосторожность – если не из-за караулившего ее Тони, то из-за стремительного роста преступлений на Пайонер-сквер.
Но все-таки самолюбие ее было задето тем, что мужчины ей диктуют, что делать. Не важно, что это ее родные братья, а не здоровенный, похожий на быка, экс-жених.
– Нет, не надо об этом, – сквозь зубы процедила Фейт. – Ты уже знаешь, что это была ошибка. Осуждать и терзать себя незачем, эти ни к чему.
Мокрый снег бился в окна, налипал на стекла, потом скатывался вниз, оставляя после себя причудливые следы. То были слезы зимы. Фейт не отводила глаз от окна несколько секунд и думала о том, как прекрасно было бы, если б ей в жизни встретился хороший мужчина, который полюбил бы ее так, как Джейк любит ее сестру-близняшку Онор. Она представляла себе, как умиляется своим собственным ребенком и тает в объятиях любимого мужчины.
– Не надо об этом, – приказала себе Фейт вслух, потому что тишина уже давила на уши.
Может быть, ей когда-нибудь повезет. Может быть, нет. В любом случае с ней навсегда останется ее безусловный дизайнерский талант и любящая семья. И поэтому нет причин для нытья и тоски.
Запирая мастерскую, Фейт прокручивала в голове возможные варианты подарка для матери по случаю сороковой годовщины свадьбы. Подобрать подходящий подарок для Донована, ее отца, было задачей гораздо более серьезной. Она тешила себя надеждой, что братья уже что-то придумали. Фейт ничего не оставалось, кроме надежды, – ведь ее братья всего лишь только мужчины. Одним словом, трудный случай.
Глава 2

Санкт-Петербург
Нева была покрыта льдом, на котором толстым слоем лежал снег. Казалось, что ветер дул тоже белый. Он неистово поднимал снег с бульваров и узких переулков.
Комната выходила окнами в парк, который, как и полагалось, был со всеми атрибутами культурного места: памятниками российской доблести и славы, скульптурами советского периода. Правда, полюбоваться на них сейчас нельзя: все они укутаны от холода и снега.
Эта комната казалась особенно уютной из-за лютующей за окном зимы. Обстановка ее была роскошной: богатые красочные ковры, которые в свое время украшали дворец султана Османской империи, лежали на полу. Картины, некогда висевшие в богатых домах евреев-финансистов, придавали изящество и роскошь стенам. Массивный стол в стиле барокко, на полированной поверхности которого в беспорядке лежали шесть сотовых телефонов, когда-то принадлежал двоюродному брату царя.
Мужчина, в американском паспорте которого было написано, что он Иван Иванович Иванов, зажег кубинскую сигару, чтобы скрыть гнев, от которого у него даже тряслись руки. «Идиоты. Мерзавцы! Разве я не плачу им вдвое больше, чем они стоят?» – мысленно ругался он. Но вслух этого не сказал.
– Марат Борисович Тарасов был очень огорчен вашей неуклюжестью.
Черноволосая женщина так сильно вспотела, что косметика начала стекать по ее лицу грязными ручьями.
– Вы знаете, что я никогда не стала бы обманывать вас и его. Я брала только то, что было сказано, и в глаза не видела этого рубинового украшения, о котором вы говорите. – Голос ее дрожал.
– Камень «Сердце полуночи» величиной с кулачок младенца. Цвет этого рубина такой же, как кровь, которая польется из твоей глотки, когда я перережу ее. – Лицо мужчины стало страшным. – Где это ожерелье?! Если ты не скажешь мне этого сейчас, потом ты жестоко пожалеешь.
– Правда, сэр, – дрожала она. Откровенный страх застыл в стеклянных от ужаса глазах. Ее горло не первое и не последнее, которое не моргнув глазом перережет этот человек, любимый убийца Тарасова. Хуже всего другое: все знали, что перед смертью Иванов мучает свои жертвы.
– В хранилище я всех предупредила… Все как всегда.
– Припомни хорошенько, может быть, кто-нибудь открывал центральные ящики? – Бесстрастные глаза мужчины следили за каждым ее движением; казалось, он чувствовал даже биение ее сердца. – Ты должна была следить за каждым из этих ничтожеств.
– Кажется, один раз Юрий открыл не тот ящик. Но он очень быстро его закрыл. Камни, которые там лежали, были с этикетками и пронумерованы. Это часть царской коллекции драгоценностей.
– Да, черт побери, я знаю это. И Марат Борисович знает.
Знал об этом и злейший враг Тарасова, Дмитрий Сергеевич Соколов, конкурент в борьбе за власть. Он не упустит случая запихнуть глупую кражу в глотку Тарасова, чтобы тот задохнулся до смерти. Из-за обычной кражи незачем было бы гнать волну. А такая, за которую твои враги расправятся с тобой, – совершенно другое дело.
Если «Сердце полуночи» не вернется в Эрмитаж до того, как откроются его новые залы, Тарасова повесят. Но до этого он собственноручно открутит голову Иванову.
– Позови сюда Юрия, – потребовал Иванов.
Юрий не обладал выдержкой этой женщины, и уже через две минуты разговора с Ивановым воришка проклинал тот миг, когда жадность взяла верх над страхом и опасностью.
– Я н-не с-собирался… – заикаясь, говорил Юрий. – Это… я…
– Замолчи!
Юрий затаил дыхание в ожидании, что скажет Иванов. Никогда в своей жизни Юрий не мог представить, что будет разговаривать с этим могущественным человеком. Теперь он мечтал только об одном – поскорее убраться отсюда.
– Итак, – чеканил каждое слово Иванов, – ты взял ожерелье.
Юрий захныкал.
– Где оно сейчас?
– Где и все остальное. Я не мог у себя его оставить. – Он знал, что кровавый камень в окружении жемчуга принесет смерть. – Я боялся.
Иванов не хотел бы верить этому червяку, но поверил. У этого ничтожества не хватит мозгов даже на то, чтобы соврать.
– Куда он отправлен?
– В Америку. Я спрятал его с остальными.
– Когда? – резко спросил Иванов. Юрий с трудом сглотнул, но все еще не мог говорить. Черноволосая женщина, которая до этого хранила молчание, хриплым голосом произнесла:
– Несколько недель назад, как вы приказали.
Иванову не надо было смотреть на календарь, чтобы вычислить, когда закончится его собственная жизнь. Это случится через две-три недели, если он не вернет на место «Сердце полуночи». Тарасов не отличался большим терпением, об этом все знали, не исключая и Ивана Ивановича.
– Подождите меня за дверью.
Как только взмокшие от пота воры вышли, Иванов взял один из шести сотовых телефонов, лежавших на столе. Ему понадобилось несколько попыток, чтобы дозвониться до Америки. Хотелось разбить аппарат вдребезги.
Когда по телефону ответил знакомый голос, Иванов заговорил сразу по существу вопроса. Его английский язык не был совершенным, но он выражался вполне ясно.
– Что ты с ним сделал?
– С чем? – удивились на том конце провода.
– С большим рубином, дерьмо. Не пытайся отрицать. Я знаю.
В трубке после продолжительной паузы послышался стон.
– Он не значился в списке, поэтому я отправил его в другое место. Я собирался поделиться с тобой, как всегда.
Иванов улыбнулся, услышав страх в этом голосе. Он хорошо понимал: люди становятся более сговорчивыми, когда они готовы уписаться от страха.
– Куда ты его отправил?
– В Сиэтл, Вашингтон.
– Куда именно?
– Э-э… – На том конце провода задержали дыхание. – Магазин «Вечные грезы».
– Кто хозяин?
– Фейт Донован.
Волоча тяжелую ношу, двое мужчин ступили на толстый лед Невы. Следы, которые они оставляли за собой, казались черными, пока один из мужчин не споткнулся и фонарь не дернулся в его руках. Свежая кровь рубинового цвета мерцала на льду. Отвернувшись от света, они стали долбить колуном лед. Сделав углубление нужной величины, они запихали в него два мертвых тела, потом повернулись и пошли в сторону холодных огней Санкт-Петербурга.
Глава 3

Сиэтл
– Кто-то может ее забрать отсюда? Саммер хочет помочь мне резать укроп! – завопил Арчер из кухни, заглушая своим голосом телефонный звонок. Попытка подготовиться к семейному обеду по случаю годовщины свадьбы родителей сводила его с ума. Никого нет, кто мог бы ему помочь. Лианн по уши занята своими близнецами, Джейк и Онор отправились вздремнуть после того, как до рассвета гонялись за лососем, который станет главным кушаньем на обеденном столе сегодня вечером, Кайл и Фейт в дороге, Ханна все еще на Бирже, и если его племянница Саммер захочет ему еще в чем-то помочь, ему придется связать ее.
В гостиной голодный Уокер вздрогнул, подумав о Саммер, которая помогает Арчеру резать свежий укроп. Она только недавно научилась ходить, и кухонный нож Арчера был величиной почти с нее. Именно из-за этой малышки он оставил дома свою трость – он всерьез опасался, что она ее схватит.

Донованы - 4. Рубиновое кольцо - Лоуэлл Элизабет => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Донованы - 4. Рубиновое кольцо автора Лоуэлл Элизабет дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Донованы - 4. Рубиновое кольцо у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Донованы - 4. Рубиновое кольцо своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Лоуэлл Элизабет - Донованы - 4. Рубиновое кольцо.
Если после завершения чтения книги Донованы - 4. Рубиновое кольцо вы захотите почитать и другие книги Лоуэлл Элизабет, тогда зайдите на страницу писателя Лоуэлл Элизабет - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Донованы - 4. Рубиновое кольцо, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Лоуэлл Элизабет, написавшего книгу Донованы - 4. Рубиновое кольцо, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Донованы - 4. Рубиновое кольцо; Лоуэлл Элизабет, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 фесториджинал