А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/jennifer-lopez-glow-after-dark-1944/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Езерская Елена

Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты


 

Здесь выложена электронная книга Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты автора по имени Езерская Елена. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Езерская Елена - Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты.

Размер архива с книгой Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты равняется 131.98 KB

Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты - Езерская Елена => скачать бесплатную электронную книгу






Елена Езерская: «Петербургские лабиринты»

Елена Езерская
Петербургские лабиринты


Бедная Настя – 6



OCR:
«Езерская Е. Бедная Настя. Книга 6: Петербургские лабиринты»: Олма-Пресс; М.; 2005

ISBN 5-224-05087-1 Аннотация В Петербурге Полина под именем Анны приходит на прослушивание к помощнику директора императорских театров Шишкину. И Анну письменно извещают, что ей отказано в приеме. Обман Полины раскрыт, но Анна покидает петербургский особняк Корфа, не узнав об этом. Приняв помощь незнакомой дамы, Анна оказалась в беде. Елена ЕЗЕРСКАЯПЕТЕРБУРГСКИЕ ЛАБИРИНТЫ Глава 1. Навстречу судьбе — Так вы нашли ее? — без особой радости приветствовала Ольга Корфа, вошедшего в гостиную вместе с Анной. — Какое облегчение! Вы знаете, я молилась за вас.— Мадам Болотова? — узнавая ее, кивнула Анна. — Спасибо.— Вы непременно должны мне все рассказать, — Ольга стремительно подошла к Корфу и, с нежностью глядя Владимиру в глаза, взяла его под руку. — Вы — такой смелый, настоящий рыцарь!— Анна сама расскажет вам свою историю, — Корф с видимым неудовольствием воспринял интимный порыв Ольги, — но позже. И если сочтет необходимым сделать это.— Разумеется, я не настаиваю, — улыбнулась Ольга, обращаясь к Анне. — Вы, наверное, нуждаетесь в отдыхе, дорогая? Владимир, оставим Анну и дадим ей возможность прийти в себя. А я готова посидеть с вами и послушать ваш рассказ. Обожаю приключения!— Не думал, что можно доставить удовольствие, рассказывая о чьих-то страданиях, — нахмурился Корф.— Я бы хотела услышать от вас историю подвига во имя прекрасной дамы, а не жизнеописание святой, — парировала Ольга.— Не смею вам мешать, — Анна опустила глаза и направилась к выходу.Кажется, тогда, утром, она действительно заметила карету Владимира, и женщина не привиделась ей. Вот она — красивая и самоуверенная — стояла сейчас перед Анной и обольстительно кокетничала с Корфом, который проявлял завидную терпимость к ее откровенным знакам внимания. Терпимость, тем более поразительную после всех этих ласковых и многообещающих слов, что были сказаны ей в карете по дороге домой.Домой! — вздохнула Анна. — О, легковерная! Ты снова попалась в сети ловца. Стоило ему лишь пропеть тебе песню любви, и ты сама бросилась навстречу. Упала в его объятья, позволила лгать себе. А он просто поймал тебя, и ты покорно пришла к тому, от чего ушла.— Не понимаю причины вашего недовольства, — пожала плечами Ольга, когда Анна, холодно попрощавшись с Корфом, покинула гостиную. — Не вы ли просили меня содействовать вам в своих отношениях с Анной? Или вы забыли наш уговор? Я заставляю Анну ревновать, а вы помогаете мне увидеться с Александром!— Уговор отменяется, — резко сказал Корф. — Я не хочу, чтобы Анна ревновала меня к вам!— Так вы согласились для того, чтобы увезти меня и запереть под замок в своем доме? Это подло!— Ах, оставьте эти нравоучения, как будто вы сами никогда не делали ничего подобного!— Кажется, я вас недооценила, — презрительно бросила Ольга. — Я все же предполагала в вас больше чести и достоинства офицера, но запамятовала, что говорю с человеком, которому отказано в службе в императорской армии.— Интересно, — глаза Корфа злобно блеснули, — а по чьей вине?— Шерше ля фам? — саркастически усмехнулась Ольга. — Не выйдет! Я была честна с вами, а вы шли на приступ, не думая о последствиях. Еще бы: вы испытали какие-то чувства, а вам в них было отказано! Бедная Анна!— При чем здесь Анна? — вздрогнул Корф.— Ее вы тоже так терзали?— Довольно! — воскликнул Корф. — Сейчас же ступайте к себе и оставайтесь там, пока вам не будет разрешено покинуть комнату.— Вы сажаете меня под арест? — Ольга с презрением посмотрела на него.— Вы сами напросились! Я старался быть с вами вежливым и терпеливым, но вы не дали мне выбора. Прошу вас уйти, иначе я за себя не ручаюсь.— А что вы сделаете мне? Ударите? Схватите в охапку и понесете, как мешок? — деланно рассмеялась Ольга. — А, может быть, обнимите и поцелуете? И выплеснете все, что накопилось у вас внутри?— Замолчите! — закричал Корф.— Отдайте свою страсть мне! — жарким шепотом сказала Ольга, подходя к нему. — Что может знать о любви эта провинциалка с пуританской строгостью во взоре? Или вы думаете, что влюбчивый Александр просто так выбрал меня из десятка возможных претенденток на его сердце?— Если вам угодно и дальше разговаривать — извольте! — усилием воли подавляя закипевшую в нем ненависть, произнес Корф. — Но я лично слушать вас не намерен! Я ухожу спать. Увидимся завтра. Прощайте!— До свидания, — торжествующим тоном вслед ему выдохнула Ольга.Она добилась своего — червь сомнения снова поселился в душе Корфа. И сейчас он выбежал из гостиной, растеряв остатки той нежности и благодати, что светились в его взоре, когда он вернулся вместе с Анной. «Нет-нет, господин барон, я не позволю вам успокоиться и предаться блаженству с этой кумушкой-блондинкой! — говорила себе Ольга. — Вы еще станете орудием моей воли и будете исполнять все мои капризы и прихоти! И вы, гордец Корф, сами приведете меня к Александру. А я верну себе свою любовь и свое место подле него!»Ольга поднялась в отведенную ей комнату и, открыв дверь, обомлела — Полина, с утра приставленная к ней в услужение, рылась в ее письмах, разбросанных как попало на туалетном столике.— Что ты делаешь, негодная?! — метнулась к ней Ольга.— Простите, я случайно их уронила! — загомонила Полина, закрывая лицо руками. — Я тотчас все соберу… Только не бейте!— С чего ты взяла, что я стану тебя бить? А, понимаю, тебе частенько доставалось от хозяина, — Ольга оттеснила Полину от стола и стала собирать письма. — Интересно, у Корфа все такие слуги невоспитанные или лишь те, кого в наказание отправляют на черную работу?— Не выдавайте меня, барыня! — Полина с размаху бухнулась Ольге в ноги. — Я на все для вас пойду! Все сделаю! Не губите, Христом Богом молю! Мне и так несдобровать, раз Анька вернулась.— А что, ты так сильно не любишь ее? — Ольга с интересом посмотрела на Полину, которая все норовила обнять ее колени. — Да, встань ты! На коленях разговора не получится.— А с чего мне ее любить? — хмуро буркнула Полина, поднимаясь с пола. — Все мои беды от нее. Она и славу у меня отняла, и мужиков всех заманила. Никита на меня и не смотрит уже. И хозяин прежде со мной был, и ему я нравилась.— Вот как? — задумалась Ольга. — А такой неприступный с виду господин! Впрочем, это пока подождет. А что касается твоей готовности служить мне…— Согласна исполнить любые ваши пожелания! — вскричала Полина и осеклась под жестким взглядом барыни.— Хорошо, — Ольга ключиком, висевшим у нее на цепочке на шее, открыла небольшой сундучок с драгоценностями, стоявший на столе, и извлекла из него подписанный конверт. — Передашь это письмо адресату, как указано.— Цесаревичу? — побледнела Полина, медленно прочитав надпись на конверте. — Его высочеству Александру Николаевичу от барона Владимира Корфа?— Наследник престола с твоим хозяином — старые знакомые, — кивнула Ольга. — И, я думаю, он будет рад узнать, что барон в Петербурге, и непременно пожелает встретиться с ним.— Но как я проберусь в Зимний? Меня прогонят или арестуют, не приведи Бог!— Образование — это, конечно, большая ответственность, — улыбнулась Ольга, — но вместе с тем оно дает возможность, хотя бы иногда просматривая газеты, узнавать важные новости. И тот, кто умеет читать между строк, обречен на победу.— Чего вы сказали, барыня? — растерялась Полина.— А то! — Ольга шутливо прищелкнула ее по носу. — Я вычитала в утренних газетах, что сегодня вечером наследник посетит бал у Великого князя Михаила Павловича.— Да кто же меня пустит на бал-то?— А ты и не пойдешь на бал. Ты передашь письмо наследнику, когда он будет подъезжать к Михайловскому дворцу.— И как я узнаю, в какой карете он ездит?— Наследник всегда пользуется одной и той же простой черной каретой, он не любит привлекать к себе лишнего внимания толпы. И я уверена, он подъедет с внутреннего двора, а не с площади. Ты легко сможешь подойти к нему и передать этот конверт.— А если его высочество разгневается? — засомневалась Полина.— Что ты, милая! — рассмеялась Ольга. — Он обрадуется и вознаградит тебя за твое письмо. Он куда более доброжелателен и щедр, чем твой злюка хозяин. Главное, точно последуй моим советам, и все пройдет хорошо.— Боязно мне, — вдруг пошла на попятную Полина, и ее рука, державшая конверт, задрожала.— Бойся не царя, — Ольга наклонилась к ней и зашептала почти в самое ухо:— Бойся того, кто рядом. Царь милостив — барин суров. А уж я за ценой не постою. Ты, я видела, на мои безделушки заглядывалась…— Что вы, что вы, барыня! — глаза у Полины забегали, закружили.— Не смущайся, это вещи дорогие, на них каждый загляделся бы. Но я тебе сама что-нибудь подарю, если ты выполнишь мою просьбу.— Сделаю! Все сделаю для вас! Вот те крест!..— Тогда поторопись, — Ольга подтолкнула Полину к двери, — и тотчас возвращайся. Я хочу знать, как все прошло!О, Мадонна! — вздохнула Ольга, оставшись одна. — Помоги мне увидеться с ним. Я знаю: любовь еще жива в его душе, и он не откажется от того, что было между нами…Ольга достала из заветной шкатулки портрет Александра. Она никогда не расставалась с ним. И поэтому ей казалось, что ее возлюбленный — рядом, что он следует за ней — разговаривает, улыбается. Ольга мечтала о новой встрече с Александром и не раз в своих мыслях представляла, как войдет в его комнату — бесшумно и робко, как станет ждать, пока его высочество обратит, наконец, внимание на свою безмолвную посетительницу. Обернется от стола, занятый важными государственными делами и спросит, кто она и с какой просьбой пожаловала к нему.— Оля! Что ты делаешь здесь?! — воскликнет Александр, вдруг узнавая ее и хватаясь за сердце. — Это так опасно!— Я понимаю, что совершила глупость, — скажет она, припадая к его ногам, — но что я могла поделать с собой и своими чувствами? Я люблю тебя и буду любить вечно! Ты же волен наказать меня за дерзость.— Если это сон — я не желаю просыпаться, — промолвит Александр и бросится в ее объятия с долгожданными словами:— Боже, как мне не хватало тебя! Я думал о тебе каждую минуту.., нет, каждую секунду, каждое мгновение моей несчастной жизни. Она сделалась тусклой и бессмысленной без твоей любви.— Так вы не забыли меня, ваше высочество? — Ольга разрыдается у него на груди, и Александр станет ее утешать поцелуями.— Какое счастье, что мы снова вместе, — скажет он.— Вместе.., вместе… — вымолвит она голосом, полным нежности и счастья.— Больше я никогда не отпущу тебя, Оленька. Никто не разлучит нас, — Александр будет тверд и решителен в стремлении защитить их любовь, и они уже никогда не расстанутся. Никогда…— Скоро, очень скоро мы встретимся, Сашенька, — прошептала Ольга, нехотя возвращаясь из мира грез и убирая портрет Александра подальше от посторонних глаз.И вовремя — в дверь ее комнаты кошкой поскреблась запыхавшаяся Полина.— Сделала, барыня! Сделала, как велено. Он конвертик-то взял… Сам. Батюшки святы! Я и не думала, что так бывает!— Тебе думать и не положено, — прервала ее Ольга. — За работу — отблагодарю, а теперь — расскажи-ка мне, милочка, кто такая эта Анна. И поподробнее… * * * Утром, спустившись в столовую, Ольга застала уже сидевших за столом Корфа и Анну. И вид этой райской идиллии ее разозлил. Корф пребывал в прекрасном расположении духа и читал газету, точно какой-нибудь бюргер, между глотком кофе и ложечкой овсянки. Анна сидела по левую руку от него — соглашалась и кивала, словно добропорядочная жена и мать семейства. И такое между ними царило единодушие!— А вот еще история, — Корф перевернул страницу «Утреннего вестника». — «Старуха Загряжская услышала, что в чей-то дом ночью воры залезли. Она и велела дворнику купить балалайку, чтоб тот всю ночь играл и пел».— Песней воров отпугивать? — не смогла сдержать улыбку Анна. — Чудная барыня, однако!— Это еще не все, — кивнул Владимир. — Читаю дальше: "Ночь, мороз стоит трескучий, дворник побренчал, побренчал да и спать пошел. А старуха среди ночи просыпается, слышит — тишина, крик подняла страшный. Дворня прибежала, дом осмотрели — никого, а Загряжская им кричит: «Если воров нет, почему дворник не веселится? Надо, чтоб веселился!»Анна рассмеялась, и смех был очаровательным — разлился колокольчиком с ясным, до хрустального чистым звуком. Корф смотрел на нее влюбленными глазами и ничего вокруг не замечал. Ольга подошла к нему и коснулась ладонью его лба — Владимир не успел избежать неожиданности этого жеста.— Хорошо ли вы чувствуете себя, мой друг? — участливо спросила Ольга. — Я весьма обеспокоена состоянием вашего здоровья. Вы вчера весь день пробегали по морозу, не простудились ли?— Спасибо за завтрак, Владимир Иванович, — сухо сказала Анна, вмиг перестав смеяться, и поднялась из-за стола. — Простите, но я вас оставлю, у меня репетиция, мне надо торопиться в театр.— Кто позволил вам вмешиваться? — зло сказал Корф, скомкав газету и в раздражении швырнув ее на пол.— Вы так утомились вчера, — ласково сказала Ольга. — Я места себе не нахожу, все думаю: здоровы ли, не устали.— Места не находите? Кажется, вчера я точно указал вам его — отправляйтесь в свою комнату и не смейте выходить из нее вплоть до моего особого распоряжения! Завтрак вам Полина принесет. Вон! Подите вон! — страшным голосом произнес Корф, срывая с шеи льняную салфетку.Ольга недобро улыбнулась и, гордо вскинув голову, ушла… * * * После репетиции Анна зашла в знакомую кондитерскую. Она любила сладкое, и ей не хотелось сразу идти домой.В театре Оболенский встретил Анну с радостью и торжественно представил своему помощнику. Шишкин расплылся в умильной улыбке и принялся нахваливать ее красоту, твердя бесконечное «шарман, шарман». А когда Оболенский ушел, дав указание порепетировать сцену из трагедии «Эдип в Афинах», принадлежащей перу Владислава Александровича Озерова, старинного приятеля его отца и завзятого классициста, Шишкин как будто потерял к ней интерес.Анна пыталась понять, в чем причина столь резкой перемены настроения ее репетитора, но Шишкин был мрачен и долго молча сидел на стуле в дальнем углу класса, сосредоточенно грызя ноготь правого мизинца и пристально оглядывая Анну с головы до ног.— Я вижу сомнение в ваших глазах, господин Шишкин, — наконец, прервала затянувшуюся паузу Анна.— Однако вы проницательны, — с деланной печалью кивнул тот.— И что же вас так смутило во мне?— Вы — хрупкое, бледное существо, — Шишкин встал и подошел к Анне, как будто подкрался. — Ваша краска — невинность, ваше амплуа — беззащитность. Боюсь, вы не созданы для трагедии.— Но Сергей Степанович…— Князь находит таланты, но шлифую их я! Алмаз требует твердой руки опытного мастера.— И что же во мне, вам кажется, нуждается в огранке и оправе? — удивилась Анна, отстраняясь от слишком близко подобравшегося к ней Шишкина.— Все, — заявил Шишкин, дыша ей почти в лицо ароматом дорого коньяка, — каждый сантиметр вашего прекрасного тела. Вас надо лепить, ваять, как глину.— Извините, господин репетитор, но слово «лепка», вы, по-моему, понимаете слишком буквально, — Анна увернулась от его губ и невольно поспешила протереть щеку платочком.— Ваша холодность — сплошное дилетантство! — обиделся Шишкин. — Если вы и на сцене будете столь равнодушны к своим партнерам, далеко не все из коих покажутся вам симпатичны, то вряд ли сможете заслужить успех и признание у публики.— Но мы же с вами не на сцене, — попыталась урезонить его Анна.— Если вы бесстрастны за кулисами, то вряд ли сумеете проявить подлинное величие в образе, — пожал плечами Шишкин и снова принялся инфантильно грызть ноготь.— И что же мне делать? — смутилась Анна.— Не пропускайте моих уроков, — равнодушно ответил Шишкин. — И помните: я залог вашего успеха на сцене! Не прячьте своих лучших качеств под личиной праведной скромности. Докажите мне, что способны на большее. А я, уж поверьте, сумею направить вашу страсть в нужное русло.Разговор этот Анне не понравился, но поскольку посоветоваться ей было не с кем, Анна решила утешиться по-своему — пирожные всегда поднимали ей настроение.Она вошла в кондитерскую в тот момент, когда продавец принялся стыдить одну из покупательниц.— Эй, сударыня! А платить-то кто будет? Уж двадцать копеечек извольте достать из вашего кошелька! Товар, сами понимаете, не залежалый — только что из печи, кренделек к кренделечку.— Я не имею деньги сейчас, я присылать позже. Анна сочувствующе посмотрела на юную даму.Судя по всему, она была иностранка и попала в эту неприятную ситуацию, оказавшись по какой-то причине без провожатых в незнакомом городе.— Нет-нет, — не унимался кондитер, — мы без денег отпускаем только по знакомству. А вас я вижу впервые.— Деньги в доме, — краснея, объясняла девушка. — Я гость.— Замечательно! — усмехнулся продавец. — Назовите адрес. Я вышлю пирожные домой. Там и расплатитесь. Пусть хозяин отдаст деньги посыльному.— Я не знать адрес, — у покупательницы задрожал голос, похоже, она собиралась заплакать.— Тогда позовем городового, — пригрозил кондитер. — Набрала лучших пирожных, а платить — кто, дядя будет?— Дорогая! — Анна бросилась на помощь к несчастной девушке. — Наконец-то я вас нашла! Как вы могли уйти, никого не предупредив? А вы, господин продавец? Вам не стыдно! Это внучатая племянница герцога Веронского. Неужели вы газет не читали?! Она только вчера приехала в столицу по приглашению.— Но пирожные…— Сколько она вам должна? — строго спросила Анна, доставая кошелек.— Двад… Нет — сорок копеек, — воскликнул продавец, обрадованный ее сговорчивостью.— Возьмите, — Анна подала ему деньги. — Надеюсь, вы довольны? Идемте, дорогая.Анна взяла незнакомку под руку и вывела из кондитерской. Уже на улице девушка словно очнулась и остановила Анну.— Кто вы и куда мы идти?— Вы попали в затруднительную ситуацию, — ободряюще улыбнулась Анна. — Я сочла своим долгом вмешаться и помочь вам.— Я вам что-то должен? — тихо спросила девушка, смущенно опуская глаза.— Да, — кивнула Анна, — обещайте мне, что в следующий раз, выходя из дома, вы не забудете взять с собой кошелек и деньги.— Вы — такой добрый!— А знаете, — вдруг осмелилась Анна, — я живу в доме напротив, пойдемте со мной. Мы вместе выпьем чаю с этими пирожными.— Спасибо, я очень замерзать, — улыбнулась девушка.— В таком случае — настало время познакомиться. Меня зовут Анна. Анна Платонова. А вы?— Мария… Просто Мария. Я приехала Россия выходить замуж.— Как же ваш жених мог оставить вас одну на улице? Это очень опасно.— Он не знать. Он думать — я спать, — девушка лукаво посмотрела на Анну. — А почему вы сказать — я из Верона?— Шекспир подсказал, — рассмеялась Анна и, заметив недоуменный взгляд Марии, пояснила:— Я — актриса.— Вы любить театр? Театр — это очень романтично, — понимающе сказала Мария.— Вот мы и пришли, — Анна указала на дом Корфа. — Мы живем здесь.— Мы? Вы тоже замуж?— Пет, — растерялась Анна. — Я живу в доме моего опекуна. Я сирота. Мои родители… Я не знала своих родителей.— Как печально! Моя мама тоже покинула меня. Она теперь на Небесах и не может помочь мне.— Не грустите! Вы выйдете замуж, и у вас начнется новая жизнь. А вы любите своего жениха?— Очень, — прошептала Мария, поднимаясь вслед за Анной на крыльцо и входя в дом.Матвеич, завидев новое лицо, тут же принялся расшаркиваться — бросился снимать шубы, приглашать пройти в гостиную. На ходу спросил:— Чай?— Чай, — кивнула Анна и повела Марию за собой.— Анна! — Корф стремительно поднялся с дивана. — Почему вы так задержались? Затянулась репетиция? А.., вы не одна.— По дороге домой я стала свидетелем неловкой сцены в кондитерской — эту девушку хотели отвести в участок, потому что она не знала, как расплатиться за пирожные.— Кто же делает покупки без денег? — с явным небрежением поинтересовался Корф.— Познакомьтесь, — Анна дала знак Марии подойти ближе, — Мария…— Мария фон Дармт, — смущаясь под колким взглядом Корфа, сказала гостья.— Мария совсем недавно приехала из Германии. От волнения она настолько растерялась, что мне пришлось помочь ей: я заплатила за пирожные. А потом.., потом мы решили выпить чаю. Она очень милая.— В следующий раз, — строго велел Корф, — извольте предупреждать меня о своих идеях. Чай, думаю, скоро будет, а мне позвольте откланяться.— Это и есть ваш опекун? — удивилась Мария.— Его сын, — грустно сказала Анна. — Мой опекун, барон Корф, недавно умер.— Как жаль… Я видеть — мы много общее.— А вот и чай, — спохватилась Анна, заметив, что мажордом уже ставит чашечки на сервировочный столик у дивана. — Спасибо, Матвеич, это так кстати.— Владимир Иванович сказали, чтобы вы больше не заставляли его долго ждать. Он хотел говорить с вами, — смущенно сообщил Матвеич.— По-моему, это не очень вежливо, — нахмурилась Анна. — Впрочем, это вполне в его духе. Не беспокойся, я дам знать, когда останусь одна.— Хорошо, — улыбнулась Мария, отпивая глоток из элегантной фарфоровой чашки. — Сын ваш опекун любить вас?— Владимир? Нет, что вы! — вздрогнула Анна. — С чего вы взяли?— Он так смотреть на вас!— Ему нет до меня никакого дела. У него.., другие увлечения.— А вы? Вы любить Владимир?— Я даже боюсь думать об этом, — покачала головой Анна. — Он пугает меня. Он такой непредсказуемый…— Вы бояться, что он нет ответ на ваши чувства, да? — участливо спросила гостья.— Мне кажется, если я растеряю все свои чувства по дороге в театр, то не смогу быть на сцене по-настоящему страстной.— Я думать — настоящий чувства важнее, чем изображаемый, — Мария пристально посмотрела Анне в глаза, и та отвела взгляд.— Не знаю, — наконец, промолвила она.— А знаете, как я признаться в любовь мой жених? Я написать ему стихи.— Вы очень смелая, — улыбнулась Анна. — И я так рада нашему знакомству.— Что это? Часы? — гостья обернулась в сторону деревянных напольных часов — предмет особой гордости барона Корфа. — О! Я пора! Мне надо бежать!— Бежать никуда не надо, — остановила ее Анна. — Наш конюх Никита вас отвезет.— Но… — растерялась Мария.— Никаких «но»! — успокоила ее Анна. — Пойдемте, я провожу вас.Вернувшись в гостиную, Анна вдруг вспомнила, что Корф хотел видеть ее, но он появился сам, и они столкнулись в дверях. Корф побледнел и хотел обнять Анну, но она отстранилась от него — вежливо и холодно, словно и не было того мимолетного, но такого счастливого объяснения вчера в карете.— Что еще случилось? — надменно поинтересовался Корф. — Вы опять чем-то недовольны?— Вы были нелюбезны с моей гостьей.— Это пока еще мой дом, и гости сюда приходят только званными.— Я всего лишь помогла бедняжке…— Ах, оставьте! — разозлился Корф. — Всем не поможешь! И потом — благородство всегда наказуемо.— Это вы о госпоже Болотовой? — иронически осведомилась у него Анна.— Госпожа Болотова завтра же покинет этот дом. Ей предстоит дальняя дорога.— Она так быстро надоела вам?— Мне незачем к ней привыкать. В ней нет ни капли искреннего чувства. Она — та же актриса, только играет в жизни, а не на сцене.— Так вот в чем дело! — понимающе улыбнулась Анна. — Вы не верите актрисам.— Анна! Боже! — воскликнул Корф. — Я не это хотел сказать.— Быть может, но того, что я услышала, достаточно, чтобы понять, к чему вы клоните, и в действительности думаете обо мне.— Анна, что с вами? Я не узнаю вас. Мы едва-едва стали понимать друг друга. Но теперь я вижу — ваше сердце осталось холодным, равнодушным и полным непонимания. И я даже сомневаюсь теперь — есть ли оно вообще?!— Что? Да как вы смеете?!— Впрочем, я забыл! Вы же актриса! И способны выражать ваши чувства лишь на сцене. Но на сцене мы с вами никогда не увидимся. Слышите? Никогда!— Когда-нибудь, Владимир, вы пожалеете о том, что сейчас сказали, — сухо произнесла Анна. — Извините, я должна отдохнуть, репетиция немного утомила меня. Как оказалось, режиссеру тоже была нужна моя страстность. Но, думаю, на всех ее не хватит, так что мне придется выбирать — или страсти в этой гостиной, или на сцене.— И что вы выберете?— Я сообщу вам, когда приму решение, — Анна гордо кивнула Корфу и вышла, намеренно хлопнув дверью.В коридоре ее едва не сбил насмерть перепуганный Матвеич, и Анна поспешила подняться к себе. А Матвеич между тем ворвался в гостиную с криком «Там, там!» и был бледен до неузнаваемости.— Угомонись, Матвеич! — отмахнулся Корф. — Мне не до тебя сейчас.— Но барин! — взмолился слуга. — Там к вам…— Я же сказал — меня ни для кого нет дома! Закрой эту чертову дверь и оставь меня в покое!— За этой чертовой дверью, по-видимому, творится нечто весьма интересное, — весело сказал Александр, входя в гостиную. — Так хлопнуть ею могла только очень страстная и прехорошенькая, надеюсь, дама. Верните ее, мне любопытно взглянуть.— Вы… Ваше высочество! — растерялся Корф. — Как? Почему здесь?— Не рады меня видеть, барон? — удивился Александр. — А ваше письмо было таким дружеским. Я не мог не откликнуться на него.Корф развел руками, пытаясь вспомнить о письме.— Было любезно с вашей стороны сообщить о своем приезде, — Александр прошел к дивану и удобно расположился на нем.— Простите, я не предложил вам сесть… — пробормотал Корф.— Понимаю, вы хотели бы навестить меня во дворце, но вы сами должны понимать — там слишком много ушей и соглядатаев. Итак, где та особа, которая мечтала бы попасть на сегодняшний бал-маскарад?— Особа? — Корф почувствовал, что земля уходит у него из-под ног.— Какая-то актриса, которой покровительствует ваша семья. Так вы покажете эту даму мне или вы настолько ревнивы, что держите ее взаперти?— Нет-нет, — смутился Корф. — Матвеич, пожалуйста, вели Анне спуститься. Сию минуту. Сейчас!— Вели? — улыбнулся Александр. — Вы ведете себя просто, как султан какой-то. Э, да здесь, кажется, амур?— Чего стоишь? Иди! — прикрикнул на Матвеича Владимир, пытаясь увести наследника от опасной для него темы разговора.— На самом деле, я признателен вам, барон, что вы написали мне, — признался Александр. — В моем окружении совсем не осталось людей, которым я мог бы доверять.— Не уверен, что мы успели стать друзьями, — удивился Корф.— Но и как противник вы вели себя достойно и порядочно. А это уже немало. И я бы желал продолжить наше знакомство, ибо мне уже сейчас стоит подумать о том, чтобы окружить себя верными и честными офицерами.— Если вы помните, ваше высочество, я был уволен со службы, — тихо произнес Корф.— Нет ничего невозможного, барон, — уверенно сказал Александр. — А вот и она… И она прелестна!— Вы велели мне явиться? — Анна с преувеличенной вежливостью поклонилась Корфу и его гостю.— Да, — смутился Корф, — то есть нет.., я просил, я звал, я… Впрочем, вот, Александр Николаевич, позвольте вам представить, воспитанница моего отца, актриса и певица Анна Платонова. А это…— Я знаю, — кивнула Анна и снова поклонилась — на этот раз только наследнику и с величайшим почтением, — ваше высочество…— Вы просто очаровательны, — Александр с присущей ему галантностью продемонстрировал желание поцеловать прекрасной даме руку, и Анна после некоторого колебания подала ее наследнику. — Весьма приятно. Надеюсь, что и голос ваш столь же привлекателен, как и его хозяйка.— Анна, — попросил Корф, — спойте нам что-нибудь. Пожалуйста.— Это честь для меня, — улыбнулась Анна и села к роялю.На этот раз она спела одну из известных ей песен, и Александр был тронут. Простая мелодия своей безыскусностью и искренностью напомнила ему принцессу Марию, и он искренне поблагодарил Анну за пение.— Уверен, — бодрым тоном сказал Александр, — вы произведете фурор на балу. Ибо я намерен видеть там вас обоих сегодня. Надеюсь, столь высокое общество не смутит вас, сударыня, и вы порадуете нас своим пением?— Я уже пела однажды, на балу у графа Потоцкого, — просто сказала Анна.— А! — вспомнил Александр. — Это там…— Это там я имел честь познакомиться с вами лично, ваше высочество, — быстро вмешался в его воспоминания Корф.— А вы еще и шутник! — кивнул Александр. — К счастью, та дуэль и ее причина остались далеко в прошлом. Не правда ли?— Это было лишь мимолетное увлечение, стреляться было глупостью.— Для меня все выглядело иначе — я с ума сходил от ревности! Ольга умна, чертовски красива, в ней бушевала такая страсть!— Да, она одна из тех женщин, которые способны довести до безумия…— Ваше высочество, барон, вы позволите мне покинуть вас? — Анна вопросом напомнила им о своем существовании.— О, простите! — расшаркался Корф. — Это так глупо — восхвалять достоинства одной женщины, находясь в обществе другой — не менее прекрасной и умной.— И талантливой! — воскликнул Александр. — Помните: мое приглашение в силе!— Не стану вам мешать, — Анна сделала вид, что приняла их извинения и, попрощавшись до вечера, вышла из гостиной.— Неловко получилось, — смутился Александр.— Любовь лишает нас здравомыслия, — признал Корф.— Нет-нет! — покачал головой Александр. — Ольга — в прошлом. В самом ближайшем времени я женюсь. Моя невеста — полная ей противоположность. С Марией я оценил тепло и покой, я счастлив!— А ваша невеста любит вас?— Более и мечтать не о чем! Хотя, знаете, в последнее время мне подозрительно часто стали приходить мысли об Ольге. Она снится мне, и, признаюсь, это немного тревожит.— А, если бы…если бы она оказалась здесь, сейчас, как бы вы поступили? — осторожно спросил Корф.— Не знаю, — Александр задумался, — не знаю. Но.., вы заговорили об Ольге, почему? Вам что-нибудь о ней известно? Может быть, она опять в Петербурге?— О нет, нет! — воскликнул Корф. — Просто я хотел бы понять, легко ли забыть женщину, которая была смыслом твоей жизни.— Я уже сказал вам — возможно все, тем более, когда жизнь обретает новый смысл. Но мне пора возвращаться во дворец, пока меня не стали искать. Увы, — развел руками Александр, — жизнь правителей — всегда под прицелом. Мы не властны над собою, находясь под бременем власти. Еще раз простите за вторжение. И жду вас на балу. Впрочем, это не столько бал, сколько галантное развлечение. Репетиция рыцарской карусели. Не отказывайтесь, хотя бы ради Анны — она восхитительна!Корф принял от Александра приглашение в форме новогодней открытки и вышел из гостиной проводить его.Едва дождавшись, когда карета наследника выедет на улицу, Корф бросился наверх к Ольге. Оттолкнув стоявшую на часах Полину, Корф в бешенстве ногой с силой толкнул дверь и ворвался в комнату.— Что это значит? — весьма умело изумилась Ольга.— Что это значит? — передразнил ее Корф. — Да как вы посмели написать наследнику от моего имени?

Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты - Езерская Елена => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты автора Езерская Елена дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Езерская Елена - Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты.
Если после завершения чтения книги Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты вы захотите почитать и другие книги Езерская Елена, тогда зайдите на страницу писателя Езерская Елена - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Езерская Елена, написавшего книгу Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Бедная Настя - 6. Петербургские лабиринты; Езерская Елена, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 decanter.ru/girvan