А-П

П-Я

 диваны от производителя в angstrem 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Дорсей Кристина

Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря


 

Здесь выложена электронная книга Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря автора по имени Дорсей Кристина. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Дорсей Кристина - Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря.

Размер архива с книгой Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря равняется 168.4 KB

Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря - Дорсей Кристина => скачать бесплатную электронную книгу



Братья Маккейд – 1
OCR: Eleanorlib
«Сердце дикаря»: ''Библиополис''; 1996
ISBN 5-7435-0038-Х
Оригинал: Christine Dorsey, “My Savage Heart”
Аннотация
Оставшись без гроша после смерти отца, Кэролайн Симмонс, англичанка из благородной семьи, соглашается стать женой богатого американца, которого ни разу не видела, и направляется к нему на Запад. В порту ее встречает не будущий муж, а его сын — смуглый, черноволосый, привлекательный, наполовину индеец-чероки. Он мечтает отомстить отцу за те унижения, которым тот подверг его мать. А орудием мести должна стать та безрассудная особа, которая решилась на столь рискованное предприятие ради денег. Однако встреча с Кэролайн путает все его планы.
Кристина Дорсей
Сердце дикаря
(Братья Маккейд-1)
Двум людям, недавно вошедшим в мою жизнь... Эвану Маршаллу, замечательному агенту, и непревзойденному редактору Джону Сконемильо.

И как всегда — Чипу.

Памяти Домино, дарившего нам свою беззаветную любовь в течение четырнадцати с лишним лет... терпеливо сидевшего подле компьютера, пока я работала.
ПРОЛОГ
— Вы посылали за мной?
Мужчина, задремавший в кресле у камина, вскинул голову и тревожно оглянулся по сторонам. В его светло-зеленых глазах мелькнул страх. Увидев высокого молодого человека, остановившегося в дверном проеме, он нахмурился. В его хрипловатом после сна голосе явственно прозвучали досада и раздражение:
— Вот именно! Почти две недели тому назад. Где, черт побери, ты пропадал?
Волк шагнул вперед, и на него упал тусклый свет от единственной в комнате свечи, оплывавшей в медном подсвечнике на столе. Он перекинул ружье на руку и, слегка прищурив черные глаза, взглянул в лицо своему пожилому собеседнику.
— Я был на летней охоте... с моим народом. — Роберт Маккейд с силой сжал подлокотники кресла и попытался встать, в который уже раз позабыв про раненую ногу, взятую в лубок и покоившуюся на низенькой скамеечке подле кресла.
— Вот проклятье, черт побери! — выругался он, снова опускаясь на подушки с багровым от гнева и напряжения лицом.
Эта явная беспомощность тронула бы сердце Волка, выкажи ее кто-то другой, а не этот человек. На его красивом, бронзовом от загара лице не дрогнул ни один мускул. Он знал, что отец повредил ногу, и лишь поэтому откликнулся на его зов. И еще потому, что подумал о Мэри, — быть может, это ей понадобилась его помощь.
— Вам следовало бы вести себя осторожнее, — бесстрастно произнес он.
— Плевать тебе на меня, черт побери, раз ты явился сюда одетый как дикарь!
— Меня моя одежда устраивает, — ответил Волк, сохраняя прежнюю невозмутимость под неодобрительным взглядом старика, который, поджав губы, перевел взгляд с распущенных волос сына на его рубаху из домотканого полотна и кожаные штаны.
— А кроме того, — быстро добавил Волк, — я не считаю нужным притворяться.
— Ах ты неблагодарный щенок! Да я бы никогда... — лицо Роберта налилось кровью, и он снова попытался было подняться, но рука сына мягко и уверенно легла ему на плечо.
— Я пришел сюда не для того, чтобы вспоминать былые обиды, — произнес он и направился к двери, бесшумно ступая обутыми в мокасины ногами.
— Погоди, Рафф! Ты должен сделать для меня кое-что. — Услыхав из уст отца свое английское имя, Волк приостановился и оглянулся через плечо. Он ждал, вопросительно подняв черные как смоль брови, кляня себя в душе за такую податливость. Ему вообще не следовало приходить сюда.
— Ты должен съездить для меня в Чарльз-таун. — Вместо ответа Волк направился к выходу и взялся за дверную ручку.
— Дьявольщина, Рафф! — Старик ухватился за грубый деревянный костыль, стоявший подле кресла, и с трудом поднялся на ноги. — Ты обязан помочь мне. Господи Боже, ведь ты как-никак мой сын!
— Ваш незаконнорожденный сын, — бесстрастно произнес Волк, распахивая дверь. Но Роберт отмахнулся от его слов, как в свое время отмахнулся он и от его матери, Алкини.
— Ты же видишь, я не могу ехать сам. Иначе не стал бы тебя просить.
Волк лишь негодующе фыркнул в ответ:
— Я нисколько в этом не сомневаюсь!
Роберт сказал сущую правду, он неизменно справлялся со своими делами без посторонней помощи: управлял плантацией, обманывал доверчивых чероки, растлевал невинных девушек. Волк снова вспомнил о матери. Ноздри его раздулись, и он глубоко вдохнул теплый, влажный воз-пух, напитанный запахом сосновой смолы. Он не оглянулся, услышав за спиной стук костыля по дощатому полу.
— Пошлите туда кого-нибудь другого!
— Да некого мне послать, черт возьми!
Волк нимало не усомнился в правдивости слов отца. Старик не вспоминал о нем и не интересовался им с тех пор, как он покинул этот дом и стал жить с чероки. Похоже, ему действительно не к кому больше обратиться с каким-то срочным и важным поручением.
— Логан отправился на север сражаться с этими проклятыми язычниками, и мне некому больше поручить привезти ее сюда.
— Моему брату следовало бы побеспокоиться о безопасности своей жены, а не ввязываться в драки.
— С Мэри все в порядке. Какого черта? Ей не грозит здесь никакая опасность. Она... дьявольщина, да все мы ничем не рискуем, живя здесь. Не больше, чем, если бы поселились в Чарльз-тауне. У этих твоих братьев-чероки, как ты их величаешь, кишка тонка причинить нам какие-либо неприятности.
Слова старика заключали в себе вызов, и прежде Волк непременно вспылил бы в ответ. Но теперь он промолчал. Конфликт между английскими поселенцами и чероки день ото дня усугублялся, грозя неисчислимыми бедами. Волк не в силах был ни предотвратить их, ни убедить упрямого старика в реальности нависшей над ним и его близкими угрозы. И что бы ни говорил Роберт Маккейд, слова его уже не могли, как прежде, задеть Волка за живое. Лишь бы он не делал ничего во вред чероки... и Мэри.
Задумавшись, Волк едва не пропустил мимо ушей последнюю фразу Роберта.
— Что вы сказали?! — он повернулся так резко, что Роберт, ухватившись за костыль, покачнулся и едва устоял на ногах.
— Я сказал, что собираюсь жениться, — нарочито громко повторил Роберт. — Я не могу больше жить один, без женщины. Я построил этот дом, — Роберт не без гордости сделал красноречивый жест рукой, словно очерчивая ею свое просторное владение, — и считаю, что он нуждается в хозяйке, а я — в спутнице жизни. Утонченной и образованной.
Волк расхохотался, и его звонкий смех разбудил спавшую у крыльца собаку. Она задрала нос, настороженно принюхиваясь, и снова уронила голову на лапы.
А ведь была на свете женщина, нежно и преданно любившая Роберта Маккейда, подумал Волк. Непонятно лишь за что. Ее, конечно, нельзя было назвать ни образованной, ни утонченной. А ее преданность, бескорыстие и любовь не смогли тронуть сердце Роберта. И он безжалостно растоптал ее, словно сорняк в своем саду.
Старик гордо выпятил грудь:
— Леди Кэролайн Симмонс прибудет из Англии, чтобы выйти за меня замуж.
— Леди Кэролайн? — от удивления брови Волка поползли вверх. — Что же эта титулованная особа могла найти в вас?
Он хорошо помнил, чего жаждали высокородные леди от него самого. За годы, проведенные в Англии, он бывал ласково и гостеприимно принят в бессчетном числе роскошных, благоухавших дорогими благовониями дамских спален. Высокомерные аристократки пленялись его молодым, сильным телом, они ожидали от этого полудикаря немыслимых наслаждений, набрасываясь на него, как на острое экзотическое блюдо. Его поразило, сколь многие титулованные особы пожелали развеять скуку и монотонность своей жизни в объятиях молодого метиса чероки. Каким-то обостренным внутренним чутьем они угадывали, что, несмотря на изысканные манеры и изящную одежду, в душе он остается опасным, необузданным дикарем. И это неудержимо влекло их к нему. Волк совершил немало альковных подвигов и оправдал все возлагавшиеся на него надежды.
Однако Волк нисколько не обманывался относительно чувств, питаемых к нему всеми этими утонченными леди. Он был для них лишь забавой, новой занятной игрушкой. Ни одна высокородная дама или девица не восприняла его всерьез. Вскоре Волка стали тяготить эти кратковременные, опустошающие душу интрижки. Пресыщенный и разочарованный, он вернулся на родину.
— Тебе, я вижу, не верится, что дочь графа согласна стать моей женой? — спросил Роберт, стараясь принять как можно более величественную позу.
Волк промолчал. Он слыхал от своего дяди Цесани, как мать его до последней минуты надеялась, что Роберт узаконит свои отношения с ней. Но она умерла девять лет назад, когда Волк был в Англии. О ее смерти он узнал лишь через год, когда вернулся домой. Она умерла, мучимая мыслью о том, что ее единственный сын всю жизнь будет носить позорное клеймо незаконнорожденного.
— Богатство! — воскликнул Роберт. Глаза его блеснули, лицо озарилось радостью. — Богатство даст тебе все, сынок. Чем раньше ты поймешь это, тем будет лучше для тебя. Это единственная стоящая вещь на земле!
— А происхождение этого богатства не имеет никакого значения, не так ли? — произнеся эти слова, Волк тут же пожалел об этом. Спорить с Робертом, взывать к его чувствам и совести было бессмысленно.
— Ты думаешь, леди Кэролайн не все равно, каким способом я нажил свое состояние? — насмешливо спросил Роберт.
— Да. — Волк в упор смотрел на отца, не пытаясь скрыть охватившего его отвращения. — Думаю, ей это безразлично.
Женщины, с которыми он общался в Англии, были все как одна эгоистичны и до крайности беспринципны. И коли эта леди Кэролайн решила продать себя подороже, то Роберт, безусловно, прав. Она не даст себе труда задуматься о чероки, которых подло обманули, и о женщине, прожившей с Робертом не один год и безжалостно вышвырнутой вон.
— Привези ее сюда. Я заплачу тебе. — Роберт покачнулся, с трудом удерживая равновесие. — Леди Кэролайн прибудет в Чарльз-таун через неделю. Черт возьми, дорого бы я дал, чтобы она уже была здесь!
Волк открыл было рот, чтобы высказать этому человеку все, что он думал о его деньгах и его утонченной жене-англичанке, но перед его мысленным взором возник образ матери. Как она убивалась, когда его, десятилетнего, отняли у нее! Она умерла несколько лет спустя от лихорадки, но Волк знал, что на самом деле ее убил Роберт Маккейд. Он сломил ее дух, и все годы после разлуки с сыном она медленно угасала. Лихорадка лишь довершила дело, начатое Робертом.
И смерть ее до сих пор остается неотмщенной.
Волк не мигая смотрел на старика. Сам того не ведая, Роберт в эту самую минуту давал ему возможность отомстить за мать. Придет время, и он обо всем узнает. Волк позаботится об этом. Его полные, чувственные губы растянулись в подобии улыбки.
Он отомстит, и никто не осмелится помешать ему в этом, — леди Кэролайн не сможет устоять перед ним.
— Я привезу вашу женщину, — бесстрастно произнес он и, повернувшись, спустился с крыльца. Через мгновение его поглотила тьма.
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Конец лета 1759 года Чарльз-таун, Южная Каролина.
Она оказалась совсем не такой, какой он ее представлял себе. Впрочем, так бывало всегда, когда дело касалось женщин.
Прислонясь к грязной, в потеках, стене бара гостиницы Купера, Волк пристально разглядывал женщину, которая пересекла океан, чтобы стать его мачехой. Не будь он так зол на происходящее. Волк непременно расхохотался бы при виде ее. Роберту нужна была утонченная женщина, и эта леди с готовностью согласилась продаться ему. Но что толку? Эта фарфоровая куколка не выдержит и двух недель той жизни, на которую она по неведению обрекла себя.
Она встревоженно оглядела зал своими огромными глазами. Волк почувствовал укор совести. Эта девушка была чем-то похожа на испуганного, загнанного оленя. Сам же он вынужден выступить в роли жестокого, безжалостного охотника: она станет жертвой его мести. Но он постарался подавить в себе сочувствие и невольную симпатию к будущей жене отца.
Ведь не он же, в конце концов, создал эту ситуацию.
Леди Кэролайн, эта хрупкая блондинка с матово-бледной кожей и точеными чертами лица, поддавшись корысти, оказалась вдали от родных, в чужой полудикой стране. Прибыв в Южную Каролину, она предоставила Волку возможность отомстить за безвременную кончину и поруганную честь его матери. С его стороны было бы непростительной глупостью упустить этот шанс. В том, что обстоятельства сложились именно так, а не иначе, он видел неумолимую волю рока.
Растянув губы в лучезарной улыбке, Волк оттолкнулся от стены и пересек душное, прокуренное помещение. Разговоры затихли, и собравшиеся с любопытством оглядели его.
— Леди Кэролайн? — произнес он, остановившись подле столика в углу. Она теребила кружевной платочек, лежавший у нее на коленях, и не сразу подняла глаза на Волка.
— Да? — произнесла она наконец севшим от волнения голосом и кашлянула. Разглядев своего собеседника, она окончательно смутилась и растерялась. Он был высок и строен, худощав, но крепко сложен и очень широк в плечах. Гораздо крупнее большинства окружающих мужчин. Так, по крайней мере, показалось Кэролайн, глядевшей на него снизу вверх.
— Я — Кэролайн Симмонс, — с трудом выдавила она из себя. Она снова принялась теребить платок, чтобы скрыть дрожь своих тонких, изящных рук. Вид этого человека напугал ее. Нельзя сказать, чтобы незнакомец выглядел или вел себя не как джентльмен. Совсем наоборот! Он говорил с ней почтительно и казался гораздо более опрятным и ухоженным, чем любой из находившихся здесь мужчин. Его серый шелковый костюм был великолепно скроен и безупречно сидел на его стройной фигуре, наряд дополняла белоснежная рубашка, туго накрахмаленная и выглаженная. Но Кэролайн с тревогой подумала, что внешний облик воспитанного джентльмена, судя по всему, лишь оболочка, за которой скрывается дикая, неукротимая и необузданная сила, которую нельзя было не заметить в этом человеке.
Незнакомец представился ей, но Кэролайн, поглощенная своими мыслями, расслышала лишь его фамилию и пробормотала:
— Маккейд... Вы — Роберт Маккейд?
Она не имела ни малейшего представления о внешности своего суженого и никак не ожидала, что он окажется столь представительным, и грозным, и... молодым.
— Нет, — ласково улыбнувшись, ответил Волк. — Я — Рафф Маккейд, его сын.
— О-о-о, — протянула вконец сбитая с толку Кэролайн. Она с трудом подавила искушение прижать ладони к пылавшим щекам. Выходит, человек, чья внешность так напугала ее, станет ее пасынком?! От этой мысли у нее потемнело в глазах. Ей было известно, что у Роберта Маккейда два сына, но она представляла их себе юными и беспомощными, нуждающимися в опеке, — словом, примерно такими, каким был ее собственный брат Эдвард. Этот же диковатый великан явно не нуждался ни в ком.
Кэролайн поймала на себе внимательный взгляд его черных глаз и нервно облизала губы.
— Я очень рада познакомиться с вами, мистер Маккейд.
— Готовы ли вы отправиться в путь? — спросил он безо всяких предисловий. Поначалу Волк намеревался, представившись леди Кэролайн, отправиться с визитом к губернатору колонии и предложить ей подождать его возвращения в номере. Он собирался в Чарльз-таун по своим делам еще до того, как Роберт обратился к нему с просьбой встретить его невесту. Но робость и наивность этой девушки произвели на Волка неприятное впечатление. Он слишком хорошо знал женские уловки, чтобы поверить в ее искренность. На своем веку он встречал немало хитрых плутовок, прикидывавшихся простодушными овечками, чтобы заполучить его в свои сети. Этот номер у нее не пройдет! Пусть потомится в приемной у губернатора. Это послужит первым шагом к ее укрощению.
— Прямо сейчас? Да, готова. — Кэролайн встала, расправив складки на платье, и твердо взглянула в глаза самоуверенного пасынка. Однако этот взгляд нимало не смутил его.
— Я рассчитывала, — произнесла она бесстрастным голосом, — что Роберт... что ваш отец сам приедет за мной. — Кэролайн не добавила, что ожидала его два дня тому назад, когда «Морской голубь» вошел в гавань Чарльз-тауна. У нее при себе почти не было денег, и даже столь кратковременное пребывание в гостинице вконец истощило ее скромные финансовые ресурсы.
— С ним случилось несчастье, — сказал Волк, беря ее за локоть.
— Несчастье? Надеюсь, он не очень сильно пострадал? — с тревогой спросила Кэролайн, в душе упрекая себя за черствость и эгоизм. Ведь если Роберт Маккейд не сможет жениться на ней, они с Эдвардом просто пропадут. И это тревожило ее гораздо больше, чем самочувствие незнакомого ей человека.
— Нет, и он уже поправляется. Однако мой... отец пока не в состоянии свободно передвигаться. Поэтому он не встретил вас здесь. — Ради осуществления своего плана Волк должен был держаться с будущей мачехой безупречно вежливо и предупредительно. И все же с каким трудом он назвал отцом этого ненавистного человека!
— Слава Богу! — Кэролайн сощурилась от яркого, бившего в глаза солнца, выходя под руку с Волком на Уотер-стрит. Если бы не жара, эта улица вполне могла бы сойти за предпортовый квартал Лондона, покинутого ею около двух месяцев назад, — здесь царила такая же шумная суматоха. Вдоль пыльной мостовой так же суетливо двигались пешеходы, лавируя между телег и тяжело груженных повозок. Та же грязь кругом, те же тучи мух, роящихся над кучами мусора. То же зловоние.
Кэролайн невольно вспомнились тишина и уют Симмонс-Холла. Она словно вновь вдохнула упоительный воздух окружавшего поместье леса, услышала щебетание птиц. С усилием заставив свои мысли вернуться к окружающей действительности, она напомнила себе, что Симмонс-Холл больше не принадлежит ей. У нее больше ничего не осталось. Ничего.
Но Боже, как тяжело было смириться с этим! Кэролайн всегда старалась принимать вещи такими, какими они были, смиряться с разочарованиями и потерями и смело идти вперед. Так поступила она и на сей раз. Сердце ее почуяло беду при появлении в поместье поверенного ее отца на следующий же день после похорон старого графа. С трудом преодолевая неловкость и смущение, адвокат поведал юной наследнице о плачевном положении ее финансовых дел. Он то и дело потирал свой огромный, усеянный бородавками нос, ставший к концу его рассказа совсем багровым.
— Выходит, я разорена, — сказала ему Кэролайн, дивясь своему спокойствию. Она с горечью подумала о том, что граф тратил гораздо больше, чем мог себе позволить.
— Боюсь, что так, леди Кэролайн, — пробормотал Оливер Чипфорд, проводя указательным пальцем по носу. Прокашлявшись, он отвел глаза и добавил: — Дом и земли должны быть проданы в возмещение долгов. — Но тут его осенила внезапная мысль, и, приосанившись, он произнес внезапно окрепшим голосом: — Однако я мог бы споспешествовать вашему весьма выгодному браку, миледи. И я уверен, что...
— Нет, этого достаточно! — отозвалась Кэролайн, отводя взгляд от окна, сквозь которое она разглядывала чудесный, столь любимый ею сад, который ей предстояло вскоре покинуть. — Ведь есть еще и Недди! Он слишком мал, чтобы зарабатывать себе на жизнь!
— Он теперь в школе, насколько мне известно.
— Да, — ответила Кэролайн дрогнувшим голосом. Если она не внесет необходимой суммы за обучение Эдварда, того исключат из школы. Мальчик должен получить образование! Но где взять на это денег? Мизерных сумм, выдаваемых ей отцом на ведение хозяйства, едва хватало на то, чтобы свести концы с концами, и ей удалось скопить совсем немного.
Однако с помощью мистера Чипфорда все устроилось. Она сможет оплатить учебу Эдварда. Но для этого пришлось согласиться на брак с неким Робертом Маккейдом. Приняв его предложение, Кэролайн вынуждена была покинуть Англию... и брата. Но других желающих взять за себя молодую аристократку без единого пенни за душой просто не нашлось.
Рафф Маккейд, неторопливо переставляя свои длинные ноги, делал огромные шаги, и Кэролайн приходилось почти бежать, чтобы не отстать от него. Не выпуская его руки, она быстро семенила рядом с ним по неширокому деревянному тротуару Брод-стрит. Ей приходилось то и дело увертываться от столкновений с многочисленными прохожими, деловито сновавшими взад-вперед по улице. Она с любопытством разглядывала ярко-алую униформу солдат, лоснящиеся на солнце лица негров. Но самое необычное зрелище для взора молодой англичанки явил собой абориген Нового Света, высокий краснокожий индеец. Голова его была гладко выбрита, за исключением длинного клока волос, торчавшего на самой макушке, одежда дикаря состояла из кожаных штанов и полотняной короткой куртки, украшенной затейливой вышивкой.
Кэролайн собралась было порасспросить о встреченном индейце своего спутника, но одного взгляда на его застывший, словно окаменевший, профиль оказалось для нее достаточно, чтобы понять, насколько тот в данную минуту не расположен к праздным разговорам. Она воздержалась даже от вопроса о том, скоро ли они придут в дом его отца, мистера Маккейда.
Сделав еще несколько десятков шагов, Волк остановился, да так резко, что Кэролайн едва не столкнулась с ним. Они оказались на углу Брод-стрит и Митинг-стрит. Кэролайн, подняв голову, с удивлением разглядывала высившееся перед ними здание — массивное, представительное, с четырьмя большими колоннами. По мнению Кэролайн, оно никак не походило на частное жилище. Когда Волк повлек ее вверх по ступеням крыльца, она робко спросила:
— Ваш отец ждет меня внутри? — Волк рассмеялся низким раскатистым смехом, и Кэролайн, поняв, что сказала глупость, густо покраснела.
— Мой отец ждет вас, миледи, у себя дома... Это к западу отсюда, у подножия гор.
Горы? Уж не шутит ли он с ней, в самом деле? Но прежде чем она успела спросить, откуда взяться горам на этой плоской равнине, он открыл тяжелую дубовую дверь и провел ее внутрь помещения.
— Сначала мы должны увидеть губернатора. Ему следовало сказать не «мы», а «я увижу губернатора», — думала Кэролайн, истомленная двухчасовым ожиданием в приемной губернаторского дома. Она неподвижно сидела на стуле с высокой спинкой, придвинутом к самой стене. На низком столике перед ней стояла чашка остывшего чая, который она даже не пригубила. Его услужливо подал ей юный секретарь губернатора, тотчас же после этого вернувшийся за свою конторку красного дерева. Он носил парик — пожалуй, слишком пышный для его узкого лица. Теперь молодой человек, скрипя пером, быстро и сосредоточенно писал что-то на листе пергаментной бумаги. Он старательно делал вид, что не слышит гневных криков, доносившихся из-за закрытой двери. Той самой, за которой находился сейчас сын Роберта Маккейда.
Кэролайн повела плечами, отчего ее жесткий стул протестующе скрипнул, и, поймав на себе любопытный взгляд юноши в парике, опустила глаза на свои руки, сложенные на коленях. Разговор между Раффом Маккейдом и губернатором колонии проходил на повышенных тонах. О согласии между собеседниками не могло быть и речи. Судя по всему, инициатором ссоры выступил ее будущий пасынок. Время от времени до слуха Кэролайн доносился и голос губернатора, в котором отчетливо слышались примирительные нотки. Это, однако, не производило ни малейшего впечатления на Раффа, продолжавшего с жаром отстаивать свои позиции.
— Выходит, договор, заключенный в 1730-м году, больше ничего не значит? — возмущенно воскликнул он. — И мне следует сказать об этом своим людям, когда я вернусь? И объяснить им, что король Англии в своей неизреченной мудрости решил нарушить данное им слово?!
Кэролайн, не веря своим ушам, закусила губу и с ужасом ждала, каков будет ответ губернатора на эти слова. По ее мнению, упрек, высказанный молодым Маккейдом в адрес его величества, не мог остаться безнаказанным. Наверное, губернатор сейчас распахнет дверь и вызовет стражу, чтобы арестовать грубияна.
Но ничего подобного не произошло. Напротив, правительственный чиновник, казалось, готов был любой ценой смягчить гнев своего собеседника и добиться согласия с ним. Кэролайн представила себе, как он беспомощно разводит руками, говоря о нападениях на поселки колонистов, участники которых должны понести наказание.
— А как насчет убийства воинов-чероки, чьи скальпы были проданы губернатору Виргинии? Разве подобное не требует отмщения?!
— Но согласно английским законам...
— Но у чероки тоже есть свои законы. Почему бы и их не принять во внимание?!
В наступившей тишине Кэролайн почувствовала, что неприязнь, которой были охвачены спорящие за закрытой дверью мужчины, растет и ширится и заполняет собой весь губернаторский дом сверху донизу. Она невольно поежилась.
Тут снова раздался мягкий, вкрадчивый голос губернатора:
— Что и говорить, отношения между англичанами и чероки нынче напряженные. Но их можно улучшить. — Он помолчал. — Например, если возобновится торговля.
Рафф перебил его дрогнувшим от возмущения голосом:
— Торговля?! Это слово лишь напомнило мне о том, сколь бесчестны английские торговцы!
Кэролайн напряженно прислушивалась. Тем же, уже не таясь от нее, был занят и молоденький секретарь. Однако они не смогли расслышать ответа губернатора. Голос Раффа, напротив, отчетливо зазвучал в тишине комнаты:
— И тем не менее, вы требуете, чтобы мы покинули наши дома и шли сражаться бок о бок с вами против ваших врагов.
— Но французы — и ваши враги!
— Лишь потому, что мы являемся вашими союзниками согласно договору, прочие условия которого вы, англичане, отказываетесь выполнять!
— Но послушайте, Рафф! Ведь не думаете же вы, что французы смогли бы...
Рафф снова перебил губернатора:
— Я поговорю с Маленьким Плотником, когда вернусь в Нижний Город. Возможно, он лучше меня поймет причины вашего предательства!
Бросив эти слова в лицо своему вконец растерявшемуся собеседнику, Рафф резко распахнул дверь и оказался лицом к лицу с Кэролайн. Она не ожидала его столь внезапного появления и не успела вовремя выпрямиться и принять ту чинную позу, в которой застыла, когда Рафф оставил ее здесь. Он застал ее теперь с напряженно вытянутой шеей и ухом, повернутым в сторону двери. Кэролайн, застигнутая врасплох, вскочила на ноги, лихорадочно соображая, что бы ей такое сказать в свое оправдание. Но Рафф, казалось, вовсе не заметил ее. Едва переступив порог, он оглянулся назад. Следовавший за ним губернатор произнес какое-то слово на незнакомом Кэролайн языке. Но Рафф понял его и ответил:
— Я постараюсь сделать все, что в моих силах. Губернатор закивал и подхватил:
— Возможно, если я смогу убедить остальных, мы придем к компромиссу.
Рафф, прищурившись, взглянул в лицо Литтлтона и процедил:
— Я передам ваши слова Ани-Юн-вийя, моему народу. Не знаю, что из этого выйдет...
Кэролайн вздрогнула. Атмосфера в комнате внезапно неуловимо изменилась. Ей показалось, что откуда-то повеяло свежим ветром, предвестником грозы. Она невольно взглянула на шелковые занавески на окнах, ожидая, что те начнут колыхаться под порывами этого ветра.
Но за окнами все так же ярко светило полуденное солнце, небо оставалось безоблачным, а воздух — неподвижным. Грозой было чревато лишь неумолимое противостояние двух мужчин, и тут взор Раффа упал на Кэролайн — впервые за то время, как он покинул кабинет губернатора. Кивнув губернатору, Рафф схватил Кэролайн за руку и стремительно повлек за собой прочь из приемной. Дверь за ним с шумом захлопнулась.
Они начали спускаться по ступеням, и Кэролайн ухватилась за перила, чтобы не оступиться. Она не привыкла передвигаться с такой скоростью. Сердце ее учащенно билось, и она расширенными от удивления и страха глазами смотрела на своего спутника, остановившегося на две ступени ниже нее. Кэролайн заметила, что под ее взглядом выражение его лица изменилось.
— Прошу прощения, миледи, — произнес он, отпуская ее руку. Кожа ее узкого запястья покраснела в том месте, где ее касались его пальцы. Волк, с трудом заставил себя улыбнуться. После разговора с губернатором Литтлтоном его все еще душила ярость, но он заставил себя невозмутимо добавить: — Мы должны как можно скорее отправиться в путь.
Он повернулся, чтобы сбежать со ступеней, но прикосновение руки Кэролайн к его плечу заставило его остановиться и снова взглянуть на нее.
— Погодите... — Кэролайн прикусила губу и застыла в нерешительности. Обычно она предпочитала не задавать вопросов о том, что непосредственно не касалось лично ее. И теперь ей, похоже, следовало бы промолчать, став невольной свидетельницей крупного разговора между двумя мужчинами, наделенными властью. Но ее снедали тревога, нетерпение и какой-то безотчетный страх. То, что произошло в кабинете губернатора колонии, было чрезвычайно важно для Раффа. Она это чувствовала. И все попытки Раффа казаться безмятежным лишь подтверждали ее догадку. Глубоко вздохнув, Кэролайн спросила:
— Что вы имели в виду, говоря, что не знаете, как ваши люди отнесутся к происшедшему? Почему вы так рассержены?
Он не ответил ей, лишь взглянул на нее долгим, внимательным взором. Сердце ее забилось быстрее. Она смутилась и отвела глаза. Волк повернулся и принялся спускаться по ступеням, слегка замедлив шаг. Кэролайн недоуменно пожала плечами и, подобрав юбки, заторопилась вслед за ним. Она нагнала его лишь внизу и заступила ему дорогу. Тряхнув головой, она решительно произнесла, дивясь своей храбрости:
— Вы говорили что-то о «вашем народе». Я не понимаю, что вы имели в виду. Объясните, пожалуйста.
Она стояла перед ним, тонкая, как тростинка, с вытянутыми вперед руками, которыми почти упиралась ему в грудь. Волк подумал о том, что он мог бы одним небрежным движением смести ее со своего пути, сломать надвое, будто прутик. И она, несомненно, отдавала себе в этом отчет. Он заметил, что подбородок ее дрожит, и решил ответить на ее допрос. Ведь он не собирался запугивать или унижать невесту отца.
Он хотел соблазнить ее.
Для этого следовало вести себя с ней вежливо и предупредительно. Однако он все же не смог победить искушение смутить эту ясноглазую невинную овечку, предназначенную в жены его отцу, сказав ей всю правду о себе. Он склонился над ней и с расстановкой произнес:
— Мои люди — это Ани-Юн-вийя, чероки. — Он усмехнулся и добавил: — Сын вашего жениха — метис.
Она судорожно проглотила слюну. Волк внимательно вглядывался в ее голубые глаза. Но выражение их нисколько не изменилось. Он поневоле восхитился ее выдержкой и самообладанием.
— Вам, я вижу, нечего сказать на это.

Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря - Дорсей Кристина => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря автора Дорсей Кристина дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Дорсей Кристина - Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря.
Если после завершения чтения книги Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря вы захотите почитать и другие книги Дорсей Кристина, тогда зайдите на страницу писателя Дорсей Кристина - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Дорсей Кристина, написавшего книгу Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Братья Маккейд - 1. Сердце дикаря; Дорсей Кристина, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 calvin klein intense euphoria men 

 Бэлоу Мэри - Лорд Уэйт - 2. Фиктивная помолвка http://www.libok.net/writer/4976/kniga/22537/belou_meri/lord_ueyt_-_2_fiktivnaya_pomolvka