А-П

П-Я

 burberry weekend for men купить 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Домнинг Дениз

Весенняя страсть


 

Здесь выложена электронная книга Весенняя страсть автора по имени Домнинг Дениз. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Домнинг Дениз - Весенняя страсть.

Размер архива с книгой Весенняя страсть равняется 177.17 KB

Весенняя страсть - Домнинг Дениз => скачать бесплатную электронную книгу



OCR JULIJA; Spellcheck ОКСАНА
«Весенняя страсть»: АСТ; Москва; 1998
ISBN 5-237-01014-8
Аннотация
Николь, леди Эшби, предпочитала тяготы жизни воина унизительному, по ее мнению, положению жены и матери, но судьба решила иначе Возмущенную красавицу силой повел под венец суровый завоеватель Гиллиам Фицхенри, пожелавший таким образом узаконить свое право на земли Эшби. Такой брак, казалось, был заключен не на небесах, а в аду Но совершенно неожиданно “супругов поневоле” захлестнула бурная волна исступленной страсти.
Дениз Домнинг
Весенняя страсть
ПРОЛОГ
Конец июня, 1194 год
Качнувшись, словно от сильного удара, дверь распахнулась. Джон Эшби испуганно вздрогнул и вышел из полузабытья. Из зала, расположенного слева от его спальни, донеслись крики ужаса.
– Набег!
Он с трудом приподнялся. Рана в боку снова открылась: все усилия дочери зашить ее оказались напрасными. Тучное тело пронзила жгучая боль, повязка сразу пропиталась кровью. В глазах у Джона потемнело: нестерпимая боль беспощадно напомнила о страшном грехе, терзающем его совесть.
– Ты нарушил клятву! – сказал он сам себе, пытаясь приподняться и сесть в кровати, задернутой темными драпировками. Творившееся в зале было не нападением врага, а лишь справедливым возмездием Рэналфа Грейстенского, наказывающего вассала, который осмелился поднять смертоносный меч против господина.
Стыд терзал сильнее, чем рана, переворачивая Джону внутренности. Конец близок, он умрет, даже если рана не доконает его. “Что ж, – нахмурился Джон, – я не просто нарушил клятву верности Рэналфу, я отринул устои и традиции, которыми дорожил сам”.
Боже, каким тупоголовым дураком он был! Новая жена так опьянила и обольстила его своим сладким телом, что он ослеп и не заметил лжи. С какой невероятной легкостью ей удалось воспользоваться его доверием к ней, его горячностью! Она сделала все это своим оружием. Слава Господу, что, судя по крикам, доносившимся из зала, ее заговор против Рэналфа провалился.
С бессильным отчаянием слушал Джон вопли ужаса, становившиеся все громче. Каждый человек в замке Эшби должен будет заплатить за его безумную ярость. Но вот эти панические крики перекрыли чьи-то уверенные приказы. Джон сразу узнал голос дочери.
Николь.
Джон закрыл глаза, тщетно пытаясь сдержать слезы. Больнее всего ему было от мысли, что он погубил собственную дочь. Если она умрет, их семейная линия прервется. Что ж, такова судьба предателя.
Скоро ли люди Грейстена доберутся до него? Джон поник, печально сгорбившись, но душа его вопила, протестуя. Он не видел способа немедленно покончить с жизнью. Проклятие! Неужели его найдут в постели, где он прячется, как малодушный трус? Позор, позор! Джон вцепился руками в драпировки вокруг кровати и попытался протащить свое огромное тяжелое тело по туго набитому соломой матрасу. Каждое движение причиняло муку: простыня сползла и свесилась с кровати.
Когда Джону удалось наконец спустить ноги на пол, у него в глазах снова потемнело. Обнаженная кожа коснулась холодного металла. Он посмотрел вниз. Меч, вынутый из ножен, стоял прислоненным к кровати, рукоять сама легла ему в руку. Кто же столь беспечно обращается с драгоценным оружием?
Джон крепко обхватил рукоять; за долгое время кожа на ней приняла форму его ладони. Положив тяжелое металлическое лезвие на колени, он с сожалением посмотрел на него. Хотелось бы ему, Джону Эшби, встретить свой конец с оружием в руках, но предатель не заслуживает достойной смерти.
Подняв голову, он обвел взглядом комнату, словно прощаясь с ней. Его дом, прилепившийся к маленькой каменной сторожевой башне, был чуть больше обычного амбара, с деревянными стенами и соломенной крышей, под которой можно укрыться от дождя. Все здесь такое знакомое, привычное, вечное, как это широкое окно с пыльными ставнями в восточной стене, как сундук для доспехов.
Когда он умрет, его господин Рэналф отдаст дом другому. Новый вассал станет собирать обильные урожаи на землях Эшби и охотиться в густых лесах. Потом он женится, и в этой постели будут рождаться его дети. Собственные дети Джона являлись в мир именно здесь, он был тому свидетелем.
Джон вздохнул. Господь сыграл злую шутку с ним и с его отпрысками. Сын родился слабым и умер пять лет назад, а дочь оказалась настоящей воинственной ведьмой и едва ли не с пеленок научилась владеть мечом. С восьми лет Николь горела желанием стать хозяйкой Эшби и до сих пор никак не хотела отказаться от детской мечты. Она не хотела верить, что это невозможно.
Надо было заставить ее выбросить из головы нелепые фантазии и настоять на замужестве. Ей делали предложения, хотя Николь выросла слишком высокой и некрасивой девушкой – в ее манерах не было ни капли женственности, мягкости. Ах, если бы он нашел дочери подходящего мужа, ни за что сам не женился бы снова! И тогда не случилось бы то, что случилось.
Джон тихо засмеялся и со свистом выдохнул. До чего глупо с его стороны! Несмотря на солидный договор, который они с Хью де Окслейдом заключили между собой, Николь поклялась убить этого мужчину, если он попытается настаивать на браке.
Нет, невозможно силой тащить его дочь к алтарю. Она станет сопротивляться изо всех сил, а сил у нее много. Джон не вынес бы того, что какой-то мужчина пытается сломить дух Николь. Пожалуй, и Джон с усмешкой приподнял бровь, зрелище было бы не менее ужасным, если бы его дочь превратила какого-нибудь претендента в мужья в кровавое месиво. Он покачал головой. Да, лучший выход для Николь – умереть в сегодняшней битве, потому что, если она останется жива и лишится отцовской защиты, жизнь ее превратится в сущий ад.
Уже смирившись с неотвратимостью близкого конца, Джон вдруг обратил внимание на дверь комнаты: серые клубы дыма, завиваясь, проникали в щель под ней, как змеи вползали внутрь и поднимались по оштукатуренной стене, то вздымаясь, то опадая, как будто проверяли стену на прочность. Он не мог оторвать глаз от этого густого серого облака, собиравшегося под тростниковым потолком. Из зала донесся сильный шум; он нарастал, как лавина, переходя в злобный раздраженный рев.
Джон в ужасе замер. Эшби горит! О Боже, лучше повеситься, чем сгореть. Треск пламени, пожиравшего все на своем пути, так усилился, что заглушил остальные звуки. Джона пронзила отчаянная мысль о побеге.
Упираясь острием меча в пол, он попытался встать с постели, но от слабости его сразу зашатало. Как он убежит от огненной смерти, если у него нет сил даже подняться? Ответ был прост: ему не удастся спастись. Джон наклонил голову, понимая, что умрет ужасной смертью. Он сгорит.
Снова подняв глаза, Джон увидел, что дым уже вьется над ним, становясь все гуще и темнее. В ноздри ударил едкий запах задымившегося тростника. Внезапно дверь спальни распахнулась – старые кожаные петли протестующе заскрипели.
Ужасно кашляя, Николь ворвалась в комнату, на плече у нее висела свернутая в кольцо веревка. В светло-карих глазах дочери стоял страх, лицо было перепачкано сажей, платье обгорело. Она швырнула веревку через комнату и захлопнула за собой дверь, но та снова со скрипом отворилась. Девушка налегла на нее спиной и закрыла.
Джон уставился на веревку, лежащую под окном. Он понял, что дочь хочет его спасти. Такая забота тронула отца, но он хорошо понимал, что Николь задумала невозможное. И не только из-за его грузности. Джон вздохнул и попытался усмехнуться. Веревка почти наверняка завершит дело, начатое мечом Рэналфа: она разорвет его надвое.
– Дочь, – сказал он ей, – тебе не спасти меня.
– Отец! – хриплым голосом выкрикнула Николь.
В этот же миг дверь с силой распахнули, и девушка отлетела в другой конец комнаты, упав лицом вниз, совершенно ошеломленная.
На пороге стоял рыцарь, высокий, огромный, настоящий великан. Его одежда была залита кровью, а пятна цвета ржавчины на мече свидетельствовали о том, что он отнял жизни у многих обитателей Эшби. Хотя лицо рыцаря было скрыто, Джон узнал его по огромному росту. Перед ним стоял Гиллиам Фицхенри, брат Рэналфа Грейстенского. Молодой рыцарь молча шагнул в комнату, держа перед собой оружие.
Значит, Рэналф поджег Эшби, не удовлетворившись множеством смертей. Господин Джона собирался стереть с лица земли даже воспоминания о мятежном вассале. Таков удел предателя.
Джон приготовился к смерти. Его рука больше не сжимала рукоять меча, а безвольно лежала на ней. Нет, он не добавит к совершенному греху еще один, не станет сопротивляться справедливому возмездию и умрет от руки брата своего господина. По крайней мере смерть от удара меча менее мучительна, чем от огня пожара.
– Так вот ты где, подлый предатель! – воскликнул Гиллиам Фицхенри, подходя к Джону на расстояние длины меча. Его глубокий голос стал хриплым от дыма. Указывая острием клинка на окровавленные повязки на животе Джона, он продолжил: – Вижу, мой брат оказался не таким беспомощным, как тебе хотелось бы. А ну поднимай оружие и попробуй на вкус металл другого сына Грейстена!
Слова звучали холодно и твердо.
Не веря своим ушам, Джон смотрел на молодого рыцаря, уверенный, что ослышался. Стены зала содрогались от людских криков, балки стонали и трещали, охваченные огнем. Легкие Джона отказывались работать, он почти не мог дышать от горького, едкого дыма. Времени оставалось мало. Почему же этот парень не наносит удар?
Николь пошевелилась, пытаясь вдохнуть воздуха и прийти в себя. Она с трудом поднялась на четвереньки, ее руки дрожали.
– Нет! – прохрипела она. – Остановись! – Девушка задыхалась.
Гиллиам не обращал на нее внимания.
– Поднимай свой меч, – приказал он пожилому мужчине, – пока ты не сгорел!
Сердце Джона разрывалось между печалью и гордостью от этих слов. Младший брат лорда Рэналфа предлагал несчастному предателю бесценный дар – достойную смерть, смерть порядочного человека, каким когда-то был Джон.
Собрав остаток сил, он оторвал конец меча от пола и даже попытался расправить плечи, утешая себя тем, что его уход из жизни свершится быстро и почти безболезненно.
Гиллиам кивнул, давая понять, что уважает мужество противника перед лицом смерти. Этого было достаточно, чтобы вернуть Джону потерянную душу. Он закрыл глаза, и его дух свободно воспарил в небеса, прежде чем меч противника успел пронзить ему горло.
ГЛАВА 1
Проклятие! Где же, в конце концов, де Окслейд? Лишь свадебный договор, который они составили прошлой весной, может ее спасти. Николь Эшби шумно и зло выдохнула; в холодном воздухе заклубилось облачко пара. Она упрекала себя за возникшие сомнения; надо верить, что ее молочная сестра сумела доставить послание. Для нее, Николь, нет ничего ужаснее, чем насильственный брак с человеком, убившим отца, разрушившим ее дом.
Лучше принять смерть, чем сделать Гиллиама Фицхенри владельцем Эшби. Нет, лучше ему умереть.
Четырьмя широкими шагами она пересекла маленькую комнатку, подошла к двери и уставилась на нее. Самолюбие требовало попытаться вырваться из заточения, но дверь не поддавалась. С тех пор как лорд Рэналф арестовал Николь, она уже четыре месяца находилась под его надзором. Ничего удивительного, что ее заперли накрепко.
Николь резко повернулась, и распущенные волосы рассыпались по плечам; каштановые локоны достигали пояса. Николь шагнула мимо стула и горшка, мимо набитого грубой соломой тюфяка, служившего ей постелью. Зеленые, расшитые золотом юбки дорогого наряда, специально сшитого к свадьбе, от которой она упорно отказывалась, колыхались при малейшем движении. Лучше бы насильнику вернуть ее повседневную одежду, иначе скоро он не узнает дорогих нарядов. Прошлой ночью девушка нарочно улеглась в них спать.
Николь остановилась возле дальней стены комнаты, ближней к башне. Сквозь узкую прорезь бойницы она могла видеть кусочек мира, от которого ее так давно отрезали.
Прошел уже час после рассвета, за окном царила мрачная серость, небо было сплошь затянуто плотными ноябрьскими облаками. Сквозь бойницу Николь видела часть поселения, прилипшего к внешней стене Грейстена. Дома стояли очень близко друг к другу. Для сельской девушки, какой была Николь, подобная теснота казалась невыносимой. Но все равно ее охватила зависть, ведь у жителей Грейстена было то, чего она была лишена: свой дом, своя постель. Эти люди не сидели, как она, в неволе, в чужом доме, где у нее нет ничего собственного, кроме нескольких украшений.
Заморосил дождь, и тотчас крыши заблестели серебром. На Николь повеяло сильным запахом садов и огородов. Девушка глубоко вздохнула, ее охватила нестерпимая тоска по дому. Именно этот запах, запах живой зелени, напомнил ей о лесах Эшби, о его волнистых холмах.
Сердце ее сжималось от боли. Дом звал ее к себе. За всю жизнь Николь ни разу не отрывалась от него больше чем на две недели. А сейчас она так надолго разлучена с ним как раз в то время, когда ее люди больше всего нуждаются в хозяйке. Невыносимо! Кто лучше ее знает, как восстановить дом и хозяйство? Уж, конечно, не дьявол, разрушивший их.
Внезапно ее кольнуло чувство вины: ведь если бы не она, вообще ничего не пришлось бы восстанавливать. Это верно, что ее мачеха заставила отца напасть на лорда Рэналфа, но именно она, Николь, отдала команду отворить ворота, когда в них постучал Гиллиам Фицхенри.
Николь с силой ударила кулаком по каменной стене, позволяя гневу смыть накатившую волну самобичевания. Нет, Эшби пал не из-за нее, не она виновата в страшной трагедии! Она желала лишь сохранить свой дом, стать полновластной хозяйкой Эшби. Ярость Николь росла. Если бы мир был устроен справедливо, ей не пришлось бы изворачиваться, чтобы обмануть лорда Рэналфа и заполучить Эшби Она могла бы распоряжаться им не хуже любого мужчины. К черту законы, запрещающие женщине владеть собственностью, которая у нее есть. Почему лорд Рэналф должен властвовать над ее жизнью всего лишь потому, что она родилась женщиной?
За толстой дубовой дверью зазвенели ключи. Николь мгновенно отпрыгнула в дальний угол комнаты, все ее тело напряглось, готовое к схватке. Дверь со скрипом отворилась.
Двое дородных мужчин в кольчугах и металлических шлемах переступили через порог. Вооруженные гораздо серьезнее простых охранников, оба держались за рукоятки мечей, настороженно глядя на пленницу. В последний раз, пытаясь бежать, Николь здорово ударила одного из них. Девушка насмешливо улыбнулась.
– Трусы! – с издевкой бросила она. – Вы боитесь меня, беззащитную девушку?
– Придержи язык, ведьма, – прохрипел один из мужчин, – или мы не впустим девицу.
Николь удивленно выпрямилась. В Грейстене в тот момент никого не было – все хозяйство на зиму перевезли в Апвуд, и вчера вместо горничной ей прислуживала старушка, жена местного лавочника. Ее же Николь ожидала увидеть и сегодня. Господин неспроста выбрал для девушки пожилую служанку, он рассчитывал, что Николь не станет нападать на беспомощного старого человека, и оказался прав.
– Что еще за девица?
Мужчины отступили, и Николь увидела Тильду из Эшби. В одной руке та держала поднос, в другой – ведро воды. Сердце Николь подпрыгнуло, она едва удержала радостный крик. Ей нельзя позволять себе ничего подобного. Стоит надсмотрщикам узнать, что Тильда – ее союзница, и они очень быстро вытолкают девушку отсюда в шею.
Мужчины переглянулись, когда хорошенькая простолюдинка вошла в комнату: по выражению их лиц было видно, что они высоко оценили ее пышные формы и миловидное личико. Темная одежда ничуть не приглушала яркой внешности Тильды, она была, как говорится, мед и молоко. Капюшон, откинутый на спину, открывал рыжеватые волосы, карие глаза блестели от старательно сдерживаемого веселья.
– Спрячьте свое хозяйство обратно в штаны! – презрительно-насмешливым тоном процедила Николь. – Не сомневаюсь, ни у одного из вас она не возьмет ничего из того, что вы можете ей предложить.
– Доброе утро, леди Эшби, – сказала Тильда на ужасном французском. – Моя бабушка шлет свои извинения, она прихворнула. Надеюсь, вы не будете возражать против моих услуг?
Николь закашлялась, желая скрыть смех. Ее подруга знала норманнский язык, но они с Тильдой все равно всегда говорили по-английски. Мать Тильды, Агнес, была кормилицей, а потом няней Николь, так что девочки с самого детства были неразлучны. Тильда поставила поднос на стол и повернулась к мужчинам.
– Нам надо ненадолго уединиться, если позволите. Я должна помочь леди.
– Запрещено, – ответил один из охранников. – Давай-ка поторапливайся со своими делами и проваливай отсюда.
Они отступили на шаг, загородили дверь и зорко следили, чтобы не случилось ничего недозволенного.
Тильда повернулась к ним спиной и небрежно пожала плечами.
– Ах, леди Эшби, ваш наряд в полном беспорядке, – заявила она, и из-за ужасного произношения простая фраза превратилась в какую-то тарабарщину. – Поднимите-ка руку, я поправлю шнуровку.
Николь подчинилась, позволяя девушке развязать узел. Но вместо того чтобы плотнее затянуть шнур, Тильда принялась распускать его. Затаив дыхание, она оглянулась на охранников. Окажись на их месте женщины, они сразу бы все поняли, но эти увальни ничего не заметили.
Взглянув на Тильду, Николь увидела, что хорошенькие пухлые губки подруги расплылись в победной улыбке. За четыре месяца разлуки воспоминания Николь слегка стерлись, но, глядя в этот миг торжества на свою любимую молочную сестру, она вспомнила, как ловко умела та водить за нос окружающих. И не дай Бог, если Тильда кого-нибудь возненавидит: месть ее была жестокой.
Пока девушка расправляла складки на платье, Николь слегка наклонилась, словно наблюдая за ловкими пальцами.
– Де Окслейд приедет? – шепотом спросила она.
– Разве я похожа на доверенное лицо дворянина? – прошипела Тильда в складки платья, будто занимаясь шнуровкой. – Ты ведь просила меня только доставить послание. – Тильда выразительно посмотрела на Николь. – И что тебя так волнует? Надеюсь, ты не собираешься выходить за него замуж?
Ее слова были едва слышны.
– Но я должна, – выдохнула Николь. – Я не могу отдать Эшби Фицхенри. А с Хью мне нетрудно будет справиться.
– Пожалуй, нет, уж больно он хитер, – прошептала Тильда, облизывая конец обтрепавшегося шнурка, чтобы вдеть его в дырочку.
Николь нахмурилась.
– Тогда я все равно выйду замуж за бедного малютку и очень скоро овдовею.
Случалось, что женщина из благородного сословия, овдовев, покупала у короля право владеть своими землями. Она могла стать полновластной хозяйкой и без мужчины.
Тильда, прищурившись, вытянула руки, как бы выравнивая шнурки в дырочках.
– Дайте-ка я поправлю вам воротничок, леди Эшби. – Она встала на цыпочки и прошептала: – Ты сошла с ума. Если бы у тебя росла борода и были взрослые наследники, тогда, может, тебе и разрешили бы купить право на Эшби, останься ты без мужа.
Николь стиснула кулаки, не желая признавать, что ее замысел практически невыполним. Впрочем, в глубине души Николь все прекрасно понимала.
– Горничная, – громко произнесла она, – а известна ли тебе моя история? Я говорю лорду Рэналфу, что помолвлена с Хью де Окслейдом, а он заставляет меня выходить замуж за его брата, Гиллиама Фицхенри, того самого, который убил моего отца. Скажи мне, как ты думаешь, одна ли я усматриваю в этом несправедливость?
– Леди Эшби, – решительно откашлялся один из охранников, – прекратите эти разговоры, иначе я сейчас же отошлю горничную.
– Ты что же, затыкаешь мне рот? – с угрозой в голосе спросила Николь, бросив на мужчину тяжелый взгляд.
Тильда невозмутимо расправляла ткань платья вокруг изящной талии Николь.
– Ну вот, сейчас гораздо лучше. Теперь садитесь и поешьте, а я вас причешу.
Тильда подала Николь поднос. Госпожа уселась на стул лицом к стене, а служанка встала сзади, повернувшись спиной к охранникам, и принялась за прическу.
– О, леди Эшби, я вижу, у вас нет даже столового ножа?
Николь подняла глаза на Тильду и объяснила:
– Да, лорд Рэналф решил оставить меня полностью безоружной и не позволяет мне пользоваться столовым ножом. – Николь склонила голову набок, нащупала пальцами булавку, которая скрепляла ее накидку, и погладила гладкий металл.
Это была единственная вещь, оставшаяся девушке от отца и сохранившаяся после разрушения дома. Головка булавки, густо усыпанная гранатами толщиной в два пальца, ложилась в руку, как рукоять меча. Тонкий язычок булавки, пристегивавший накидку на плече, был длинный и очень острый, так что вряд ли можно было считать Николь абсолютно безоружной.
– Я вполне обхожусь без ножа.
– Да, вижу, – сказала Тильда, медленно проводя щеткой по волосам Николь. При очередном взмахе она наклонилась и прошептала: – Твой узелок у меня.
Николь так резко повернулась к Тильде, что та испуганно отступила. Охранники сразу подскочили, схватившись за рукояти мечей. Николь гневно посмотрела на них и вскинула руку к волосам.
– Осторожней! – потребовала она раздраженно. – Что скажет жених, если я неожиданно облысею?
Мужчины, успокоившись, отступили обратно к двери.
– Простите, леди Эшби, – хихикнула Тильда, – но с вашими волосами очень трудно управиться.
Николь не смогла удержаться от улыбки. Мягко сказано! Она ценила свои волосы и считала, что они самое женственное в ней. Ее волосы жили как бы своей жизнью и терпеть не могли никакого насилия над собой, даже когда их заплетали в косу.
Тильда снова встала между охранниками и Николь.
– Я больше не живу в Эшби, поэтому присоединяйся ко мне.
Николь удивилась. Как же это? Дом Тильды в Эшби. Впрочем, вопросы можно отложить на потом. Даже если де Окслейд не приедет за ней, содержимое ее узелка позволит освободиться и отправиться к нему самой. Из переполненных сундуков Грейстена Николь удалось в июле кое-что стащить, так что у нее было припасено все необходимое для того, чтобы преобразиться. В новом облике, который она примет, можно убежать куда угодно, не привлекая ничьего внимания.
Тильда отошла, любуясь буйными кудрями подруги. Охранник окликнул ее.
– Ну что? Кончила? Тогда пошли.
– Как прикажете, – ответила девушка по-английски.
Николь встала, и Тильда уже по-французски обратилась к своей даме:
– Миледи, я очень люблю свадьбы. Вы ведь выходите замуж… Можно мне прийти посмотреть?
Тильда улыбнулась, и эта улыбка ясно говорила, что девушка ждет не дождется, когда можно будет испытать опасные приключения. Она склонила головку набок, показывая охранникам свой прелестный профиль. Тильда отлично знала, что именно так она лучше всего выглядит. Ей хотелось, чтобы эти слова засели в головах мужчин, которые непременно явятся поглазеть на брачную церемонию. Охранники не должны были понять, что произойдет у них под носом.
– Конечно, ты можешь прийти, – ответила Николь, – но аббат на некоторое время отложил венчание. Мне приятно будет увидеть тебя в толпе: у тебя милое личико, а ведь меня здесь окружают одни враги.
– Я приду. – Улыбаясь, Тильда исчезла за дверью.
Мужчины тоже удалились, закрыв за собой дверь.
Николь пересекла комнату, подошла к двери и пристально посмотрела на нее. Ей снова хотелось попробовать открыть. Но нет, дверь не поддавалась, она была надежно заперта на засов.
ГЛАВА 2
Гиллиам Фицхенри сидел, упершись локтями в колени, на скамейке перед одним из двух совершенно одинаковых очагов в пустом зале Грейстена. Он не отрываясь смотрел на отблески пламени, танцевавшие на каменной подставке. Свет огня, отражаясь, переливался на золотой вышивке рукава торжественного голубого наряда. Огонь камина освещал и след от вчерашней схватки с “мегерой”.
Да, гнев – едва ли самое подходящее чувство для счастливого жениха. И вообще этот союз был заключен слишком поспешно. От подобных мыслей уголки губ Гиллиама слегка приподнялись в иронической усмешке. Без сомнения, это будет брак, заключенный в аду, а не на небесах, но так уж распорядилась судьба, да и гордость не оставляет ему выбора.
Он вспомнил, что говорила Николь о своей помолвке. Явная ложь. Почему она об этом сказала? Ее слова давали только небольшую отсрочку от свадьбы. Гиллиам покачал головой. Конечно, ей нужно время для побега, она только к этому и стремится.
Его беспокойство немного улеглось. Все будет так, как он хочет. Никакие жалобы или угрозы не остановят его, он обретет не только имя лорда Эшби, но и все, что вместе с ним полагается. Наконец-то он получит то, о чем даже не осмеливается мечтать младший сын: свой собственный дом.
За спиной Гиллиама раздался победный крик, отозвавшийся эхом под самой крышей. Несколько мужчин из Эшби, взятых им для охраны Грейстена, развлекались игрой в кости у второго очага. Зимой все обычно отдыхали. Так будет и на этот раз. Когда свадебная церемония завершится, солдаты останутся единственными обитателями сторожевой башни.
– Лорд Гиллиам, к вам лорд Джефри, – перекрывая вопли проигравших в очередном коне, доложил привратник.
– Лучше поздно, чем никогда, старший сын моей матери, – пробормотал Гиллиам.
Если Рэналф заменял Гиллиаму отца, то Джеф с годами стал для него не только близким родственником, но настоящим другом, видевшим в Гиллиаме не младшего братишку, а взрослого мужчину, с которым следует держаться на равных. Скрывая беспокойство под маской беззаботности, чего всегда от него ждали, Гиллиам поднялся.
Джефри, лорд Кодрэй, широким шагом прошел мимо ширм, защищающих зал от сквозняков Он был вооружен, легкая кольчуга ниспадала ниже колен; на ходу рыцарь снимал шлем. Одной рукой без перчатки он держал за ворот плаща маленького худенького мальчика.
От путешествия в холодный ноябрьский день бледное лицо мальчика посинело, только испачканные грязью щеки горели румянцем. Густые спутанные каштановые волосы выбились из-под капюшона и прилипли ко лбу, широко расставленные карие глаза удивленно смотрели на открывшийся им незнакомый мир.
– Джеф, я здесь! – От мощного голоса Гиллиама заколыхались панно, укрывавшие каменные стены. – Это что же, свадебный подарок?
– Нет, в подарок ты получил кровать, младший сын моей матери. А это твой оруженосец. – Джеф помолчал и добавил: – Подарок для дела.
Он так быстро шел по устланному половиками полу, что мальчику приходилось бежать трусцой, чтобы не отставать от взрослого мужчины.
– Да, но кровать оказалась слишком короткой.
– Была бы в самый раз, если бы ты вовремя перестал расти.
Гиллиам искренне рассмеялся, довольный шуткой брата.
– Подойди-ка ближе, дай взглянуть. – Джеф послушно выдвинул мальчика перед собой, но Гиллиам желал посмотреть не на паренька, а на брата. Хотя братья сильно отличались ростом и телосложением, их лица были потрясающе похожи, точнее, были похожи до сравнительно недавнего времени. Оба имели золотистые волосы, одинаковый овал лица, тот и другой безуспешно старались отрастить настоящую бороду. И только недавно у братьев появилось весьма заметное отличие: Джеф лишился одного глаза. Этот “подарок” ему преподнесла жена, теперь покойная. Шрамы почти затянулись, но повязка все еще закрывала глаз.
– Заживает довольно быстро, – сообщил Джеф, догадавшись наконец, что интересует Гиллиама.
Он произнес это с болью, но боль была не физической. Оставшийся глаз, так похожий на бледно-голубые глаза Гиллиама, потемнел от душевной муки.
Гиллиам сразу сменил тему:
– Ну так как? Останешься на свадьбу?
– Что? – смутившись, спросил Джеф. – Я как раз собирался извиниться за опоздание, ведь все произошло вчера? Или я перепутал день?
– Возникли кое-какие осложнения, – стараясь сдержать гнев, Гиллиам усмехнулся. – Моя любимая заявляет, что она помолвлена с парнем, живущим по соседству с замком Эшби.
– Это невозможно! – горячо воскликнул Джеф.
Гиллиам скептически приподнял брови.
– Да, но новый аббат ищет любую зацепку, лишь бы выйти из-под влияния Рэналфа. Моя невеста – прекрасный инструмент для него в достижении этой цели. По настоянию аббата Саймона за де Окслейдом уже послали. Священнослужитель потребовал его присутствия: хочет выслушать Окслейда, а уж потом решить, насколько обоснованны его претензии.
Единственный глаз старшего брата весело сверкнул.
– Рэналф, должно быть, сходит с ума от ярости. Я его предупреждал, что он слишком многого требует от аббатства. Монахи на него в обиде.
– Да, но, между прочим, сейчас он там и пускает в ход все свое дипломатическое искусство, чтобы разрядить обстановку. Он сумеет, ему всегда это удается, – сказал Гиллиам, беззаботно пожав плечами. – Ну а теперь почему бы тебе не познакомить меня с “подарком”? Мальчик гораздо интереснее, чем кровать.
Понимая, что гигантский рост пугает парнишку, Гиллиам сел на скамейку и подмигнул ему. Тот отвернулся.
– Джослин, – мягко сказал Джеф, – протяни руку, поздоровайся с моим братом, новым лордом Эшби. Лорд Эшби, это Джослин, наследник замка Фрейн, он хочет стать твоим учеником и жить у тебя в доме.
Нижняя губа Джослина задрожала, и он нехотя протянул Гиллиаму руку, уставившись в пол.
– Рад встрече, милорд. Вы очень добры, что предлагаете мне очаг и дом, – произнес он заранее приготовленную фразу. Но в голосе не слышалось ни радости, ни благодарности.
Большая рука Гиллиама обхватила тоненькие пальцы мальчика, ручка была вялой и холодной.
– Я тоже рад встрече. Для меня большая честь принять тебя в свою семью.
Гиллиам отпустил руку мальчика и указал на стол с холодными закусками, стоявший поодаль. Судя по всему, основательную еду здесь подавали лишь раз в день.
– Садись-ка за стол и перекуси с дороги. Впереди еще долгий день, а завтра утром мы отправимся в Эшби.
Окажись на месте Джослина Гиллиам в таком же возрасте, его не пришлось бы приглашать дважды. Однако будущий оруженосец с кислой миной покосился на уставленный едой стол и потащился к нему, словно это был эшафот. Нехотя обойдя стол вокруг, Джослин повернулся и взглянул на лорда Джефри.
– Джеф, когда ты попросил меня взять его в оруженосцы, я решил, что ты спятил, – сказал Гиллиам тихо, чтобы мальчик не услышал. – Я ничуть не сомневаюсь, что способен научить его бойцовской премудрости, хотя мой дом наполовину лежит в руинах и вдобавок я еще не женат. Теперь я понимаю тебя. Сколько ему? Десять? Одиннадцать? Он не смог даже пожать мне руку как следует, и если его отправить учиться в компании со сверстниками, они съедят его живьем.

Весенняя страсть - Домнинг Дениз => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Весенняя страсть автора Домнинг Дениз дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Весенняя страсть у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Весенняя страсть своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Домнинг Дениз - Весенняя страсть.
Если после завершения чтения книги Весенняя страсть вы захотите почитать и другие книги Домнинг Дениз, тогда зайдите на страницу писателя Домнинг Дениз - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Весенняя страсть, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Домнинг Дениз, написавшего книгу Весенняя страсть, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Весенняя страсть; Домнинг Дениз, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Chateau vernous в магазине Decanter.ru