А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/givenchy-gentleman-3850/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Джеймс Элоиза

Четыре сестры - 2. Супруг для леди


 

Здесь выложена электронная книга Четыре сестры - 2. Супруг для леди автора по имени Джеймс Элоиза. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Джеймс Элоиза - Четыре сестры - 2. Супруг для леди.

Размер архива с книгой Четыре сестры - 2. Супруг для леди равняется 263.89 KB

Четыре сестры - 2. Супруг для леди - Джеймс Элоиза => скачать бесплатную электронную книгу






Элоиза Джеймс: «Супруг для леди»

Элоиза Джеймс
Супруг для леди


Четыре сестры – 2



OCR Диана
«Супруг для леди»: АСТ, АСТ Москва, Хранитель; Москва; 2007

ISBN 5-17-040557-Х, 5-9713-4560-5, 5-9762-2746-5Оригинал: Eloisa James,
“Kiss Me, Annabel”

Перевод: Е. В. Сячинова
Аннотация Очаровательная Аннабел Эссекс с детства усвоила непреложное правило: супруг истинной леди непременно должен быть англичанином, и притом богатым. И совсем необязательно – красивым, умным и смелым.Какая же сила толкнула ее в объятия обедневшего шотландского аристократа графа Ардмора, который не может предложить женщине ничего, кроме благородной красоты, острого ума и храброго сердца?Возможно, причиной стала случайная ошибка, в результате которой весь лондонский свет считает Аннабел и Ардмора мужем и женой?А может, виной всему пылкая страсть, перед которой пасует рассудительность Аннабел?.. Элоиза ДжеймсСупруг для леди Глава 1 Лондон Апрель 1817 года В тот день, когда шотландец явился на бал к леди Феддрингтон, Аннабел решила не отдавать ему свою руку и сердце, а ее сестра Имоджин решила отдать ему свою добродетель.И хотя шотландец не выказал особой личной заинтересованности в отношении сестер Эссекс, его участие на вечере было воспринято как нечто само собой разумеющееся. И естественно, оба эти решения были приняты в дамской туалетной комнате, где и происходит все значительное на балу.Было это в те часы посередине бала, когда первоначальное волнение уже улеглось и у дам появляется тревожное чувство, будто носы их заблестели, а губки поблекли. Украдкой заглянув в туалетную комнату, Аннабел обнаружила, что та пуста. Поэтому она уселась перед большим туалетным столиком с зеркалом и принялась подкалывать свои непослушные кудри, чтобы они не падали ей на плечи и держались на месте до конца вечера. Ее сестра Имоджин, леди Мейтленд, плюхнулась рядом с ней.– Этот бал не более чем рассадник тунеядцев, – молвила Имоджин, сердито глянув на свое отражение. – Лорд Бикман дважды пригласил меня на танец. Словно я стала бы рассматривать предложение танцевать с этой толстой жабой! Ему следовало бы присмотреть себе кого-нибудь внизу… быть может, в судомойне.Она выглядела изумительно: несколько блестящих черных локонов ниспадали ей на плечи, а остальные были заколоты высоко на затылке. Глаза ее сверкали недовольством из-за чересчур большого внимания, которым она пользовалась. Весь ее облик являл собой олицетворение величественного гнева юной Елены Троянской, похищенной греками и увезенной с родины.Должно быть, довольно досадно, подумала Аннабел, не иметь лучшей мишени излить свой гнев, чем неосмотрительный джентльмен, который не сделал ничего предосудительного – разве что пригласил ее на танец.– Всегда существует вероятность, что никто не сообщил бедной жабе, что леди Мейтленд такая важная особа.Она сказала это веселым тоном, поскольку траур превратил Имоджин в человека, которого никто из них толком не знал.Метнув на нее нетерпеливый взгляд, Имоджин перекинула через плечо один локон, так что тот соблазнительно улегся на ее груди.– Не будь гусыней, Аннабел. Бикмана интересует единственно мое состояние, и ничего более.Аннабел выгнула бровь, устремив взор в сторону практически несуществующего корсажа Имоджин.– Ничего более?Губы Имоджин тронуло подобие улыбки – одной из немногих, которые Аннабел довелось увидеть за последние месяцы. Имоджин потеряла мужа нынешней осенью, и после шести месяцев траура она присоединилась к Аннабел в Лондоне на время сезона.В настоящее время она развлекала себя тем, что шокировала чинных светских матрон, щеголяя гардеробом, полным траурных платьев дерзкого кроя, которые не оставляли практически никакой пищи воображению относительно ее фигуры.– Тебе следовало ожидать внимания, – заметила Аннабел. – В конце концов, именно для этого ты так оделась. – Она подпустила в голос толику сарказма.– Ты полагаешь, мне стоит купить еще одно такое платье? – спросила Имоджин, бросив пристальный взгляд в зеркало. Она соблазнительно повела плечами, и корсаж опустился еще ниже на ее груди. Она была облачена в черный фай – ткань, в полной мере приличествующую положению вдовы. Но модистка сэкономила на ткани, потому как корсаж являл собой не более чем несколько лоскутков ткани, образовывавших узкий силуэт, который облегал каждый изгиб тела. Главной достопримечательностью сего наряда была отделка из крохотных белых перьев, обрамлявшая корсаж. Перья льнули к грудям Имоджин, заставляя всякого мужчину, который мельком глянул на них, отбросить всякую осмотрительность.– Никому нет надобности в более чем одном платье подобного рода, – подчеркнула Аннабел.– Мадам Бадо грозится сшить еще одно. Она жалуется, что должна продать два платья, дабы оправдать свой фасон. А мне не хотелось бы видеть другую женщину именно в этом платье.– Это нелепо! – сказала Аннабел. – Многие женщины носят платья одного фасона. Никто и не заметит.– Все замечают, что я ношу, – молвила Имоджин, и приходилось признать, что то была чистая правда.– Это излишество – заказывать еще одно платье лишь затем, чтобы оно пылилось в твоем платяном шкафу.Имоджин пожала плечами. Ее муж умер, можно сказать, без гроша за душой, но после этого мать его одряхлела и скончалась, пережив сына лишь на месяц. Леди Кларис оставила свое личное имение невестке, сделав Имоджин одной из самых богатых вдов в Англии.– В таком случае я прикажу, чтобы это платье сшили для тебя. Пообещай носить его только в деревне, где никто из важных особ тебя не увидит.– Это платье упадет у меня до пупка, если я наклонюсь вперед, что вряд ли подобает дебютантке.– Ты не просто дебютантка, – язвительно молвила Имоджин. – Ты старше меня, и тебе уже целых двадцать два года, если ты не запамятовала.Аннабел сосчитала до десяти. Имоджин скорбит. Оставалось лишь пожелать, чтобы скорбь не делала ее такой… такой зловредной.– Быть может, вернемся к леди Гризелде? – сказала она и поднялась на ноги, в последний раз бросив взгляд в зеркало.Внезапно Имоджин прильнула к ее плечу, виновато улыбнувшись.– Прости, что я такая несносная. Ты самая красивая женщина на балу, Аннабел. Взгляни на нас вместе! Ты так и сияешь, а я похожа на старую ворону.Услышав это, Аннабел широко улыбнулась.– Никакая ты не ворона.Черты лица их имели сходство: у них обеих были раскосые глаза и высокие скулы. Но волосы Имоджин были иссиня-черные, тогда как волосы Аннабел были цвета меда. И глаза Имоджин метали молнии, тогда как Аннабел прекрасно знала, что величайшей ее силой был нежный, манящий взор, перед которым, казалось, никто был не в силах устоять.Вытянув еще один локон, Имоджин уложила его на округлый холмик своей груди. Это выглядело довольно странно, но поскольку Имоджин не принадлежала к числу тех, чье терпение можно необдуманно испытывать, Аннабел придержала язык.– Я решила завести чичисбея Чичисбей – постоянный спутник богатой, знатной замужней дамы.

, – неожиданно заявила Имоджин. – Хотя бы для того, чтобы держать Бикмана на расстоянии.– Кого? – спросила Аннабел. – Кого завести?– Дамского угодника, – нетерпеливо молвила Имоджин. – Мужчину, который будет меня сопровождать.– Ты думаешь снова выйти замуж? – Аннабел была искренне удивлена. Насколько она знала, Имоджин по-прежнему каждую ночь заливалась слезами по погибшему мужу.– Никогда! – ответила Имоджин. – И ты это знаешь. Но я также не намерена позволять недоумкам вроде Бикмана портить мне удовольствие. – Взгляды их встретились в зеркале. – Я собираюсь остановить свой выбор на Мейне.– На Мейне! – охнула Аннабел. – Ты не можешь этого сделать!– Конечно же, могу, – с довольным видом сказала Имоджин. – Ничто не помешает мне делать все, что угодно. И я полагаю, что мне угоден граф Мейн.– Да как подобная мысль вообще могла прийти тебе в голову? Он вскружил голову нашей родной сестре и бросил ее практически у алтаря!– Ты хочешь сказать, что Тесс с Мейном жилось бы лучше, чем с Фелтоном? Она обожает своего мужа, – подчеркнула Имоджин.– Конечно же, нет. Но это не меняет того факта, что Мейн сбежал от нее!– Я не забыла ту историю.– Но тогда, Бога ради, ответь почему? Имоджин метнула в нее презрительный взгляд.– Ты еще спрашиваешь?– В наказание, – догадалась Аннабел. – Не делай этого, Имоджин.– Почему нет? – Ее сестра повернулась боком и оглядела свою фигуру. Каждый изгиб ее был изящен. И каждый изгиб был открыт взору. – Мне скучно.Увидев в глазах сестры огонек жестокости, Аннабел схватила ее за руку.– Не делай этого. Я нисколько не сомневаюсь, что ты можешь влюбить в себя Мейна.Имоджин сверкнула белозубой улыбкой.– Я тоже.– Но ты тоже можешь в него влюбиться.– Исключено.В действительности Аннабел не думала, что Имоджин снова влюбится. Она заковала себя в лед после смерти мужа, и чтобы растопить его, понадобится время.– Пожалуйста, – взмолилась она. – Пожалуйста, не делай этого, Имоджин. Мне нет дела до Мейна, но это не доведет тебя до добра.– Поскольку ты всего лишь девушка, – сказала Имоджин, горько улыбнувшись, – то ты не имеешь понятия, что может послужить моему добру, по крайней мере в отношении мужчин. Мы продолжим этот разговор, когда ты приобретешь некоторый опыт касательно того, что значит быть женщиной.Имоджин явно жаждала ожесточенной баталии, подобной тем, которые случались между ними, когда они были детьми. Но когда Аннабел открыла рот, собираясь разразиться язвительной тирадой, дверь отворилась и в комнату, пританцовывая, вошла их дуэнья, леди Гризелда Уиллоби.– Дорогие мои! – грассируя, произнесла она. – Я вас обыскалась! Прибыл граф Кларенс, и…Она осеклась, переведя взгляд с разгневанного лица Аннабел на каменное лицо Имоджин.– Ах, – молвила она, усевшись и поправив изысканную шелковую шаль, покрывавшую ее плечи, – вы снова пререкаетесь. До чего же я рада, что мне некому докучать, кроме брата!– Ваш брат, – огрызнулась Имоджин, – едва ли принадлежит к числу желанных кандидатов в члены семьи. В сущности, мы как раз обсуждали его многочисленные добродетели. Или, вернее, отсутствие таковых.– Я ни в коей мере не ставлю под сомнение правильность вашего суждения, – невозмутимо ответствовала Гризелда, – но это было явно нелюбезное замечание, моя дорогая. Я заметила, что, когда вы злитесь, ваш нос делается довольно тонким… Возможно, вам захочется поразмыслить над этим.Ноздри Имоджин величественно раздулись.– Коль скоро я нисколько не сомневаюсь, что вам тоже захочется сделать мне выговор, я вполне могу сообщить вам, что я решила завести чичисбея!– Превосходное решение, моя дорогая. – Гризелда раскрыла маленький веер и лениво обмахнула им свое лицо. – Я нахожу, что в мужчинах столько пользы! В таком узком платье, как, к примеру, то, что на вас сегодня, вряд ли можно ходить, не испытывая затруднений. Возможно, вам стоит остановить свой выбор на особливо сильном мужчине, который сможет носить вас на руках по всему Лондону.Аннабел подавила улыбку.– Можете забавляться, сколько угодно, – процедила сквозь зубы Имоджин, – но позвольте мне внести полную ясность в мое решение. Я решила завести любовника, а не разновидность выбившегося в люди ливрейного лакея. И ваш брат Мейн – мой главный кандидат на эту роль.– Ах, – молвила Гризелда. – Что ж, вероятно, разумно начать с кого-то, имеющего столь обширный опыт в подобных делах. На самом деле, Мейн питает склонность к замужним женщинам, предпочитая их вдовам – у моего брата талант избегать дам, которые могут оказаться подходящими для брачных уз. Но может статься, вам удастся переубедить его.– Полагаю, так оно и будет, – заявила Имоджин. Гризелда задумчиво помахала веером.– Вы стоите перед любопытным выбором. Вздумай я, к примеру, завести любовника, я бы желала, чтобы наш роман продолжался более двух недель. Мой дорогой брат, несомненно, пользовался расположением многих леди, на которых он имел возможность оттачивать свое мастерство, и, однако ж, через две недели он неизменно ускользал к другой женщине. Более того, лично я почла бы мысль о том, что меня будут сравнивать со многими прекрасными женщинами, что предшествовали мне, обескураживающей, но, сдается мне, я просто привередлива.Аннабел широко улыбнулась. С виду Гризелда была истинно кроткой, истинно женственной леди. И все же… Имоджин, казалось, призадумалась.– Прекрасно! – наконец сказала она. – В таком случае я остановлю свой выбор на графе Ардморе. Поскольку он пробыл в Лондоне всего неделю или около того, ему при всем желании не с кем меня сравнивать.Аннабел моргнула.– На шотландском графе?– На нем самом. – Имоджин взяла свой ридикюль и шаль. – У него за душой нет ни гроша, но в данном случае его внешность будет его состоянием. – Она перехватила хмурый взгляд сестры. – О, не делай такое страдальческое лицо, Аннабел. Поверь мне, граф не пострадает.– Я согласна, – встряла Гризелда. – От этого мужчины веет опасностью, которую чувствуешь кожей. Он не пострадает, Имоджин. А вы – да.– Вздор! – воскликнула Имоджин. – Вы просто пытаетесь отговорить меня от решения, которое я уже приняла. Я не намерена следующие десять лет просидеть без дела в уголке, сплетничая с вдовами.Сие оскорбительное замечание явно предназначалось Гри-зелде, которая потеряла мужа много лет назад и с тех пор, насколько было известно Аннабел, ни разу не задавалась мыслью завести любовника или выйти замуж.Натянуто улыбнувшись, Гризелда сказала:– Нет, я вижу, вы женщина совершенно иного склада, моя дорогая.Аннабел поморщилась, но Имоджин ничего не заметила.– Теперь мне представляется, что Ардмор во всех отношениях лучший выбор, чем Мейн. Мы ведь сельские жители, как вам известно.– На самом деле, именно поэтому и не стоит сбивать его с толку, – была вынуждена подчеркнуть Аннабел. – Мы знаем, как тяжко жить в огромном старом доме на севере страны, не имея ни пенни на его содержание. Человек приехал в Лондон, чтобы найти богатую невесту, а не для того, чтобы завязать с тобой интрижку.– Ты слишком сентиментальна, – сказала Имоджин. – Ардмор в состоянии о себе позаботиться. Я, конечно же, не стану ему препятствовать, если он вздумает ухаживать за какой-нибудь глупенькой мисс. Но если у меня будет дамский угодник, то охотники за состоянием оставят меня в покое. Я просто позаимствую его на какое-то время. Ты ведь не собираешься за него замуж?– Подобная мысль не приходила мне в голову, – ответила Аннабел, немного покривив душой.Шотландец был очень красив: вряд ли нормальная женщина с живым сердцем отказалась бы примерить на себя роль его супруги. Но Аннабел хотела выйти замуж за богача. И она намеревалась остаться в Англии.– Ты рассматриваешь его как возможного спутника жизни? – спросила Аннабел.– Конечно же, нет. Он нищий бездельник. Но он хорош собой и одевается так мрачно, как раз в тон моим платьям. Чего еще можно требовать от мужчины?– Он не похож на человека, которого легко одурачить, – молвила Гризелда, и на этот раз голос ее был серьезным.– Если ему надобно найти богатую жену, то ты должна быть с ним откровенна, – прибавила Аннабел. – Не то он вполне может решить, что ты не прочь связать себя брачными узами.– Фи! – воскликнула Имоджин. – Роль закоснелых моралисток не к лицу вам. Не будьте занудами. – Она выплыла из комнаты и затворила за собой дверь с несколько большим усилием, чем требовалось.– Как ни горько это признавать, – задумчиво произнесла Гризелда, – но, возможно, я повела себя неправильно в этой ситуации. Если ваша сестра полна решимости вызвать скандал, то ей было бы лучше обратиться к Мейну. В этом отношении легкая интрижка с моим братом считается почти что боевым крещением для юных леди, и поэтому скандал, который неизбежно за этим последует, не разгорится по-настоящему.– Есть в этом Ардморе нечто такое, что заставляет меня усомниться, что она сможет управлять им так же легко, как полагает для себя возможным, – с хмурым видом сказала Аннабел.– Я склонна с этим согласиться, – ответила Гризелда. – Я не перемолвилась с ним ни словом, но он очень отличается от типичных английских лордов.Ардмор был рыжеволосым шотландцем с квадратной челюстью и широкими плечами. По мнению Аннабел, он и холеный брат Гризелды были как небо и земля.– Похоже, никто о нем толком ничего не знает, – сообщила Гризелда. – Леди Оугилби поведала мне, что она узнала от миссис Маффорд, что он беден, как церковная мышь, и приехал в Лондон именно для того, чтобы подыскать себе невесту с приданым.– Но разве не миссис Маффорд пустила слух о том, что Клементина Лайфф сбежала с ливрейным лакеем?– Да, – сказала Гризелда. – И тем не менее Клементина состоит в счастливом браке со своим виконтом и не обнаруживает абсолютно никакой склонности к шашням с домашней прислугой. Леди Блекшмидт, как правило, чует охотников за приданым за пятьдесят ярдов, а вчера вечером на ее званом вечере Ардмора не было видно, что наводит на мысль, что он не был приглашен. Я должна спросить у нее, не располагает ли она об этом какими-либо сведениями.– Его отсутствие там может просто свидетельствовать о его нежелании выносить скуку, – заметила Аннабел.– Ну-ну! – рассмеявшись, воскликнула Гризелда. – Вы знаете, что леди Блекшмидт моя очень хорошая знакомая. Должна сказать, странно, чтобы мужчину окружала такая таинственность. Будь он англичанином, мы бы знали о нем все, начиная от его веса при рождении и заканчивая его годовым доходом. Вам не доводилось встречать его, когда вы жили в Шотландии?– Ни разу. Но предположение миссис Маффорд о цели его приезда в Лондон скорее всего верно.Множество шотландцев околачивались около конюшен ее отца, и у всех у них было так же пусто в кошельке, как и у ее собственного отца-виконта. В сущности, это было практически их национальной особенностью. Либо ты прозябаешь в бедности, либо выходишь замуж за богача, как поступили Имоджин с Тесс и как собиралась поступить она сама.– Ардмор не похож на человека, который позволит вашей сестре ввести себя в заблуждение, – сказала Гризелда.Аннабел надеялась, что она права. За искусно выставленной напоказ грудью Имоджин скрывалась чувственность, которая имела весьма отдаленное отношение к страсти.Гризелда поднялась.– Имоджин должна сама преодолеть свое горе, – сказала она. – Есть женщины, которым это дается с трудом, и, боюсь, она одна из них.Их старшая сестра, Тесс, не уставала повторять, что Имоджин должна сама строить свою жизнь. Равно как и Аннабел.На мгновение улыбка тронула губы Аннабел. Единственным приданым, которым она располагала, была лошадь, так что они с шотландцем и впрямь были одного поля ягода.Шотландская голытьба, так сказать. Глава 2 Леди Феддрингтон была охвачена страстью ко всему египетскому, и поскольку она располагала средствами, чтобы потакать всем своим прихотям, ее бальный зал был оформлен в псевдоегипетском стиле. По обеим сторонам больших створчатых дверей на метровых пьедесталах располагались скульптуры Анубиса – египетского бога смерти и покровителя умерших. Эти возлежащие на черных пьедесталах шакалы были гипсовыми копиями скульптуры Анубиса из музея в Каире.– Сперва я не могла с уверенностью сказать, что мне в них не нравится. Но потом… Они не слишком… любезные, – поведала леди Феддрингтон, улыбнувшись Аннабел. – Теперь я отношусь к ним скорее как к стражам моего жилища. Они молча сторожат мой дом. И они не хватят лишку. – Она захихикала: леди Феддрингтон была не очень умной особой.Но Аннабел была вынуждена признать, что с другой стороны зала, откуда открывался хороший вид, Анубисы-шакалы смотрелись как две черные собаки, морды которых отнюдь не казались добродушными, а глаза имели инфернальное выражение. Они взирали на танцующих людей так, что сама мысль о принадлежности их к сторожам казалась смехотворной.На плечах Аннабел была прозрачная, почти невидимая накидка, которая была бледно-золотистой, в тон ее платью, и украшена вышивкой из вытянувшихся в ряд вьющихся папоротников. Золотистые нити на золотистом фоне смотрелись великолепно. Она снова бросила взгляд на египетские скульптуры. В их присутствии суетившиеся вокруг люди казались вульгарными.– Анубис, бог смерти, – раздался рядом низкий голос, – конечно, не самый подходящий созерцатель бальных танцев и веселья.Несмотря на то что их первая встреча длилась не более мгновения, она узнала голос Ардмора. Да и как ей было его не узнать? Она росла, слыша вокруг этот мягкий, картавый шотландский говор, хотя их отец грозился отречься от нее с сестрами, если услышит его из их уст.– Они действительно похожи на богов, – сказала Аннабел. – Вы путешествовали по Египту, милорд?– Увы, нет.Ей не следовало даже спрашивать об этом. Ей, как никому другому, слишком хорошо была известна жизнь обедневшего шотландского дворянина, которая состояла из часов, проведенных в попытках свести концы с концами. Тут было не до увеселительных поездок по реке Нил.Он взял ее ладонью за локоток.– Могу я пригласить вас на танец, или мне следует испросить позволения на это удовольствие у вашей дуэньи?Подняв глаза, она улыбнулась ему – одной из тех своих редких улыбок, которыми не стараются обольстить, а просто выражают дружеское расположение.– Ни в том, ни в другом нет надобности, – весело ответила она. – Уверена, вы можете найти более подходящую партнершу для танцев.Моргнув, он уставился на нее, походя более на дюжего батрака, чем на графа. Она довольно много узнала о графах, да равно как и о герцогах и прочих лордах. Их дуэнья, леди Гризелда, полагала своим долгом обратить их внимание на всякого титулованного господина в пределах их окружения. Мейн, брат Гризелды, был типичным английским лордом – холеным и слегка надменным, с тонкими пальцами и изысканными манерами. Волосы его ниспадали тщательно уложенными локонами, которые блестели на свету, и от него пахло так же приятно, как и от нее самой.Но этот шотландский граф был совсем другим. Рыжие волосы его ниспадали на воротник густой копной взъерошенных кудрей. Глаза его, обрамленные длинными ресницами, были ярко-зеленого цвета, а ощущение свежего воздуха и простора, которым от него веяло, граничило со своего рода примитивной чувственностью. Мейн носил шелк и бархат, тогда как Ардмор был облачен в черный шерстяной костюм. Черный с толикой белого у горла. Немудрено, что Имоджин сочла, что он дополнит ее траурное одеяние.– Почему вы мне отказываете? – спросил он удивленным голосом.– Потому что я выросла рядом с парнями вроде вас, – ответила она, подпустив в голос чуточку шотландского акцента. «Парень» было не совсем верным словом – только не по отношению к этому огромному северянину, который явно был мужчиной, но значение этого слова соответствовало тому, что она имела в виду. Он мог быть другом, но никак не поклонником. Хотя она едва ли могла объяснить ему, что намеревается выйти замуж за какого-нибудь богача.– Вы дали клятву не танцевать со своими земляками? – осведомился он.– Что-то вроде того, – молвила она. – Но я могла бы представить вас подходящей юной леди, если вам угодно. – Она знала немало дебютанток, располагавших более чем приличным приданым.– Означает ли это, что вы также отклоните предложение выйти за меня замуж? – спросил он. На губах его играла легкая, загадочная улыбка. – Я был бы счастлив просить вашей руки, если это будет означать, что мы сможем танцевать вместе.Его дурачество вызвало у нее широкую улыбку.– Вы никогда не найдете невесту, если будете вести себя подобным образом, – сказала она ему. – Вам следует относиться к поискам более серьезно.– Но я и вправду отношусь к ним серьезно. – Он привалился к стене и посмотрел на нее сверху вниз так пристально, что у нее защипало в глазах. – Вы выйдете за меня, пусть даже вы не станете со мной танцевать?К нему невозможно было не проникнуться симпатией. Глаза его были столь же зелеными, как океан.– Я определенно не выйду за вас, – ответила она.– А… – вымолвил он. Из тона его голоса явствовало, что он не слишком-то расстроен.– Вы не можете просить руки женщин, с которыми едва знакомы, – прибавила она.Казалось, он не сознавал, что стоять, привалившись к стене, в присутствии леди, как и мерить ее лениво-оценивающим взглядом, не вполне учтиво. Аннабел ощутила прилив сочувствия. Так он никогда не сможет заполучить богатую невесту. Она должна помочь ему, хотя бы потому, что.он ее соотечественник.– Отчего же? – поинтересовался он. – Чтобы почувствовать взаимную совместимость, вовсе не требуется многих встреч, иногда достаточно и одной. К тому же человек может догадаться, основываясь на фактах.– Вот именно: вы же ничего обо мне не знаете!– Не совсем, – тотчас ответил он. – Во-первых, вы шотландка. Во-вторых, вы шотландка. И в-третьих…– Я могу угадать, – сказала она.– Вы красивы, – докончил он, и его лицо на мгновение расплылось в улыбке.Теперь он стоял, скрестив руки на груди, и улыбался, глядя на нее с высоты своего огромного роста.– Благодарю вас за комплимент, но я вынуждена поинтересоваться, почему вы приехали в Лондон, чтобы найти невесту, принимая во внимание первые два ваших требования? – спросила Аннабел.– Я приехал, потому что мне посоветовали так сделать, – ответил он.Аннабел не нуждалась в дальнейших пояснениях. Всем было известно, что богатых невест можно найти в Лондоне, а бедных – в Шотландии. Он, видимо, надеялся, что ее красивое платье подразумевает наличие у нее хорошего приданого.– Вы судите по внешнему виду, – сообщила ему она. – Мое единственное приданое – это лошадь, но, как я уже сказала, я была бы счастлива представить вас нескольким подходящим юным леди.Он открыл было рот, но в этот момент у ее плеча возникла Имоджин.– Дорогая, – обратилась она к Аннабел, – я тебя обыскалась! – И, не дав себе передышки, повернулась к графу: – Лорд Ардмор, – промурлыкала она. – Я леди Мейтленд. Очень рада с вами познакомиться.Аннабел смотрела, как граф нагнулся к руке ее сестры. Имоджин выглядела столь же вызывающе, как богиня-мстительница. Она одарила Ардмора взглядом, которому ни один мужчина, в особенности мужчина, озабоченный поисками богатой невесты и повстречавшийся лицом к лицу с состоятельной молодой вдовой, не подумал бы сопротивляться. В сущности, он очень походил на один из призывных взглядов из копилки самой Аннабел.– Я нестерпимо хочу танцевать, – молвила Имоджин. – Вы окажете мне честь, лорд Ардмор?«Нестерпимо?» Но Ардмор не смеялся – он снова поцеловал руку Имоджин. Аннабел сдалась. Придется ему самому выпутываться из сетей Имоджин. С Имоджин всегда было так: если уж она что-то решила, то ее ничто не остановит.– Я вернусь к своей дуэнье, – сказала Аннабел, сделав реверанс. – Лорд Ардмор, рада была побеседовать с вами.Леди Гризелда щебетала в углу комнаты; их опекун растянулся на диванчике рядом с ней со стаканчиком виски. Не то чтобы в этом было что-то из ряда вон выходящее: герцог Холб-рук всегда имел при себе стаканчик виски. Он пошел встретить Аннабел, когда увидел, как та пробирается сквозь толпу.Теперь, сведя знакомство с некоторыми представителями английского титулованного дворянства, Аннабел все более и более дивилась, как мало Рейф походил на герцога. Он отказывался следовать нормам этикета, приличествующим своему титулу. И был совершенно не похож на надушенных, подвитых и пышно разодетых лордов, живущих светской жизнью. Для званого вечера лакею удалось облачить его в приличный сюртук из тонкого голубого шелка, но дома он питал склонность к удобным панталонам и видавшей виды белой рубахе.– Гризелда сведет меня с ума, – без церемоний заявил он. – И если ей это не удастся, то Имоджин окончательно меня добьет. Что она вытворяет, любезничая с этим шотландским увальнем? Я даже его не знаю.– Она решила, что ей нужен чичисбей, – сообщила ему Аннабел.– Полная чушь! – пробормотал Рейф, пробежав рукой по своим волосам, которые и так уже были в ужасном беспорядке. – Я могу сопровождать ее куда ей будет угодно.– Ей не дают проходу охотники за приданым.– Боже правый, тогда почему она выбрала в партнеры по танцам нищего Шотландца? – взревел Рейф, запоздало оглядевшись вокруг.– Быть может, при более близком знакомстве она охладеет к нему, – ответила Аннабел, пытаясь разглядеть, нет ли где лорда Россетера. На данный момент лорд Россетер являлся ее главным кандидатом в мужья.– Она ставит себя в глупое положение, – сказал Рейф. По какой-то неведомой причине ужимки Имоджин всегда доводили Рейфа до белого каления, в особенности с тех пор, как она вернулась в Лондон и принялась заказывать платья, которые сидели на ней словно вторая кожа. Но как бы он ни ревел и ни бушевал, она просто усмехалась, глядя ему в лицо, и говорила, что вдовы могут одеваться в полном соответствии со своими желаниями.– Наверняка все не так плохо, – рассеянно молвила Аннабел, по-прежнему выискивая в толпе Россетера.Она поймала взгляд леди Гризелды, которая подозвала ее:– Аннабел! Подойдите-ка сюда на минутку.Их дуэнья не имела ничего общего с кислого вида пожилыми дамами, которые обыкновенно удостаивались сего эпитета. Она была столь же хороша собой, сколь и пользующийся дурной славой, бросающий невест у алтаря граф Мейн. Само собой разумеется, никто из них не ставил поведение брата в упрек Гризелде: она была подавлена, когда Мейн умчался прочь из дома Рейфа примерно за пять минут до того, как должна была состояться их с Тесс свадьба.– Отчего, скажите на милость, Рейф так вопит? – вопросила Гризелда, впрочем, без особой тревоги в голосе. – Он весь побагровел, точно слива.– Рейфа беспокоит то, что Имоджин выставляет себя на посмешище, – поведала ей Аннабел.– Уже? Она и впрямь женщина слова.Аннабел кивком головы указала вправо. Играли вальс, и граф Ардмор чересчур близко прижимал к себе Имоджин. Или, возможно, беспристрастно подумала Аннабел, это Имоджин прижимала его к себе. Кто бы ни был инициатором, Имоджин кружилась в его объятиях так, словно ими с графом владела безоглядная страсть.– Бог мой! – воскликнула Гризелда, обмахиваясь веером. – Они смотрятся, как самая настоящая пара. Черное на фоне черного… Имоджин, несомненно, была права насчет эстетической стороны выбора Ардмора в партнеры.– Ничего из этого не выйдет, – заверила ее Аннабел. – Имоджин просто хвасталась. Я уверена в этом.Но слова застряли у нее в горле, когда Имоджин закинула руку графу на шею и принялась поглаживать его волосы в возмутительно интимной манере.– Она хочет скандала, – скучающим тоном молвила Гризелда. – Бедняжка. Некоторые вдовы действительно проходят через подобную неприятность.

Четыре сестры - 2. Супруг для леди - Джеймс Элоиза => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Четыре сестры - 2. Супруг для леди автора Джеймс Элоиза дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Четыре сестры - 2. Супруг для леди у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Четыре сестры - 2. Супруг для леди своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Джеймс Элоиза - Четыре сестры - 2. Супруг для леди.
Если после завершения чтения книги Четыре сестры - 2. Супруг для леди вы захотите почитать и другие книги Джеймс Элоиза, тогда зайдите на страницу писателя Джеймс Элоиза - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Четыре сестры - 2. Супруг для леди, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Джеймс Элоиза, написавшего книгу Четыре сестры - 2. Супруг для леди, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Четыре сестры - 2. Супруг для леди; Джеймс Элоиза, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Boschendal в магазине Decanter