А-П

П-Я

 по ссылке 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Блейк Дженнифер

Черное кружево


 

Здесь выложена электронная книга Черное кружево автора по имени Блейк Дженнифер. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Блейк Дженнифер - Черное кружево.

Размер архива с книгой Черное кружево равняется 184.44 KB

Черное кружево - Блейк Дженнифер => скачать бесплатную электронную книгу




«Черное кружево»: ЭКСМО-Пресс; Москва; 1999
ISBN 5-87917-064-9, 5-04-003221-8
Аннотация
Фелисити Лафарг слыла самой красивой женщиной во французской Луизиане, и неудивительно, что в нее без памяти влюбился полковник испанской армии, бывший пират Морган Маккормак. Чтобы спасти отца, томящегося в темнице, девушка готова идти на уступки, но едва ли она ожидала, что станет жертвой неистовой страсти этого необузданного человека. Как известно, от ненависти до любви один шаг. Но позволят ли им сделать этот шаг? Слишком многие добиваются благосклонности прекрасной француженки… Слишком много подлости и предательства окружает влюбленных.
Ранее роман выходил под названием «Обнимай и властвуй».
Дженнифер Блейк
Черное кружево
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
1
Гром орудийного салюта всколыхнул знойный, казавшийся неподвижным воздух. Грохот сотряс здания Нового Орлеана и прокатился над Миссисипи, отразившись от кораблей, стоявших на якоре, прежде чем гулким эхом раскатиться среди зеленых деревьев на противоположном берегу. Голуби в испуге сорвались с ветвей и принялись описывать круги в ослепительных лучах ярко-оранжевого солнца, клонившегося к закату. Облезлая дворняжка, принюхивающаяся к зловонию сточной канавы под балконом, на котором стояла Фелисити Лафарг, присела от страха, а потом бросилась наутек. Фелисити изо всех сил вцепилась в перила, так что кончики пальцев побелели, и наклонилась вперед, устремив пристальный взгляд в сторону Оружейной площади. В ее бархатно-карих глазах появилось выражение тоски и презрения, когда она посмотрела на голубовато-серые облака порохового дыма, клубами поднимавшиеся к небу, чтобы раствориться в жарком мареве, висящем над крышами домов.
В ответ прозвучал орудийный залп с кораблей эскадры О'Райли, длинной цепочкой вытянувшейся вдоль реки, а потом захлопали выстрелы из мушкетов. Со стороны церкви святого Луи послышался глухой немелодичный колокольный звон. Все эти звуки заглушил приветственный возглас, вырвавшийся из более чем двух тысяч солдатских глоток, кричавших на презренном испанском языке: «Viva el rey!» — «Да здравствует король!»
Но вот наконец колокола смолкли, возгласы улеглись, голуби вернулись на площадь, и наступила тишина.
Тяжело вздохнув, Фелисити подняла голову и расправила плечи. Все кончено. Штандарт Франции с золотыми лилиями на голубом поле был спущен, уступив место алому флагу с изображением львов и замков — символу Испанской империи. Теперь ни она и ни кто другой ничего не могли изменить.
Фелисити не сожалела о том, что не присоединилась к толпе зевак на Оружейной площади. Опасаясь неприятностей, которые могли возникнуть, если бы жители города вдруг решили выразить недовольство, отец посоветовал ей остаться дома. Честно говоря, ей самой не хотелось идти. С какой стати ей лицезреть могущество испанцев, преодолевших океан, чтобы сломить гордость французов, уничтожить их недолгую независимость и силой принудить к повиновению? Если не видеть все эти корабли, пушки и солдат, число которых едва ли не превышает здешнее французское население, можно сделать вид, что их вообще не существует, и еще на несколько мгновений убедить себя, что это просто кошмарный сон, который закончится, как только она проснется.
Когда это началось? Наверное, два или три года назад, когда появились первые слухи о секретном договоре в Фонтенбло. В результате тайного соглашения Людовик XV Французский, славнейший из монархов, уступил колонию Луизиану своему кузену из династии Бурбонов — Карлосу III Испанскому. Этот сговор состоялся в силу множества причин и ухищрений, однако все это теперь не имело значения. Жителей Нового Орлеана, несмотря на их протесты, превратили в испанских подданных.
Они выражали свое недовольство в письмах, публичных заявлениях, даже отправили во Францию специальную депутацию. Король не внял их мольбам. И все же надежда на примирение с родиной, со страной, откуда они пришли и которая управляла колонией семьдесят лет, с самого ее основания, не исчезала.
Эта надежда сохранялась в первую очередь потому, что тянулись долгие утомительные месяцы ожидания, а Испания не торопилась взвалить на себя бремя снабжения из своей казны этого нового отдаленного уголка своих бескрайних владений и не спешила им управлять. Французы, жившие в Новом Орлеане, начали проявлять нетерпение. Некоторые предлагали сбросить испанское иго и провозгласить независимую республику, которой будут управлять сами колонисты, если Франция решила от них отказаться. Стоило ли упрекать их за это, если им казалось, что такое выражение верности заставит французского короля смягчиться, а если он этого не сделает, хуже все равно не станет.
Вздохнув, Фелисити сделала несколько шагов по небольшому тенистому балкону. В сиреневом свете ее густые вьющиеся волосы блестели, как старинное золото. Полумрак подчеркивал перламутровый оттенок кожи ее лица с тонкими чертами, изящным прямым носом, черными бровями и ресницами, столь редко встречающимися у блондинок. На девушке было платье из индийского коленкора в светло-золотистую полоску с вышитым золотом корсажем из белого шелка, суживающимся к талии, и с пышной юбкой в сборках. Рукава с манжетами чуть ниже локтя были украшены бантами золотистого цвета. Фелисити остановилась, губы ее плотно сжались, брови сдвинулись от мрачных воспоминаний.
Неприятности начались с появлением первого испанского губернатора Уллоа. Образованный человек, высокомерный и абсолютно равнодушный к людям, он больше интересовался флорой и фауной новой колонии, чем проблемами ее жителей. Кроме того, держался Уллоа отчужденно. Он привез невесту из Южной Америки, и их свадьба больше походила на какую-то тайную церемонию, чем на праздник. Присутствовать на ней никому из жителей города не позволили.
Возможно, чтобы не накалять и без того напряженную обстановку, он не стал официально заявлять о переходе колонии под правление Испании. Над городом продолжал развеваться французский флаг, а должность коменданта по-прежнему занимал француз. И это, естественно, вызывало раздражение у жителей и сбивало их с толку.
Ропот недовольства, разговоры в кабачках и содержание расклеенных по городу листовок становились все более откровенными, и Уллоа забеспокоился. Вместе с молодой женой он поднялся на борт корабля, стоявшего у причала в гавани, готового при первой же необходимости выйти в море. Такая откровенная демонстрация трусости послужила только на руку заговорщикам, в числе которых была большая часть взрослого населения города.
Целую неделю группы молодых людей, разгоряченных вином и весьма странной свадьбой испанского губернатора, прогуливались по набережной, громко высказываясь в адрес этого высокомерного, но оказавшегося столь малодушным, человека. Наконец какой-то шутник предложил пустить корабль по течению, и толпа в мгновение ока перерубила швартовы. Уллоа, вместо того чтобы приказать повернуть обратно, предпочел бездействовать, когда его корабль вынесло в море, а на рассвете распорядился поднять паруса и отплыл в Испанию, чтобы рассказывать королю басни о непочтительном отношении французов к испанскому губернатору и о том, что ему удалось вырваться из рук заговорщиков только благодаря собственной отваге.
Узнав о глумлении над его властью, Карлос III пришел в ярость и немедленно приказал вызвать одного из лучших своих военачальников — генерал-капитана Алехандро О'Райли. Возведя его в ранг генерал-губернатора, Карлос III поручил ему подавить восстание в Луизиане. Прибыв в устье Миссисипи около месяца назад, ирландец встретился с делегацией жителей города в лице французского военного коменданта, наместника Обри, до сих пор сохранившего полномочия, нескольких состоятельных горожан и нескольких испанских чиновников, оставшихся в городе после бегства Уллоа.
О'Райли попытался успокоить взволнованных жителей с помощью любезных улыбок и ни к чему не обязывающих фраз, но вид двух десятков транспортных судов, набитых солдатами, и фрегат самого О'Райли, ощетинившийся сотней пушек, говорили сами за себя.
Внизу, на улице, показался человек, идущий стремительной легкой походкой. На нем были башмаки с красными каблуками и атласный камзол до колен. Увидев его, Фелисити невольно насторожилась.
Взглянув вверх, ее названый брат Валькур Мюрат приподнял треуголку в шутливом приветствии и, пройдя под балконом, вошел в дом.
Бросив шляпу и трость служанке, он, не задерживаясь, поспешил дальше. Подобрав ворох юбок, Фелисити перешагнула через порог, направляясь ему навстречу.
— Где отец? — спросила она низким мелодичным голосом.
— Я оставил его любоваться спектаклем, который отцы церкви разыграли специально для О'Райли. Когда хор запел «Те Deum», он, принимая благословение сил небесных, склонил голову. Запах ладана был настолько неуместен, что я поспешил прочь.
— Итак, — подвела итог Фелисити, — теперь мы испанцы.
— Только не я. — Валькур вышел на балкон и, приподняв полы своего камзола, рухнул в одно из кресел, стоявших около небольшого столика. — Я до конца дней останусь французом.
— Попробуй повторить это в присутствии дона Алехандро О'Райли! — Фелисити посмотрела на брата.
— С удовольствием, дорогая, с удовольствием.
Девушка вновь облокотилась о перила балкона:
— Валькур, тебе не кажется…
— Что мне может казаться?
— Что это слишком опасно? Это не Уллоа. О'Райли не испугается бумажек с оскорблениями на деревьях, толпы, перебравшей шампанского, и выкриков о свободе.
Усмешка исказила выразительное лицо Валькура. Он пренебрежительно передернул плечами.
— Что он может сделать?
— Как что? — Фелисити покачала головой, изумленно приподняв бровь. — Он ирландский наемник, наемный убийца на службе у испанцев, и за спиной у него стоит целая армия. Он может сделать все, что ему заблагорассудится!
— Любой француз стоит доброго десятка испанцев вместе с этим невежественным ирландским выскочкой. Не волнуйся. До войны дело не дойдет. Нам не понадобится применять силу. Ведь одолели же мы длинноносого иберийца, которого послали управлять нами.
Фелисити уставилась на него удивленным взглядом. В словах Валькура звучали ненависть и злость. Чувствовалось, что он не отступит ни на шаг.
Валькур Мюрат, молодой человек, худощавый, бледнолицый, был ниже среднего роста, с серым, даже болезненным цветом лица. Зато он всегда эффектно одевался, бросал по сторонам томные взоры и отличался изысканными манерами. Он носил напудренный парик, завязанный сзади широким черным бантом, концы которого, касаясь шеи, подчеркивали ее бледность. Тонкие кружева украшали грудь сорочки и манжеты. Камзол из шелковой ткани небесно-голубого цвета, так же как светло-серый атласный жилет и бриджи, был украшен серебряным шитьем. Ноги Валькура обтягивали чулки без единой морщинки. Лицо покрывал тонкий слой пудры из маисового крахмала. На щеке, скрывая след от оспы, перенесенной в детстве, чернела наклеенная бархатная мушка в форме кабриолета с впряженной в него миниатюрной лошадью. Единственной неподходящей деталью туалета была шпага в чеканных серебряных ножнах, выглядывающая из-под камзола.
Фелисити снова приблизилась к перилам балкона.
— Твои слова вызывают у меня сомнения.
— Ты мне не веришь? Или, так же как отец, думаешь, что разумнее и безопаснее продемонстрировать преданность?
— Нет, дело не в этом, — ответила она, посмотрев на брата через плечо. — Если мы провозгласим независимость, это будет вызовом могуществу Испании, угрозой ее силе и престижу. Возможно, испанцы не будут нам мешать, потому что они боятся потерять другие колонии в Новом Свете.
— И Франция, и Испания раздают колонии налево и направо. Вспомни, как Людовик XV отдал Канаду англичанам, а наш будущий хозяин подарил им Флориду. Что для них значит потеря еще нескольких арпанов земли?
— Одно дело лишиться чего-либо по собственному легкомыслию или на войне, а совсем другое — позволить кому-то вырвать это из рук.
— Дорогая, ты что, специалист по людским душам и по колониальной политике Испании и Франции?
Искоса взглянув на него, Фелисити сухо ответила:
— Ты отлично знаешь, что это не так!
— Фу! Ты сняла камень с моей души. Я бы очень пожалел, если бы мне пришлось защищать твою честь в разгар таких увлекательных событий. — Валькур слегка встряхнул руками, расправляя манжеты.
Несмотря на шутливый тон, это не было пустой угрозой. Валькур не раз охлаждал пыл заинтересовавшихся ею мужчин, рассеивал иллюзии тех, кто домогался руки девушки. Он мастерски владел шпагой и отличался вспыльчивым характером. Иногда Валькур наносил противникам страшные раны и при этом весело улыбался.
Дело было не в том, что Валькур имел какое-то право препятствовать ее замужеству. Решающее слово оставалось за отцом Фелисити, однако мсье Лафарг пока не встретил для дочери подходящего жениха. Погруженный в дела и политику, он, кажется, вообще не замечал, что ей нужен жених. Дочь была для него слишком дорога. Фелисити минуло девятнадцать. Время расцвета нежной юности уже прошло, и теперь она запросто могла остаться до конца дней старой девой.
Но и у самой Фелисити до сих пор не возникало ни одной прочной привязанности к кому-либо из молодых людей, которые пытались с ней познакомиться, и она вовсе не стремилась покинуть родной кров. К тому же она понимала: когда настанет ее черед выйти замуж, в расчет будет приниматься не ее выбор, а достаток и происхождение будущего жениха. Многие из ее подруг, вместе с которыми она обучалась в школе при монастыре урсулинок, вышли замуж четыре года назад и уже успели родить двоих, а то и троих детей. Она не завидовала их положению, хотя довольно часто с любопытством расспрашивала о физической стороне супружеских обязанностей и о трудностях и радостях семейной жизни.
В последнее время эти тайны занимали ее мысли все больше и больше. Она часто задумывалась, доведется ли ей когда-нибудь познать их самой или судьба уготовила ей жребий хранительницы дома, где живут ее отец и брат.
Фелисити стала испытывать неловкость, появляясь всюду под руку с Валькуром. Внимательный кавалер, одинаково искусный в танцах и на дуэлях, он всегда изъявлял желание сопровождать ее как на рынок в гавани за свежей рыбой и овощами, так и на роскошный бал. Однако Валькур, конечно, не мог заменить ей настоящего жениха. Речь шла о ее гордости. Каким бы непривлекательным ни выглядело замужество в ее глазах, она все-таки втайне переживала оттого, что до сих пор обручальное кольцо не поблескивает на ее пальце.
Валькур сделался защитником Фелисити по своей собственной воле. Он был старше ее почти на десять лет. Мсье Лафарг усыновил его, когда Фелисити исполнилось всего несколько месяцев, после того как родители Валькура умерли во время эпидемии чумы, унесшей и жизнь матери Фелисити тоже. Разница в возрасте между ними была слишком велика, но он все больше заботился о ней по мере того, как сестра становилась взрослее. Валькур всегда находился рядом, в то время как отца трудно было оторвать от книг и радикальных идей о свободе и равенстве. Валькур и Фелисити не были кровными родственниками, но узы между ними настолько окрепли, что у Валькура появилось чувство собственника, граничащее с ревностью. Фелисити утешало только то, что ее названый брат, непредсказуемый в своих поступках, никогда не обнаруживал при ней отрицательных черт своего характера.
— Валькур, — тихо проговорила она, скрестив руки на груди, — я боюсь.
— Не говори глупостей, дорогая, — в его голосе послышалось раздражение, — будь умницей и попроси принести мне чего-нибудь выпить. От этой жары у меня в горле пересохло.
Фелисити прошла в комнату и позвала молоденькую служанку Мари, которая не замедлила появиться, взволнованная и запыхавшаяся. Фелисити велела принести ореховый ликер с персиками и миндалем для себя и вино для Валькура.
— Я выпью коньяку, — поправил ее брат, смерив служанку бесцеремонным взглядом. — Пусть Дон придет сюда с веером.
Почтительно поклонившись, служанка удалилась. Фелисити тут же вернулась к волнующей ее теме.
— Валькур, у меня плохое предчувствие. Я боюсь.
Вздохнув, Валькур поднялся, подошел к сестре и коснулся ее руки сухими холодными пальцами.
— О чем ты говоришь? Не забывай, я знаю, что ты у нас смелая.
— Смелая? Ты ошибаешься.
— Разве трусиха может броситься в реку, чтобы научиться плавать, как сделала ты несколько лет назад, и скакать верхом подобно валькирии? Разве трусиха могла бы, переодевшись в бриджи и камзол, со шпагой на боку отправиться со мной в игорные притоны, словно какой-нибудь безусый щеголь, и вызвать на дуэль какого-то нахала, который оказался недостаточно вежлив?
— По-моему, это лишь сумасбродство, — резко оборвала его Фелисити, — хотя последнее было действительно испытанием для меня. И я до сих пор жалею, что ты поспешил вызвать его на дуэль и не позволил мне самой с ним рассчитаться.
— Ну, тебе, наверное, понравилось выступать в роли моего партнера по фехтованию. Только упражняться со шпагой с колпачком на конце — это одно дело, а драться на дуэли — совсем другое. Ты не принадлежишь к числу тех, кому идут шрамы на лице, девочка моя.
— Ты, как всегда, несправедлив.
— Зато я, как всегда, прав.
— Просто тебе хочется отвлечь меня старыми уловками. Однако ты напрасно стараешься. Возможно, я иногда могу поступать безрассудно, но я никогда не стану напрасно рисковать, если речь пойдет о тебе и отце.
— Да, но — послушай!
С Оружейной площади донесся грохот барабанов. Вскоре их мерный бой зазвучал в ритме марша, зовущего солдат в поход.
Валькур склонил голову набок, и его тонкие губы искривились в иронической улыбке.
— Похоже, нас удостоили чести полюбоваться смотром войск его испанского величества. Признайся, ты сейчас волнуешься?
— Ты хочешь спросить, не страшно ли мне? — ответила Фелисити с грустью в голосе. — Они наверняка задумали принудить нас к повиновению, показав свою мощь.
— Да, чтобы мы дрожали от страха, — согласился Валькур. — Как ты думаешь, у них это получится?
Его холодный вопросительный взгляд заставил Фелисити покраснеть.
— Конечно, такое высокомерие только разозлит жителей Нового Орлеана и послужит поводом к восстанию, так?
Валькур утвердительно кивнул.
— Я знал, у тебя просто разыгрались нервы. Ты не настолько малодушна, чтобы дрожать как осиновый лист при одной мысли об испанцах.
— Дело не только в этом.
— Понимаю. Ты переживаешь из-за отца, потому что он связался с заговорщиками.
— И из-за тебя тоже. То, чем ты занимаешься, кажется, называется изменой или еще чем-то вроде этого.
— Глупости. Можно ли предать страну, которая официально не владеет нашей колонией?
Фелисити в ответ промолчала. Резкий неумолчный грохот барабанов постепенно приближался, и теперь до слуха уже доносился приглушенный топот тяжелых шагов.
В это время в комнату вошла служанка, неся поднос с вином и закусками. Вслед за ней появился слуга Валькура — Дон. Взяв бокал, Фелисити увидела, как Дон с поклоном протянул хозяину опахало из раскрашенной кожи цыпленка, а затем отступил назад, чтобы Мари подала Валькуру коньяк.
Сильный, хорошо сложенный негр не произнес ни слова. Он был нем. Впрочем, пять лет назад, когда мсье Лафарг приобрел его на аукционе, Дон умел разговаривать. Через несколько месяцев после того, как его взяли в дом, поручив ему обязанности лакея у старика и Валькура, Фелисити однажды спросила его, где ее брат. Лакей объяснил, что Валькур ушел на петушиные бои, а потом собирался навестить одну девушку в ее доме. Упомянутая особа была метиской и не отличалась строгостью правил, в обществе ее считали дамой полусвета, но тогда Фелисити еще этого не знала. Когда она стала расспрашивать брата, Валькур страшно рассердился и раз и навсегда запретил ей интересоваться тем, где он бывает, а заодно и вспоминать об этой женщине. В тот же вечер с Доном случилось несчастье: он упал из окна второго этажа во двор и перекусил язык пополам. Однако края раны были такими ровными, как будто язык отрезали ножом…
Тем временем служанка легкой походкой вышла из комнаты, но, когда Дон собрался последовать за ней, Валькур остановил его, подняв руку. При этом он пристально смотрел желтовато-карими глазами вниз, на улицу — одну из самых главных магистралей города, которую испанцы никак не могли миновать.
— Интересно, — проговорил он, — найдется ли в этом доме хотя бы один полный ночной горшок?
— Что? — Фелисити подняла на брата недоуменный взгляд.
— Неужели ты такая заботливая хозяйка, что заставляешь слуг выносить горшки по нескольку раз в день?
— Валькур, неужели ты хочешь… — Фелисити замолчала, со страхом глядя на брата, не в силах продолжать.
— А почему бы и нет?
— Это же просто безумие, испанцы никогда не простят такого оскорбления!
— Сомневаюсь, что наши пропахшие чесноком «друзья» почувствуют эту вонь. — Валькур улыбнулся, довольный собственным остроумием.
— Представь, что о нас подумают! Ты бы еще повесил на дверь объявление о том, что мы сторонники независимости. — Фелисити давно убедилась, что Валькура можно отговорить от очередной сумасбродной затеи только с помощью каких-нибудь веских аргументов.
— Думаешь, им это еще не известно? О'Райли скоро узнает, кто здесь устраивал заговор. Наш добрый и храбрый комендант Обри позаботится об этом.
— Не надо самому накликать беду.
— По-моему, она и так придет, хотим мы этого или нет, точно так же, как пришли испанцы, тебе не кажется? Дон, принеси сюда горшок, полный до самых краев. Живо!
Лакей поклонился с застывшим выражением лица и отправился выполнять приказ хозяина. В дальнем конце улицы появилась колонна испанских солдат, то освещаемая солнечными лучами, то почти скрывавшаяся в тени, отбрасываемой стенами домов.
— Валькур, прошу тебя, не надо.
— Ты так жалобно просишь. Сам не пойму, как я до сих пор тебе не уступил, — размышлял вслух Валькур, созерцая сцену, достойную кисти Фрагонара, и по-прежнему обмахиваясь опахалом.
— Ты ставишь свои прихоти превыше всего! — с горечью проговорила Фелисити.
— Несправедливое замечание. Тебе тоже понравится спектакль. Не упрямься, скажи, что согласна.
Девушка покачала головой.
— Ты только подумай, что будет потом.
— Слишком поздно, сестренка.
Наконец появился Дон с грубым керамическим горшком в цветочек, зловонное содержимое которого едва не переливалось через край. Как раз в этот момент к балкону приблизились солдаты, шедшие в голове колонны. На их багровых лицах проступали капли пота, в этот удушливый летний день они выглядели утомленными после долгого марша в тяжелых мундирах с золотыми галунами. Гарцевавший впереди офицер держался в седле с гордым видом победителя, его эполеты блестели в лучах заходящего солнца.
— Валькур! — Фелисити снова попыталась урезонить брата.
Однако он, не обращая внимания на протест сестры, указал быстрым, нетерпеливым жестом на перила, как будто подавая безмолвную команду.
Дон нерешительно переминался на месте, его лицо вдруг приобрело пепельный оттенок. Фелисити перевела взгляд с чернокожего слуги на его хозяина.
— Подумай, что ты делаешь. Во всем будет виноват Дон. Они ни за что не поверят, что это не намеренное оскорбление, а случайность, что ему просто приказали выливать горшки именно в это время. Его могут высечь, посадить в тюрьму, а то и сделать что-нибудь похуже.
— Какая досада! — ответил Валькур с притворной дрожью в голосе. — Однако, боюсь, ты права. Испанцы славятся жестокостью в таких делах. И все же это придется сделать.
— Ты не можешь этого допустить, — начала было Фелисити.
— Дон?
В тихом голосе Валькура чувствовалась скрытая угроза, заставлявшая всех слуг в доме беспрекословно подчиниться. С окаменевшим лицом и безнадежным выражением в глазах лакей поднял горшок и вылил его содержимое через перила на улицу.
— Фу! — воскликнул Валькур, выхватив из рукава надушенный носовой платок и помахав им перед носом. — Ты чуть не обрызгал меня.
Снизу послышались злобные крики, топот ног и резкие слова команды. Фелисити осторожно выглянула на улицу, посмотреть, что случилось с колонной солдат, а потом заступилась за Дона:
— Если бы он подошел ближе к перилам, они бы наверняка увидели его.
— Ну и что из того? — Валькур продолжал обмахиваться платком.
Он оставил это занятие и изобразил на лице надменную улыбку лишь после того, как в дверь на первом этаже забарабанили изо всех сил. Едва Фелисити опустила свой бокал на стол рядом с опустевшей рюмкой Валькура, как на лестнице послышался топот. Обернувшись, она сделала несколько шагов, чтобы встать рядом с Валькуром, но в этот момент дверь распахнулась и Мари впустила в комнату целое отделение солдат в алых мундирах. Ими командовал офицер, скакавший верхом во главе колонны.
Фелисити застыла, сжав кулаки и спрятав их в складках платья, в то время как Дон попытался укрыться в тени портьер, обрамлявших дверь на балкон. Валькур выступил вперед, сжимая платок в изящно согнутой руке и всем своим видом выражая удивление.
— Я протестую, — растягивая слова, произнес он, — что означает это вторжение?
Офицер отвесил легкий поклон, адресованный одновременно и Фелисити и Валькуру, даже не постаравшись скрыть гнев, как будто ему публично бросили вызов.
— Я расследую оскорбление, только что нанесенное этим домом армии его величества короля Испании. Именем короля я требую немедленных и исчерпывающих объяснений.
Валькур взглянул на знаки различия офицера.
— Как вас зовут, мой полковник?
— Я полковник Морган Маккормак. — Его голос звучал твердо и уверенно.
Валькур едва заметно улыбнулся Фелисити, прежде чем вновь обернуться к Маккормаку.
— Тогда считайте, что я вам все объяснил.
Полковник был высок и широкоплеч. Он не носил парика и не пудрил золотисто-каштановых волос, заплетенных в косу. Зеленые глаза выдавали его ирландское происхождение. Морган Маккормак, несомненно, являлся соотечественником О'Райли, одним из тех наемников, которые, по словам очевидцев, служили вместе с ним.
Полковник оставил это замечание без ответа.
— Я жду ваших объяснений.
Приподняв тонкую бровь, Валькур произнес:
— Мы с радостью готовы помочь вам, мой полковник, и, конечно, испанской короне тоже, но прежде я и моя сестра хотели бы узнать, в чем заключается это столь вопиющее оскорбление.
— Думаю, объяснения излишни. — Выражение лица полковника Моргана Маккормака сделалось жестким. Он с трудом сдерживал гнев, уловив иронию в голосе Валькура.
Валькур потянул воздух и вновь прибегнул к помощи надушенного платка.
— Даже если я и догадался, — негромко проговорил он, — вам, кажется, удалось уберечься от… ливня?
— Совершенно верно. Но моим людям повезло куда меньше. — Запас терпения ирландца явно был на исходе. Он изъяснялся по-французски почти безупречно, лишь с едва заметным акцентом.
— Понятно. — Валькур снова взмахнул платком, с притворным сочувствием окинув взглядом столпившихся в дверях солдат.
— Смею напомнить, что источником запаха, который вы нашли столь неприятным, является ваш дом, — процедил полковник. — Перед тем как это случилось, на балконе стояли трое. Остается только выяснить, чья это работа.
— Боюсь, я и моя сестра пребываем в полном неведении. — Валькур протянул Фелисити руку, и та, внутренне подобравшись, неохотно приблизилась к нему.
— Простите, но, по-моему, такое просто невозможно.
— Вы утверждаете, что я лгу? — Валькур нахмурился.
— Я сказал, что должен найти виновника во что бы то ни стало. — Посмотрев через плечо Валькура, полковник уперся мрачным взглядом в Дона.
— Но это же мелочь, полковник. Такое случается чуть ли не каждый день.
— Но не с солдатами испанского короля. К тому же вы не хуже меня знаете, что это не простая случайность. Поэтому или вы мне поможете, или мне придется арестовать вас всех, чтобы разобраться, что к чему.
Мари, слышавшая все через распахнутую дверь, испуганно ахнула и закрыла ладонью рот, чтобы в комнате не услышали ее восклицания. Валькур на мгновение застыл, затем недоуменно пожал плечами.
— Разумный и воспитанный человек не станет долго ломать голову в поисках ответа. Горшки обычно выливают лакеи.
Дон съежился, словно от удара, лицо его судорожно задергалось, он то и дело открывал и закрывал рот, как будто пытаясь что-то сказать. Издаваемые им гортанные звуки напоминали слова, исполненные отчаяния.
Лицо офицера сделалось неподвижным и теперь напоминало маску. Кивнув в ответ, он бросил короткую команду, повинуясь которой солдаты взяли мушкеты на изготовку, а двое из них стали по бокам чернокожего слуги.
Фелисити больше не могла оставаться безучастной. Сделав шаг вперед, она крепко вцепилась пальцами в рукав мундира полковника.
— Не надо, подождите! Я не хочу, чтобы Дон расплачивался за мой поступок. Это сделала я, полковник Маккормак. Я устроила вашим людям неожиданный душ.
Густые брови офицера сошлись на переносице, он с удивлением посмотрел на девушку сверху вниз.
— Вы? — Полковник произнес это так, как будто только сейчас заметил ее присутствие, несмотря на то что приветствовал ее легким поклоном. Во взгляде смотревших в упор зеленых глаз чувствовалась холодность, граничащая со злобой, однако Фелисити непонятно почему показалось, что офицер не упускает ни одной детали ее внешности. Теперь он пристально разглядывал ее золотистые волосы, унаследованные от норманнских предков, разбойников-викингов, некогда наводивших ужас на побережье, правильные черты ее лица, молочно-белые плечи и стройную фигуру в роскошном платье, подчеркивающем ее изящество.
Под таким откровенно оценивающим взглядом Фелисити покраснела; воспоминание об отвратительном поступке, в котором она только что призналась, заставило ее покраснеть еще больше. Тем не менее она не опускала темно-карих глаз, стараясь ничем не выдать охватившего ее раздражения и смущения.
— Не надо, сестра! — протестующе воскликнул Валькур. Заметив пристальный взгляд офицера, устремленный на Фелисити, он побагровел так, что под слоем пудры на лице проступили красные пятна. — Не стоит жертвовать репутацией ради такой бесполезной твари, как мой лакей. В этом нет необходимости.
Фелисити обернулась к брату.
— Не стоит? Или ты забыл, что он не более чем пешка в твоей игре?

Черное кружево - Блейк Дженнифер => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Черное кружево автора Блейк Дженнифер дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Черное кружево у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Черное кружево своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Блейк Дженнифер - Черное кружево.
Если после завершения чтения книги Черное кружево вы захотите почитать и другие книги Блейк Дженнифер, тогда зайдите на страницу писателя Блейк Дженнифер - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Черное кружево, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Блейк Дженнифер, написавшего книгу Черное кружево, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Черное кружево; Блейк Дженнифер, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 арабские духи шейх 77 

 Гари Ромен - Декаданс http://www.libok.net/writer/6196/kniga/50586/gari_romen/dekadans