А-П

П-Я

 https://1st-original.ru/goods/hermes-un-jardin-sur-le-toit-571/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Барнет Джилл

Дэниел и ангел


 

Здесь выложена электронная книга Дэниел и ангел автора по имени Барнет Джилл. На этой вкладке сайта web-lit.net вы можете скачать бесплатно или прочитать онлайн электронную книгу Барнет Джилл - Дэниел и ангел.

Размер архива с книгой Дэниел и ангел равняется 38.99 KB

Дэниел и ангел - Барнет Джилл => скачать бесплатную электронную книгу




Джилл Барнет
Дэниел и ангел
Эмме, единственному ангелу, которого я когда-либо знала.
Глава 1
Для сотворения чудес день выдался просто идеальным. Небо, сияющее всеми цветами радуги над Райскими кущами, порой казалось почти золотым, как труба архангела Гавриила, а далекие звуки заунывно-торжественных песнопений наполняли Божественный эфир. Клубящиеся облака, белые и пушистые, словно тополиный пух, плыли величаво и так высоко, что только ангелы добрались бы до них.
Рядом с Жемчужными Вратами сегодня дежурила Лилиан, недавно посвященная в ангелы. Прохаживаясь влево и вправо и отмеряя положенные шаги, она порой бросала наверх быстрые робкие взгляды.
Окрестности были пустынны.
Внезапно Лилиан засучила рукава плавно ниспадающей белой робы и, сжав кулаки, ясно поняла: ей хочется сделать что-то запрещенное, точнее, сотворить какое-нибудь чудо.
Неожиданный громовой раскат, подобный взрыву, мог бы сокрушить Райские кущи. Сильный порыв ветра мгновенно разогнал тучи, и они, наползая одна на другую, ушли к горизонту. Лили упала навзничь на быстро несущееся облако и словно погрузилась в мыльную пену.
Густые клубы черного дыма, поднявшиеся после взрыва, окружали ее со всех сторон. Она откинула с лица прядь светлых волос, но сквозь дым все равно ничего не видела. Лишь через некоторое время, когда он немного рассеялся, Лили с изумлением обнаружила, что все еще жива и лежит на спине, упершись взглядом в Небесную твердь. Осторожно пошевелив пальцами, а затем, осмелев, и конечностями, она с радостью убедилась, что переломов у нее как будто нет.
Лили быстро села, проклиная нимб, постоянно сползающий на глаза, кое-как водрузила его на место и одернула задравшийся подол балахона.
Перья ее чудесных крыльев, совсем новых и отливающих перламутром, медленно кружась, словно снежинки, падали вниз. Лили попыталась осмотреть крылья, но они располагались так, что ей пришлось то и дело крутить головой. Наконец она как следует расправила их, надеясь вернуть им прежнюю форму.
Позади раздалось тихое повизгивание, и Лили испуганно обернулась:
— Флорида? Это ты?
В ответ снова послышался приглушенный звук, напоминающий урчание и хрюканье одновременно.
— Где ты? Я тебя не вижу.
Из черного облака показались две голые ноги.
— Да тут я, тут, — все так же недовольно откликнулся голос.
Ноги неуверенно барахтались в воздухе в поисках опоры. Наконец, неуклюже перекувырнувшись, изрядно запачканная Флорида шумно, как из болота, вырвалась из жирной копоти. Лили помогла ей, но Флори еще долго кашляла от горького дыма, а ее облепленные сажей крылья беспомощно подрагивали при каждом движении.
Лили мягко пошлепала Флори по спине, та постепенно начала приходить в себя, и ее взгляд стал осмысленным.
— Что случилось? — спросила Флори.
— Пока ничего.
Флори посмотрела через плечо Лилиан, и на лице ее отразился ужас:
— О нет! Кое-что все же случилось! Посмотри-ка, что ты натворила!
Лили проследила направление взгляда Флориды и ощутила дурноту.
— Ты же сломала Врата!
Лили в страхе закрыла глаза руками и, чуть раздвинув пальцы, снова взглянула туда же. Сердце у нее ушло в пятки. Медленно поднявшись, Лили обреченно побрела навстречу нежданно обрушившейся на нее беде. Потеряв дар речи, она уставилась на то, что совсем недавно называлось Жемчужными Вратами.
Вход в самое привлекательное место в этом мире теперь являл собой нагромождение дымящихся руин.
Створки Врат, наполовину разрушенные, жалостно покосившись, висели на огромных петлях из червонного золота, а сами петли напоминали изогнутые австралийские бумеранги.
Жемчужные Врата состояли из двух крыльев ангела, симметрично расположенных и соединяющихся в центре входа, а также висячего замка, инкрустированного бриллиантами.
— А где же замок? — задыхаясь от ужаса, прошептала Флори.
Лилиан посмотрела себе под ноги. Там, словно песчинки в гравии, сверкала алмазная пыль вперемешку с облаками перламутра. С трудом шевеля онемевшими губами, она выдохнула:
— Думаю, это он. Отчасти.
Флори нагнулась, разглядывая то, что когда-то было замком.
— Неужели это все, что осталось? — Лили набрала горсточку алмазной пыли и встревоженно воззрилась на белый порошок.
Флори сочувственно кивнула:
— Замок-то больше смахивает на сахарную пудру, а?
— Конечно, святой Петр добр, но если разозлится, огненных стрел у него на всех хватит… Представляешь, что тогда будет?
— Что будет? Ну, в худшем случае тебя отправят отсюда куда-нибудь пониже.
— Он не посмеет, — возразила Лили, — за что же меня наказывать, если я даже не знаю, кто все это сделал? — Она подобрала подол балахона, будто собираясь бежать. — По-моему, нужно сматываться!
— Да подожди же ты!
— Пошевеливайся, Флори, пошевеливайся!
Ты ведь тоже была рядом, и Петр может решить, что это твоя работа! Впрочем, как знаешь.
Флори побледнела, подпрыгнула на месте, а затем понеслась за Лили. Паря в воздухе, ангелы ловко порхали с облака на облако, пока перед ними не появились сверкающие на солнце сталагмиты — тайное убежище Лилиан, о котором, по ее мнению, здесь никто не знал. Она придержала разогнавшуюся подругу.
— Нам сюда.
— Неужели, — нерешительно начала Флори, — ты полагаешь, что святой Петр нас здесь не найдет?
— Конечно, нет. Это прекрасное место я обнаружила совершенно случайно — посмотри, между облаками ничего не видно.
— Уверена?
— По крайней мере в последний раз я пряталась именно здесь.
Флори лукаво улыбнулась:
— О! Это когда ты прыгнула с лестницы святого Иакова, чтобы научиться летать, и чуть не разрушила ее?
— Но я же занималась этим лишь в то время, когда архангелы, стоящие на посту, уходили немного передохнуть.
— А Гавриил впал в такой гнев, что едва не сломал свой нимб!
— Флори, я до сих пор не могу смотреть ему в глаза. — Лили смутилась. — Знаешь, я не успела рассказать тебе кое-что еще…
Флори испуганно отступила:
— Неужели ты опять что-то натворила?
— Пообещай, что никому не скажешь. — Флори кивнула, а в ее глазах вспыхнуло любопытство. — Не проболтаешься под страхом смерти?
— Нашла чем пугать! Я и так уже… это самое…
— Дело в том, что если кто-нибудь найдет древние святые рукописи…
— Что?! Ты потеряла святыню?
Лилиан молча кивнула.
— Этого еще не хватало! Как тебя угораздило?
— Я не то чтобы их потеряла, а просто уронила.
— Куда? Ты знаешь, где они сейчас? — Лицо Лилиан вытянулось от отчаяния.
— Глубоко… — обреченно прошептала она. — В Мертвом море.
Флори от удивления открыла рот.
— Я решила рассмотреть их повнимательней, развернула свиток и… И споткнулась. — Лилиан надолго смолкла, переживая все заново. — Их ведь кто-нибудь найдет, верно?
Флори бросила на подругу скептический взгляд и, словно вспомнив о чем-то, вздрогнула. Она вытянула шею, как жираф, и выглянула из-за большой сосульки наружу.
— Ты точно знаешь, что нас тут никто не заметит?
— Доверься мне. — Лили сжала ее руку. — Видишь, как наши крылья сверкают на солнце? И не отличишь от сосулек. И робы у нас белые, и волосы…
С цветом волос она явно поторопилась: Флори была жгучей брюнеткой.
— Ну и что? Спрячешь голову под крыло, чтобы не нарушать маскировки.
Флорида, обдумывая предложение подруги, вдруг громко чихнула и утерла нос рукавом.
— Ты замерзла?
— Нет, это случайно.
— Она подобрала несколько перьев, упавших с крылышек Лили, и, утешая, погладила ее по спине. — Ничего, их всего четыре. Ты начала линять? Теперь я понимаю, почему ты так плохо летаешь.
Они умолкли и прислушались — неподалеку раздавалось нестройное хоровое пение под звуки арфы. Музыка становилась все громче и громче, поэтому ангелы быстро нырнули в пену облаков.
— Сла-а-а-а-а-а-ва Все-е-е-е-е-е-вы-ы-ы-шнему! — гнусаво выпевали голоса.
— Шшш! — Лили приложила палец к губам. — Это хор архангелов!
Внезапно раздалось резкое «дзинь!», потом еще одно, чуть повыше тоном, и, наконец, совсем уже тоненький, на редкость противный звон.
Песнопение прекратилось словно по команде, и архангелы остановились напротив того самого места, где прятались Лили и Флори. Подруги притаились и задержали дыхание. Отсюда был хорошо слышен сердитый голос старшего — высокого архангела по имени Месопотамия.
— Исрафель, ты опять порвала струны? — осведомился он, оглядываясь.
— Четыре штуки, — поддакнул ангел-коротышка, нахмурившись и кивнув на золотой инструмент.
Архангелы столпились вокруг поврежденной арфы.
Струны, жалобно позвякивая, лопались одна за другой. Архангелы в полном молчании долго и зачарованно смотрели на арфу. Наконец Месопотамия обвел все вокруг властным взором:
— Думаю, это означает, что Лилиан прячется где-то поблизости.
Все остальные, мгновенно забыв об арфе, принялись внимательно всматриваться в облака. Флори и Лили еще глубже погружались в белую пелену.
Слепящая вспышка внезапно озарила все вокруг. За ней последовала другая. Подруги похолодели от страха, потому что рокочущий бас, прогремевший, как гром, вслед за вспышками, казалось, расколол небеса и прокатился гулким эхом по всему раю:
— Мои Врата! Мои Жемчужные Врата!
После короткой паузы, когда святой Петр словно собирался с мыслями, очередной громовой раскат сотряс все вокруг.
— Лилиан!
Флори видела, как румяное лицо подруги приобрело серовато-белый оттенок.
— ЛИЛИ-А-А-АН! Иди ко мне немедленно!
— Ой-ой-ой! — сочувственно прошептала Флори.
— Шшш! — оборвала ее Лили. — Здесь он нас все равно не найдет.
Все повышая голос, святой Петр прокричал ее имя еще дважды. Одна из сосулек, не выдержав столь сильной вибрации, отломилась и с хрустальным звоном упала на ногу Лили. Следующая вспышка была столь яркой, что едва не затмила солнце. Даже стены Иерихона не выдержали бы громового удара, раздавшегося после нее. Лилиан и Флори, охваченные ужасом, распластались и закрыли головы руками. Сосульки хрустя падали вокруг них, а облака метались и постепенно рассеивались.
Подруги одновременно открыли глаза и, осторожно приподнявшись, встретили гневный взгляд святого Петра. Высокий, сердитый, он стоял прямо перед ними, нетерпеливо притопывая ногой, обутой в золотую сандалию.
Едва шевеля онемевшим языком, Лилиан подняла руку:
— Приветствуем вас… — Поскольку Петр хранил суровое молчание, она робко добавила:
— Удивительно, мы только что говорили о вас…
Ей показалось, что взгляд Петра стал еще строже.
— То есть я только что сказала Флори, — она незаметно толкнула ногой все еще не решавшуюся подняться подругу, — так вот, я сказала: «Флори! Я готова побиться об заклад, что святой Петр, то есть вы, сэр, непременно будет нас искать, но ни за что не найдет среди этих сталагмитов». Ведь правда? — Теперь, когда дрожащая Флорида стояла рядом, Лили ткнула ее в бок.
Та таращила глаза и молча кивала, подтверждая слова подруги и напоминая сейчас дятла, долбящего неподатливый ствол дерева.
— Однако вам все же удалось нас отыскать! — воскликнула Лили. — Но как?
Святой Петр выразительно подбросил на ладони горсть перьев, выпавших из крыльев Лили:
— Кто-то разнес Врата рая!
— Как? Неужели Жемчужные Врата, ваши любимые Жемчужные Врата кто-то дерзнул… Может, внезапная молния? Заблудившийся астероид? Небесный катаклизм?
Святой Петр заметил, как что-то сверкнуло в волосах Лилиан, быстро протянул руку, а затем в зловещем молчании раскрыл ладонь, продемонстрировав маленький осколок жемчуга.
Заложив руки за спину, Петр расхаживал перед застывшими Лилиан и Флори.
— Ты согрешила уж тем, что помыслила совершить какое-то, пусть самое маленькое чудо. — Он ткнул в Лили пальцем, словно председатель суда присяжных, выносящий обвинительный вердикт. — Вот что ты натворила!
Она кивнула.
Петр остановился, сделал еще один эффектный жест и снова начал ходить, как профессор перед аудиторией.
— Благородное предназначение ангелов — защищать, охранять и воспитывать все человеческое племя, — он остановился напротив Лили, — а вовсе не издеваться над кем-то из этого племени.
— Сэр, дождь, который я хотела вызвать, должен был сослужить добрую службу. Я увидела над Римом зарево пожара и… — Лили подняла на Петра полные слез глаза. — Больше такого не повторится.
Молчание апостола длилось невыносимо долго. Неужели он не поверил? Ведь Лили действительно не хотела принести никому никакого вреда. Такое ей и в голову не приходило! Она смущенно переминалась с ноги на ногу. Пауза слишком затянулась, но ни Лили, ни тем более Флори не решились нарушить глубокомысленного молчания.
Наконец святой Петр глубоко вздохнул, и Лили застыла, готовая выслушать приговор.
— Боюсь, на этот раз я ничем не смогу тебе помочь.
— Совсем ничем? — пролепетала Лили.
— Ничем!
— О нет! — всхлипнула Флори.
Архангелы сочувственно перешептывались. Лили, опустив голову, стояла перед Петром, не находя в себе сил ни пошевелиться, ни сказать что-либо в свое оправдание.
— Пожалуйста, сэр, — взмолилась Флорида, — она же не помышляла ни о чем дурном… Пожалуйста!
Петр покачал головой:
— Я ничем не могу помочь. Существуют незыблемые правила.
Свет померк для бедной Лилиан. Облака, белые и пушистые, казалось, превратились в черные тучи. Затуманенными от слез глазами она огляделась, понимая, что утрачена последняя надежда и у нее нет никаких шансов на снисхождение. Лили ощущала стыд и полную безысходность.
Святой Петр возвышался над ней, как скала:
— Итак… С сегодняшнего дня… — Пока он держал паузу, все — и Флори, и Лили, и архангелы — смотрели на него с открытыми ртами, — ты не имеешь права здесь находиться.
Лилиан медленно подняла голову — перед глазами у нее все поплыло, даже сам Петр казался ей огромным бесформенным пятном. Над ней что-то щелкнуло, и ее золотой нимб погас, как перегоревшая лампочка. Тяжелые крылья отвалились и, курлыча, куда-то умчались.
— А теперь возвращайся назад, на грешную землю! Флори зарыдала.
Петр взмахнул правой рукой:
— Туда, где в назначенный срок собираются падшие ангелы!
Глава 2
Господни ангелы приходят к нам в чужом обличье.
Джеймс Рассел Лоуэлл
Нью-Йорк, Декабрь 1886 года
Внезапно раздавшийся пронзительный крик все еще звенел у него в ушах.
— Клянусь, мистер Стюарт, она выскочила на дорогу прямо перед самым экипажем.
Взглянув на сбитую женщину, лежащую на обледеневшем булыжнике посреди Мэдисон-авеню, Д.Л.Стюарт опустился перед ней на колени и проверил пульс.
— Улица была совершенно пустынной, сэр, клянусь честью! А потом… Потом она вдруг выросла как из-под земли. Я… я…
— Она жива, Бенни, — успокоил Д.Л. перепуганного кучера и легко поднял пострадавшую на руки. — Придется отнести ее в дом, не оставлять же здесь, на улице. Быстро отправляйся за доктором!
Стюарт широким шагом пересек улицу и пошел по тротуару, освещенному желтым светом газовых фонарей. Его экипаж с грохотом промчался мимо и скрылся в конце улицы — Бенни поехал за врачом. Д.Л. взглянул на женщину, лежавшую у него на руках, — она еще не пришла в себя.
Бледное как мел лицо, очень светлые волосы, струйка быстро запекшейся на холоде крови в углу рта и ссадины на щеках — вот все, что бросилось ему в глаза. Д.Л. старался не потерять алую шляпку дамы, висевшую у него на руке. Наконец, опустившись на колено, он покрепче связал концы черной бархатной ленты под подбородком женщины.
Только сейчас Д.Л. заметил, что платье и жакет порвались во многих местах, пока ее тащило по булыжной мостовой.
Пострадавшая дышала тяжело и очень часто, но не издала ни одного стона. Стюарту почудилось, что от нее слегка пахнет лимоном. Это было весьма необычно, но вместе с тем и приятно, поскольку аромат был тонким, еле уловимым.
Через несколько мгновений Стюарт стоял перед своим особняком, отделанным мрамором. Взбежав по ступенькам, он энергично постучал ногой во входную дверь. Ответа не последовало. Поняв, что ничего не добьется, Стюарт осторожно опустил женщину на крыльцо и отпер тяжелые скрипящие двери.
— Гейдж!
Имя дворецкого гулким эхом прокатилось по всему дому.
Через несколько секунд Гейдж выбежал в холл и почтительно остановился перед хозяином, безуспешно пытаясь унять одолевавшую его зевоту.
— Гейдж! — Д.Л. бросил на дворецкого тяжелый взгляд.
— Сэр?
— Между прочим, я плачу тебе совсем неплохие деньги. Так что в те редкие минуты, когда ты не спишь, потрудись открыть двери!
— Да, сэр! — Гейдж бросил неприязненный взгляд на дверь. — Мистер Уоллес ожидает вас в библиотеке.
— Хорошо, — пробормотал Д.Л., — может, хоть он посоветует мне, что делать дальше…
Голова нестерпимо болела. Она помнила, как кубарем скатилась по лестнице Иакова. А дальше… Одна щека горела огнем. Кто-то выкручивал ее плечо, и от этого ломило шею. Словно сквозь плотный слой ваты, донесся какой-то жалобный звук, и лишь чуть позже она догадалась, что это ее стон.
Лили понимала, что она не одна, но не могла открыть глаза; казалось, все силы уходили на то, чтобы дышать.
— Она как будто приходит в себя, — услышала девушка мягкий мужской голос.
— Хорошо бы выяснить, кто она. — А вот этот властный голос явно принадлежал человеку, привыкшему повелевать.
— Господь Бог? — прошептала она. — Я узнала твой голос, ты — Господь Бог.
— Почти так. Д.Л.Стюарт, бог златого тельца. — Третий мужчина, несомненно, был циником.
Лили сделала еще одну попытку открыть глаза, но увидела вокруг лишь тусклые темные тени. Она пошевелила сухими распухшими губами:
— Мое лицо…
— Да, моя дорогая?
— Оно сильно обожжено.
— Нет, всего лишь несколько царапин. Не волнуйтесь, все пройдет, обещаю вам как врач. — Сильная, но мягкая и заботливая мужская рука осторожно погладила Лили. — Можете сказать нам, кто вы?
— Лилиан.
— Очень хорошо, Лилиан. Полагаю, — врач обратился ко второму мужчине, — у нее нет серьезных повреждений, по крайней мере она, слава Богу, не потеряла память.
— Лилиан? А фамилия? — поинтересовался циник.
— Без фамилии. Просто Лилиан. Лили.
— Откуда вы?
— С небес.
— Так и запишем. Стало быть, с небес? Не из Нью-Йорка?
— Заткнись, Карл! — В разговор снова вступил властный мужчина.
— Надо же прояснить ситуацию, Д.Л.
— Я долго падала, — снова прошептала Лили.
— Не очень долго, дорогая, только под колеса экипажа. — Доктор пожал руку девушки, желая успокоить ее.
— Нет, нет, вы ничего не понимаете. Меня низвергли с небес. — На глаза Лили навернулись слезы отчаяния. — Но, поверьте, я никому не принесла вреда. Никому.
— Никто и не обвиняет вас, дорогая. Просто несчастный случай.
— Нет! Я просто хотела быть такой, как и все они, делать все так же легко и непринужденно… А я такая бессовестная! — Слезы опять брызнули из ее глаз, стекая по вискам на разметавшиеся по подушке волосы. — Нет больше ни ангелов, ни крыльев, ни нимба! Такого великолепного нимба! Ничего нет! — горестно шептала она. — Мои крылышки-и-и-и, — жалобно простонала Лилиан.
— По-моему, у нее истерика. Ее голос срывался от рыданий:
— Все ушло! Все самое прекрасное… Ушло… Меня низвергли…
Лили почувствовала: кто-то из мужчин склонился над ней, причем так решительно, что казалось, будто он раздвинул воздух.
— Сейчас же прекратите реветь, Лилиан. Сейчас же! Немедленно!
Ее плечи продолжали трястись, и она ничего не могла с этим поделать.
— Перестаньте!
Лили изо всех сил старалась сделать то, что от нее требовали, но почему-то каждый вздох сопровождался судорожным рыданием.
— Хватит!
— Мистер Стюарт, так вы ничего не добьетесь. Лучше пока оставить ее в покое, я ей дам что-нибудь успокаивающее, обработаю ссадины, и она вскоре заснет. А сон — прекрасный лекарь.
Сильные руки приподняли Лили, но сквозь слезы она опять видела лишь чей-то темный силуэт. Ее осторожно перевернули на бок.
От резкой боли она вновь застонала, а мужчина что-то ласково прошептал ей. Сморгнув слезы, Лили наконец рассмотрела склонившегося над ней мужчину и на мгновение потеряла дар речи — он напоминал самого дьявола.
Высокий лоб, невероятно суровое лицо, широкие густые брови. Черные, как воды Стикса, коротко остриженные волосы придавали ему угрожающе-зловещий вид.
Возможно, этот мужчина не показался бы Лили таким необычным, но резкие черты лица, словно высеченного из гранита, и жесткие складки в углах рта разительно отличались от той красоты и гармонии, которую она привыкла видеть на небесах. Контраст поразил ее.
Вместе с тем Лили почувствовала в нем что-то притягательное, хотя и не знала, что именно. Между тем мужчина пристально всматривался в нее своими угольно-черными глазами, сверкающими в темноте так устрашающе-неистово, будто он и в самом деле давно продал душу сатане. Мужчина подхватил Лили на руки и широким, легким шагом вышел из комнаты — казалось, он несет пушинку.
Позади семенил доктор. Они поднимались по высокой лестнице, и тот, что нес Лили, холодно и сердито посматривал на нее. Девушка попыталась приподнять голову, но его взгляд парализовал ее.
Наконец они добрались до самого верха, и кто-то услужливо отворил перед ними дверь. Лили заметила только убеленного сединами слугу и в ту же секунду очутилась в удобной и мягкой постели.
Неожиданно для себя она благодарно пожала руку мужчины.
— Надеюсь, я не причинил вам боль? — осведомился мужчина низким глуховатым голосом.
— Ничуть.
Мужчина посмотрел на свою руку, которую все еще сжимала Лили, и его суровый взгляд неожиданно смягчился, а лицо приобрело новое, необъяснимое выражение.
— Но боюсь, что сейчас причините, — заметила Лилиан, бросив взгляд на свою руку, которую теперь не выпускал он.
Мужчина освободил руку и, снова загадочно посмотрев на девушку, молча вышел.
Д.Л. прислонился к двери спальни, скрестил на груди руки и прислушался к мерному дыханию Лили.
Не понимая, зачем это ему, он тем не менее не двигался с места.
Сон не шел к нему, в чем, впрочем, не было ничего удивительного. Он уже успел немного вздремнуть, и отдохнувший мозг сейчас не нуждался в передышке. Д.Л. привык к многочасовой работе и не страдал бессонницей, но не умел спать подолгу.
Стюарт попытался заняться делом, но у него ничего не вышло — мысли возвращались к пострадавшей женщине, мешая сосредоточиться, хотя, проснувшись, он сразу же подумал о возможных доходах от последней заключенной сделки. Толку от нее вообще-то было не слишком много, но сам процесс бизнеса давал Д.Л. огромный заряд энергии. Кроме того, ему, как правило, поразительно везло, и наличных вполне хватало для того, чтобы ощущать свое могущество.
И вдруг эти размышления неожиданно сменились какой-то несуразицей. Стюарт, словно помимо воли, вышел из кабинета, пересек широкий холл, остановился возле комнаты Лилиан и приоткрыл дверь.
Лунный свет заливал спальню и серебрил белокурые волосы женщины, светящиеся в темноте, как нимб. Не сразу поняв, что это игра света, Д.Л. застыл при виде этого фантастического зрелища. Что-то подтолкнуло его к постели, и он осторожно коснулся ее волос, тут же испытав какие-то доселе неведомые чувства. Странная прохлада и мягкая шелковистость этих прядей, разметавшихся по подушке, возбуждали в нем желание гладить их снова и снова.
— Почему вы так смотрите на меня?
Он остолбенел вовсе не от того, что Лилиан не спала. Ее простой и естественный тон поверг Стюарта в смятение, которого он не знал прежде.
В зеленых глазах Лилиан он прочел откровенное любопытство и неподдельное восхищение.
— Я думал, вы спите.
— Вовсе нет.
Стюарт увидел, что она не притронулась к стакану с успокаивающими каплями, стоящему на прикроватном столике.
— Значит, вы не выпили лекарство?
— Нет.
— Так. Понятно. Стало быть, бунтуете…
— Со мной случилось несчастье; поэтому я сюда и попала.
Уставившись на Лили, Стюарт пытался понять, отчего она смотрит на него с таким восхищением. Она совсем не походила на падшую женщину.
— Вы, наверное, подумали, что я… Что мне… Я не знаю. — Она бросила на Д.Л. умоляющий взгляд, будто прося его подсказать нужное слово.
— Что вам скучно?
— Да! Вы правы. Мне было очень скучно! — Лилиан присела. — Вот я и ждала, когда вы меня навестите, чтобы немного поболтать с вами.
— Но вы же не могли знать, что я приду сюда!
— Конечно. Но все-таки вы пришли…
Растерянный Стюарт молча разглядывал эту странную женщину, скучающую по ночам. Он сам забыл о том, что такое скука, едва переступив порог этой комнаты.
— Мистер Стюарт, а что означает это странное сочетание — «Д.Л.»?
Она поудобнее устроилась на подушке, словно готовясь к длительной дружеской беседе.
— Дэниел Линкольн.
— Линкольн? Известный законодатель и президент?
— Терпеть не могу, когда начинают вспоминать старика Авраама. Меня назвали в честь моих дедушек!
— Как это романтично!
— Полагаю, имя Ромео понравилось бы вам гораздо больше.
— Нет, что вы! Я вовсе не хотела обидеть вас. Дэниел — прекрасное имя. «Неужели он действительно обиделся? — подумала Лили. — Как глупо обижаться на такой пустяк!»
Стюарт молчал, но, видимо, обдумывал ее слова. Лили приподняла руку и впервые взглянула на незнакомую одежду:
— А что это на мне?
— Сорочка, конечно. — Дэниел пожал плечами.
— Ваша?
— Разумеется.
— Это шелк?
— Да.
Лилиан откинула одеяло, закатала слишком длинные рукава и наградила Стюарта улыбкой:
— Она превосходна.
— Вот что: мне необходимо связаться с вашей семьей.
— Боюсь, это невозможно.
— На свете нет ничего невозможного.
— Чтобы связаться с моей семьей, придется совершить чудо.
— Я готов.
— Кажется, вы уверены, что вам все по плечу?
— Несомненно.
Руки Лилиан немного дрожали, и она, взглянув на них, грустно вздохнула:
— Боюсь, мой случай вам все же не по зубам.
— Моя уверенность основана на личном опыте и подкреплена большим состоянием. В этом мире доступно все, если можешь заплатить нужную сумму.
— Довольно любопытная философия. Но… Полагаете, богатство делает возможным все?
— Оно помогает. Пока существуют деньги, все продается и покупается.
— Сомневаюсь, — возразила Лили.
— Неужели? Так назовите мне хоть что-то, чего нельзя купить.
— Например, человека.
Стюарт от души рассмеялся ее наивности:
— Я делаю это каждый день по многу раз!
— Серьезно? Хм! — Она нахмурилась и удивленно пробормотала:
— Я считала, что рабство уже отменили.
Дэниел никак не мог взять в толк, разыгрывает ли его эта женщина, или она действительно еще не вполне оправилась от шока после несчастного случая. Поскольку он почел за лучшее воздержаться от комментариев насчет рабства, Лили продолжала:
— Ладно, пусть так. А как же любовь? Ее, по-вашему, тоже можно купить?
— За свою жизнь я встречал десятки, а то и сотни женщин, и все они были готовы любить меня.
Казалось, в глазах Лили что-то погасло. Она задумчиво посмотрела на Дэниела.
— Память, — тихо промолвила она. — Вам не удалось бы купить память. Воспоминания не приобретешь за деньги.
— Однако помнят лишь о чем-то таком, что достается отнюдь не бесплатно.
— А вот и нет! — Убежденность, прозвучавшая в ее восклицании, вызвала у Дэниела смутное раздражение.
— Нет ничего, что дается бесплатно.
— Из этого разговора я поняла одно: больше всего на свете вы цените деньги, они — главное для вас.
— В известном смысле — да. Но что же в этом плохого? — пожал плечами Дэниел. — Я обеспечен до конца дней.
— Вижу. А что вы делаете с такими огромными деньгами? Занимаетесь благотворительностью? Помогаете больным и неимущим?
— Нет.
— Но ведь в могилу вы их не заберете!
— Разумеется.
— Так вот там, откуда я пришла, богатство ни к чему.
— Вероятно, вы пришли из такого места, где я предпочел бы не появляться.
— Боюсь, ваше желание не играет тут никакой роли. Воспользовавшись паузой, Лилиан снова залезла под одеяло.
— Скажите: где мне разыскать вашу семью?
— Не могу, — тихо ответила она. — Даже вам не удастся разыскать то, чего нет.
Он насторожился.
Лилиан вела себя странно и постоянно отводила глаза, и это подсказывало Дэниелу, что она говорит не правду или чего-то стыдится.
Он изменил тактику:
— Где вы живете?
Лилиан довольно долго молчала. Видимо, эта непостижимая женщина снова собиралась солгать, и ее изворотливость злила Дэниела куда больше, чем то, что она так внезапно свалилась ему на голову. Вообще-то Стюарт и не помышлял произвести впечатление на Лилиан, хотя, общаясь с другими женщинами, он стремился к этому. Однако она явно отличалась от них, а поэтому требовала иного подхода.
— Вы не хотите мне ответить? — Дэниел чуть повысил голос.
— Не знаю.
Он склонился над Лилиан и нахмурился:
— Я требую.
— Вы не поняли. — Она посмотрела на него чистым, невинным взглядом. — Я ответила на ваш первый вопрос — я не знаю, где живу.
— Очень мило и как удобно, не правда ли?
Лилиан вздрогнула как от пощечины:
— Вы не верите?
— Не верю.
— Что ж, очень жаль.
— Меня не интересует ваше мнение на этот счет, но я хочу получить ответ.
— Я только сказала, что мне жаль вас.
— Перестаньте! — Дэниел направился к двери и, обернувшись, добавил:
— Запомните — у меня есть все, что мне надо, поэтому я ни в чем и ни в ком не нуждаюсь.
— Разве что только в том, чтобы заработать еще больше денег, — заметила она.
— Завтра вы скажете мне всю правду, — бросил Дэниел, выходя из комнаты. — И выпейте эту чертову микстуру.
Она так и не приняла лекарства. Через некоторое время Лили на цыпочках спустилась по темной лестнице, держа в руке свои кожаные полуботы. Голова у нее до сих пор немного кружилась.
Оказавшись внизу, она медленно, почти на ощупь, побрела по пустому темному холлу, пока не добралась до дверей. Лили осторожно толкнула тяжелую створку и приоткрыла ее, боясь, как бы скрип не разбудил кого-нибудь из обитателей особняка. Холодок страха пробежал у нее по спине, и она, остановившись, прислушалась. Ни один звук не нарушал тишину спящего дома, и Лили вышла наружу.
Здесь было морозно, гораздо холоднее, чем даже на самых высоких облаках в раю. Зубы у Лили застучали, и, взглянув в унылую темноту, она поплотнее закуталась в свою шерстяную жакетку. Вздохнув, она вгляделась в морозную мглу.
Закрыв глаза, Лилиан прошептала короткую молитву и спустилась со ступенек высокой парадной лестницы.

Дэниел и ангел - Барнет Джилл => читать онлайн электронную книгу дальше


Было бы хорошо, чтобы книга Дэниел и ангел автора Барнет Джилл дала бы вам то, что вы хотите!
Отзывы и коментарии к книге Дэниел и ангел у нас на сайте не предусмотрены. Если так и окажется, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дэниел и ангел своим друзьям, проставив гиперссылку на данную страницу с книгой: Барнет Джилл - Дэниел и ангел.
Если после завершения чтения книги Дэниел и ангел вы захотите почитать и другие книги Барнет Джилл, тогда зайдите на страницу писателя Барнет Джилл - возможно там есть книги, которые вас заинтересуют. Если вы хотите узнать больше о книге Дэниел и ангел, то воспользуйтесь поисковой системой или же зайдите в Википедию.
Биографии автора Барнет Джилл, написавшего книгу Дэниел и ангел, к сожалению, на данном сайте нет. Ключевые слова страницы: Дэниел и ангел; Барнет Джилл, скачать, бесплатно, читать, книга, электронная, онлайн
 Английский виски в магазине Decanter